День первый
День второй
1. Воспоминание
День третий. Часть первая.
День третий. Часть вторая.
День четвертый
День пятый
2. Воспоминание?
День двенадцатый
3. Воспоминания
День четырнадцатый
День шестнадцатый
День семнадцатый
День девятнадцатый
День двадцатый. Часть первая
День двадцатый. Часть вторая
4. Воспоминание
День двадцать первый
День двадцать второй
День двадцать третий
День двадцать четвертый
5. Не воспоминание
День двадцать пятый
День двадцать шестой
День двадцать восьмой
День семнадцатый
Когда - то давно Лиза принесла мне потрепанный мамин журнал и со смехом предложила его полистать. "Взрослый", как нам тогда казалось, журнал был насыщен многочисленными красавицами в пышных платьях с короткими, ничего не значащими для нас подписями брендов, которые были на них надеты. Всего пара страниц были заполнены хоть какой - то информацией, но увидев подзаголовок с страшным и необъяснимым словом "секс", мы осеклись и решили отложить чтение, не желая разбираться в неизвестных темах. Лиза так и поступила, а вот я так заигралась с ней, что поняла, что забыла отдать ей его лишь тогда, когда она уже уехала домой. Яркая кричащая обложка так и звала меня посмотреть, что же там все - таки внутри, изучить от корки до корки, как и учила мама. И я решила, что в этом ничего зазорного не будет - я ведь так люблю читать, прочитаю и это печатное издание. Ведь если его позволяют печатать, значит, его можно читать, даже ту злосчастную колонку, вызвавшую в нас так много противоречий. Я прочитала весь журнал в тот же вечер, и что такое секс так и не поняла. Зато поняла, что если твое сердце разбили, то нужно не подавать вида и найти себе новое увлечение, с головой окунувшись в него. У меня уже тогда разбивалось сердце, например тогда, когда мама не брала меня с собой за покупками или когда она не покупала мне очередную саму лучшую на свете куклу "Барби". Несмотря на то, что словосочетание "окунуться с головой" мне было не понятно, я все - таки решила найти себе хобби. И даже нашла: теперь, когда я обижалась на маму, я долго истошно кричала на всю улицу, так что бедная смущенная мама брала меня в охапку и наскоро садила в машину, причитая, какая у нее невоспитанная дочь. 

Жаль, что я не могу истошно покричать сейчас и решить все свои проблемы простым ором как по взмаху волшебной палочки.


Проснулась я очень рано, и после прочитанных сообщений от Макса еле сдержалась, чтобы не повторить главный трюк детства. Зайдя на кухню, по оставшейся полупустой тарелке с кашей я поняла, что мама уже ушла, и позволила себе громко закричать от безысходности своего положения. Ну почему же мне так плохо от самого воспоминания нашего "свидания" с Максом? Все же было не так уж и плохо. Если, конечно, не считать того, что Макс был совсем не героем моих внезапных грез.

Ноги стали совсем ватными и перестали слушаться, так что я медленно села на холодный пол кухни. Очнулась я от громкого и настойчивого гудка автомобиля с улицы. Я неохотно встала и доплелась до окна: машина уже со свистом пролетала мимо, а незнакомый парень ругался ей вслед, видимо, чуть не сбитый ею. Краем глаза я заметила повернувшую на дорогу рыжеватую голову Макса и поспешила спрятаться на полу. Я представила что нахожусь на войне и ползком направилась в ванную. Моя конечная цель - остаться незамеченной и проскочить в комнату, негромко хлопнув дверью. Я - шпионка, которую пытаются найти незнакомые и небезопасные личности, такие, как Макс. И я успешно прошла это задание.

Я попыталась прийти в себя с помощью прохладного душа. Это действительно помогло мне заново почувствовать свое тело и успокоить сердцебиение. Затем я переоделась и посмотрела на время - уже прошла половина пары. Я быстро собралась и пришла ровно ко второй. Меня даже никто не заметил, кроме, пожалуй Лизы, недовольно шикнувшей на меня.

- Ты где торчала? - тихо продолжала она меня отчитывать, пока я сидела с еей рядом и перебирала тетради. Не найдя нужной, я спокойно перевела взгляд на нее и удержалась от смеха: она стояла так грозно и воинственно, будто бы вот - вот и раздерет меня в клочья. В иной раз я бы всерьез испугалась и начала бы ее успокаивать, но после последних событий я уже ничему не удивляюсь: ни  в себе, ни в людях. И не боюсь ничего: что должно случится, то и случится. Если мне суждено умереть от крепкой хватке от ее рук, то пускай я умру со спокойным, а не испуганным лицом.
- Я забыла тетрадь по истории. - и округлила глаза, подчеркивая серьезность ситуации. Лиза была просто в бешенстве.
- Ты издеваешься? То ты на свидания тайно ходишь, то потом на пары не приходишь.. Да и бледная какая - то... Что с тобой такое? - я лишь пожала плечами, еле сдерживаясь, чтобы не разреветься на ее плече и не рассказать обо всем.
- Тональный плохой подобрала. Слишком светлый.
Больше Лиза ничего не спрашивала.


В течении всей следующей пары я ловила на себе взгляд Макса, и кое - как пыталась на него отвечать, боясь, что могу как - то обидеть его, чего мне точно не хотелось. На перерыве он подошел к нам с Лизой, эффектно предложив пойти на вечеринку его друга.
- Там будут все сливки общества! - продолжал он восхищенно хлопать глазами и корчить рожи умиления и восторга, от которых мы с Лизой смеялись на весь коридор. - Давайте, там будет еще веселее, вы будете смеятся раз в двадцать сильнее!
- О боже, тогда точно нет! - сквозь смех прокричала я, уже содрогаясь на его плече. Он аккуратно и незаметно взял меня за руку, и я немного смутилась. Но в тот момент такой жест меня вполне устраивал. Когда я наконец - таки подняла голову, я который раз за сегодня встретилась с его зелеными глазами - в этот раз они не казались мне такими насмешливыми и задорными, скорее, спокойными и безмятежными, как густой лес в пригороде. Он смущенно отвел взгляд, и тогда я уже поняла, что просто нагло на него пялюсь и посмотрела вперед, на небольшую компанию знакомых ребят. И встретилась с до боли знакомыми, темными глазами, настолько темными, что будто бы они были настоящей ямой, такой опасно манящей, что я вздрогнула и поспешно перевела взгляд на улыбающуюся Лизу - она уже согласилась прийти, и я кивнула в ответ, все еще размышляя - он увидел нас вместе или все - таки нет?


- Лучше бы я не заворачивала сюда... - смущенно прошептала я, еле сдерживая накатившие слезы, пытаясь унять боль в висках и сухость в горле быстрым морганием. Поспешно развернулась и быстрым шагом ушла прочь, вниз по лестнице, рывком перешагивая по паре ступень.
Картина, которую я так боялась застать, открылась передо мной в самый неподходящий момент, в коротком перерыве перед последней парой. Картина, от которой у меня затряслись колени и мелкая дрожь бежала по всему телу. Картина, от которой я в конец почувствовала себя ненужной и бесполезной, а свьи мечты - банально пустыми и безысходными. Я даже не ожидала от себя такого всплеска эмоций - я искренне считала, что со временем моя влюбленность пройдет, как и предыдущие. Однажды она оборвалась, когда я застала возлюбленного с другой, и остудила этим фактом свой пыл. Но в этот раз такого результата не вышло - возможно, потому что мы были не просто знакомыми, а действительно хорошими друзьями. И мне стало так больно, будто бы я потеряла дорого себе человека.

Он целовал её. Или она его. Это не важно. Но она обнимала его, а он обнимал её в ответ. И он вдруг приоткрыл глаза и посмотрел на меня. И только в этот момент я отошла от шока, встрепенулась, что - то промямлила и побежала вниз, подальше от лестничной клетке и этой парочки. Ноги меня не слушались, велели стоять, или лучше лежать, лежать и выть от боли, будто бы я была собакой, в которой пару раз поковырялась ножом и бросили подыхать на углу грязной дороги.
Но я не собака; я человек, и я не могу себе позволить плакать тогда, когда хочется этого больше всего на свете. Всё, что я могу себе позволить - держать спокойное, сосредоточенное лицо(пускай кто - то будет считать, что у меня кто - то умер - пускай, ведь по факту мне так и кажется), стойко дойти до своего дома и лишь там предаться своим страданиям, задавать бесконечные вопросы, по типу: почему не я, почему она, почему на лестничной клетке, почему он на меня посмотрел в этот момент и тому подобное. Точного ответа я все равно не узнаю, зато смогу составить тысячу и одну теорию, в которой одна да и будет той, которую желает моё сердце - чтобы он банально поцеловал её назло. Назло мне.

© Лиза Антонова,
книга «"Любовь"».
День девятнадцатый
Комментарии