Глава 1. Балы, ракушки и берега
Глава 2. Глупости
Глава 3. Любовь и уплывы
Глава 4. Подводная ведьма и палки
Глава 5. Магический котел
Глава 6. Кристина и полотенце
Глава 7. Отель
Глава 8. Антон и коса
Глава 9. Заигрывания и рыба
Глава 10. Небо
Глава 11. Деньги и кукуруза
Глава 12. Комната, кораллы и сапфир
Глава 13. Маленькие моря
Глава 14. Котёнок и дождь
Глава 15. Переполох
Глава 16. Поцелуй
Приквел. На дне
Глава 13. Маленькие моря

Оставшись одна, Велесса первым делом подошла к просторному белому окну. Кристина сказала, что через него будет видно, как они с Антоном и родителями идут к автобусу, и русалка очень хотела за этим понаблюдать.

Окна у туристов были странными: через них не представлялось возможным выплыть. А ведь именно из окна Велли выплыла в тот момент, когда спешила попасть к Виксинии… И ведь попала! Добилась своей цели, чтобы теперь стоять и смотреть сквозь непроницаемые стекла.

Кристину Велли заметила почти сразу: та шла под руку с Антоном; смотрелись они при этом очень мило. И совсем неподалеку от них шагала пара взрослых туристов: женщина со светлыми кудрями и высокий мужчина.

Видимо, это и были те самые родители. Мама и папа. У Велессы мама тоже была — хотя и по-своему, но заботливая, а вот отца она помнила едва-едва. Глаза у него были синими, как драгоценные камни, а руки сильными — вот и все, что она помнила.

Отца не стало, когда она была ещё совсем маленькой и такой же наивной, как сейчас. И, когда их семья уменьшилась, Рителлека замкнулась в себе, тщательнее взявшись за воспитание дочери. И что из этого получилось?

Велесса с удивлением смотрела за тем, как к Кристине подбегает знакомый турист с кудрявыми темными волосами,  тот самый Кирилл, а на ее губах появлялась улыбка. Он нашел Кристину! А Велесса из-за лобстеров переживала! Когда есть желание, никакие лобстеры не страшны.

Видно, Кристина действительно понравилась ему — оставила свой след прямо в сердце. 

Он что-то говорил ей, а Кристина отвечала. А потом достала телефон и сделала в нем запись. Все это происходило под настороженным — Велесса чувствовала это! — взглядом Антона и заинтересованными — родителей. А потом Кирилл рассмеялся и ушел.

Зато внутри Велессы потеплело. Почему-то она была уверена, что у них обязательно все получится. А в своих мыслях Велли сомневаться не привыкла.

Дождавшись, пока Кристина и Антон полностью скроются из вида, Велесса отошла от окна и села на диван. Сначала скромно — на самый краешек. Потом, посмелев, приблизилась к середине. А после, чувствуя себя ужасно обнаглевшей, устроилась так, как до этого сидел Антон — опираясь на диванную спинку. При этом верхняя часть ее ног, сознанием обозванная «бедрами», полностью была на диване.

А какой он мягкий! Мягче даже, чем кровати в Подводном дворце. А кровати там — ого-го, не рыбешья чепуха. Но диван… Велесса проваливалась в него почти полностью, чувствуя такое блаженство и наслаждение, какое не испытывала никогда прежде.

А ещё диван был теплым, не то что камни, которые использовались для отдыха.

Велесса прикрыла глаза и вздохнула.

Она одна, на таком шикарном диване — о чем ещё можно мечтать? Разве что о еде. А ведь Кристина, кажется, говорила что-то о запасах…

Совесть Велессы точно потонула — затерялась где-то на дне морском, оживать не желала и лежала себе спокойненько, поэтому Велли поднялась с дивана и внимательно осмотрелась вокруг, почти не обращая внимания на приятный мятный цвет стен и необычность мебель. Последняя все же интересовала ее, но в несколько другом плане. Велли задумалась. Где хранятся запасы? Правильно: в полочках или шкафчиках, а не на полу и на стенах. 

Полочек и шкафчиков здесь было много. Слишком много для того, чтобы хорошо в них ориентироваться, и маловато для того, чтобы оставаться голодной.

Именно поэтому Велесса принялась медленно их обшаривать. Она открывала дверцы, видела одежду, бумажки или пустоту и закрывала их. Повезло ей, наверное, шкафчике на седьмом или восьмом, таком огромном и белом, излучающим холод. В нем лежало несколько овощей и фруктов, а ещё булка хлеба, пачка с чем-то странным, названным молоком, и ещё парочка еды по мелочи.

Чудеса. Как это едят, интересно? Вроде бы, также как и русалы, отправляют в рот. Велесса взяла один из овощей — красный, гладкий, упругий на ощупь и довольно большой по размеру, напомнивший ей о кукурузе, и поднесла его ко рту.

Так, как там тебя… Да, точно, помидор. Как там тебя едят, помидор?

Велесса попыталась откусить небольшой кусочек, и прямо на светло-зеленое платье, очень красивое платье, как травка, полилась противная жидкость! Велли отпрыгнула в сторону, но это ее не спасло — на ткани уже красовалось несколько пятен.

А оно к тому же Кристинино.

Ну да, впрочем, чему удивляться? Велесса уже давным-давно заметила, что руки у нее растут откуда-то с кончика хвоста. И с появлением ног это не изменилось.

А, ещё и на полу капли были. Велли и коснулась одного из них правой ногой — пятно оказалось холодным, поэтому ногу она тут же отдернула, чуть не завалившись назад.

Не везет ей с едой туристов. Это точно. Хотя и грустно немного…

Положив помидор на диван — временно, пока она будет разбираться, что делать с пятнами, Велесса пошла в ванную. В голове ее уже появились мысли по плану спасения. Она думала о том, что в воде нет пятен. А раз их нет, значит, они исчезают. Поэтому нужно просто добавить воду.

Трогать металлическую рыбку было боязно. Но Велесса, расхрабрившись  и заранее извинившись перед краном, прикоснулась к ее глазу. Тот оказалсяхолодным и гладким, а ещё мерцал, как непонятно что. И отражал свет, как золото, только золотым не являлся.

Нет, таких глаз у настоящих рыб не бывает. И поэтому Велли смело начала крутить глаз, чтобы через пару секунд увидеть, как через рыбкин длинный нос начинает литься вода. Плачет она, что ли? А ее кто обидел? Такой же турист, как Антон?

«Такая же русалка, как Велесса», — подумала Велли. Она подставила к крану ладони, и на те полилась вода — теплая и приятная. Стараясь зачерпнуть в них как можно больше, русалка вышла из прихожей и направилась к залу, где ее дожидались злополучные пятна.

Ступни касались приятного гладкого линолеума, нагретого солнцем.

Кап-кап… Вода падала на пол, образуя маленькие моря, а ещё стекала по ногам Велессы, из-за чего по ним же бегали мурашки.  Но русалка со стойкостью настоящей принцессы несколько раз ходила из зала в ванную и обратно, принося и выливая воду.

Когда море на месте пятен стало больше всех морей, что образовались в пути, Велли решила, что этого вполне достаточно. Ведь и правда — пятна исчезли, как она и предсказывала. Правда, теперь на полу была вода, и это тоже как-то не очень…

Ну да ладно. Сначала надо от всех пятен избавиться. Велесса вернулась в ванную, подошла к зеркалу и  внимательно посмотрела на платье. Пятна с него никуда не пропали. Надо бы его снять и тоже водой полить… Но Кристина говорила, что туристы всегда ходят одетыми ну или хотя бы обмотанными в водоросли…

Велли ходила по номеру отеля туда-сюда, задумавшись. А потом вдруг заметила птицу — она стояла на кровати в комнате, которую Велесса до этого не посещала. Почти все свободное пространство комнаты с нежно-оранжевыми стенами занимала большая кровать, заправленная бордовым покрывалом, также здесь стоял темно-коричневый шкаф с зеркалом, две тумбочки и небольшой стол, оказавшийся совершенно пустым. А ещё тут находилась птица — Велесса сразу узнала ее.

Русалка подошла ближе, завороженно птицу разглядывая. Птица была белой и будто бы пушистой, а ещё совершенно неживой, как и все в этом отеле, но все равно очаровывала.

Велесса отлично помнила полеты птиц. Ещё тогда, увидев их в первый раз, она очень впечатлилась. В их движениях явственно чувствовалась свобода, и на фоне голубого — как его глаза! — неба не заметить ее было просто невозможно!

Велли взяла птицу на руки, и та покачнулась, обмякла. Велесса рассмеялась: птица оказалась всего лишь полотенцем, той водорослью, которую русалке когда-то давала Кристина, просто диковинно сложенной. Испытывая жалость, Велели потянула за одно из ее крыло, и птица в ее руках превратилась в то, чем была изначально. Ну, вроде, побыла свободной, и хватит.

Да, и хватит.

Велесса стянула с себя платье, которое решило застрять на ее голове, и обвязалась полотенцем. Потом вытянула из волос ленточку — все равно ее великолепная коса превратилась в невообразимую тряпочку типа обвисшего лебедя, и качнула волосами, тут же опустившимися на спину, поверх полотенца.

Посмотрев на себя в зеркало, Велли заметила совершенно обычную туристку: с длинными темными волосами, которые не качаются туда-сюда из-за течения воды, обмотанную в совершенно обычное полотенце. Даже ее кожа, кажется, стало немного темнее: вот что значит, походила под солнцем…

Велесса улыбнулась, потом вздохнула, показала своему отражению язык, как делала в далеком детстве, и, взяв платье, пошла в ванную. Там она снова крутила металлической рыбке глаза, полностью намочила платье и оставила то лежать в раковине, сверху водрузив мыло — вдруг отмоется? Закончив с пятнами, она решила вернуться в прихожую и доесть злосчастный помидор.

Лучше бы не возвращалась.

При взгляде на то, что Велесса натворила, ей самой становилось дурно, а полотенце принялось сползать вниз, не выдержав напряжения. Сердце стучало — быстро и взволнованно.

Ну а как тут не стучать?! Велессе самой стучать хотелось! Чем-нибудь тяжелым по своей глупой голове! Вот ничему ее жизнь не учит!

Мало того, что лужа на полу расползлась чуть ли не на треть комнаты, так теперь огромное пятно наблюдалось ещё и на диване! А помидор будто бы ухмылялся, мол, смотри, принцесса, как я могу. И гордись. И плачь.

Так, ладно. Спокойно. Все ведь в порядке… Ну, почти в порядке, просто произошла пара событий, которые Велесса никак не ожидала увидеть.

С чем же разобраться сначала? Ближе была самодельная лужа из воды. Поэтому Велесса подошла именно к ней, присела, как сегодня утром у моря, коснулась ее ладонью — лужа была теплой, но более прохладной, чем та вода, из которой она состояла. Наклонившись, русалка обмакнула в воду кончик волос, и те стали мокрыми.

Окончательно сев на пол и вытянув вперед ноги, Велесса положила голову на чуть согнутые колени и нахмурилась. Что же может здесь помочь? А если налить сюда ещё воды, она сможет устранить предыдущую? Нет, так не пойдет. Предыдущую она устранит, а сама никуда не денется!

Велли почувствовала, что полотенце под ней становится влажным, и сразу подскочила на ноги. Потом повернула голову и посмотрела назад — край ее птички потемнел и напитался водой.

Велесса непроизвольно улыбнулась. Да это же гениально! Мягкие ткани могут впитывать воду. И для того, чтобы убрать море, надо лишь ткань, потому что вода уже есть!

Русалка повернула голову в сторону дивана и наткнулась сначала на ужасное пятно, а после на подушку — темно-изумрудную, со свисающими кисточками, маленькую и, кажется, мягонькую, которая отлично подходила для устранения личного моря Велессы.

Если подушка и была против такого произвола, то решила промолчать. Молчала она и тогда, когда Велли терла ей по полу, смотрела, как она впитывает в себя воду и радостно хлопала в ладоши. Потом подушка осталась лежать на полу — обессиленная и наверняка несчастная.

Зато счастлива была Велесса.

Наполовину, правда, потому что вопрос с диванным пятном так и не был решен. А лить на диван Велесса воду боялась — он же ее также впитает.

На помощь русалке пришла спасительная подушка: не та, что лежала на полу, а ее соседка, чуть большего размера и более нежного цвета. Велесса накрыла ей пятно так, чтобы его не было видно, и оно исчезло с поля зрения русалки, перестав ту огорчать.

Можно собой гордиться: с испытаниями Велли справилась. Этим русалка и занялась: сначала полностью залезла на диван, поджав под себя ноги, потом, передумав, сходила к холодильнику и взяла оттуда раскрытую шуршащую упаковку, полную тонких пластиков. Пластики были жирными и солеными, противно хрустели и Велессе ужасно не понравились, поэтому она тут же отставила их в сторону.

После она просто лежала и опиралась на подушку, укрывающую пятно.

Небо за окном начало принимать розовые оттенки. Они медленно смешивались с голубизной, обозначающей свободу, и предсказывали конец. Или только его иллюзию? А, может, начало чего-то нового?

Или Велессе это просто показалось.

Она прикрыла глаза и улыбнулась. Просто так. А после уснула — на мягком диване, который так ей понравился.

Сквозь незадернутые шторы на тело русалки, обмотанное полотенцем-птицей, падал белый свет луны. Он казался хрупким и чем-то напоминал хрусталь, который Виксиния постоянно носила на шее. Сама луна с любопытством заглядывала внутрь номера: ещё бы, таких гостей в своем царстве она видела редко.

Правда, сама Велесса так и не заметила луну, потому что спала.

И сны ей снились подводные.

***

Утро встретило Велессу яркими солнечными лучами, ослепляющими глаза. Она дернулась, села и посмотрела в окно, тут же отвернувшись — солнце светило беспощадно.

И в чем она провинилась, спрашивается?

Вздохнув, Велли поднялась с дивана. Первым делом она сходила в ванную, заметила с удивлением, что платье почти высохло, а от мыла остался белый след. Отмоет, называется! Оно же только замарало! К тому же этот след был гладким и липким!

И что скажет Кристина, когда это увидит?

Велесса недовольно покачала головой. Потом ополоснула лицо теплой водой, немного помочила волосы —на них остались  мелкие и прозрачные капли, а сами волосы будто потеряли объем. Интересно!

Выйдя из ванной, Велесса подошла к окну и принялась смотреть, что происходит снаружи. Туристов она почти не увидела: видимо, ещё не все проснулись, как и вчера, когда ее будила девушка со странными волосами.

По комнате так и продолжали носиться воздушные потоки, которые заставили русалку поежиться — вода  на ее теле сразу стала холодной. Кристина говорила что-то про кнопочку… Велесса забралась на диван, утонув в его мягкости ступнями ног, попыталась дотянуться до той самой кнопки, но у нее ничего не вышло. Это, в принципе, понятно — Велли никогда особым ростом не отличалась, зато им отличалась Кристина. Но  все равно обидно.

Ну и ладно, будет она ещё страдать по этому поводу. Вчера, вон, настрадалась.

К слову, о вчерашнем. Мимоплавом оглядев комнату, Велесса со смятением заметила, что хаос в той был невообразимым. На полу лежал помидор с надкусанным боком, рядом с ним, укрывая маленькое море, устроилась подушка. Где-то в углу, у прекрасной зеленой стены и белого шкафчика примостилась пачка чипсов, которые Велли посчитала непригодными для питания. Несколько пластинок упало на пол, но поднимать русалка их не спешила.

Внутри нее зародилось беспокойство, и Велесса не могла понять, откуда то взялось. Она подошла к окну, вновь посмотрела на улицу — ну и что она переживает, ведь все в порядке. Велли одна, и сейчас ей это даже нравится. Нет ни мамы, ни Тима, ни Виксинии, ни, упаси Подводный бог, Лимиры, ни даже милой Кристины, которая постоянно ей помогает, и ее бра…

Велесса схватилась за плотную фиолетовую штору, единственное темное пятно в комнате, не считая напольного светильника, расположенного у холодильника, и прищурилась, пытаясь опровергнуть свои догадки.

Нет, Кристина все-таки была. Вернее, будет, и очень скоро. К тому же с Антоном и родителями.

Этот момент Велесса как-то не продумала. Ну, придут они сейчас вчетвером сюда — а тут такой бардак и русалка, замотанная в полотенце-птичку, у окошка стоит. Вот картина-то! Если бы ее заметила Веллина мама, то в комнате тут же стало бы на одну замотанную русалочку меньше.

Велли сорвалась с места, на ходу теряя полотенце. Она забежала в ванную, схватила платье, которое, хоть и подсохло, все равно оставалось мокрым, быстро натянула его на себя и направилась в прихожую. Там она взяла тапочки — кажется, это были те, что как-то давала ей Кристина, и, не медля ни мгновения, всунула в них ноги. Потом, помешкав, все же вернулась в зал, чтобы взять из холодильника яблоко — довольно большое, светло-зеленое и твердое.

Ну, может, по пути перекусить захочет.

В голове вспыли слова Кристины. «Если вдруг вздумаешь уйти, захлопни дверь»… ну или что-то такое. И ведь как она была права! Кристина вообще умная и замечательная туристка, и Велли была бы рада, если…

Дверь за спиной с шумом захлопнулась, и, не став ничего проверять, Велесса побежала вниз по лестнице, которая оказалась абсолютно пустой. По пути она, правда, чуть не потеряла один тапочек, а ещё немного вывернула ногу не в ту сторону. К счастью, все обошлось, и, выбегая на улицу, Веллии увидела, что Кристины ещё нет.

Глупо, глупо Велесса сейчас поступает, ну а что поделать? Она всегда так себя ведет, пора бы уже смириться…

Она забежала за один из пышных зеленых кустов, растущих возле отеля,  и остановилась. Насколько русалка помнила, Кристина, Антон и их родители должны были прийти с другой стороны…

Воздух ощущался как что-то прохладное, а солнце казалось ласковым. И листва приятно шуршала. Правда, легкий ветерок заставил Велессу обнять себя за плечи — он продувал мокроватое платье, да и вообще…

Совсем недавно Велли страдала от жары, теперь же мучается от холода. Нет в мире туристов постоянства. Вот под водой все всегда одинаково. И это здорово, поняла Велесса вдруг.

Она со всей внимательностью оглядывалась вокруг, пока не наткнулась взглядом на Кристину и Антона. Они шли чуть впереди своих родителей и двигались как раз оттуда, откуда Велесса и предполагала, то есть, с обратной стороны здания.

Сейчас они направлялись как раз к кусту.

Велли плотнее вжалась в листву, стараясь, чтобы ее не заметили.

И зачем пряталась, спрашивается? Ведь могла бы выйти, улыбнуться и все объяснить. Не съедят же ее, в самом деле! Но она будет нелепо выглядеть в платье Кристины, да и к тому же, если вспомнить все то, что она устроила в отеле…

Кристина, Антон, светловолосая женщина и высокий мужчина вошли внутрь отеля, через волшебную дверь. Велесса собралась уже облегченно выдохнуть, но почувствовала на себе взгляд Кристины — совершенно мимолетный, брошенный будто искоса.

И все-таки русалку она не заметила.

Велесса фыркнула: напряжение спало. Она вполне успешно смогла удрать. Можно собой  гордиться. Прям хоть сейчас вешай медаль: «Идиот».

Велесса отошла на некоторое расстояние от отеля, туда, где виделась лишь его  крыша, и села на деревянную лавочку. Лавочка это вам не диван, конечно, да ещё и дырки у нее посередине сидения странные какие-то…

Ну да, впрочем, она сама так захотела.

Велесса вздохнула и убрала с лица упавшую на него прядь волос.

Судя по всему, начинался новый день.

© Анастасия Зарецкая,
книга «Изумрудные волны».
Глава 14. Котёнок и дождь
Комментарии