Пролог. Обитель
Мутация
Консервные банки
Пациентка
Марко
Тоннель
Набережная
Сансистем
Проверка
Отражение
Профессиональная привычка
Сигнал
День всех святых
Чутье
Ящик Пандоры
Имя
Одиночество
Молчание
Преодоление
Последняя сигарета
Новая эра
Оцепление
Маска
По горячим следам
Личное
Образец
Механизм
Выбор
Капитолий
Пробуждение
Усмирители
Пока я человек
Глаза человека
Консилиум
Отбытие
Улий
Проникновение
Распятый
Без философии
Леданин
Отчаяние
Совершенное оружие
Поединок
Правосудие
Эпилог
Благодарность
Оцепление

- Почему мы не можем остаться? – спросила девушка, сидя на тахте в спальне Рида. Она наблюдала за тем, как Николас роется в ящиках письменного стола, доставая оттуда все имеющиеся кредитки, и прячет их во внутренние карманы куртки или в джинсы. Затем он подошел к комоду, нацепил на себя портупею и вложил пистолет в кобуру. Задумался на секунду, открыл верхний ящик и взял оттуда небольшую коробку, затем достал из нее совершенно новый сотовый, который оставалось только включить. Ему не редко приходилось менять телефоны, потому что многие не раз пытались его отследить. К сожалению, с подобной профессией трудно не нажить врагов.

- Потому, что они вернутся сюда, - коротко объяснил Рид и снова вернулся в кабинет. Там он включил ноутбук, приветственно загорелась зеленая лампочка. В руках следователя мелькнул маленький продолговатый предмет. Это был носитель, на который он сейчас скачивал данные. Как только процесс скачивания закончился, на экране появилась красная строка удаления. Память ноутбука полностью очистилась меньше, чем за минуту. Рид сложил его, оставил на столе и вышел в прихожую. Все это он проделал в очень быстром темпе, с каменным выражением лица. На какое-то время он замер, вспоминая, все ли необходимое взял и сделал. Пока думал об этом, зацепился взглядом за руки Хоуп и мысленно чертыхнулся. На ее запястьях по-прежнему красовались стальные браслеты наручников, только теперь их не связывала короткая цепь, но, все равно, это был серьезный компромат.

Рид решил, что сейчас нет времени на то, чтобы пытаться их снять, поэтому он просто подошел к девушке, присел перед ней, взял ее за руку и принялся натягивать рукав толстовки ниже, чтобы спрятать наручники. Получалось не очень. Рукава слишком заужены.

Хоуп сначала с интересом следила за пальцами Николаса, а затем подняла голову и стала, ни капли не испытывая смущение, разглядывать его лицо, которое сейчас было очень близко, так близко, что она чувствовала на себе его горячее, ровное дыхание. Редкие темные ресницы, заостренный кончик носа, плотно сжатые губы, трехдневная щетина – ничто не ускользнуло от ее любопытного анализа.

- Похоже, тебя это все забавляет, - сказал Рид, заметив улыбку на лице девушки.

- Тебя тоже, - догадалась она.

Следователь закончил со второй рукой, натянул на голову Хоуп капюшон и тоже невольно улыбнулся.

- Вставай, нам пора.

- А куда мы пойдем? – спросила хомячиха, соскочив с тахты.

Рид не ответил. Он буквально вытолкал ее из квартиры и приблизился к лифту, не потрудившись запереть входную дверь. Все равно взломают. Но тут он услышал шум вниз по лестнице, словно к ним поднимался целый отряд.

- Быстрее, чем я думал, - с досадой сказал следователь и потащил девушку к другой лестнице, которая вела на противоположную сторону дома. Он всей душой надеялся, что полицейские не додумались оцепить здание со всех сторон.

Они бегом спускались вниз, перепрыгивая через несколько ступенек за раз. Рид едва поспевал за Хоуп, которая с легкостью могла перескочить через весь пролет.

В конце концов, они оказались на первом этаже. Задним выходом никто не пользовался уже много лет, поэтому стальная серая дверь была заперта, о чем говорила ярко-красная лампочка под замком.

Николас осторожно приблизился к небольшому квадратному окошку, чтобы проверить обстановку. Спереди чисто, но на углу мог кто-то быть. Этого не узнать, не открыв двери. Если сделать это грубой силой, то, скорей всего, сработает сигнализация, что сейчас было бы очень некстати, ведь полицейские, наверняка, еще не поняли, что их засада давно замечена.

В стене, за металлическим щитом, пряталась панель управления подачи электричества по всему дому. Не долго думая, Рид открыл щит и, потратив некоторое время на изучение набора кнопок и рычажков, нажал на нужную. Почти сразу же погас свет, и красная лампочка на замке тоже потухла.

Николас медленно приоткрыл дверь. В темноте было трудно что-то разобрать, но это даже к лучшему, значит, и их будет трудно заметить. Но ночь постепенно близилась к завершению, выбираться нужно было прямо сейчас.

Шаг за шагом Рид продвигался вдоль стены, ища глазами лаз в сетчатом заборе. Его не могло не быть, ведь здесь постоянно зависали малолетки и местные любители игл. Нашел. Но не лаз, а большой синий контейнер для мусора. При помощи него можно было легко перелезть на ту сторону, но сделать это оказалось не так просто. На углу дома, как Рид и предполагал, засветила красно-синими огнями полицейская машина. Скорей всего, они не рассчитывали, что подозреваемые выйдут с этой стороны, поэтому у них с Хоуп было временное преимущество, но как только те поймут, в чем причина сбоя электричества, сразу станут серьезнее.

Рид снова задался вопросом, стоит ли ему так рисковать ради какой-то чудачки. Стоит. Он чувствовал, что девушка может быть ключом к разгадке того безумия, что сейчас творилось на улицах города. Не просто же так ее пытаются выловить. Все это как-то связано, ведь до того, как они оказались на «Кванте», все было относительно спокойно.

- Пойдешь первая, - прошептал следователь, - Ты шустрая, сможешь проскользнуть незамеченной. Я сразу за тобой. Поняла?

Хоуп утвердительно кивнула.

- На счет три… - сказал он, но девушка не дождалась команды, опустилась на землю и, словно ящерица, быстрая и гибкая, проползла к контейнеру. Спустя еще пару секунд она уже была по ту сторону забора, идеально слившись с темнотой.

Рид облегченно выдохнул, но снова напрягся, ведь теперь пришла его очередь. Он наклонился вперед, чтобы проанализировать ситуацию. Один полицейский стоял спиной к нему возле машины, второй – за рулем.

Николас, пригнувшись, подбежал к контейнеру, легко взобрался на него, не издав ни звука, и перескочил через забор, но как раз на последнем этапе зацепился краем куртки за острый железный прут. Сетка качнулась и звонко ударилась об угол контейнера. Всего через две-три секунды в этом направлении скользнул луч света фонаря.

- Ты слышал? – спросил полицейский у напарника, что сидел в машине.

- Что? Нет. Я вообще-то слушаю указания. Иди, проверь, если хочешь.

Мужчина с фонарем долго всматривался в угол, откуда донесся звук, но сейчас там ничто не подавало признаков чьего либо присутствия.

- Да ладно, не похоже, что там кто-то есть.

Свет фонарика скользнул прочь, а затем и вовсе исчез.

- Теряю былую ловкость, - прошептал Рид, вылезая из укрытия, - Пойдем, тут рядом метро.

Они шли быстро, стараясь не перейти на бег, чтобы не привлекать к себе излишнее внимание, хотя, людей в такое время на улицах было не много. Все порядочные граждане сейчас мирно спали в своих кроватях, остались только лихие искатели приключений и редкие патрули консервов. Именно они сейчас представляли самую большую угрозу.

Когда впереди появилась большая, голубая, семиконечная звезда с надписью: «Метро», Николас заметил, что Хоуп постоянно озирается по сторонам. Это показалось ему странным, ведь до этого она ни коим образом не проявляла ни страха, ни волнения. В конце концов, она вдруг резко остановилась и прислушалась. Теперь на ее лице отобразилось беспокойство.

- Что случилось? – спросил Рид, машинально кладя руку на рукоять пистолета.

- Кто-то… нет, что-то идет за нами, - сказала она, постояла еще какое-то время, а затем сорвалась с места и побежала к спуску в метро.

Тоже, на всякий случай, оглядевшись по сторонам, Рид бросился следом. Что ее так напугало?

- Эй! Куда ты несешься? Ты же не знаешь дороги! – кричал он ей вдогонку.

Девушка остановилась посреди платформы. Перед ее глазами вдруг всплыли воспоминания о той заброшенной станции метро, где она жила всего три дня назад. Все было очень похоже. Те же рельсы по обе стороны, колонны с потрескавшейся белой плиткой, а местами уже и не белой, и глубокие черные дыры тоннелей. Но было и явное отличие, заключающееся в том, что здесь горел свет, а главное – обитали люди. Под теми самыми колоннами, на кусках ткани или просто на голом полу спали местные бродяги в обнимку со своими скромными пожитками. Им было наплевать на всех, и всем было наплевать на них.

В глубине тоннеля зарождался нарастающий гул. Показался свет, и через пару секунд на станцию вынырнул коричневый поезд. Они ходили и днем, и ночью, в одно и то же время, управляемые дронами.

Открылись дверцы вагонов. Из дальнего вышла молодая женщина с огромным розовым чемоданом и, переведя дух, направилась к выходу, стараясь не смотреть на мрачные лица местных «жильцов». Кроме нее, больше никто не вышел.

- Пойдем, это наш, - сказал Рид, заходя в один из вагонов. Хоуп последовала за ним. В этом вагоне они были единственными пассажирами.

Следователь опустился на сидение, обитое красным кожзаменителем, и накрыл лицо ладонями. Поезд, после слов: «Внимание, двери закрываются», тронулся дальше. Они оказались внутри того самого загадочного тоннеля.

Изнутри стены вагона были заклеены рекламой разной давности. Некоторая висела здесь еще с дореволюционных времен, как, например, «Весенняя путевка по Европе», или «Покупайте импортную технику в магазине «Легер». Между этими пестрыми бумажками незаметно выглядывала черно-белая с фотографией девочки лет пяти. Потускневший текст говорил о том, что у «Алисии» была обнаружена редкая болезнь, название которой с первого раза не запомнишь, да и не выговоришь. Родители просили не оставаться равнодушными, а помочь накопить деньги на дорогостоящую операцию. Судя по дате, когда была напечатана эта информация, Алисия либо уже выздоровела, либо, что более вероятно, теперь живет в ином мире.

Хоуп подошла к окну, за которым не было ничего, кроме тьмы и ее подрагивающего отражения.

- Ник, - вдруг обратилась она к следователю, впервые назвав его по имени, - Чего они хотят от меня?

Рид прекратил разглядывать рекламу и посмотрел в ее глаза, отражающиеся на стеклянной поверхности. Сейчас они были черными прогалинами, глубокими и жуткими, как сама бездна.

- Хотел бы я знать, - тихо сказал он.

© Илва Стрельцова,
книга «K.S.E.N.O.N Амнезия».
Комментарии