PRO
ПОНОЗЕ ROSE
@INNENSKRIEG
ϟIEGA ϟCHLOϟϟMANN / Сè што му е дозволено на Јупитер не му е дозволено на волот
Блог Все
Вопросы, Новости, Интересное
3
1
142
Тест на сообразительность
Вопросы, Новости, Юмор
1
316
РАЗГОВОР С ДИЕТОЛОГОМ (С.Слепаков)
Новости, Цитаты, Юмор
3
3
673
Стихи Все
ВПЕЧАТЛЕНИЯ В СПОРТКЛУБЕ
Какой-то копьеносец себя несёт к Олимпу. В сны улетает спортивный завет. Марафон собирают люди как лимпы. Лир запах из впадин на ноту зовёт. Музыка ладонью качает сердце под зной, Губы прыгают в бесстрашье у грима. Боль приторно лижет тело, бери, не заной. Бассейн варит счастливые глазищи угрюмо. Ночь кроет стёкла колпаком сетей мрака, Мои вывершения ничьи, тонут гордо. За стёклами жуткая тьма и пустота многократная. Спортзал тонет в страшной бездне мрачного города.
6
0
54
СТРАШНОЕ ИМЯ
Оскар — этим словом можно назвать копьи́ще, этим словом можно резать живьё и разить росу, этим словом безумец сердце в пожаре ищет. Оскар звучит острым осколком, который кожу на части рассудит. Лучше быть на гране отчаяния или че́рвем, чем лучше тебя оказаться, хотя бы на градус; Но лучше быть дьяволом, что в котла запечёт тебя чреве, чем драным животным, что ты подобрал, чему не обрадуюсь. Оскар — нет ничего позорней, чем выкрикнуть из меня; Нет ничего безумнее, чем мёртвою хваткой цепляться за твоим ж танком; Нет ничего страшнее, чем у тебя за... одно извиняться. Из живота бы крикнула, но я не Каштанка. Острое имя, это не имя, его заслужить надо лИшь, Оно лучше чем жирные, грязные волосы Альбериха похотливого — Что в карманах карликов грязных? Этим ладонь не надели́шь, Что аккуратно придержит резь в торжестве, как хоть пиво. Во́тан, сверхскульптором прыгнув, вырвал кусок мелодичного снега,* И заострил тебя в краснеющий летом безумный меч. Вы́лонив стремление к безумствию дружб, прозвал как Сенека, Из-за натянутой на тебя кожи — полотен обратного неба,* Я осколки разбитых зим целым культом воздвигла Млечному, Выбросив вызов встать — пером защищаться по-кесарьски не́т бы. Империя белая о́стрит вокруг существа моего.* Это не Оскаром разбита большая бутылка на стёкла? Скорее это фасция лезвия, что луной устремлённая в море во́н, Вдвинет, проснёшься в полотна замёрзшим, в страхе без берега около. Больно и страшно глотать всё выкрикнутое в бессилии, Но невозможно выжечь безумную музыку, нажравшись ночей. Ночи стадом несутся как звери, что страхом бесили, Их зубы как Оскары цеплялись за сердце и мозг, но чей? Я от всего в отстранении, став вместо Рима Италией, Но не жду ничему подчиняться, как бредил Кант. Ос — то же терзание, смехострах, сатанизм, и так да́лее, Перерубив существо словно к чу́ждому брегу канат — Слово Оскар это сабля, которая меня обезглавила.
54
37
290
МОСКВА (МОНСТРОГРАД)
Сквозь чёрный океан зрачок уютится к окну, Где лодка сердцит плотную паутину Под матери рукой, в какую ленту окуну, Что тянется сквозь обойдённые пруды утиные На луже в голове, и вьётся на дожде о кнут. И ноги застревают в городе у тины. И нёбом экого по рельсам жизнь катилась. На нёбе звёзды стёрты как в безлюдье, Сё небо сожрало картины свето-стилуса. А земь скрывает струпье мрачного изледья. Из под земли растут громоздко сигареты, Туманный носовой платок иззастил воздух, Те заставляют улицу скуритесь и гореть И улицы сном как тяжёлый воз идут. По крыльям города раскатами растёт саркома, Крысятник выжирает тело суррогатной матери. На парках музыка играет гнилостным сырком, Зардевший мёртвый стадион луну высматривает. Глазища фонарей накидку делают там лисью, Но венет едко-голубым светилом лиц. В родных оковах света лишь томлюсь я, Становится бушлатом улиц Люц. Яд белизны на пристанища влит, Тела живые вязнут всласть, зачем и я? Незримый вопль проростает в люд, У сердца улиц без его значения. Нет пристанища в граде плоти близком, Безфилиграное трущобство вытеряло рост-то, Облепливает тело льдова блузка. Дух страха под восход ещё не слез, Улёгся город в вечность как короста. Во мире места не найти холо́дней его слёз.
7
0
123