Глава 1. Слишком хорошо, чтобы быть правдой
Глава 2. Скажи, что мне делать?
Глава 3. Никогда не сдавайся
Глава 4. Это может убить меня
Глава 5. Беды сами нашли меня
Глава 6. Борись несмотря ни на что
Глава 7. Нам надо бежать
Глава 8. Готов к бою
Глава 9. Этот мир так хорош за секунду до взрыва
Глава 10. С надеждой на рай
Глава 11. Ты не знаешь, чего это может стоить
Глава 12. Нет, сегодня мы не умрём
Глава 13. Я очнулся, я жив
Глава 14. И нет пути назад
Глава 15. Вы говорите, что всё в порядке?
Глава 16. Я помогу тебе всё пережить
Глава 17. Я стану сильнее, чем прежде
Глава 18. Я сделаю это
Глава 19. Всё закончится сегодня ночью
Глава 20. Прыгай вниз
Глава 21. Больше нечего сказать
Глава 22. Ещё не поздно
Глава 19. Всё закончится сегодня ночью

When darkness turns to light
It ends tonight, it ends tonight.
Just a little insight won't make this right
It's too late to fight
It ends tonight,
It ends tonight.
© «It Ends Tonight», The All-American Rejects.

— Я сказал, пей. Мэгги очень старалась сегодня. Ты ведь не можешь её обидеть?

Райли переводила взгляд с одного «спасителя» на другого. Бежать или сдаться? Если вырваться и побежать, то есть огромный риск, что её догонят, и будет хуже. Если сдаться, то последствия могут быть непредсказуемыми: они ведь наверняка что-то подсыпали ей в чай.

Бежать или сдаться?

Глубоко вздохнув, Анна взяла чашку и поднесла её ко рту. На последнем дюйме, когда осталось только наклонить её и выпить содержимое, Райли остановилась.

Бежать.

Она резко вскочила и вылила горячую жидкость в лицо Бена — он казался ей угрозой пострашнее, чем Мэгги, его надо было обезоружить первым. Они оба явно не ожидали такой прыткости от девушки, которая, во-первых, только что плотно поела, а во-вторых, ещё недавно стонала от того, что у неё болит всё тело.

А у Райли как будто второе дыхание открылось. Она не замечала того, что все мышцы стягивает в очередном болезненном приступе. Нет, ей сейчас было не до этого.

Нужно было выбраться отсюда. И поскорее.

Пока Бен поливал её грязью, согнувшись в три погибели и закрыв лицо руками, Анна подскочила к Мэгги и что есть силы залепила ей сильную пощёчину. Драться она не умела — откуда такие способности у обычной студентки, — поэтому после оглушительного шлепка по щеке женщины она сделала единственное, на что была способна — побежала в комнату, где под матрасом лежал спасительный нож.

Единственное средство защиты от этих маньяков.

Она уже почти добежала до кровати, почти дотронулась до матраса, как раздался оглушительный выстрел — в правую ногу словно воткнули раскалённую кочергу. Анна закричала и повалилась на пол, прижимая руку к кровоточащей ране. В глазах потемнело от боли. Казалось, ещё вот-вот, и она потеряет сознание.

Последнее, что Райли увидела: перекошенное от гнева лицо Бена перед собой и маленький шприц, увенчанный тонкой иглой.

А потом мир погрузился во тьму.

***

Анна.

Это первая мысль, которая пришла в голову Шилдсу, когда он очнулся в груде металла на месте аварии. Он не знал, почему, но это первое, о чём он подумал, когда истекал кровью, когда увидел свои, по всей видимости, отрубленные чем-то пальцы, когда заметил ослепляющий свет фар другой машины.

— А.. Анна, — еле слышно прохрипел он, пытаясь повернуть голову, но тело отказывалось ему подчиняться. Он мог только лежать без движения, но почему-то интуитивно чувствовал, что девушки с чёрными как смоль волосами нет рядом с ним.

Либо она уже была мертва.

И сейчас Райану почему-то не было важно то, что он сам балансирует на грани жизни и смерти. Он должен был знать, что случилось с Анной. Но для начала нужно было позвать на помощь.

Он же видел движение там, впереди. Свет фар моргал, будто кто-то проходил мимо них. Там точно кто-то был. Второй потерпевший? Кто-то другой? Неважно, нужно было дать о себе знать.

— По.. помогите…

Послышались какие-то слова, но Шилдс не мог их разобрать. А когда его уже вытащили из машины, когда погрузили в другую, он отчаянно пытался сказать своему спасителю всего лишь одно слово.

Анна.

Вот только язык уже не слушался. Он понимал, что вокруг творится нечто невообразимое, что они от кого-то спешно удирают, но не мог ничего сказать. Из груди вырывались стоны, но он не прикладывал для этого никаких усилий, будто они были бесплатным приложением к дикой боли, пронизывающей каждую клеточку тела.

А потом он отключился.

И следующие несколько часов для Шилдса были словно в тумане, который слегка рассеивался, когда боль становилась особенно сильной. Он помнил, что машина остановилась, и его снова пытались отвести куда-то, а затем положили на кровать. Затем туман сгустился, и очнулся Райан только спустя какое-то время — он не знал какое.

Сколько часов прошло с аварии?

Где он?

Тусклые голубые стены, спёртый воздух с отвратительным привкусом лекарств не оставляли иных догадок. Спаситель привёз Шилдса в больницу. Вот только где он сам?

Райан еле-еле повернул голову, пытаясь осмотреться.

Совершенно пустой коридор, только по стенам тут и там стояли больничные койки. Почти на всех лежали пациенты, и что-то подсказывало Райану, что они мертвы.

Он собрал волю в кулак и сквозь протяжный стон смог опереться на локти, а затем и сесть. Тело болело так, словно каждая кость была сломана, но Шилдс знал, что такое перелом и понимал, что ему повезло. За исключением…

Он посмотрел на левую руку, надеясь, что образ, который услужливо подбросила ему собственная память, — лишь игра воображения. Но нет — на том месте, где должны были быть средний, безымянный пальцы и мизинец, красовались три мерзких окровавленных обрубка. Кровь уже запеклась тёмной коркой по всей руке. Шилдс отвёл взгляд: зрелище было не из приятных. Но он всё-таки жив, да и кости были целы. А это уже что-то.

Он спустил ноги с койки и аккуратно наступил на пол, но тут же взвыл от боли. Нет, не все кости целы. Чёрт, это уже плохо.

Из-за угла послышался женский голос:

— Ах ты, сволочь!

Затем какое-то барахтанье, после которого голоса уже звучали приглушённо, ничего нельзя было разобрать. Шилдс ещё раз попытался наступить на ногу, но тщетно: боль была такой сильной, что он отбросил попытки. Вместо этого он встал на здоровую ногу, опёрся на стену и медленно начал передвигаться в сторону звуков, подпрыгивая на одной ноге.

Кто бы там ни был, Райан был уверен, что среди них тот, кто ему помог. А значит, он мог знать, где находится Анна.

Лишь бы только она была жива и здорова! Он не простит себе, если ещё кто-то пострадает из-за него.

***

Во рту пересохло. Райли сглотнула: не было даже слюны. Пить хотелось жутко, но это было не единственное, что беспокоило Анну. Бедро болело, не переставая. И сквозь эту боль Райли понемногу начала вспоминать всё, что произошло с ней. И ужаснулась.

Она не смогла убежать, не смогла скрыться от Мэгги и Бена.

Анна открыла глаза и посмотрела по сторонам — темнота хоть глаз выколи. Она попыталась встать, но тут же поняла, что связана: руки были плотно примотаны верёвкой к кровати, на которой она лежала.

Господи, к каким людям она попала? Что им от неё нужно?

Понемногу её глаза начали привыкать к темноте, и Райли уже могла разглядеть стол, стоящий неподалёку, много разных ящиков и коробок, пылящихся по углам, и лестницу, которая вела наверх.

Подвал.

Сверху раздались какие-то звуки, дверь в подвал открылась, и в помещение проникли солнечные лучи, освещая и без того жуткую обстановку вокруг. Анна бросила быстрый взгляд на руки — точно, верёвка. А затем закрыла глаза, притворившись спящей.

Ведь чем дольше она находится без сознания для них, тем больше у неё времени, чтобы подумать.

Вот только времени подумать ей всё же не дали.

— Эй, ты! А ну-ка просыпайся! — услышала она женский голос, в котором теперь уже не было той притворной любезности, что раньше, и тут же судорожно глотнула ртом воздух, открыв глаза: на неё опрокинули добрый ковш ледяной воды.

— Сука, — выругалась Анна, сплёвывая воду.

— Смотри, как мы заговорили, — тонкие губы Мэгги изогнулись в кривой усмешке. — Что, теперь уже не хочешь благодарить нас за спасение? А зря. Тебе стоило быть благодарной. Тебе стоило всего лишь следовать указаниям, и всё было бы в порядке. Но нет, ты решила сопротивляться. Всё могло быть иначе. Но мы не любим, когда сопротивляются. И теперь я уже ничего не могу для тебя сделать, деточка.

— Что вам от меня нужно? — процедила Райли сквозь зубы, дёрнувшись навстречу женщине, но та лишь противно засмеялась:

— Что нужно? Бедная девочка, ты ещё не поняла? Мы любим убивать. Убивать красиво. А ты испортила все наши планы.

Анна вздрогнула. Леденящий ужас начал расползаться по её телу, когда до неё дошёл смысл сказанного Мэгги, которая, казалось, наслаждалась произведённым эффектом.

— Вы не похожи на убийц, — голос Райли дрожал, как она ни старалась говорить спокойно и уверенно.

— Не похожи? Сомневаюсь, что ты так на самом деле думаешь. Иначе почему ты тогда спрятала нож под матрасом? О да, мы нашли его, — рот Мэгги снова расплылся в противной ухмылочке. — Решила напасть на нас, когда мы того не ждём? Так вот, деточка…

Она наклонилась к Анне, и Райли почувствовала её ровное дыхание возле своего уха:

— Ты не на тех напала.

© Ann Brise,
книга «Калифорнийское бешенство».
Глава 20. Прыгай вниз
Комментарии