Глава 1. Слишком хорошо, чтобы быть правдой
Глава 2. Скажи, что мне делать?
Глава 3. Никогда не сдавайся
Глава 4. Это может убить меня
Глава 5. Беды сами нашли меня
Глава 6. Борись несмотря ни на что
Глава 7. Нам надо бежать
Глава 8. Готов к бою
Глава 9. Этот мир так хорош за секунду до взрыва
Глава 10. С надеждой на рай
Глава 11. Ты не знаешь, чего это может стоить
Глава 12. Нет, сегодня мы не умрём
Глава 13. Я очнулся, я жив
Глава 14. И нет пути назад
Глава 15. Вы говорите, что всё в порядке?
Глава 16. Я помогу тебе всё пережить
Глава 17. Я стану сильнее, чем прежде
Глава 18. Я сделаю это
Глава 19. Всё закончится сегодня ночью
Глава 20. Прыгай вниз
Глава 21. Больше нечего сказать
Глава 22. Ещё не поздно
Глава 20. Прыгай вниз

С неба падают слезы, слезы ночного дождя,
Ветер куда-то уносит, куда-то зовет меня...
А я стою на крыше и сверху смотрю на жизнь,
Которую я так ненавижу, которую я так люблю.
«Прыгай вниз, прыгай вниз, не бойся! —
тихо шепчет мне в душу дождь. —
Прыгай вниз и не беспокойся о том, куда ты попадешь.
Прыгай вниз, прыгай вниз, не бойся.
Твоя жизнь — сплошная ложь.
Прыгай вниз и ни о чем не беспокойся:
Всё равно когда-нибудь умрешь»...
© «Прыгай вниз», Олеся Троянская (Fleur).

Крысы — удивительные существа. Одни из самых живучих на планете. Они способны переносить самые страшные болезни, пробираться в дыры в четыре раза меньше их самих. Если таких отверстий нет, они сделают их самостоятельно, ведь зубы крыс твёрже железа и стали, поэтому они с лёгкостью прогрызают многие материалы, даже бетон и металл.

Эти животные всеядны, но при этом разборчивы в еде. Они очень осторожны с незнакомой пищей и легко распознают многие яды. Если крыса всё же отведала отравленную еду, но не погибла, то следующее её поколение уже не будет восприимчиво к этому яду.

А ведь за год одна пара крыс может произвести на свет целую колонию в 2000 крыс: «детишки» готовы к размножению уже через три месяца, иногда и раньше. Поэтому сейчас в среднем на каждого жителя планеты приходится по две крысы.

Они очень выносливы. Они способны адаптироваться практически к любой среде обитания без особого труда. Они могут упасть с большой высоты и не разбиться, прожить без воды дольше, чем верблюд (и вообще дольше всех млекопитающих) выжить после большой дозы радиации, а также проплыть несколько километров в открытом море.

Есть у них одна слабость: раз отведав человеческой крови, крыса уже не сможет преодолеть искушение попробовать это лакомство снова. Это очень опасно, особенно с учётом того, что ежегодно в США крысы кусали не менее 14 тысяч человек.

До калифорнийского бешенства.

***

Филипп решил, что Шимус прав: мало ли кто может попасться в безлюдной больнице. Вот только сейчас, когда он смотрел на вполне нормального на вид мужчину, который схватился за голову, сидя на полу, Гиллан сильно пожалел, что пошёл на поводу у Уолша. В конце концов, они же люди, а не звери, зачем нападать?

— Простите, — Фил извинился за Шимуса, который явно не собирался этого делать, а крыл девушку почём зря отборными ругательствами.

— Шон, как ты? — она пропустила как извинения, так и излияния Уолша мимо ушей, опускаясь на колени рядом покалеченным мужчиной. Тот поднял голову, всё ещё потирая ушибленное место:

— Нормально. Вы что здесь делаете? Кто вы?

— Мы задали вам тот же вопрос. Мы первые сюда пришли! — Шимус уже поднялся с пола и схватил сэндвич, будто кто-то собирался отбирать у него еду. Девушка бросила на него очередной презрительный взгляд, и тот скривился в ответ.

— Шимус, успокойся, — сказал Фил, — меня зовут Филипп Гиллан, а этот парень — Шимус Уолш. Он попал в аварию, и у него сломана рука. В коридоре другой пострадавший, ему гораздо хуже. Мы надеялись найти здесь какую-то помощь, но…

— Но не нашли и решили перекусить. Умно, ничего не скажешь, — съязвила девушка, поднимаясь с колен и протягивая руку Филу. — Кейти Кессиди.

Мужчина, который пришёл с ней, тоже встал на ноги:

— Шон Финнеган. Я медбрат в этой больнице.

— А со мной поздороваться, значит, никто не хочет? — Шимус помахал остатком сэндвича, который был у него в руке, но получил всё тот же презрительный взгляд от девушки. Шон же отреагировал иначе:

— Если не будешь больше драться, я посмотрю твою руку. Я, конечно, не врач, но всё же кое-что умею.

— Лучше сначала посмотри другого, который в коридоре. Ему гораздо хуже, — повторил Фил, собираясь выйти за дверь и показать, где лежит полицейский, но на пороге как раз появился тот, о ком он говорил. Запёкшаяся кровь из рассечённого лба и разбитого носа коркой покрывала половину его лица. Пальцы-обрубки схватились за дверной косяк, чтобы балансирующий на одной ноге мужчина мог удержать равновесие.

Выглядел он как главный персонаж фильмов ужасов.

— Девушка, — хрипло выдавил он из себя, пока все остальные, включая Фила, ошарашенно смотрели на него. — Со мной была девушка. Где она?

Очевидно, он запомнил Фила, раз обратился к нему с этим вопросом.

— С вами никого не...

Шон подошёл к полицейскому, но тот отшатнулся от него, поэтому Финнеган осторожно уточнил:

— Я медбрат, я могу вам помочь. Это он? — он повернулся к Филу.

— Да, он, — Гиллан кивнул и договорил: — В вашей машине больше никого не было, офицер. Разве с вами был кто-то ещё?

— Да. Анна. Со мной была Анна…

В груди кольнуло от знакомого имени. Гиллан даже сначала открыл рот, чтобы спросить, а не его ли Анна была вместе с полицейским, но Финнеган уже собрался уводить пострадавшего офицера.

— Идём, я помогу вам, но не на кухне. Так, давайте, обопритесь на меня. Скоро станет легче, обещаю.

Да и глупо было спрашивать. Какова вероятность, что в таком огромном городе, как Сакраменто, Анна встретит именно этого полицейского? Да и с чего бы ей вообще быть у него в машине?

Боже, Анна, где же ты?

Гиллан потянулся к телефону и вновь набрал номер, который всё так же был недоступен. Родители не звонили. Он сам позвонит им позже, сначала нужно было разобраться со всем, что творилось здесь.

Шимус уже доел свой сэндвич и принялся за второй. Кейти тоже залезла в холодильник и с нескрываемым наслаждением начала пить йогурт, который там нашла.

— Наверное, нам надо собрать всё, что мы здесь найдём? Мало ли, что пригодится, — неуверенно сказал Гиллан.

— Нам? О, нет, чувак, я с тобой дальше не поеду. Я останусь здесь.

— Ещё чего? — возмутилась Кессиди. — Я с таким, как ты, не собираюсь делить больницу.

— Дамочка, здесь миллион палат, больница огромная, думаешь, мы хоть раз пересечёмся? — Шимус уже наливал себе стакан воды.

— Я тебе не дамочка, и я сказала, что не собираюсь делить с тобой это место. Ищи своё, раз ты такой умный.

— Успокойтесь, я думаю, что вы все спокойно здесь поместитесь.

— А ты, — Кейти повернулась к нему. — Ты-то почему не претендуешь на тёплое местечко?

— Я ищу свою девушку, Анну. Я приехал сюда из Ньюмана, потому что не дождался её там.

— Тоже Анна? — хмыкнул Шимус, всем своим видом показывая, насколько ему неинтересны такие разговоры. Гиллан не обратил на него внимания и продолжил:

— А по пути мне попались эти двое. Вот я и решил им помочь. Но мне надо ехать, надо что-то делать. Я должен найти её! Буду колесить по городу, если не удастся отыскать её в университете. Но я надеюсь, что она там.

Повисла тишина. Кейти пила йогурт, Филипп задумчиво смотрел в одну точку, и только Шимус, ничуть не отчаявшись от таких разговоров, глотнул воды и уверенно произнёс:

— Да сдохла уже Анна твоя.

— Что ты ска… — уже начал распаляться Гиллан, но в этот момент на кухню вошёл Шон и критическим взглядом оглядел его и Шимуса. А затем повернулся к Филу:

— Филипп, ты можешь мне помочь? Нужно подержать его.

— Да, — процедил Гиллан, смерив Шимуса тем же презрительным взглядом, каким ещё недавно одаривала его Кейти.

Они направились прямо по коридору — туда, где находилось травматологическое отделение. Филипп не заметил, как Шон отстал. Он первым зашёл в палату к полицейскому, сидевшему на кушетке. И уже шагнул к нему, как услышал истошный крик, который эхом пронёсся по полупустому этажу:

— Крысы! Бегите!

***

— Крысы! Бегите!

Кейти подскочила от неожиданности, уронив йогурт, и рванула к двери, но Шимус был первым. Выскочив в коридор, оба на мгновение застыли на месте.

Полчища крыс самых разных размеров бежали по коридору в их сторону. В полумраке казалось, будто на них стройным потоком движется бесформенная тёмно-серая лавина, и только громкий воинственный писк выдавал, из каких мерзких тварей она состоит.

Бешеных мерзких тварей, которые поглощали своей массой всё на своём пути. Они разбегались по палатам, и оттуда доносились слабые крики ещё живых пациентов. Поток крыс уничтожал всё, до чего мог добраться.

И этот поток двигался прямо на них.

Шимус ожил первым. С криком «Сдохните, сволочи!» он побежал к выходу прямо по ним — возможно, надеялся, что они не успеют его укусить.

Кейти не была готова к такому повороту событий, а тем более к тому, чтобы таким глупым и опасным способом пробираться к выходу. Всё, что пришло ей в голову, — это забежать в первую попавшуюся палату и захлопнуть за собой дверь.

Как раз вовремя: только одна из крыс, по всей видимости, самая быстрая, успела пробраться внутрь, и Кессиди, подпрыгнув на месте, всем своим весом придавила её к полу. А затем отскочила в сторону: послышался хруст и скрежет двери, которая сдавала под напором пищащих тварей.

Крысы начали прогрызать дорогу к ней.

Кейти в панике осмотрелась по сторонам, как будто хоть что-то здесь могло защитить её от полчища бешеных созданий, которым достаточно одного укуса, чтобы убить её. Она подбежала к окну и взглянула вниз: первый этаж, не высоко, но если неудачно упасть, можно было сломать ноги. Кессиди судорожно открыла окно, которое не сразу поддалось её дрожащим рукам, и забралась на подоконник, свесив ноги вниз.

А затем обернулась на жалобный хруст двери, которая окончательно сдалась под напором живой лавины: сначала в ней появилось несколько крохотных дырочек, но они стали быстро расти, и крысы одна за другой пробирались в палату.

И сразу же бежали к окну.

Это был лишь вопрос времени, когда живая лавина станет такой мощной, что сможет добраться до Кейти, сидевшей на подоконнике. Сквозь громкий писк Кессиди не слышала даже собственных мыслей.

Сломать ноги или… А выбора, собственно, и не было.

Она ещё раз посмотрела на крыс, которые заполонили уже всю палату.

Затем повернулась к окну.

Шумно выдохнула.

И соскользнула вниз.

© Ann Brise,
книга «Калифорнийское бешенство».
Глава 21. Больше нечего сказать
Комментарии