Глава 1.
Глава 1.
Хаддерсфилд, 13 мая.

— Очищение, — проникновенным шёпотом произнесла Сесилия, перевернув карту, на которой был изображён скелет, подкашивающий головы на лугу. Я заинтересованно взглянула на неё, а после невольно перевела взгляд на морщинистые, но ухоженные руки, украшенные массивными перстнями. — Это означает серьёзные перемены, способные в корне изменить твою жизнь.

Бабушка умерла, когда мне было 16. Этот день навсегда останется в моей памяти. Я помню, как сидела у её постели, сжимая безвольно свисающую с кровати руку. Силы покидали Сесилию, но она продолжала шептать мне:

— Кэролайн, милая, послушай... Предсказание обязательно сбудется, — бабушка перевела дыхание. — Когда встретишься с Мирандой, скажи ей, что ты моя внучка. Она поможет тебе. Да... Больше не от кого ждать тебе понимания и поддержки...

Сесилия уставилась невидящим взглядом в пустоту. За спиной кто-то закашлял, и я, вздрогнув от неожиданности, обернулась.

— Я не слышала, как ты вошла.

Мама стояла в дверях, скрестив руки на груди. Длинные каштановые волосы каскадом спадали ей на плечи. Под темно-серыми глазами пролегли глубокие тени.

— Прости, я не хотела тебя напугать, — она глубоко вздохнула. — Отец хочет тебя видеть.

Я поднялась, но бабушка с неожиданной силой вцепилась в моё запястье. "Останься" — просили её глаза, и я повиновалась, наклоняясь к ней ближе.

— Кто эта Миранда, бабушка, и зачем мне с ней встречаться?

Но Сесилия не ответила. Я вопросительно взглянула на маму.

— Не обращай внимания, — тихо проговорила она, украдкой вытирая слёзы. — Бабушка просто бредит.

— Уверена? Мне кажется, она имела ввиду... Мама? Мам! — я в ужасе отпустила ледяную руку бабушки и повернулась к маме.  — Она не дышит!

— Иди к отцу, — тихо проговорила она, опускаясь на колени рядом с кроватью Сесилии.

Я бросилась в коридор и чуть не столкнулась с папой. Он прижал меня к себе, и я уткнулась лицом в его грудь, вдыхая такой родной запах. Он гладил мои запутанные волосы, шепотом обещая, что всё будет хорошо. Мне казалось, что мы стояли так целую вечность, но на самом деле прошло лишь пять минут.

— Стив... Кэролайн... — я подняла глаза на маму и поняла, что ничего не вижу за пеленой слёз. Приблизившись, она взяла меня за руку. Её голос был тих, словно шелест листьев. — Родная, мне очень сложно говорить об этом, но твоя бабушка... она теперь в лучшем мире.

Я почувствовала, как щеки стали влажными от слёз, и, как ни старалась, не смогла сдержать горькие рыдания.

Со смертью бабушки что-то умерло и во мне.
© Эстер Розенберг ,
книга «Мотылёк».
Комментарии