Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
От автора
Глава 26

Кэмерон Адлс.
Так странно, сегодня случилось столько всего, а я думаю о Кэме. Наверное потому, что в его объятьях я почувствовала бы себя защищенной, спокойной, сильной. Я понимаю, что очень изменилась за это время, но, не знаю, в лучшую ли сторону? На определенных землях я знала кто я и чего хочу, была уверенна во всем: в себе, в своих целях, в своем окружении, в политике и в том что правильно, а что нет. Теперь же я привыкла сомневаться во всем вышеперечисленном. И хотя здесь я многое узнала и поняла, все приобретенное нарушило мой привычный порядок. Я не знаю, кому и чему верить, не знаю, кто мне друг, а кто притворяется, не знаю, когда поступаю, так как надо.
Как бы повели себя в такой ситуации мои знакомые с определенных земель?
Каково это осознавать, что ты можешь пожертвовать собой ради других, прийти на помощь другу, но к тебе на помощь никто не придет, никто не поможет?
Каково это, разбиваться о скалы?..
Мы сидим в беспорядочном кругу, вокруг костра. Его пламя делится с нами теплом, но никогда не поможет нам перестать чувствовать этот страшный холод. Сегодня мы потеряли двоих. Сегодня мы потерпели предательство и, по сути, предали сами. Сегодня был худший день за время существования отряда, а мы просто сидим и зализываем раны.
Конор все еще сипит и, наверное, поэтому редко разговаривает. Талия обрабатывает раны и делает перевязки всем нуждающимся. Кейди мастерит новые стрелы, пытаясь отвлечься. В общем-то, мы все пытаемся отвлечься.
Вся эта ситуация более чем печальна. Такими темпами мы не сможем двигаться дальше.
  - Может, поиграем?- спрашивает Сара. Ее плече уже обработано и, кажется, болит меньше.
  - Самое время, Сара,- осуждающе говорит Кейди.
  - А что? Теперь до конца жизни рыдать будем?
Кейди сжимает губы и кивает в сторону Джил, мол, не расстраивай ее еще больше. Однако Джил сама разрешает назревающий конфликт.
  - Сара права,- Джил оборачивается и подходит ближе ко всем ребятам,- Пол не хотел бы, чтобы мы горевали. Давайте скажем пару слов о нем, по кругу.
По моей спине пробегают мурашки. Джил бледна, но она держится стойко, и это ужасно. Она не должна быть такой сильной в своем возрасте. Это очень, очень опасная сила.
  - Этель, скажешь что-нибудь?
Джил разворачивается ко мне. Ее голос тихий и спокойный, чуть срывается на верхних нотах.
  - Что ж, это... непросто. Я...- я нервничаю, перевожу дыхание,- Мы с тобой нашли Пола, Джил и... Я рада, что знала его. Он всегда знал, что сказать, всегда шутил, всегда так остроумно. Мы с Полом иногда общались на разные темы, и...- я чувствую, как к горлу подступает комок,- он был невероятным. Я не могу передать словами, как мне жаль.
Я боюсь, что получилось сухо. Боюсь, что сейчас Джил схватит меня за волосы и встряхнет хорошенько. Но я не могу выдавить из себя что-то большее. Вернее, я толком не знаю, что нужно говорить. Я никогда не теряла близких, и я не уверена, чувствую ли я то, что должна. Может, я просто не верю, отказываюсь верить до конца. Будто Пол сейчас выбежит из леса и крикнет, что здорово разыграл нас.
  - Теперь ты, Конор.
Командир молчит и даже не смотрит на Джил.
  - Конор, ты должен сказать что-то,- сквозь зубы требует Сара,- Пол, черт побери, спас твою жизнь.
  - Я не просил его!
Конор поднимает голову, и я вижу его опухшие глаза.
  - Пол пожертвовал собой, чтобы защитить тебя. Потому что ты главный в миссии, ты ведешь людей, потому что Глейси ждет ребенка, потому что ты взял его в поход, потому что он твой друг,- слишком спокойно говорит Джил,- А ты считаешь его своим другом? Почему ты не помог ему?
  - Не добивай меня, Джил, умоляю,- кажется что Конор сейчас перережет себе горло,- Я не справился, ясно? Я не смог вас защитить.
  - Это ничего,- говорит Джил с  интонацией любопытного ребенка. Она отходит от Конора и обращается ко всем,- Мы все исправим. Завтра мы пойдем в ущелье и поможем Полу.
Кровь стынет у меня в жилах, и от страха я хватаюсь за камень, на котором сижу. Талия переглядывается с Мэттом. Кейди с сожалением смотрит на девушку.
  - Джил...
  - Это ничего, Кейди. Мы поможем ему,- она улыбается, но из ее глаз ручьями стекают слезы, так что вряд ли она сейчас что-то видит. Боже, Джил же никогда не плачет!
  - Джил, мы не...- мягко говорит Талия, дотрагиваясь до ее руки.
  - Что ты хочешь сказать, Талия?- Джил резко одергивает руку,- Он там один, ему холодно и страшно! Тебе не жалко Пола? Может, это ты должна была упасть в ущелье?
Я сойду с ума. Я точно сойду здесь с ума. Конор закрывает лицо руками. Талия переглядывается с Кейди.
  - Вы все - предатели!- Джил кричит, срывая голос,- Вы все виноваты! Вам все равно! А знаете? Ладно! Я пойду сама.
  Она разворачивается и ускоряет шаг, намереваясь в одиночку идти в ущелье полное беглых, на ночь глядя. Талия и Мэтт хватают ее и крепко держат. Джил вырывается, машет кулаками и вопит. Я не могу больше это терпеть и выхожу из круга. Иду, пытаясь отдышаться. Нужно найти Августа.
Зеленоглазый мальчик сидит на краю небольшого обрыва. Я пробираюсь к нему через рощу из колючих веток, получаю несколько уколов, но не обращаю на это внимание. Август вечно находит какие-то странные места. Здесь безопасно, обрыв символический и больше похож на крутой спуск. Зато отсюда видно небо.
  - Привет,- подхожу ближе и сажусь рядом.
  - Привет.
Август очень хорошо сражался сегодня. Он (спасибо!) почти не получил ушибов и ранений. Только одна царапина у подбородка - вероятно след от когтей беглого.
Только Август не выглядит победителем. Он очень устал, наверное, почти так же как Конор. На его толстовке следы крови. Август накинул капюшон, скорее всего пытаясь отделиться от мира, как всегда. Ему больно и, почему-то, от этого больно мне.
  - Как ты?
Август ежится и дергает плечами.
- Паршиво. Я... Я не знаю.
Вздыхаю и тихо говорю:
  - Я могу выслушать, ты же знаешь.
Август поворачивается ко мне, и в меня словно вонзается новая порция колючек. Его взгляд потухший, волосы взъерошены.
  - Почему, Этель?- голос дрожит, хотя я вижу, как он пытается храбриться,- Почему все происходит именно так? Все эти сказки про справедливость - пустые слова? Почему забирают невинных? Почему предают те, от кого не ждешь? Почему этот чертов мир все переворачивает с ног на голову? Я не понимаю. Я запутался. Где искать правду? Как жить... Как жить дальше?
Он с усилием закрывает глаза на мгновение. У меня щемит в груди.
  - Мы с Полом не ладили. Он не нравился мне, но он был хорошим парнем. Может мы метили территорию, ощущали друг друга соперниками или что-то вроде того. Я не знаю, поступил бы ли я так же как он. А ведь мы могли спасти Пола, Этель! Мы все могли и не стали! Зачем пытаться спасти мир, если мы не можем спасти одного человека?
  - Мы не можем винить себя во всем, Август. На самом деле мы еще... просто дети.
Я сказала это и вдруг сама осознала сказанное. Но разве в пределах вселенной мы не остаемся детьми навечно?
  - Я потерялся, ясно? Я больше не знаю, куда идти. Не уверен, что вообще хочу.
Август сжимает кулаки, закрывает глаза и запрокидывает голову назад. Меня трясет. Я не могу так, не могу видеть как он страдает. Я хочу ему помочь, я должна, я не могу иначе.
Моя рука тянется к его подбородку и трепетно касается там, где царапина. Август открывает глаза и опускает голову, смотрит на меня. Царапина чуть шершавая, уже начинает заживать. Она так разнится с мягкой кожей Августа - только бы не осталась шрамом.
Я осторожно поглаживаю кожу, а затем заглядываю Августу в глаза. Они такие восхитительные! Никогда не думала, что зеленые глаза могут вызывать такие эмоции, кажется, что в них можно смотреть вечно.
Только мой взгляд опускается ниже. Я нежно придерживаю пальцами подбородок Августа, тянусь к нему и накрываю его губы своими.
Я целую Августа, желая разделить его боль, перенять ее. Все переживания, все волнения и страхи должны уйти.
Я хочу освободить его.
Мягкие губы Августа слегка подрагивают. Однако когда я уже решаю отстраниться, он вдруг отвечает мне, и мы целуемся. Медленно и едва ощутимо, словно осторожничаем. Теперь это уже не только об Августе, но и обо мне. Внутри будто распускаются цветы, будто восходить солнце. Это так странно и удивительно - не знаю, так и должно быть?
Мы прекращаем, когда воздуха почти не остается. Я отстраняюсь и перевожу дыхание, пытаясь понять, что меня гложет. Капюшон спал с головы Августа. Он пристально смотрит на меня, я же опускаю взгляд. Мы все еще очень близко, почти соприкасаемся лбами. Я чувствую себя непривычно. Что-то не вяжется с моими мыслями и ощущениями.
  - У меня есть друг,- тихо говорю я, потому что чувствую, что должна об этом сказать. Звучит как-то неясно, но Август понимает, о чем я.
  - У тебя есть друг, и ты целуешь меня. Почему?
Он почти шепчет. Не осуждает, не злится - просто спрашивает.
Я жадно вдыхаю воздух и обдумываю слова Августа. Почему? На самом деле, он действительно прав, почему я так поступаю?
  - Потому что...
Огромный красный диск кровавой луны показывается из-за туч, слабо освещая клочок земли и край обрыва, на котором мы сидим. Ответ приходит сам, и я решаю не врать себе, хотя бы сейчас.
  - Потому что я хочу.
Я поднимаю взгляд и уже без страха смотрю на Августа. Несколько мгновений он изучает меня, а после порывается вперед, обхватывая руками мое лицо, и мы снова целуемся.
Кровавая луна - опасная и вместе с тем манящая. Мир рушится у нас на глазах, мы теряем лучшее что имели. Кошмары настигают нас, наступая нам на пятки, но все блекнет перед моментами.
Мы еще долго целуемся под луной.
© Irabellle,
книга «Зеркало твоей души».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Арина
Глава 26
Тяжелая глава...
Ответить
2018-11-19 10:15:30
3