Глава 1. Слишком хорошо, чтобы быть правдой
Глава 2. Скажи, что мне делать?
Глава 3. Никогда не сдавайся
Глава 4. Это может убить меня
Глава 5. Беды сами нашли меня
Глава 6. Борись несмотря ни на что
Глава 7. Нам надо бежать
Глава 8. Готов к бою
Глава 9. Этот мир так хорош за секунду до взрыва
Глава 10. С надеждой на рай
Глава 11. Ты не знаешь, чего это может стоить
Глава 12. Нет, сегодня мы не умрём
Глава 13. Я очнулся, я жив
Глава 14. И нет пути назад
Глава 15. Вы говорите, что всё в порядке?
Глава 16. Я помогу тебе всё пережить
Глава 17. Я стану сильнее, чем прежде
Глава 18. Я сделаю это
Глава 19. Всё закончится сегодня ночью
Глава 20. Прыгай вниз
Глава 21. Больше нечего сказать
Глава 22. Ещё не поздно
Глава 18. Я сделаю это

Приятна дорога в ад,
Маршрут бесконечно долог.
Один проникающий взгляд —
Твой мир безвозвратно расколот...
Возможно ли прорасти
В снегу без тепла и света?
Я знаю мне нужно уйти,
Чтобы спасти.
Я сделаю это!
© «Я сделаю это», Fleur.

А они всё никак не уходили. Сначала бросались на стёкла, потом притихли, но всё равно не уходили. В полной тишине, воцарившейся в машине, было слышно, как койоты ходят снаружи туда-сюда, копошатся возле дверей. И ждут. Ждут, когда кто-нибудь из троих людей выйдет к ним, и они смогут его сожрать. Боже, как страшно-то!

Сара боялась открывать глаза. Почему-то с закрытыми глазами происходящее вокруг не казалось такой уж безвыходной ситуацией. Хотя на деле так оно и было: они застряли посреди трассы с пробитым колесом, запаска валялась на улице, а поставить они её не могли, поскольку машину окружила стая койотов.

Она услышала голос брата:

— Так, нам не поможет ожидание. Они нас измором возьмут.

— Согласен, — подтвердил Тайлер.

Они говорили так тихо, что даже Сара, которая была от них на расстоянии вытянутой руки, едва слышала, о чём речь. Она наконец открыла глаза и посмотрела на брата — отсюда ей не было видно его лица.

— Дин… мне страшно.

Он помолчал немного и ответил:

— Не трусь. Ещё и не из такого дерьма выбирались.

Сара молчала, пока её брат с Тайлером тихо переговаривались о том, что же делать дальше. Она всё думала о том, какой нелепой, полной жуткой несправедливости была их короткая жизнь.

Их родители были алкоголиками, и им было плевать на детей. Сара, хоть и была на два года старше Дина, всё равно не могла справиться с воспитанием неуравновешенного подростка. Тем более, что ей приходилось работать — как во время школы, так и после. Ни в какой колледж она, конечно, не поступила. О какой учёбе может идти речь, когда они жили впроголодь?

А однажды их никудышный отец вышел из дома и не вернулся. Такая типичная история. Им с Дином было плевать на то, куда он делся, как и их матери, которая вскоре после этого начала приводить в дом других алкоголиков и трахалась с ними прямо на виду у своих детей, пусть на тот момент они и были уже взрослыми.

Один раз, не выдержав, Дин избил одного из этих мужиков. А тот оказался не так-то прост, прощать не собирался и подал на него в суд. В итоге Дин полгода просидел за решёткой. В то время Сара переживала за брата даже больше, чем он сам.

Ожидая его возвращения, она успела найти какую-никакую работу — администратором в спортивном центре — и встать на ноги. А когда брат вернулся, позвала его жить к себе.

С горем пополам они прожили так четыре года. Дин то находил работу, то тут же её терял, но всё равно старался, крутился, как мог, пусть иногда и влипал во всякие неприятности — в основном по вине Тайлера или его дружков. И Сара видела, как он меняется.

И вот… бешенство. Когда, казалось, всё уже стало налаживаться.

— Сара! — она очнулась от мыслей. — Ты всё поняла? Просто сиди тихо.

— О чём ты...

Но Дин уже открыл дверь.

***

Они откатили носилки-кровать с полицейским подальше от зловония. Ну как они. Филипп. Шимус же шёл впереди прогулочной походкой и пытался найти что-нибудь интересное. Однако по палатам валялись только трупы или пока что живые больные, которые молили о помощи, но до которым Уолшу не было совершенно никакого дела. Гиллан пару раз подходил к тем, кто звал на помощь, но каждый раз возвращался ещё более мрачным: видимо, до него понемногу доходило, что в этой ситуации помочь им всем никак нельзя и надо спасать свою задницу.

До Шимуса это дошло давно. Он этот эгоизм впитал, можно сказать, с молоком матери. Мамаша его была такая же. Беспринципная, даже жестокая, с очень трезвым взглядом на мир. И Уолш ненавидел её за это. Может, поэтому и пошёл воровать — позлить мать он всегда любил.

Поплутав по коридорам, Шимус наткнулся на дверь без таблички. А толкнув её, понял, что попал в самый что ни на есть рай. Кухня!

Как же хотелось есть! Всё, что он набрал в супермаркете, было потеряно в аварии, а без припасов ему было не выжить. Да и сейчас пора было подкрепиться: желудок уже начинал напоминать о себе.

— Что это тут? — Гиллан зашёл на кухню и посмотрел на Шимуса, который уже впивался зубами в не самый свежий, но определённо самый вкусный сэндвич, который он пробовал.

— Догадайся, — не прожевав, ответил Уолш.

— Нашёл кухню медперсонала, значит. Молодец.

— Ты показываешь чудеса логики, Фил, — он всё ещё говорил с набитым ртом.

— А ты — чудеса сарказма, — голос мужчины не предвещал ничего хорошего, — может быть, хватит уже?

— Что? — спросил Шимус, поднимая на него голодные карие глаза.

— Да ничего, — огрызнулся Филипп. — Я тоже хочу есть. Двигайся.

Уолш нехотя отошёл от холодильника, чтобы Гиллан смог и себе взять сэндвич.

— А копа бросил в коридоре, что ли?

— Он отключился. А я хочу есть, — повторил Фил с нажимом, откусывая громадный кусок от сэндвича.

Они наслаждались едой в полном молчании и, наверное, только поэтому услышали шаги по коридору. Шимус тут же насторожился, положил сэндвич на стол и аккуратно закрыл дверь. В ответ на немой вопрос Гиллана он шёпотом пояснил:

— Ходячих больных здесь нет. Персонала тоже. Если это мародёры, нам не поздоровится.

Фил, немного поразмыслив, кивнул. А Шимус мысленно поблагодарил судьбу за то, что ему попался не совсем уж кретин, взял со стойки рядом с микроволновкой небольшой термос и встал прямо за дверью.

Шаги приближались. Уолш поднял термос ещё выше и… Стоило только незнакомцу появиться в дверях, как он обрушил мощный удар ему на голову. И собирался ударить снова, но услышал визгливое:

— Ах ты, сволочь! — его сбили с ног — Шимус шлёпнулся на мягкое место и уронил термос. Гиллан дёрнулся и обхватил руками низкорослую девку с короткими каштановыми волосами — та уже собиралась броситься в драку с Уолшем.

Шимус в недоумении почесал затылок и посмотрел на парня у входа, который, постанывая, медленно, но верно приходил в себя.

— Вы кто, мать его, такие?

— Вот этот вопрос надо было задавать прежде чем бить! — выплюнула девушка. — Да отпусти ты, не трону я его.

Она сморщилась, будто Шимус был ей противен, и тот вернул ей презрительный взгляд.

Ну конечно. Классика.

Без истеричной бабы посреди катастрофы им никак не обойтись.

***

План был проще некуда. Пока один меняет колесо, другой всеми силами пытается отбиться от стаи, а там уж будь что будет. А что, разве у них были другие варианты? Сидеть до посинения, притаившись в машине и надеясь, что кто-то проедет по этой пустынной трассе и отвлечёт внимание на себя?

А что если этого не случится? Что если похолодает, и им придётся завести машину, чтобы согреться? Что если все эти действия будут повторяться так долго, что однажды у них закончится бензин?

Нет, Дин с Тайлером не хотели ждать. Они лучше будут импровизировать — действовать в привычном для них стиле.

Так был шанс, что хоть кто-то выживет.

— Сара, — позвал он тихо сестру, но та словно витала в облаках. Дин вздохнул и чуть громче произнёс: — Сара! Ты всё поняла? Просто сиди тихо.

— О чём ты…

Но Дин не собирался слушать причитания: быстро повернулся назад, схватил биту и открыл дверь.

Койоты были неподалёку. Уже не рядом с машиной, но всё же слишком близко — с левой стороны, откуда выбирался Тайлер — тоже с битой наперевес. Оуэн не стал дожидаться, пока на ниггера нападут. В этой схватке роль защитника (и одновременно нападающего) принадлежала ему, Тайлеру же нужно было как можно быстрее поменять колесо.

Дин подскочил к сопернику, склонившемуся у колеса, прикрыв его собой. Вовремя: койоты рванули к ним. Размахнувшись, он со всей мощью, на которую только был способен, ударил по первому: в ночной тишине было слышно, как хрустнула черепушка. Второй удар, третий, — вскоре Оуэн уже не разбирал, куда он бьёт, да и удары уже не были такими сильными, ведь времени размахнуться у него не было. Оставалось просто не глядя отбиваться. А койоты всё окружали их плотным кольцом, и из него не было выхода.

— Эй, эй! — он услышал голос Сары. — Сюда! Ну же!

У него не было возможности обернуться. Мысленно проклиная сестру за непослушание, он отбивался от койотов как мог, но те уже увидели Сару и начали понемногу оставлять Дина с Тайлером в покое. Секундный взгляд: сестра Оуэна стояла с поодаль от машины, буквально в десяти футах от них и как могла привлекала к себе внимание, едва не подпрыгивая на месте.

И у неё получилось.

Дин рванул вслед за оставшимися в живых койотами, которые почуяли беззащитную жертву, и заорал что есть силы:

— В машину! Быстро в машину!

Глаза Сары расширились от страха, она будто не слышала его. Она встала на месте, как вкопанная, и просто смотрела, как койоты бегут на неё. Оуэн отшвырнул последнего мощным ударом биты, но первый уже добрался до его сестры.

Он вцепился ей в ногу, а второй койот, подбежавший следом, прыгнул на Сару, повалив корчившуюся от боли девушку на землю. Дин отбивался от животных как мог, пытаясь пробраться к сестре, которая истошно орала, прикрываясь руками от укусов, которые становились всё яростнее.

Он не успел.

Острые клыки впились в нежную шею девушки, кровь брызнула во все стороны, и раздался гортанный звук, такой отвратительный, хлюпающий — Сара начала захлёбываться собственной кровью.

— Сара! Нет!

Казалось, в нём проснулась первобытная ярость. Он раскидал всех койотов, которые пытались укусить его, двоим размозжил череп и, наконец, оказался возле сестры. Одним мощным пинком он отшвырнул раздиравшего шею девушки койота в сторону. Тот с визгом отлетел, ударился об асфальт и тут же испустил дух.

— Сара…

Дин отбивался направо и налево с сокрушительной энергией, которая дремлет во всех людях и просыпается только тогда, когда близкому угрожает опасность. И вот, когда его бита опустилась на последнего живого койота — тот, еле слышно скуля, лежал на земле без движения, потому что первым ударом Оуэн поломал ему хребет, — Дин рухнул на колени рядом с сестрой.

Он уничтожил всю стаю.

Вот только было поздно.

— Сара, ну почему, зачем…

Но сестра уже не слышала его. Яркие голубые глаза были широко открыты, губы изогнулись в безмолвном крике, а из рваной раны на шее, пульсируя, уходили остатки жизни.

И тёмной лужицей впитывались в асфальт.

© Ann Brise,
книга «Калифорнийское бешенство».
Глава 19. Всё закончится сегодня ночью
Комментарии