День первый
День второй
1. Воспоминание
День третий. Часть первая.
День третий. Часть вторая.
День четвертый
День пятый
2. Воспоминание?
День двенадцатый
3. Воспоминания
День четырнадцатый
День шестнадцатый
День семнадцатый
День девятнадцатый
День двадцатый. Часть первая
День двадцатый. Часть вторая
4. Воспоминание
День двадцать первый
День двадцать второй
День двадцать третий
День двадцать четвертый
5. Не воспоминание
День двадцать пятый
День двадцать шестой
День двадцать восьмой
День тридцать пятый. Часть первая
6. Воспоминание
День тридцать пятый. Часть вторая
День двадцать шестой
На удивление, утро было весьма приятным: без ссор, криков и нелепых просьб мама уехала на работу, лишь напомнив, что послезавтра прилетит отец и нужно будет пропустить один учебный день, чтобы встретить его. Я согласно кивнула и отправилась на учёбу, тайно ожидая того дня, когда они вместе уедут отдыхать и оставят меня в покое: и я наконец - таки смогу просто лежать на диване и думать о своём. Точнее, о нем.

Лиза была менее весёлой, чем обычно: я заметила, что она смеялась не над всеми, а лишь над некоторыми шутками, и хотела узнать причину её беспокойства. Но мне нужно было это сделать деликатно, так как она не любила говорить о себе и своих чувствах: её первый возлюбленный был жутко токсичный, и с ним она научилась постоянно носить милую, весёлую маску, из - за которой она была очень похожа на куклу. Куклу, которая вот - вот заплачет: зрелище явно не из приятных.
Я знала её еще со школы, и часто наблюдала за ней, так что могла понять, когда мне стоит задать ей пару вопросов. Это случилось на втором занятии: её нарочито ровная спина сильно согнулась, и она чуть не упала на парту. Я тут же подхватила её; её телефон чуть не упал на парту.
- Что случилось? - тихо спросила я и немного дернула за рукав, чтобы растрясти и привести в чувство. Она все еще смотрела вдаль немигающим взглядом. - Лиза. - теперь она обернулась ко мне.
- Не знаю. У меня плохое предчувствие.
- Что такое?
- Что у тебя было с Максом?
От этого вопроса я, честно говоря, опешила. Откуда она знает про меня и Макса? Может, она просто видела нас вместе и спрашивает не о той ситуации на кухне, о которой мне хочется забыть, как о страшном сне. Тем не менее, свое волнение я не смогла от нее скрыть, и оттого Лиза приблизилась к моему лицо и пристально изучила глазами - еще один её прием, который я так ненавижу - и зачем - то кивнула.
- Что? - выкрикнула я от такого напряженного молчания. Пара человек оглянулась на нас, и Лиза шикнула на меня. Я продолжила чуть тише: - О чем ты говоришь? Мы просто пару раз встретились. Все.
- Почему он тогда больше к нам не подходит? - обеспокоенно спросила она.
- А тебе какая разница? - на мгновение пролетела мысль, что он нравится Лизе, и я тут же покраснела. Это было бы крайне неприятно и неловко.
- Просто... - Лиза замялась. У меня глаза расширились от удивления. Неужели он правда ей нравится? Он же не в её вкусе!
- Что просто? Он тебе нравится? - надавила я, и Лиза поморщилась: она пытается отрицать это, но я уже вижу и вспоминаю те многозначительные взгляды, которые она кидала на него...
Я устало выдохнула все то напряжение, которое вмиг начало давить на меня вместе с её взглядом. 

- Боже, Лиза, у меня с ним ничего не было.

- Это точно? - уточнила она и посмотрела мне в глаза: они ярко горели и выдавали её. Господи, как я могла быть такой дурой и не заметить столь очевидного? И почему он увязался за мной! Лиза всю вечеринку была в окружении подруг, и наверняка ждала его первого шага...
И что мне сказать ей? Ой, знаешь, парень, который тебе нравится, чуть не изнасиловал меня на той злополучной кухне? Поэтому, дорогуша, не советую на него смотреть? Ну это же бред! Да, он отдалился от меня, и значит, от нее, потому что она первоначально не нравилась ему, ему вообще было на нее все равно. Или, может быть, нет? Может, мне стоит поговорить с ним? И что мне тогда ему сказать? Чтобы он не обидел её, как обидел меня?
Что мне ей сказать? Он никогда мне не нравился, и я лишь надеялась, что он понравится. Но это было неправдой. А ей он действительно нравится, может быть, на пару недель или месяцев, но пока что нравится, а значит, она хочет быть с ним, она будет добиваться его, и если она узнает о том, что я пыталась построить с ним отношения, она перестанет со мной общаться, ведь она будет считать меня своей соперницей... Но она же знает, кто мне действительно нравится!
Но тогда она справедливо обидеться за то, что я пыталась встречаться с одним, и мечтать о другом.
Боже, я ведь действительно повела себя, как конченая эгоистка.
А значит, Лиза не должна об этом узнать.
А значит, мне придётся соврать.
А врать - значит, врать во всем и обо всем.
- Да, Лиза. - я выдавила улыбку и взяла её за руку, пытаясь успокоить. - Ничего не было. Никогда.
Она улыбнулась и прижала меня к себе. Пускай у них все сложится.

На большой перемене у меня было достаточно времени, чтобы найти Макса. Он не очень был рад нашей встрече и был не слишком воодушевлением предложением поговорить не о наших отношениях вдали от всех, но все - таки согласился. Я увела его к окну и начала говорить о Лизе. Он все это время смотрел на улицу и не разу не ответил не на одну мою фразу. А в конце концов, когда я закончила свою браваду, выдал совершенно неуместный вопрос:
- Так что между нами?
Я буквально оторопела от этого заявления. 
- Эм... - я тут же рефлекторно сморщилась, потому что так делала каждый раз, когда мне задавали неудобные вопросы и я не желала на них отвечать. Внутри же я медленно, но верно закипала праведным гневом: я сватала ему Лизку, искренне не желая этого вовсе, уже несколько дней просыпалась в холодном поту от осознания того, что со мной было бы если бы он вовремя не заявился на ту чертову кухню, и в общем - то он мне никогда и не нравился, разве что пару мгновений(дней), и он еще спрашивает, расстаемся ли мы? Я нервно хихикнула, и он нахмурился, явно не ожидая такой реакции. Это вконец меня взбесило, и я решила все - таки собрать всю свою силу в кулак и достойно ответить: - А разве между нами что - то было? Ты серьезно сейчас? - в ответ он молча кивнул. - Ты чуть не изнасиловал меня на кухне, пока я была почти в отключенном состоянии, и все еще на что - то надеешься? Ты вот серьезно сейчас? - он, черт побери, молча стоял и слушал мое возмущенное шипение. Молча. И это бесило меня еще сильнее, так сильно, что я решила ударить его хорошенько, чтобы он вышел из этого спокойного состояния и начал лепетать свои никчемные оправдания. - Чего ты молчишь? - я решительно ударила его в плечо. Ноль реакции: лишь пустой взгляд куда - то в сторону. - Что ты как амеба какая - то? Язык проглотил? - теперь я решила со всей силы дать ему пощечину и гордо удалиться - я часто видела такой прием в фильмах. Как по мне, это было бы прекрасное завершение нашей короткой истории. Но когда я занесла руку над щекой аморфного Макса, ее тут же перехватили и резко опустили вниз, так что у меня даже колени подкосились и я чудом удержала равновесие. Это снова был он, собственной персоной. Вспомнишь солнце, как говорится...
- Какого черта? - шикнула я, пытаясь вырвать из его мертвой хватки свою правую руку. Он не смотрел на меня, а пялился на Макса, который продолжал глядеть в пустоту. Видимо, пытался отойти от нашего "разрыва". Он щелкнул перед носом Макса пальцами и взглядом указал поскорее ретироваться из поля зрения. Макс так и поступил, ничего не сказав мне на прощание. Странно, ведь я ожидала пламенной финальной речи...
Мы остались вдвоем; теперь он смотрел на меня, продолжая держать в своей ладони мою уже онемевшую руку. Смотреть на него не хотелось; наверное, впервые за долгое время мне хотелось быть подальше от него, от всего мужского населения в принципе: слишком много проблем они создают. Поэтому я пялилась в окно, надеясь, что он начнет говорить первым. 
- Насилие - это не выход. - тихо сказал он, и я шокировано обернулась: не этот ли человек когда - то был одним из первых, кто защищал мою честь, честь своих друзей в частности? Наверное, он уже действительно другой человек; наверное, он слишком изменился, и я даже не заметила этого сначала, и потому он так резко от меня отдалился. А теперь пытается успокоить. Себя бы для начала успокоил: опустив взгляд, я заметила его дрожащую руку, по - прежнему сжимающую мою.
- Отпусти мою руку, которая уже дрожит из - за твоей. - неуверенно ответила я, переводя все еще колкий взгляд на его лицо. Он удивился и отпустил ее. Я тут же попыталась размять освободившуюся конечность, продолжая впиваться жестким взглядом в него. - Зачем ты подошел?
- Я решил, что тебе нужна помощь. - когда - то он говорил мне эти слова; боже, он так часто говорил мне эти слова! И всегда очень уверенно и немного горделиво: мол, без меня бы ты никогда не справилась с этим дерьмом, которое вмиг обрушилось на тебя. Он считал себя моим главным спасителем, ведь он был моим лучшим другом; и я думала точно также. Только за последний месяц он уже не казался мне суперменом. По крайней мере, не моим.
- Это ему нужна была помощь. Пусть тебя он и благодарит. - ядовито улыбнувшись, я отвернулась от него и зашагала прочь, чувствуя спиной его любопытный взгляд. Он явно не ожидал этого от меня: конечно, я же всегда была пай - девочкой, тихой, и оттого милой, которой нужна чья - та поддержка и забота. Вот только за последний месяц  я внешне очерствела, хоть и внутренне разбивалась на мелкие части.  

© Лиза Антонова,
книга «"Любовь"».
День двадцать восьмой
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (3)
_ananaser_
День двадцать шестой
читается на одном дыхании. очень жду продолжения.
Ответить
2020-04-06 16:02:23
4
Виктория Стыценко
День двадцать шестой
Проду
Ответить
2020-04-13 04:54:20
5
moonlait
День двадцать шестой
Очень прошу продолжение😭🙏
Ответить
2020-04-26 15:43:25
4