День первый
День второй
1. Воспоминание
День третий. Часть первая.
День третий. Часть вторая.
День четвертый
День пятый
2. Воспоминание?
День двенадцатый
3. Воспоминания
День четырнадцатый
День шестнадцатый
День семнадцатый
День девятнадцатый
День двадцатый. Часть первая
День двадцатый. Часть вторая
4. Воспоминание
День двадцать первый
День двадцать второй
День двадцать третий
День двадцать четвертый
5. Не воспоминание
День двадцать пятый
День двадцать шестой
День двадцать восьмой
День двадцатый. Часть первая
Проблемы начались с самого утра.

Удивительная штука, эта жизнь - ровно через день у меня происходит всякая фигня.

Всё началось с того, что мама не разрешила мне идти на день рождения, так как я все ещё была в нестабильном психическом состоянии. Я же, узнав от Лизы, что он будет на вечеринке, пропустить её ну просто не имела более права, а потому решила закатить маме очередную истерику, чем взбесила её ещё больше. Она забрала у меня ключи от дома, написала список приёма таблеток и уехала на работу. А я осталась одна, проливать океаны слез и проклинать судьбу.

И как обычно, меня спасла моя добрая фея, Лиза. Узнав о моем несчастье, она тут же развела бурную деятельность, и со своей привычной быстротой и ловкостью сначала собралась сама, приехала ко мне домой и уговорила меня одеть недлинное, до колен, бардовое платье, на которое я согласилась лишь потому, что вспомнила, как он предложил мне взять именно этот, довольно непривычный для меня наряд. Пока я красилась, она написала маме записку и положила её на кухонный стол. Дверь она предложила лишь плотно закрыть, а калитку запереть с внутренней стороны.
Сначала я очень переживала по этому поводу; мне было обидно и стыдно за себя и Лизу, за то, какую свинью положила мне мама. Но ещё сильнее мне было страшно за то, что она со мной сделает завтрашним утром, когда я вернусь домой. Лиза меня успокоила, сказав, что своей миниатюрной ручкой с лёгкостью сможет запереть злополочную калитку. Лишь тогда я успокоилась, решив, что ничего уже не смогу изменить и положилась на Лизу.

Она все устроила наилучшим образом; Макс заехал за нами: его друг жил за городом. Ещё в машине впопыхах он вручил мне бутылку вина, с которой я бы покорно и проехала весь наш получасовой путь, если бы не разбушевавшаяся из - за переизбытка адреналина Лиза. Заявив, что ей нужно срочно снять стресс от столь непривычной для неё ситуации (что было ложью, так как её мама также пыталась запереть её, и не раз - и всегда безуспешно. В последний раз из дома её вытащили я и он - да, да, тот самый. Как сейчас помню ту душную, светлую ночь; все будто бы играло нам на руку. Ещё несовершеннолетние, которым пообещали настоящий трип по всему алкоголю этого города - на ту ночь у нас троих были грандиозные планы. После двенадцати он тихо приоткрыл её калитку и зашёл внутрь дабы помочь ей перепрыгнуть через окно, так как она боялась и боится сейчас высоты. Я же стояла на стреме; пришли они довольно быстро, безумно счастливые от удачной затеи. Мы тут же забежал за угол, где нас уже ждала машина с ещё парой ребят, имён которых я уже не помню, так как и знала  их все - то одну ночь. И то, из той ночи помню только то, как мы вытащили Лизу, и не более того. Трип был действительно стоящий) она нагло забрала у меня бутылку и выпила прямо из горла под довольный крик Макса. Я скривилась; поддаваться её примеру мне резко перехотелось.

Для меня это было действительно непривычно, так как обычно мы пили с ней на пару и справедливо делили бутылки в течении последнего года нашего плотного общения. Но, окинув лишь одним взглядом эту бутылку, которая уже пошла по рукам и потому была наполовину пустой, я поняла, что не хочу даже притрагиваться к ней более, о чем и сказала Лизе. Она недовольно скривилась, но упрашивать не стала и продолжила попивать из неё.

Уже на подъезде машина резко притормозила, и Лиза громко сматерилась - вино пролилось на её белую новую блузку. Я внутренне усмехнулась и тут же одернула себя - это было совсем не кстати, совсем не смешно, и тут же включила в себе чувство солидарной обиды, что и выразила на своём лице. И как давно я прикидываюсь другими эмоциями? Когда я научилась так профессионально играть, что мне все верят и утвердительно кивают головой? Ах да, тогда, когда мы с ним поссорились и наша дружба пошла под откос. Как раз тогда, когда я поняла, что влюбилась в него.

Дом был большой, но люди все равно теснились в прохода между комнатами. Громко играла клубная музыка, и с десяток людей в гостиной тряслись под неё с стаканчиками в руках. Столы ломились от выпивки и наскоро заказанной еды; на удивление, я не заметила никаких целующихся в углах пар. И, самое главное, не видела его.

А ещё здесь был открытый бассейн, но вода в нем была слишком холодная, пожалуй, даже для него. Так что повторного погружения не будет. Очень, кстати, жаль.

Пока я осматривала второй этаж, заранее ищя пустые комнаты для отступления и туалет для возможных внезапно полившихся слез, Лиза нашла нам выпивку и торжественно протянула мне стаканчик прямо на лестничной пролёте, на котором итак было достаточно людей, так что мы терлись с ними локтями, когда чокались. Лиза звонко рассмеялась; мне пришлось сделать глоток - это был виски с колой. Этот вариант меня вполне устроил, и спустя минуту мы уже спускались за добавкой, несмело держась за руки дабы не упасть на ступени или других незнакомых людей. К сожалению, их лица нам были незнакомы, а Макс ушёл поздравлять друга, так что мы предоставились сами себе. После второго стакана Лиза потянула меня на импровизированный танцпол с уже привлекающей неоновой подсветкой. Я поддалась ей, поддалась завлекающей музыке, и мне даже это начало нравится. Мы познакомились с парой девчонок, с которыми мы ударились локтями, но я забыла их имена тут же, как они их озвучили.
Спустя шесть песен я совсем устала, у меня пересохло в горле, и я решила охладиться чем - то не алкогольным, так что мы разделились: Лиза с нашими новыми знакомыми ушла на второй этаж к столу с мартини, а я направилась на кухню за соком.

Когда я аккуратно уже убрала его в холодильник и закрыла его дверь, передо мной появился тот, о ком я думала весь вечер(впрочем, и искала глазами). Несмотря на то, что я ждала его неожиданного появления, я испуганно вздрогнула. Он усмехнулся.
- Что, так плохо выгляжу? - карие радужки приняли более тёмный, яркий цвет. Казалось, что он даже не притрагивался к спиртному, просто он был слишком уверен в себе, так как развязно облакатился на холодильник и нагло молча наблюдал за моими неловкими действиями. В ответ я лишь вздернула бровь, и немного трясущимися руками взяла стакан, наполненный прохладной жидкостью, и принялась аккуратно пить, подсматривая за его глазами, которые продолжали на меня пялится, так что я в конце концов подавилась. Он отпустил глаза в пол.
- Ты что - то хотел мне сказать? - дрожащим голосом выдавила я. Он поднял голову и вновь взглянул на меня.
- Ты чего дрожишь? - я опустила голову и заметила, как характерно дрожали колени... Моё тело сдаёт меня с потрохами.
Вместо ответа я неоднозначно  пожала плечами. Он тоже молчал, но глаза его так и горели, выдавая его желание что - то спросить, что - то узнать. Но он не смог исполнить свое желание, так как очередной знакомый позвал его, так что он резко встрепенулся, пробурчал что - то типа "Извини" и быстро удалился, освободив мне проход. Я поспешно допила сок и почти добежала до ванной. У меня горели щеки, и я исправила это косметикой, наложив пару слоев румян - пускай я переборщу с косметикой, но не со своими чувствами.

Когда я вышла, казалось, что людей стало ещё больше. Я встретила Макса, и он познакомил меня с именинником; после одного шота водки в его честь мы с Максом удалились на улицу, потому что мне резко стало жарко(на самом деле я просто не отошла от встречи с ним) и присели на лавочку. Макс закурил, а я тихонечко сидела с ним рядом, слушая его тихие истории о нем и об имениннике. Слушала его я вполсилы, думая скорее о нашей внеплановой встрече на кухне и о том, что он хотел все - таки у меня спросить. Отвлек меня от мыслей резкий новый звук на улице - с грохотом отворилась дверь, и злополучная пьяная блондинка со смехом выкатилась на свежий воздух. За ней неспешно шёл он. Аккуратно закрыв дверь, он на ходу одевал свою кожаную куртку и наблюдал за своей пассией, бодрым шагом идущей к бассейну, недалеко от которого сидели мы с Максом. Макс усмехнулся, глядя на неё, а я смотрела лишь на её спутника, который также заметил меня и напряжённо улыбнулся, с недоверием взглянув на Макса. Мне стало это дико приятно и подозрительно. Тем временем блондинка уже собралась идти плавать, так что он быстро подбежал к ней и подхватил, оттянув от бассейна. Она уже перестала смеяться, лишь возмущалась, говоря, что он мешает ей веселится. Он пытался ей что - то объяснить, но говорил достаточно  тихо, так что я ничего не услышала. Это было досадно.
Тем временем Макс продолжал, а они уже в обнимку стояли у бассейна прямо напротив нас. Он стоял снова параллельно мне; и я просматривала на его реакцию на её фразы. Когда она прижалась к нему и он неспешно приобнял её в ответ, я решила громко рассмеялся с очередной не смешной истории Макса, и он, ошалевший от моей реакции, счастливо засмеялся в унисон мне. Я взяла Макса за руку, и он сжал её. Я обернулась на все ещё обнимающуюся парочку: он смотрел прямо на нас, смеющихся ему прямо в лицо. Не выражал никаких эмоций, просто наблюдал, но я заметила его напряжённо сжатые пальцы на её спине. 

Ревнует? Подозревает? Меня устраивал лишь первый вариант.

Наблюдал он недолго; блондинка оторвалась от него первой. Он приобнял её за плечо, и они развернулись в направлении выхода. Макс окликнул их на прощание, и блондинка ответила ему. А он лишь махнул рукой в знак ответа, и затем тут же вернул её на талию девушки.
Надеюсь, они еще вернутся...
© Лиза Антонова,
книга «"Любовь"».
День двадцатый. Часть вторая
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
leyla_05
День двадцатый. Часть первая
Продолжение)
Ответить
2020-01-19 12:40:50
1