Глава 1. Балы, ракушки и берега
Глава 2. Глупости
Глава 3. Любовь и уплывы
Глава 4. Подводная ведьма и палки
Глава 5. Магический котел
Глава 6. Кристина и полотенце
Глава 7. Отель
Глава 8. Антон и коса
Глава 9. Заигрывания и рыба
Глава 10. Небо
Глава 11. Деньги и кукуруза
Глава 12. Комната, кораллы и сапфир
Глава 13. Маленькие моря
Глава 14. Котёнок и дождь
Глава 15. Переполох
Глава 16. Поцелуй
Приквел. На дне
Глава 11. Деньги и кукуруза

Для таких забывчивых, как я. Название отеля, в котором живут Кристина с Антоном – «Лонеста». Это вам ещё пригодится :)

— Девушка, с вами все в порядке?

В первую секунду Велесса не слишком понимала, где она находится и что происходит вокруг. Потом, убедившись в том, что все вокруг такое же сухое, поняла — она до сих пор на суше.

Вот только голос, ее звавший, был девушке незнаком. А руки, держащие ее за плечи, показались русалке слишком горячими.

Велесса распахнула глаза, и тот, кто звал ее, с облегчением выдохнул. Им оказалась туристка, но она совсем не походила на Кристину: у нее были короткие, еле закрывающие уши волосы, а сережки украшали не только уши, но и нос с правой бровью.

— Очнулась, — заметила она, глядя на нее большими серо-голубыми глазами. — А я иду на работу, смотрю — тут ты. Испугалась, вдруг ты уже коньки отбросила…

— Нет, со мной все в порядке, — Велесса покачала головой.

Девушка, потянувшись к ее волосам, достала из них зеленый листик и, продемонстрировав его Велессе, скинула тот на землю.

— Тогда я пошла? — уточнила она на всякий случай.

Велесса согласно качнула головой, и тогда девушка произнесла, кивая на магазин с белой светящейся вывеской, который она заприметила ещё вчера:

— Если что, ищи меня тут. Ну давай, подруга!

Девушка, качая из стороны в сторону бедрами, обтянутыми короткими кожаными шортами, пошла в направлении магазина, и тогда Велесса не без удивления заметила, что волосы у той не темно-русые, как ей показалось вначале, а фиолетовые. Надо же, сколько у туристов болезней, подумала она.

Велесса перевела взгляд на небо: то снова было голубым, и в некоторых местах оно покрывалось белыми пушистыми облаками. От вчерашнего очаровательного румянца не осталось и следа. А ещё было пока что не слишком жарко.

Велли поднялась с лавки, почувствовав, что ноги будто окаменели, а на ее прикосновения отзывались болью. Велесса ещё долго водила по ним руками, пока те пришли в более-менее нормальное состояние.

Наконец-то встав с лавки, она осмотрелась вокруг, думая, что делать дальше. И тут же почувствовала голод, который преследовал её со вчерашнего вечера.

Сказать, что Велесса хотела есть, значило не сказать ничего. Она была безумно голодна и, впусти ее в комнату, полную водорослей, эта комната тут же окажется пустой.

Русалка коснулась живота, нахмурилась и пошла вглубь города туристов, совершенно забыв о радушном предложении девушки с фиолетовыми волосами. Не надо было отказываться от еды вчера в кафе! Но жалеть себя поздно: где то кафе, в котором уже давным-давно нет ни Антона, ни Кристины, предлагающей отдать за еду таинственные деньги, и где Велесса, которая совсем не разбирается в городе туристов?

Велли смотрела вокруг, пытаясь увидеть что-нибудь знакомое. В Подводном королевстве она ориентировалась легко и просто: на то это было и Подводное королевство, в котором она прожила всю жизнь. А город туристов был таким странным и непонятным — хоть плачь! И Велесса рада была бы расплакаться, еле как собрав силы в кончике хвоста, которого у нее сейчас вообще не наблюдалось.

Вот, кажется, эту вывеску с крыльями, как у птиц, она уже видела. И ту, с парой розовых сердечек посередине, тоже. Только, кажется, они находились не рядом, а в разных частях города…

Может, действительно заплакать?

Русалка с горечью вздохнула.

— Что-то потеряли? — раздался голос у нее за ухом. Велесса обернулась и с удивлением заметила того туриста, с которым она разговаривала, когда вместе с Антоном и Кристиной сидела за столиком в кафе. Вернее, Велли по большей части молчала, не в силах выдавить что-нибудь более-менее вразумительное.

— Удивительное совпадение, не правда ли? — спросил он, улыбаясь. — Я и не надеялся тебя когда-нибудь встретить ещё. Но повезло.

Велесса качнула головой: настроения разговаривать с туристом у нее не было никакого.

— Кирилл, — он протянул ей руку, чтобы русалка ее пожала.

— Валя, — представилась она, смотря на руку так брезгливо, как будто она была протухшей водорослью. Называть себя «Велессой» она не стала — раз все постоянно переспрашивают, Валя она или не Валя, пусть будет Валей изначально.

— Валентина — очень красивое имя. Тебе подходит, — заметил Кирилл.

Велесса нахмурилась. Ей подходит только ее родное имя и никакое больше — это она точно знала. И вообще, с некоторого момента стала относиться к туристам мужского пола с долей осторожности.

Хватит ей одной влюбленности, которая, увы, никуда не делась.

— Куда идешь? — поинтересовался Кирилл, всеми силами стараясь поддержать разговор. 

— Ищу еду, — ответила Велесса предельно честно.

— Да, в такой ранний час ещё мало кафешек открыто, — согласился турист. — Но если поискать ещё немного, мы обязательно что-нибудь встретим.

Велесса бросила взгляд на туриста: тот был беспечным, его каштановые волосы все так же оставались чуть волнистыми. А глаза его оказались светло-коричневыми, и Велли даже не могла найти то, с чем можно было бы их сравнить. Зато вот шорты поменялись — стали песочными, болезненно-песочными, если рассматривать этот цвет с новой стороны. И майка из белой превратилась в черную.

— У меня денег нет, — призналась она.

— Закончились?

— Можно сказать и так.

Кирилл вздохнул, Велесса тоже. Тогда турист предложил:

— Я могу одолжить тебе, например, сто рублей, если ты скажешь мне имя той девушки, с которой вы сидели за столом.

— А что можно на сто рублей купить? — уточнила Велли.

— Да ты не промах, — Кирилл рассмеялся. — На них можно выпить кофе. Или съесть булочку. Не шик, конечно, но хоть что-то. Кстати, она сейчас где, эта твоя подруга?

— В зеленом отеле с белыми балкончиками, скорее всего, — Велесса пожала плечами. — Мы вчера разошлись и больше не виделись.

— А где этот отель расположен? — уточнил ее собеседник.

— Где-то там. И название его чем-то напоминает слово «лосось», — припомнила она.

— Лосось? — Кирилл хмыкнул.

Велесса кивнула и добавила:

— Или «лобстер».

— Целый подводный мир, — он усмехнулся. — Так как там, говоришь, ее зовут?

— Кристина, — призналась Велли. — Можешь теперь давать мне сто рублей и идти ее искать. — Она требовательно выставила ладонь.

— Смешная ты.

Турист полез в карман шорт и вскоре достал из него прямоугольную бумажку, на которой были нарисованы странные символы, буквы и здание. Потом он протянул ее Велессе, и та тут же ее взяла, не забыв произнести:

— Спасибо.

— Обращайся. Ну, я пошел.

Махнув рукой, Кирилл стал отдаляться, оставив русалку в одиночестве. А ведь он, кажется, даже нормальный — и деньги дал за просто так…

Велесса принялась разглядывать желто-коричневую бумажку. Бумажка оказалась красивой: с завитками, цифрами и полосками, а, перевернув ее, Велли заметила ещё и странных животных, чем-то похожих на морских коньков. В большой ракушке они везли человека, напоминающего статуи, которые когда-то стояли в Подводном дворце.

Кофе или булочка — так сказал Кирилл. Нужно лишь найти то место, где Велесса смогла бы их прикупить. Не то чтобы это являлось особой проблемой, но места видно не было, а как пользоваться деньгами, Велли не знала.

Вчера Антон складывал их в ракушку, а потом просто оставил на столе. Но где она возьмет такую же? И в какое место ее нужно будет положить?

Ладно, это Велесса решит позже. Сначала надо найти рынок, ну или где тут продают пищу, а потом уже решать, что делать с деньгами. Прибодрившись, Велли продолжила путь по городу туристов.

А его обитателей становилось все больше и больше: все выходили под солнышко, одетые легко и красиво. Выражения их лиц были немного ленивыми, но довольными. Наверняка Велесса смотрелась рядом с ними, как буря со штилями. То есть, выбирая между ней и кем-нибудь из счастливых туристов, Велесса оставалась бы в пролете, как тот красивый дельфин из телевизора в кафе, в котором они были вчера.

Но да ничего. Она сейчас купит себе еду и тоже будет радостной. Обязательно.

Район, в котором оказалась Велли, был действительно многолюдным. А ещё здесь находились высокие красивые здания с бесцветными дверьми, через которые постоянно проходили туристы. Все, до одного, несли что-то в руках. Может быть, еду? 

Велесса решила, что просто обязана зайти в это чудное здание. И пошла, крепче сжимая в руке выданную Кириллом бумажку.

Что было самым волшебным предметов в городе туристов, так это двери. Эти, например, крутились, не тормозя, и надо было как-то втиснуться в незакрытое пространство, чтобы тебя не расплющило. У Велессы это даже почти получилось, если не вспоминать о том, что локоть у нее все же застрял, а турист, который шел рядом, немного пострадал.

Велли обернулась, чтобы посмотреть на несчастного мальчишку, которому она случайно наступила на ногу. Да нет, живой, вроде, можно сильно не беспокоиться…

Просто она неуклюжая и вообще.

Внутри здание было светлым, с лимонными стенами и высокими потолками, а ещё — лестницей, которая ездила сама по себе. Подойти к ней Велесса не решилась: мало ли, может она такая же подлючая, как дверь…

Туристы заходили в небольшие комнаты, заваленные самыми различными предметами, большинству которых Велли не могла подобрать названия. А ещё рядом с предметом обязательно лежал белый или желтый прямоугольник, на котором были написаны цифры; сравнивая их с цифрами на своей бумажке, Велесса понимала, что они гораздо длиннее.

Нет, туристы просто так ей ничего не отдадут. Это Велесса понимала. Жизненный опыт научил, понимаете ли. До сих пор было обидно за бусы, которые ей не отдали…

Велесса затормозила. Кажется, тут пахло чем-то съедобным. Может, это булочка или кофе? Русалка двинулась к источнику запаха, протискиваясь мимо туристов, будто проплывая мимо водорослей. Интересно, а эти булочки и кофе вообще вкусные? Такие же, как пирожные из ламинарии? Помнится, их очень хвалил Тимир…

Велли остановилась возле прозрачной стены, наблюдая за тем, что происходит за ней. А там, за стеной, копошились туристы и лежали те самые булочки, как подсказало сознание. Булочки тут наблюдались самые разнообразные: и будто посыпанные песком, и словно украшенные водорослями!

А ещё — здесь были пирожные.

Наверняка не из ламинарии, но попробовать не мешало бы.

Велесса переступила с ноги на ногу. Она совершенно непонимала, как это все происходит — всякие эти покупки. Русалка наблюдала за туристами, пытаясь понять, что они делают и куда кладут ракушки с деньгами, и уже даже почти решилась зайти внутрь…

Нет, ей определенно не везло. Везение покинуло ее в тот момент, когда Велли вышла на сушу. Или когда она разошлась с Кристиной.

Или когда оставалась все такой же глупой и наивной русалочкой.

Турист, тот самый малек, которому она наступила на ногу, пробежал мимо Велессы, одновременно с этим выхватывая из ее руки бумажку, которую ей дал Кирилл. Все это произошло за тысячную часть прилива, и Велли даже не успела что-либо придумать, что могло бы этому помешать.

Она просто смотрела вслед тому, кто посмел забрать у нее деньги — он уже затерялся в толпе, и вскоре от него осталось только яркое воспоминание. Бежать за туристом не было смысла: Велесса только научилась более-менее нормально ходить, но до того, чтобы бегать, пока не доросла.

Вот тебе и булочки: лысые или посыпанные песком.

Вот тебе и кофе, вкус которого она так и не узнала.

Вот тебе и бедный-несчастный турист, которому она наступила на ногу. 

Вот тебе и свобода, а ещё глаза цвета неба и волосы цвета песка.

Благо, от входа в огромное здание, в котором Велесса так и не смогла ничего купить, русалка ушла недалеко, поэтому вернуться на улицу она смогла с легкостью. Вернуться, чтобы осознать то, что она такая же голодная, как была раньше, но теперь ещё и без денег и точно не сможет поесть.

Велесса шмыгнула носом.

Слезы, да, Тимир называл это слезами.

Сколько приливов осталось до того, как Велесса вернется в Подводное королевство? Русалка задумалась об этом впервые.

Солнце начинало припекать, поэтому на улице становилось жарко. Теперь Велесса ощущала не только голод, но и жажду, которую никогда не ощущала прежде. Она всегда была в воде, поэтому не думала, что когда-то случится так, что ей будет ее не хватать.

Ноги сами собой привели Велессу к морю, и она даже успела удивиться, когда увидела его. Допускала ли Велли такую возможность, когда впервые увидела сушу? Мечтала ли она о том, что будет находиться рядом с туристами, а не там, в воде?

Повсюду стояли зонтики и лежали коврики с туристами. Когда Велесса была здесь в прошлый раз, она не слишком обращала внимания на эти детали, а сейчас могла разглядывать их, сколько хочется. И разглядывала: вот тебе и полоски — белые и красные, чередующиеся друг с другом, и зеленые края у ковриков, и водоросли, натянутые на тела туристов, и ракушки с плоскими краями на голове…

И песок, в котором утопают ноги. Он горячий, даже немного жжет, но Велли нравится это ощущать, понимать, насколько она по нему соскучилась.

Велесса осторожно прошла к воде, к самой каемке, мокрому песку, на который то и дело находила волна. Там, чуть дальше, плескались люди, а здесь ходили, в основном, совсем мальки, которые собирали мелкие ракушки в свои ладони, замаранные песком.

Велли присела, кончиком ладони коснулась воды: здесь она была теплой, не такой, как в Подводном королевстве. Тогда она положила на песок обе ладони, и море билось о них небольшими теплыми волнами.

Ей хотелось побежать — прямо так, в одежде, разогнаться, что есть сил, нырнуть под воду и поплыть, вновь почувствовать хвост, волосы, которые будут свободно плавать рядом, тяжесть воды, которую она потеряла, когда пришла на сушу. Но все, что могла сейчас Велесса — это стоять так и смотреть.

Она чуть пошевелила пальцами правой руки и нащупала что-то твердое. Этим чем-то оказалась ракушка: бледно-фиолетовая, совсем малюсенькая, такая, в которую сейчас ничего не поместишь. Даже бумажку с домиком, которой у Велессы уже нет. Таких ракушек в Подводном королевстве была тьма-тьмущая, и никто даже не обращал на них внимания. А туристы почему-то обращали — вон, собирали во что-то странное и шуршащее, похожее на медузу и гордо именуемое пакетом.

— Какая красота, — к Велессе подошла маленькая туристка. — Где ты нашла такую красивую ракушку?

Велли подняла на нее взгляд: ее собеседница была светлокожей, с двумя кучерявыми хвостами и серыми глазами, в которых плескалась заинтересованность.

— На песке, — ответила Велесса.

— Здорово! — отозвалась туристка. — Я сколько ищу, никак такую не найду. А мы с друзьями поспорили, что у меня обязательно будет фиолетовая ракушка.

Велли поднялась, чуть оттряхнула руки от песка и протянула ракушку девочке.

— Это мне? — не поверила та. — Ты мне ее даришь?

— Дарю. У меня в… отеле много ракушек, некоторые гораздо большее и красивее этой, поэтому она мне не сильно и нужна.

Туристка улыбнулась, и Велесса улыбнулась в ответ. Тогда ее собеседница заметила:

— Ты очень красивая. Я надеюсь, у тебя все будет хорошо, потому что я вижу, что ты грустишь.

— Спасибо, — искренне отозвалась Велли.

Девочка убежала — видимо, к тем самым друзьям, и Велесса стала оглядываться вокруг: дальше сидеть у моря было бы глупо, нужно было решать, что делать с едой, с которой нет.

Внезапно внимание русалки привлек один турист: высокий, с темной красивой кожей, которой никогда не бывает у жителей Подводного королевства, с большим заставленным лотком он ходил по пляжу, то и дело восклицая:

— Кукуруза! Вкуснятина! Покупай!

Кукуруза… Покупай.

Велесса проводила взглядом то, что он носил в лотке. Этим чем-то оказались початки кукурузы: желтые, словно солнце, и наверняка действительно очень вкусные. Иногда к нему подходили люди, обычно возраста помладше: они протягивали деньги и получали один из початков себе.

Будь Велесса немного повнимательнее, она обязательно сохранила бы деньги и тоже купила бы себе кукурузу. Но, увы, сейчас у нее не было ничего, кроме одежды от Кристины.

Даже фиолетовую ракушку мальку отдала.

Но не стоять же здесь, переживая о всяких глупостях?

Велесса решила подойти к мужчине: просто посмотреть на кукурузу, ничего иного она и не замышляла. Русалка осторожно обходила коврики с туристами, но это давалось ей с трудом: ковриков на песке лежало так много, что хоть вой! Обитали в Подводном королевстве такие животные, которые выли, вот только Велесса никогда их не видела.

У мужчины были морщинки в уголках светлых, будто выцветших глаз, и улыбался он очень добродушно. Велли стояла возле него и лотка, смотрела то на лоток, то на лицо мужчины, и тот спросил:

— Брать будешь?

— А… сколько? — только и смогла спросить Велесса.

Ответить мужчина не успел: к нему подошел очередной турист, желающий приобрести кукурузу. И пока он выбирал один из початков, а после отдавал деньги, Велесса, неожиданно для самой себя, схватила с лотка одну из представленных кукуруз. Она смотрела на початок, который держала в ладонях, словно сокровище, и не могла понять, что делать дальше.

А потом рванулась с места и побежала в неизвестном даже для себя самой направлении. Она спотыкалась о песок, врезалась в туристов, но бежала — без цели, но с кукурузой, которую продолжала сжимать в руках.

А вслед ей неслось:

— Эй! Ты куда?! Остановись, воровка!

Наверное, это был тот самый мужчина, который торговал кукурузой.  Вернее, это он и был: Велесса запомнила этот голос. Сейчас он ее догонит, и что ей будет?! Что?.. Были в Подводном королевстве такие жители, которые хватали на рынке то, что им нравилось. И их наказывали. И Велессу обязательно накажут, в этом она не сомневалась.

А если не догонит? Она ведь бежит, хоть и устала жутко. И сдаваться так просто не собирается. Она никогда не сдавалась так просто, и сейчас не сдастся, ведь так?

Она врезалась во что-то мягкое и теплое, и это что-то обхватило ее руками, прижимая к себе. Сердце Велессы судорожно застучало: она не могла понять, почему торговцу кукурузы все-таки удалось ее догнать. А ещё то, куда делся его лоток. И почему голос, прозвучавший у нее над ухом, кажется знакомым.

— Велли?

Русалка подняла голову и встретилась взглядом с глазами — голубыми, словно небо, и с желтыми искорками у каемки. Она сразу узнала его: как она не могла узнать того, кто стал ее первой влюблённостью?

Антон. Она так и прошептала, глядя ему в глаза. А он спросил:

— От чего ты убегаешь?

В этот момент мужчина с лотком, полным кукурузы, как раз подбежал к ним. Он был зол, и его темное лицо, кажется, даже покраснело. Он с яростью посмотрел на Велессу, прижимающую кукурузу к своей груди, а потом перевел взгляд на Антона.

— Ваша знакомая?

— Наша, — прозвучал спокойный ответ. Произносил его, правда, не Антон, а его сестра — Кристина, Велесса сразу узнала ее интонации.

— Скажите вашей знакомой, что воровать нехорошо. И платите. Я вам что, спортсмен, за мелкими воришками гоняться?

— Мы заплатим. Сколько?

Велесса бросила взгляд на Кристину. Та выглядела как всегда собранно, а ещё очень красиво благодаря своим волосам, которые сегодня оставались распущенными. Она смотрела на торговца внимательно, и Велли заметила, что глаза у нее сегодня стали более яркими и выразительными, с черной линией наверху и удлиненными ресницами.

Красиво. Действительно красиво. Вот, о чем думала Велесса в этой ситуации. Можно было, конечно, поразмышлять о том, как ей стыдно было за то, что она воровала кукурузу, но…

Стыдно не было.

И Велли сама не понимала, почему.

— Сто пятьдесят, — лицо мужчины чуть прояснилось.

Кристина, не показав, что ее что-то не устраивает, полезла в сумку, висящую через плечо. Она достала из нее пару бумажек — одну из тех, что Велесса уже держала в руках, и другую, синюю. Мужчина деньги принял, тут же спрятал их в карман  и пошел обратно, к пляжу.

А Велесса продолжала сжимать в руках кукурузу.

— Ну ты и начудила, — Кристина рассмеялась. — Мы уже испугались, что там у тебя случилось. Как ты провела ночь? — она тут же нахмурилась.

Велли вспомнила уток, красное небо, девушку со странными волосами, склоняющуюся над ней, Кирилла, волны, бьющиеся о ладони, фиолетовую ракушку, которую она отдала мальку, а потом ответила:

— Нормально.

— Нам очень жаль, что все так получилось, — она толкнула Антона локтем в бок, и тот согласно кивнул. — Поэтому не переживай, что мы заплатили за твою кукурузу. Можешь есть. Ты, наверное, голодная?

Велесса неопределенно помотала головой то ли вверх-вниз, то ли вправо-влево, то ли по диагонали, образуя знак бесконечности, но все же призналась:

— Немного.

Кристина кивнула и продолжила:

— Сейчас у нас есть немного времени, а через пару часов мы уезжаем на экскурсию. Вот, гуляли по городу, и тут ты. Пойдешь с нами?

— Пойду, — ни секунды не сомневалась Велли.

Кукуруза оказалась твердой, чуть ли не непробиваемой, а ещё выделяла противный сок такого же противного вкуса. Это, наверное, было одно из самых больших разочарований в жизни Велессы — то, о чем она так мечтала, то, ради чего убежала от торговца, то, за что Кристина заплатила собственными деньгами, оказалось совершенно невкусным.

А на вид красивая — желтая.

И почему Велли не задумывалась, что когда-то будет нуждаться в еде? Еда просто была — всегда, независимо от времени суток и праздника. Как получилось так, что ее может не быть?

Велесса пыталась есть кукурузу, которая явно не предназначалась для ее зубов, и изредка бросала взгляды на Антона. Он и Кристина медленно шли по пляжу, не имея четкого направления, и Велли двигалась за ними.

Ну… Хотя бы желудок стал не таким пустым. На некоторое время хватит. А потом… А что потом?..

А потом и приливы кончатся, которые она должна провести на суше.

Но Антон… Почему он остался таким же прекрасным? И почему злость, хоть никуда и не делась, но стала такой небольшой, что легко было не обращать на нее внимания.

Любовь?

Или не любовь?

Кажется, Велесса ещё не привыкла разбрасываться такими словами.

© Анастасия Зарецкая,
книга «Изумрудные волны».
Глава 12. Комната, кораллы и сапфир
Комментарии