-1-
-2-
-3-
-4-
-5-
-6-
-7-
-8-
-9-
-10-
-11-
-12-
-13-
-14-
-15-
-8-
Будильник прозвенел ровно в восемь ноль пять. Настроение было такое, что хотелось петь и танцевать под Руки Вверх, обнимать и целовать всех, кого встречу.

Не заправляя кровати, я вылетела из комнаты и вприпрыжку поскакала до кухни, чуть не навернувшись на лестнице. Андрей уже стоял у плиты. Желание обнять всех, кого встречу на него явно не распространялось, хотя, на удивление, злобы я на него уже не держала. Этот день мне никто не испортит. Я знала. Я верила. Ведь сегодня, в мой девятнадцатый день рождения, должна исполниться моя мечта с четырнадцати лет. Мне подарят мотоцикл!

Уже с того самого момента, как получила паспорт, я вдалбливала в отца эту сумасшедшую идею. Я не была фанатом гонок или автомобилей, но однажды, прокатившись с пермским другом на его байке, просто влюбилась в эти ощущения. Ветер в лицо, свобода действий и разума – от одной мысли захватывает дух! Я добилась от папы одобрения. Он точно пообещал, что купит мне мотоцикл. Я прошла обучение езды и кучу курсов, тренировалась, все лишь бы стать обладателем нескольких лошадиных сил, а не только своих двоих ножек и проездной карты на автобусы и троллейбусы. Настаивала на марке Кавасаки Ниндзя, но отец сказал, что для меня, юной и только начинающей, с таким монстром не совладать. Сошлись на черной Ямахе.

Я ждала, выбежав на улицу, увидеть во дворе моего первого личного железного коня и папу с ключом в руке. Но первым встретила Андрея.

— Доброе утро! — он поприветствовал и растянулся в своей приторной улыбке.

Кажется, он снова жарил яичницу. Я оглядела парня с ног до головы: все тот же вылизанный вид пай-мальчика. Может, его привезли из Англии восемнадцатого века? Кто будет в восемь утра надевать парадный костюм и идти готовить яйца?

— Отца еще нет. Он уехал рано утром и еще не вернулся. Я, правда, не знаю куда.

— Что ж, — теперь я довольно улыбнулась, догадываясь, что он поехал за моим подарочком.

Папа никогда не забывал про мой день. Он всегда выходил из своей комнаты, чтобы поздравить меня и подарить подарок. Коротко обнимал меня, отрезал себе кусочек торта, наливал чай и обратно отправлялся тестировать эти задротские игрушки. Но он не забывал. Ни разу.

Я смерила Андрюшу оценивающим взглядом, медленно пройдя до середины кухни.

— Папа должен скоро вернуться. Возможно… он поехал по делам. В Пермь, — я села за стол. — Правда, сегодня чудесное утро. А, Андрей? — нарочито вежливо проговорила я.

Хотелось покрасоваться, похвастаться, изобразить богатую леди. Ругаться не хотелось. Подметила, что роль слуги пареньку очень к лицу. Злорадство не входило в мои лучшие качества, но настроение требовало именно этого. Ощущение, что вот-вот внесут корону, и я стану победителем. Мне оно нравилось.

— А где же твоя… мать?

— Она уехала вчера утром. Ты еще спала. У нее важные дела, — он задумался, — очень важные.

— Ладно, — махнула я, хотела подметить, что без Катеньки этот день будет прекрасным, но промолчала.

Скоро должен быть звонок от Жаннетт – она тоже никогда не забывала про мой день и обычно поздравляла меня по Скайпу между десятью и одиннадцатью утра, а ближе к обеду приезжал курьер с подарком. Как повелось, бабушка дарила всегда незначительные вещи, бывало подарочные карты в брендовые магазины, бьюти боксы, которыми я мало пользовалась, на пятнадцать лет мне пришел от нее авиабилет в Ниццу. Как оказалось, это была ее деловая поездка, в которую Жаннетт решила взять меня с собой. К каждой посылке всегда прилагалась фигурка добермана, купленная во время поездок, – бабушка знала мою любовь к этим созданиям.

Уверенна, и этот день не будет исключением.

С довольной улыбкой я уселась за стол, попутно наблюдая, как кашеварит Андрей. Тот уже почти заканчивал и начинал перекладывать блюдо в тарелку.

— Саш, не ожидал, что ты придешь, так что можешь съесть эту порцию, а себе я еще сделаю, — одарил меня своей фирменной полуулыбкой.

— Ты так любезен, — скривила рот я в наигранной благодарности, но отказываться от еды сегодня я была не намерена. — Если тебе не сложно.

Яичница-глазунья с овощами, как и вчера. Невероятно вкусно, словно этого сводного засранца учил готовить шеф-повар. Цепляя желток на край тоста, я заедала его порцией тушеной моркови, зеленого горошка, капусты… не было желания разглядывать каждый кусок, аппетит разыгрался не на шутку. Кофе мне тоже подал Андрюша и лишь после этого сел за стол сам с точно такой же порцией завтрака.

— Больше не будешь на меня сердиться? — он вновь улыбнулся, смотря, как я отпиваю напиток. — Пойми, я не хочу забирать у тебя отца и понимаю, что ты чувствуешь…

— Ничерта ты не понимаешь, — фыркнула я.

— Ревностью ничего не добьешься.

— Не надо меня учить, — снова огрызнулась я, его разговоры меня злили каждый раз, — и о какой ревности ты говоришь? Я никого не виню! Просто не люблю, когда занимают слишком много места вокруг меня. Моего места. Сечешь? — я зыркнула на него из-под сдвинутых бровей.

Думала, ничто не испортит мне настроения, но нет, вот оно – всего пара слов, и мне хочется задвинуть ему между глаз!

— Да, — кивнул Андрей. – Извини, не хотел ни обделять вниманием твоего отца, ни занимать твое место. Я просто хочу подружиться, ведь невозможно жить вечно как кошка с собакой. Я не желаю тебе зла, а только рад найти общий язык с сестрой.

— Еще надо доказать, что я твоя сестра.

Желания находиться рядом с ним и слушать эти глупые попытки помириться становилось все меньше, но в памяти всплыл вчерашний разговор с папой. Я вдохнула полную грудь и медленно выдохнула. Пожалуй, он был прав. Нам надо подружиться или… Я оглядела сидящего напротив Андрея и поняла, что он не перестанет раздражать мня одним только своим видом, но у меня хватит терпения изображать любящую сестру хотя бы на глазах папы. Потому что я еще заставлю этого Андрюшу убраться из моего дома навсегда!

Жаннетт никогда не изменяла своей пунктуальности: мелодия Скайпа раздалась ровно в десять тридцать, и на экране высветилось ухоженное лицо женщины, по виду которого и не скажешь, что его обладательнице уже за пятьдесят. По обыкновению гладко зачесанный низкий пучок и челка, заправленная за правое ухо: бабушка смотрела не на меня, а куда-то чуть вбок, суровым взглядом смеряя происходящее. Я поприветствовала ее первой. Она взглянула ровно в экран и слегка улыбнулась. Из года в год ее поздравление не отличалось особой оригинальностью, словно заученные строчки, хотя для меня звучали они очень мило и с той любовью, на которую только способна Жаннетт.

Любви, удачи, успеха и обязательно найти в этом мире свое место. Примерно так кратко звучало ее поздравление. Последнее в ее контексте следовало понимать: Саша, выучись на менеджера или рекламщика и займи мое место руководителя компании. После чего она кратко выслушивала мои благодарности и очень скоро отключалась, ссылаясь на занятость, в конце успевая добавить: дождись курьера, он скоро будет.

Сгорая от нетерпения, я уселась у окна, выглядывая подъезжающую машину отца. Представляла, как мой личный железный конь будет смотреться во дворе, как будет блестеть на солнце идеально гладкая черная краска, как рев мотора вольется в мою душу, словно пение птиц в диснеевском мультике. Однако курьер от Жаннетт пришел раньше.

Это была коробка размером сантиметров семьдесят на пятьдесят и высотой еще около тридцати обернутая бархатной голубой тканью с белым атласным бантом в центре крышки. Несильно отличалось от предыдущих посылок. Открыв, я только и успела разглядеть фирменную коробочку айфона и несколько бутылочек, кажется, каких-то косметических средств, как из открытого окна раздался мотор машины и скрип ворот. Подорвавшись с места словно ужаленная, я помчалась со всех ног на улицу, второй раз за день чуть не навернувшись на лестнице.

Уже от дверей дома позади машины виднелось подобие прицепа только без бортиков, на котором стояло нечто высокое и удлиненное, накрытое брезентом. Просто так и не понятно, что под тканью, но я-то знала. Я чувствовала.

Я медленно подошла к прицепу, но все еще находилась на расстоянии десяти шагов от него. Дух захватывало от волнения и переполняющего счастья, когда папа начал отвязывать удерживающие брезент веревки. Я прикрыла ладонями лицо, как только ощутила наплывающие слезы, где-то глубоко в животе все сжалось, мышцы всего тела были в напряжении, но восторг маленького ребенка был настолько сильным, что хотелось прыгать и визжать от радости.

Я ждала этого несколько лет. И вот оно. Моя мечта находится в нескольких метрах от меня. Я всхлипнула.

Брезент отлетел в сторону. Шикарный черный Ямаха – породистый скаковой жеребец – отливал бликами солнца, закрепленный ремнями и блокировками на колесах.

— Потрясающий… — пробормотала я сквозь пальцы.

Папа довольной улыбкой повернулся в мою сторону, но я даже не заметила, что смотрел он совсем не на меня.

— Андрюша, сынок, с днем Рождения! Меня много лет не было в твоей жизни и на твоих праздниках в том числе. Хотелось сделать тебе подарок.

Я обернулась. Немного позади меня стоял мой сводный братец, с интересом смотревший на отца.

— Ну что! Надеюсь, ты умеешь ездить на мотоциклах, потому что теперь этот красавец принадлежит тебе! – произнес отец сквозь меня, словно я была призраком.

© А. Тенебрис,
книга «ИНСАЙТ».
Комментарии