Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17/Дэмиан
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 7
Я распахиваю глаза уже посреди белых стен больницы, освещённых ярким солнечным светом, от которого в глазах появляются неприятные ощущения и я стараюсь как можно быстрее прикрыть лицо ладонями. Ночь, проведённая в больничной палате, оказалась просто невыносимой. В ноге не унималась ноющая боль после того, как её зашили, кровать оказалась слишком жёсткой, и казалось, что здесь то слишком жарко, то по непонятным причинам очень холодно.

Или же это просто были последствия наркоза.

Поднимаю одеяло и вижу эту ужасную мешковатую больничную рубашку. Перевожу взгляд на кресло, стоящее рядом с кроватью и замечаю там кожаную куртку Дэмиана и его телефон. Не могу поверить, что он всё ещё здесь.

Живот неприятно сводит от голода, до такой степени, что даже немного тошнит. Я кладу на него руку и немного поглаживаю, а затем отбросив одеяло с себя полностью, пытаюсь встать с кровати. Это оказывается более чем непросто, учитывая то, что едва я попыталась встать на раненую ногу, появилось ощущение словно в неё резко несколько ножей воткнули.

- Ты что творишь? - в палату входит он - герой вчерашнего вечера, поправляя свои растрёпанные волосы, немного напряжённый, но с довольной улыбкой на лице. - Быстро вернулась в постель. - его улыбка с лица при виде меня исчезла, он указывает пальцем на кровать, однако помочь мне оказаться там не решается.

- Ширинка, - произношу я, оглядев его снов до головы, и он тут же её застёгивает. Не трудно догадаться, почему его губы такие алые и настолько искусанные. - А я то думаю, какого чёрта ты остался со мной в больнице. - с иронией и нескрываемой злобой произношу я, скрещивая руки на груди.

Как и всегда, для Дэмиана не существует ни моральных норм, ни общественных устоев.

Проклятое воображение сразу же начало рисовать картины, которые я вряд ли хотела бы представлять:он наматывает волосы, какой-нибудь милой медсестрички в белом халате, на свой кулак, покрытый татуировками, прижимает её тело своим к холодной, больничной стене и совокупляется в свой животной манере, целуя её в шею.

Целуя её в шею, как меня.

Я словно уже начала слышать её голос, её стоны и мольбы не останавливаться, на что Дэмиан ответит лишь ускорением темпа.

- Ты вообще понимаешь, что так нельзя? - он отходит к креслу сзади меня, но я разворачиваюсь, чтобы видеть его. - Что это неправильно?

- Это неправильно только для пай-девочек, вроде тебя, - он снова становится прямо передо мной. Пытаться образумить Дэмиана бесполезно, но я всё равно пытаюсь это сделать. - Такие как ты, как правило, ограничиваются миссионерской, а при слове «минет» краснеют, мысленно извиняясь перед Всевышним.

- Ты ничего обо мне не знаешь.

- Ты красная, как помидор. - я тут же закрываю ладонями щёки, опуская глаза вниз, что вызывает в нём наглую улыбку от осознания того, что он прав. - Болит? - он смотрит на мою ногу.

- Болит, - отвечаю ему именно так, как заслуживает Дэмиан. Словно выплёскиваю порцию яда. - Я хочу есть.

- А я не нанимался исполнять твои желания, - он поправляет ремень на джинсах, прожигая моё лицо ледяным взглядом, а затем подходит ближе, убирая мои спадавшие на плечи волосы за спину. - Пойду поищу что-нибудь.

Чувствует себя виноватым?

Умеет чувствовать вину?

Среди этих белоснежных стен больницы, света из окон, который делает помещение ещё более светлым, Дэмиан кажется абсолютно чуждым здесь. Словно демон, заблудший в раю. И не важно, что заставляет этого демона оставаться, будь это ещё одна женщина для совершения греха или раскаяние передо мной, я хочу чтобы он вернулся в тёмные недра своего существования.

- Итак, предоставляю тебе выбор, - он возвращается с победной улыбкой, от которой даже мне стало немного веселее. - Треугольники с курицей или, - он показывает одну коробочку с сэндвичем в одной руке, а затем показывает вторую в другой. - Треугольники с курицей.

- Ты издеваешься? - я не могу нарушить свои принципы и есть такое, из-за этого моё выражение лица приобретает грустный вид.

- В автомате больше ничего нет, - он походит ближе ко мне, от чего я инстинктивно отодвигаюсь назад, лишь бы расстояние между нами не становилось критически маленьким. - Ешь. - это тот самый тон разговора Дэмиана Хардмана, который я помню ещё со школы.

Пей. Глотай. Ешь. Заткнись.

Сколько ещё приказов он мне даст?

- Я не буду такое есть. - упрямо произношу я, скрещивая руки на груди. Не знаю, было ли дело в принципах или в желании сделать что-то назло ему.

- Я сказал ешь, - его тон разговора становится грубее, он берет одну из пластмассовых коробочек, открывает и протягивает сэндвич прямо к моему рту. - Кусай. - я смотрю в его злые глаза и мне становится неловко от всей этой ситуации.

Я откусываю кусочек прямо из его рук, прожёвывая и понимая, что на вкус это не так гадко, как я представляла. Я делаю ещё несколько укусов его из рук, что очень забавляет его, и честно говоря, меня тоже. Затем беру еду и доедаю самостоятельно, под его пристальным взглядом. Он такой властный, что по моей коже идут мурашки. Не понимаю, что эти девушки находят в нём такого, что тут же загораются желанием отдаться ему?

Это же Дэмиан, просто наглый, жестокий, избалованный мальчик, который издевался надо мной.

- А под этой сорочкой, ты ведь абсолютно голая? - на нём нет никакой пошлой ухмылки, вроде той, что была в клубе. Он снова включает этот ненавистный мною режим «Издеваться над Сильвией»

- А под этой черепной коробкой, там ведь абсолютно пусто? - я впервые сама касаюсь указательным пальцем кожи Дэмиана на лбу.

Провожу тыльной стороной ладони по его щеке, медленно опуская руку на шею, ключицу, а когда мои пальцы оказываются на груди, ощущая его мыщцы, я сразу же убираю свою руку, словно только что обожгла её, собственноручно и не понятно зачем опустив в кипяток.

- Мне пора, - он отходит от меня, как можно подальше. Он был прав, я полная идиотка, не отдающая понятия о том, что творю и зачем. - Твоему отцу уже позвонили.

- Постой, - я вижу, что он уходит и пытаюсь как можно быстрее подняться, чтобы остановить его. Но вместо этого, едва наступив на ноги, я чувствую как они подкашиваются и перед тем, как я с грохотом упала бы на пол, с чем я уже смирилась, Дэмиан молниеносно хватает меня за талию одной рукой, не позволяя упасть, но заставляя прижаться к нему всем телом.

Слишком близко.

Его руки слишком сильные для моего хрупкого тела. Дэмиан так крепко сжал мою талию, что появилось ощущение, будто он сейчас сломает мои рёбра.

- Сильвия, что ты делаешь? - мне кажется, что он очень злится, но в этот раз уже помогает сесть на кровать. Я снова могу нормально дышать.

- Когда ты отвезёшь меня к Саре?

- Позже, - снова этот недовольный и уничтожающий меня тон разговора. Я хочу влепить ему пощёчину, но боюсь, что он ответит . - Не буду же я возиться с твоей ногой. - ухмыляясь, произносит он, надавливая своим коленом на больное место, от чего я тихо взвываю, вцепившись ногтями в рядом лежавшее одеяло. Он снова ведёт себя соответствующим образом. Подонок, а значит хорошо знакомый мне Дэмиан.

- Мне больно, - я двумя руками отталкиваю его от себя, но боль не унимается ещё несколько секунд. - Зачем ты это делаешь?

Клянусь, ещё несколько минут назад, мне показалось, что он прекратил ненавидеть меня так сильно, как это было всегда. Но он лишь пытается сделать мне, как можно неприятнее.

- Может потому что ты заслужила это? - я абсолютно ничего не понимаю. Никогда и ничего плохого я ему не делала и не собиралась. А если он про случай с полицией, то благодаря мне он и находится на свободе.

Я чувствую больше боли, чем он может себе представить. Физическая боль это ужасно, но куда хуже когда она моральная и ты не можешь выпить обезболивающее или вколоть его внутривенно. От неё не избавиться и не скрыться, она просто настигает тебя.

Томаса нет, чтобы укрыть меня от этого бездушного монстра.

- Убирайся отсюда, - я указываю пальцем на дверь, вытирая второй рукой слезу, катившуюся по щеке, но он не слушает меня, снова подходя ближе, ухмыляясь. - Пошёл вон. - уже кричу я, ударяя его кулаком в грудь.

- Надо же, тебе больно? - он берёт меня за подбородок, крепко сжимая его в своих руках. - Неужели Клиффорды способны чувствовать?

Я не имею даже малейшего представления о том, что заставляет Дэмиана вести себя так по отношению ко мне. Может это просто вошло в привычку для нас обоих, моя роль - девочки для битья, его - злобного зверя.

Но он снова говорит о моей семье в общем, а не обо мне. Кто мог заставить его так сильно ненавидеть нас? Мой карьерист отец, домохозяйка мать или брат, которого всем ставили в пример? Это я должна была возненавидеть их семейку, с эгоистичным, самовлюблённым паршивцем сыном, и уверенна, стервозной дочерью?

- Можешь ненавидеть меня, но не смей трогать моих близких, - я тыкаю указательным пальцем в его грудь. - Моя семья - пример для каждого в этом городе.

- Правда, детка? - я вижу, как сжимается его кулак, и от этого сжимаюсь вся внутри, понимая что он может меня ударить. - Ты ничерта не знаешь о своей семье. Запомни, Сильвия, ты не всегда тот, кем тебя считают.

Он уходит, оставляя меня в полной растерянности. Я закрываю лицо ладонями, пытаясь просто забыть, что он был здесь. Стараюсь забыть его слова о моей семье, скидывая всё просто на его желание сделать мне неприятно.

Я надеваю вчерашнюю одежду, расчёсываю волосы и стараюсь выглядеть настолько хорошо, насколько позволяет ситуация.

Выглядеть так, как дочь Лейтона Клиффорда.

- Милая, - папа появляется в двери и я тут же тянусь, чтобы обнять его. - Как ты?

- Жива, пока что. - звучит не особо жизнерадостно. - Я не отвлекла от работы?

- Я привез тебе обувь, - он достает из пакета мои тапочки для дома, хотя учитывая то, как сейчас выглядит моя левая нога, на лодочки я и не рассчитывала. - Я был у тебя дома, ты вчера была не одна?

- Бэтани заезжала.

- А мне сказали, что тебя привез парень. - он делает паузу, понимая не хуже меня, что это слишком неубедительная ложь. - Не думаю, что Бэтани пьет скотч семилетней выдержки.

Чёрт. Я пытаюсь не выдавать паники из-за того, что не могу придумать, как оправдываться. Конечно, мне было уже девятнадцать и я вполне имела право на личную жизнь, но только не на общение с людьми, носящими фамилию Хардман.

- У тебя появился парень? - он поднял брови, ожидая полного отчёта о том, есть ли он, как его зовут, не удивлюсь если ещё и познакомиться захочет. - Даю возможность рассказать самой.

- Да, появился. - выпаливаю я, понимая, что отпираться уже не имеет смысла.

- И кто же он?

- Мэтт Джордан. - я понимала, что очень подставляю его, ведь у него скорее всего есть девушка, которая захочет повыдергивать мои волосы за такое заявление.

- Тот полицейский? - он делает паузу, а я понимаю, что не смотря на возраст всё ещё боюсь своего отца. - Рад за тебя, милая.

Я в полной заднице.
© Катерина ,
книга «Вкус Страсти».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Lane
Глава 7
Очень очень круто!!! Скорее бы проду!!! 👍 👍 👍
Ответить
2018-07-27 09:47:06
Нравится