Пролог. Обитель
Мутация
Консервные банки
Пациентка
Марко
Тоннель
Набережная
Сансистем
Проверка
Отражение
Профессиональная привычка
Сигнал
День всех святых
Чутье
Ящик Пандоры
Имя
Одиночество
Молчание
Преодоление
Последняя сигарета
Новая эра
Оцепление
Маска
По горячим следам
Личное
Образец
Механизм
Выбор
Капитолий
Пробуждение
Усмирители
Пока я человек
Глаза человека
Консилиум
Отбытие
Улий
Проникновение
Распятый
Без философии
Леданин
Отчаяние
Совершенное оружие
Поединок
Правосудие
Эпилог
Благодарность
Отчаяние

Больше Ленор не оглядывалась назад. Почему-то, появилась уверенность в том, что эти двое справятся. Они непростые ребята. К тому же, ей уже доводилось видеть их слаженную работу. Сейчас нужно было в первую очередь думать о себе и о своей сестре. Как только она найдет Хоуп, тут же вернется, чтобы помочь им, если, конечно, они не управятся к тому моменту. И если она еще будет в состоянии твердо стоять на ногах.

- Нам сюда? – спросил Николас, глядя на ступеньки, ведущие вверх.

- Да.

Ленор, стараясь не обращать внимания на раздающиеся позади звуки борьбы, побежала к ступеням, заканчивающимся тяжелой двустворчатой дверью на подобии той, что вела на склад. Девушка приготовила пропускную карту, но забыв про нечувствительность своих пальцев, выронила ее, и та упала прямо под ноги следователю. Он же и поднял карту и, обойдя Ленор, приложил предмет к идентификатору. Встроенная программа какое-то время усердно обрабатывала информацию и, видимо, решила, что статуса изображенного на пропуске человека недостаточно для входа в лабораторию. Дверь не открылась.

- Наверно, он не имел доступа. Нужен другой пропуск.

- В кабинете Фелпса его не было? – спросил Николас.

- Возможно, и был, но я не нашла. Его мог забрать убийца.

- Может, все-таки связаться с Дайаной? – спросил следователь, стягивая рюкзак со спины.

- Она не сможет, - пробормотала Ленор, усердно думая над другими вариантами.

- Что?

- Дайана не сможет открыть эту дверь. Она защищена от взломов, - девушка провела левой рукой вдоль щели между железными створками, - Но, не смотря на свою внешнюю неприступность, она не устоит перед хорошим взрывом.

Николас задумался.

- У нас нет взрывчатки.

- Сколько раз Леон использовал гранатомет? – задала она неожиданный вопрос.

- Один.

Догадываясь о том, что Ленор имеет в виду, Николас развернулся, и оба побежали по направлению к оставшимся позади товарищам. Только сейчас они заметили, что звуки развернувшейся несколько минут назад борьбы утихли. Неужели все закончилось так быстро? Но не успели они обрадоваться преждевременной победе, как осознали, что их надежды были жестоко обмануты.

Гектор находился в полу-лежачем положении среди кучи обломков от ящиков и силиконовых шариков, высыпавшихся из них. Его голова безвольно висела на плечах. По лбу струилась кровь, застилая почти всю левую половину лица.

Ленор, пораженная увиденным, даже не сразу заметила железный кол, торчащий чуть сбоку, под ребрами здоровяка. Должно быть, это была часть разобранной конструкции до сих пор хранившейся в одном из ящиков.

Тогда девушка медленно, переполненная плохим предчувствием, перевела взгляд на Леонида. Он находился всего в паре шагов от пребывающего в бессознательном, или даже уже мертвом, состоянии товарища и, как мог, прикрывал его от обступивших их с двух сторон мутантов. При этом сам мужчина стоял на коленях. Он потерял руку и теперь истекал кровью, обильно струившейся из раны. Но, не смотря на это, второй рукой он уверенно держал пистолет, словно тот мог его защитить.

- Разве они не убили одного из мутантов? – спросил Николас, уволакивая за собой в укрытие девушку, пока твари не обнаружили их возвращение.

Ленор ничего не ответила. Ее колени так сильно дрожали, что ей казалось, будто она вот-вот упадет, но не потому, что ей было страшно. Девушка никогда не чувствовала себя такой беспомощной, как в этот момент. Беспомощной и бесполезной, оставившей своих друзей умирать, пока она решает свои семейные дела. Ее охватило чувство вины, стыда, гнева и разочарования в самой себе.

Николас догадался, что она собирается делать, но не успел вовремя отреагировать. Ленор вырвала руку из его ладони и стрелой метнулась прямо на врага. Застав одного из мутантов врасплох, девушка вскочила ему на спину и выстрелила прямо в голову. Пистолет хоть и маленький, но оказался довольно мощным, как и говорил Твердов. Ее заляпало кусками чужой плоти. Мутант завалился на бок, и Ленор придавило много-килограммовым туловищем, но она все еще была человеком лишь наполовину, и та вторая половина помогла ей найти в себе силы спихнуть с себя отвратительную тушу.

- Ленор! – крикнул Твердов, пытаясь предупредить девушку о собирающемся напасть на нее втором мутанте. Сама она поздно заметила его приближение из-за слепоты на правый глаз, но звериный инстинкт помог ей вовремя отскочить в сторону.

- Оно не мертво! – снова закричал русский, пока чудовище разворачивалось, чтобы снова атаковать. Все это длилось буквально десятые секунд, но для Ленор время вдруг оказалось чем-то растянутым, как жвачка. И это тоже было следствием ее нечеловечности.

Что касается Леонида, он все еще был под действием препарата, что тоже позволяло ему действовать на пределе своих возможностей даже в таком состоянии.

Ленор не сразу поняла, что мужчина имел в виду, пока своими глазами, а точнее глазом, не увидела, как мутант, чью голову она только что прострелила разрывным патроном, стал медленно подниматься с пола. Половина его головы отсутствовала, а вторая представляла собой что-то одновременно ужасное и отвратительное. Тем не менее, она быстро восстанавливалась, и уже через несколько секунд тварь, словно насмехаясь, смотрела на нее своим новым глазом с еще не наросшим веком.

Воспользовавшись тем, что чудовище еще не полностью пришло в себя, девушка бросилась в сторону, где лежал раненый Гектор, чтобы одолжить его головорезку, но она буквально затылком почувствовала приближавшегося к ней второго мутанта. Слишком поздно. Она не успеет уклониться. Понимая это, девушка зажмурилась, готовясь принять удар, но по истечению секунды, двух, трех ничего не произошло. Тогда она обернулась и поняла, что ошиблась. Чудовище решило, что гораздо проще будет справиться с одноруким противником, и напало на Леона, игнорируя его попытки отстреляться из пистолета. Она ничем не могла помочь, когда тварь, словно растягивая удовольствие, оторвала ему ногу. Она просто не успела бы что либо сделать. Нет, это всего лишь отговорки. Девушка вдруг осознала, что еще никогда в жизни ей не было так страшно, как сейчас. И дело даже не в том, что если она умрет здесь, то не сможет спасти сестру. Просто все люди, чтобы они не говорили, боятся смерти. Все, но не он. Даже потеряв две конечности, Леонид не был напуган. Скалясь в страшной ухмылке, он выхватил нож и всадил его в глаз мутанту по самую рукоятку. Чудовище взревело от боли и потеряло интерес к жертве.

Ленор тем временем наконец-то взяла себя в руки, насколько это было возможно, подняла с пола гигантский меч Гектора и вертикально вонзила его в шею мутанта, тем самым приколов его к полу. Вряд ли это надолго его задержит, но они хотя бы выиграют немного времени, чтобы что-нибудь придумать.

Лежавший в луже крови, но живой Леон, подозвал девушку к себе. Она присела на корточки рядом с ним, пытаясь подавить дрожь.

- Леданин, - прохрипел мужчина, - Я ввел только половину. Если тебе не трудно… не могла бы ты принести кейс. Он остался там, - Твердов кивнул головой в сторону места, которое они ранее выбрали в качестве укрытия.

- Ты не можешь. Ты потерял много крови, - не своим голосом произнесла Ленор.

- Мне все равно не жить, крошка, так что сделай то, о чем я прошу. Сейчас я разговариваю с тобой только благодаря леданину.

Замешкавшись на пару секунд, Ленор кивнула и побежала в указанное место.

Мутант, полностью восстановивший раздробленный череп и его содержимое, бросился за ней, но громыхнул взрыв, и тварь отбросило на несколько метров, при этом в его брюхе образовалась довольно большая дыра, а значит, ему опять же понадобится время, чтобы та затянулась. Ленор обернулась и поняла, что ее спас Леон при помощи «мухи». Оставалось только гадать, как он смог прицелиться и выстрелить, имея всего одну руку. Последний снаряд истрачен. Снаряд, которым они с Николасом хотели подорвать дверь. Что ж, это уже не важно.

Ленор скользнула в щель между рядами ящиков, где лежал раскрытый кейс, и вынула из него мед-пистолет с уже вставленной капсулой леданина. Понимая, что самостоятельно мужчина не сможет ввести себе препарат, девушка вернулась к нему и, приставив прибор к плечу его здоровой руки, впрыснула остатки голубой жидкости. К тому моменту Леон уже почти отключился, но как только препарат попал в кровь и стал разноситься по всему телу, его глаза резко распахнулись. Он стал ртом заглатывать воздух, будто что-то мешало ему дышать. Его мутные голубые зрачки вдруг приобрели яркость, словно их заполнил леданин.

Ленор понимала, что это не спасет его, не отрастит ему новую руку и ногу, не вернет утраченные литры крови, но оно могло продлить ему жизнь на еще несколько минут, а может даже и часов.

- Стоукс, - произнес Леонид, когда его мысли снова прояснились, - Твой дружок бросил нас?

Девушка посмотрела по сторонам и поняла, что Николаса действительно нигде не видно.

- Эти дьявольские твари скоро восстановятся. Беги к своей сестренке, мы с Геком тебя прикроем.

Левый глаз блондина налился кровью и пустил красную слезу. Казалось, он бредит, но ведь этот русский всегда был немного не в себе.

- Я не могу, - едва выговаривая слова, отвечала Ленор. Ей словно рот засыпали камнями, - Я не могу открыть эту чертову дверь!

- Тогда просто уходи той дорогой, который мы сюда притащились. Я не знаю, чем ты там больна, но это не круто – закончить жизнь в желудке у какой-то бездушной твари.

- Ладно, - одними губами ответила девушка. Горло стягивало все сильнее. Еще чуть-чуть и она расплачется так, как в последний раз плакала в далеком детстве, когда ее отца увели люди в шлемах, прячущих их ожесточенные лица. Тогда она видела его в последний раз.

- Вот и умница. Только прежде, чем ты уйдешь, помоги мне подняться.

Девушка, шморгнув носом, помогла ему сесть. Краем уха она уже слышала, как мутант, которого она приколола к земле мечом, освободился, втащил из глаза нож свои длинным, скользким языком и теперь, порыкивая, тряс уродливой головой.

В какой-то момент Ленор вдруг четко осознала, что не хочет больше бороться, не хочет убегать. Мир вдруг показался ей ирреальным. Пространство и время исказилось. Чувство страха исчезло вместе с желанием жить. Она, словно находясь во сне, проследила за тем, как Леонид, оставляя за собой что-то вроде красной ковровой дорожки, ползет к месту, где лежал его товарищ. Наверно, хотел попрощаться.

Он думал, что она убежала, но девушка все еще была здесь, почти перестав что-либо осознавать. Даже когда мутант окончательно пришел в себя и приготовился к нападению, Ленор не шелохнулась и даже не посмотрела в его сторону.

«Прости, Хоуп», - подумала она и опустила веки, продолжая стоять на коленях.

Ленор слышала, как когти чудовища царапают пол, а затем раздался странный шипящий звук. Она распахнула глаза, чтобы понять, что является его источником, но еще раньше девушка ощутила жуткий холод. Мутант, который только что был готов разорвать ее на куски, протяжно завыл, напоминая чем-то отчаянный человеческий крик. Чудовище охватила белая ледяная туча, и оно, пытаясь убежать, резко дернулось в сторону, но дезориентированное в пространстве, ударилось о стеллажи с ящиками и покатилось по ступенькам на нижний ярус. Николас был тем, кто направил на него это ледяное облако, удерживая в руках что-то вроде пожарного шланга с насадкой и переключателем.

- Быстро! Руби ему голову! – крикнул следователь, продолжая направлять холодный воздух на мутанта.

- Но она все равно отрастет! – возразила девушка, но на всякий случай подняла с пола головорезку.

- Делай, как я говорю!

Находясь на верхнем ярусе, Ленор подпрыгнула вверх и в прыжке отсекла голову твари, которая уже едва стояла на лапах. Сразу после этого Николас отключил ледяной поток. Как оказалось, это был жидкий азот. Несколько его капель попало на лицо Ленор, оставив ожоги, словно от кислоты, но девушка этого даже не заметила. Зато заметил следователь, а также заметил то, что эти, похожие на сыпь, ранки не затягиваются. Это доказывало его теорию касательно холода и слова Саймона о том, что Ленор вскоре перестанет чувствовать боль. Только дурак бы этому обрадовался. Как можно понять, что с тобой что-то не так, если ты не чувствуешь боли?

Ленор посмотрела на результат проделанной работы в ожидании, что мутант сейчас начнет отращивать себе новую голову, но шли секунды, плавно перетекая в минуты, а тварь даже не шелохнулась.

Тем временем Николас подошел к месту, где уже почти пришел в себя, восстановив разорванные ткани, второй мутант, и повторил процедуру. Тот заревел, выгнул спину, словно напуганная кошка, и попятился к дальним стеллажам. Но спрятаться тварь не успела. Ленор с вырвавшимся из груди криком настигла ее, замахнувшись, что есть мочи, головорезкой, и рассекла пополам не хуже, чем это когда-то проделывал Гектор.

Еще некоторое время Николас поливал раздвоенный труп мутанта жидким азотом, после чего отбросил шланг в сторону. Нависла минутная тишина.

Ленор казалась подавленной, если не сказать больше. Мужчина молча пронаблюдал, как девушка, волоча за собой по полу меч и высекая им искры, поплелась туда, где окровавленные и изувеченные лежали ксеноновцы.

Леонид еще дышал, хотя его веки были сомкнуты и слегка подрагивали. Кровавая слеза, протянувшаяся вдоль щеки, засохла. Это было настоящим чудом, учитывая его состояние. Казалось, он просто прилег отдохнуть. Его лицо оставалось невозмутимым, расслабленным. Действие леданина еще не прекратилось.

Ленор опустилась на колени рядом с ним, и мужчина, почувствовав ее присутствие, приоткрыл глаза. Те снова стали бледно-голубыми, а то и бледнее прежнего, почти полностью утеряв цвет, превратившись в стекло.

- Если бы я сразу ввел всю дозу… - заговорил он, - возможно, я бы не был сейчас в таком жалком положении.

- Ты не жалок, - отозвалась Ленор.

Блондин хмыкнул, с каждой секундой теряя контроль над своим сознанием.

- Проверь его. Кажется, он все еще жив.

Девушка догадалась, что он говорит о Гекторе, подползла к здоровяку и приложила три пальца чувствительной руки к его горлу. Она долго пыталась уловить хотя бы слабое подрагивание артерии. Ленор уж было решила соврать Твердову, но вдруг поняла, что врать не придется. Слабый толчок дал о себе знать. Гектор действительно все еще был жив, хотя и на волоске от смерти. Однако, если вынуть из него этот стальной кол, он умрет в ту же минуту.

- Я не знаю, чем ему помочь, - честно призналась Ленор, - могу только послать запрос о подмоге. Насколько я могу судить, хотя я не врач, жизненно важные внутренние органы не задеты. Он кажется крепким парнем, да?

Ответом стало молчание.

- Леон?

Девушка снова перевела взгляд на блондина. Потеряв много крови, он стал неестественно бледным.

- Он мертв. Пойдем, - ледяным и, можно сказать, безразличным тоном процедил следователь.

© Илва Стрельцова,
книга «K.S.E.N.O.N Амнезия».
Совершенное оружие
Комментарии