Пролог. Обитель
Мутация
Консервные банки
Пациентка
Марко
Тоннель
Набережная
Сансистем
Проверка
Отражение
Профессиональная привычка
Сигнал
День всех святых
Чутье
Ящик Пандоры
Имя
Одиночество
Молчание
Преодоление
Последняя сигарета
Новая эра
Оцепление
Маска
По горячим следам
Личное
Образец
Механизм
Выбор
Капитолий
Пробуждение
Усмирители
Пока я человек
Глаза человека
Консилиум
Отбытие
Улий
Проникновение
Распятый
Без философии
Леданин
Отчаяние
Совершенное оружие
Поединок
Правосудие
Эпилог
Благодарность
Пациентка

Два месяца назад Рид приобрел новый автомобиль фирмы «Хид-Кар». Ему пришлось пройти сквозь огонь и воду, чтобы оформить его официально. Импортная техника, а особенно новомодные модели автомобилей, была под запретом. Якобы Штаты должны активно развивать собственную продукцию. О японских металлопротезах, подкожных чипах и других механизированных имплантах, о которых грезила вся молодежь, можно было и не мечтать. Только отечественное производство. Но тем, у кого были связи с черным рынком и кто умел идти на свой страх и риск, все же удавалось отхватить себе горстку новых, улучшенных болтов.

Теперь Рид наслаждался ездой на хид-каре с хромированным покрытием и роторным двигателем, качающим водород. Никакого шума и вибрации. Никакого вреда для окружающей среды.

Проезжая по эстакаде, Рид зацепился взглядом за огромный баннер на высоком сером здании. На нем было печатными буквами выведено «ТЕК-корпорейшн». Его сестра работала там оператором. Но сейчас кампания по изготовлению хай-тек мебели была на грани банкротства. Лорен в любой момент могла лишиться работы, а сейчас не так то просто найти новую.

Недалеко от кампании, в соседнем районе находилась централизованная чикагская больница. Винсент в бледно-салатовом халате уже ждал его внизу.

- Спасибо, что приехал, - весело произнес он.

Врач был очень высоким и при этом худым, словно его взяли с двух концов и растянули, как жвачку. Он похлопал Николаса по плечу, как только тот вышел из машины.

По дороге в клиническое отделение Винсент без остановки, не успевая глотать слюну, рассказывал о загадочной пациентке.

- Она поступила к нам вчера вечером. Какие-то дети нашли ее без сознания на заброшенной станции метро. Голой, - утонил он, - Видимо, девушка пробыла там не один день. Ее организм истощился, и это вызвало голодный обморок. Первым делом я вколол ей стимулятор и поставил капельницу с глюкозой. Утром она пришла в себя, и тогда стало ясно, что у нее тяжелая амнезия. Пациентка вела себя очень агрессивно. Она выдернула катетер и попыталась сбежать, но не смогла найти выход. А потом санитары пытались ее схватить, но в ней проснулась какая-то нечеловеческая сила. Она раскидала их, как кегли. К счастью, никто не пострадал, и нам все же удалось вколоть ей сильнодействующее снотворное. Сейчас девушка спит у себя в палате.

- И все равно не понимаю, зачем тебе я? – устало спросил Рид, не особо вникавший в монолог врача.

- После того, как она выдернула катетер, - продолжил Винсент, - у нее на руке должна была остаться ранка. Но ее там не оказалось

- Что ты хочешь этим сказать?

Они уже поднялись на нужный этаж и теперь приближались к палате пациентки. Вдоль коридоров туда-сюда сновали врачи, медсестры, санитары и, собственно, больные с искаженными, бледными лицами. Все они таращились на Рида (или ему казалось, что таращились), словно он иностранец, и это его раздражало.

- Я хочу сказать, что с этой девушкой что-то не так. Я сделал анализ ее крови, и выяснилось, что кровяные тельца мутировали и продолжают видоизменяться.

- Это какая-то болезнь?

- Не уверен. Но точно знаю, что это ненормально. Клетки здорового человека не могут восстанавливаться с такой скоростью.

Когда доктор и Николас приблизились к палате № 419, оказалось, что дверь распахнута. Оттуда доносились крики людей. Пухлая медсестра со шприцом в руке и два санитара пытались выловить буйную пациентку, но вместо этого загнали ее на подоконник. Она, словно зверек, шипела на окруживших ее людей и скалила белые зубы.

- Кто вошел в палату без моего разрешения? – гневно спросил Винсент.

- Я просто хотела проверить ее показатели, а она вдруг проснулась. Я не знала, что можно так быстро отойти от снотворного, - торопливо оправдывалась медсестра.

- Немедленно выйдете из палаты! – приказал врач.

Его тут же послушались и уже не молодая медсестра вместе с санитарами вылетели в коридор. Дверь за ними автоматически закрылась.

Рид смотрел на черноволосую девушку, по-прежнему находившуюся на подоконнике большого окна, и видел в ее зеленых глазах не агрессию, а отчаянный животный страх. Ему было трудно даже представить, каково это, не помнить ничего. Словно ты только родился. Но у тебя нет близких, которые бы могли тебя защитить. Нет дома, который стал бы твоей крепостью.

Девушка тоже смотрела на него. Она перестала скалиться, но все еще не доверяла им.

- Вот такая у нас беда, Ник. Я хочу изучить ее получше. Может, я найду объяснение этому феномену. Но для этого мне нужно провести полный анализ.

Винсент говорил так, словно кроме него и Николаса в палате никого не было. Девушка тем временем медленно и как-то по-кошачьи сползла с подоконника, коснувшись пола сперва руками, как передними лапами, и только потом босыми ногами. Затем она забилась в дальний угол и продолжила следить за незнакомцами.

- Ты же не собираешься делать из нее подопытную крысу? – спросил Николас.

- Нет, нет, что ты? Я просто хочу провести глубинный анализ и немного изучить ее. Если мне удастся установить причину ее мутации, я прославлюсь.

- Для этого тебе нужно разрешение ее родственников, - напомнил Рид, - И до того момента, пока ты их не найдешь, девушка находится под защитой государства.

- Вот именно! Поэтому мне нужен ты. Если я сообщу в полицию, ее сразу заберут, и у меня не будет на нее никаких прав. Разыщи ее родственников, и тогда я уже смогу с ними договориться. Не волнуйся, я заплачу столько, сколько скажешь.

- Значит, ты не собираешься лечить ее память?

- Я проверил, травм головы у нее не было. Нервная система тоже в порядке. Скорей всего, потеря памяти была вызвана этими мутациями в ее теле. Я смогу сказать точно после масштабного обследования. Но мне кажется, что медицинским вмешательством это не исправить. Будем надеяться, что память сама к ней вернется.

- Надеюсь, ты понимаешь, что должен заплатить мне достаточно крупную сумму, чтоб я взялся за это грязное дело?

- Ничего грязного я в этом не вижу, - разочарованно произнес Винсент, - Но, как я уже говорил, заплачу сколько скажешь.

Николас еще раз глянул в угол, где сидела, обняв колени, она. Ее зеленые, немного раскосые, глаза встретились с его серым и голубым. Рид узнал в ее растерянном взгляде что-то знакомое. Что-то, что он долго пытался вытеснить из своей памяти, как гнилую часть яблока, но сейчас воспоминания из прошлого нахлынули неудержимым потоком, разрушив выстроенную им в свое время плотину. Мужчина поспешил отвернуться, но его все равно тянула туда, в эту пучину, в которой осталась часть его самого.

- Ладно. Но мне все равно придется взять ее с собой, - наконец согласился он.

- Если это так необходимо, забирай. Но пообещай, что когда ее родственники найдутся, ты вернешь ее.

- Странно от тебя слышать подобные слова. Ты же врач, - Рид усмехнулся, - Словно, если у нее нет памяти, то она уже не человек, а вещь.

Винсент не нашел, что ответить.

- Верну, не волнуйся. Как сейчас ее состояние?

- Она до сих пор не ела и сейчас держится на одной глюкозе. Если тебе удастся ее накормить, это будет чудо, потому что нам не удалось.

- Мне надоело здесь торчать. Оформляй выписку.

© Илва Стрельцова,
книга «K.S.E.N.O.N Амнезия».
Комментарии