Избито
А вздох сильнее зова любого, А смех твой пронзает насквозь, И конечно, молюсь я не Богу – Мы гуляем расстроенно врозь. Я давно уж писать не решаюсь О чувстве противном земном, Но опять я бегу – спотыкаюсь, Опьянённая крепким вином. Не молюсь и не сплю, и не верю, Поджидая конца сентября, Считая года (года! по неделям!), Силуэт по маршруткам ловя... Я боялась навязчивых слов О любви, о плаксивом и вечном, И рифмы истерзанной «снов», Но стал искушением вечер... Четверги и «случайные встречи», Остановка, маршрут кольцевой – Я об этом пишу, как о вечном, Плаксивой избитой строкой...
2021-09-20 22:29:02
35
5
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (5)
Nadine Tikhonovitch
@Ольга Филиппова серьёзная оценка...спасибо..
Ответить
2021-09-20 22:32:29
1
Марія Лепетан
от души и с нервом...))))
Ответить
2021-09-21 05:37:10
1
Саша, он же Шурик, он же Добрый пёс
☺️👏🏻👏🏻👏🏻👏🏻👏🏻👏🏻👏🏻
Ответить
2021-09-21 06:11:51
1
Похожие стихи
Все
Одинокий
Он шёл подавленный, не нужный. В глазах была пустая синева. Ему все люди были чужды, И чужды были их слова. Он всё курил, не задыхаясь, И в пачке убывали сигареты. Его понять и не пытались, А он не находил ответы. Давно уже пуста душа, И только в лёгких едкий дым. Да лучше уж боль от ножа, Чем жить и дальше неживым.
85
1
513
Забери меня
Я себя ни черта не берёг, вот уже черта, за ней — последний порог. Делать нечего, а страх покинул давным-давно, по мне навзрыд рыдали петля, револьвер, окно (кажется, открытое настежь на 11-ом этаже). Ты же помнишь, как высота мне всегда была по душе? Как не хватало воздуха и вечно мало пространства, как в эти серые стены с криком летели бокалы ради контраста? Оставляя собой темно-бордовый след на старых обоях, а мне бы многоэтажки променять на запах любимой хвои, потеряться в темных лесах, где нет ни единой души. Как там сейчас без меня? Расскажи мне, пожалуйста, расскажи! Как ветер проносится, не упираясь в высокие здания, как его объятия, словно стирают всё, что происходило ранее. То, что мучало, тревожило, выворачивало тебя изнутри. Впрочем, там где потерял всё, там теперь и гори, обнаженный болью и осенней прохладой. Падай. Падай. Падай. Познание самых нижних граней на рассвете обернется отказом от любых ожиданий, освобождением от тысячи твоих бесконечных «должен», там, где нет ничего — торг невозможен. Даже со своим отражением в зеркале. Сколько лет ты общался с ним сплошными никчемными мерками? — Очередная «почтиединица», что свою ценность не прочувствует даже на мизер, ложно принимая свои смыслы за хаотично на пол рассыпанный чертов бисер, который и собирать-то, кажется, уже толку ноль. Вот только, когда наступаешь, ощущаешь эту едва уловимую боль. Будто всё и в порядке, но что-то пошло не так: молча наблюдаешь, как святое тащит тебя во мрак, а уникальность твоего пути в итоге окажется всего лишь простейшей функцией. И не важно: борись, что есть сил, или наслаждайся любимой деструкцией. И что бы ни выбрал, в этих многоэтажках всё заранее обречено. Пожалуйста, забери меня, мне очень здесь тяжело.
118
5
512