1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
15
Комфортабельный новенький автобус стоял на школьной парковке в ожидании своего последнего пассажира.

— Я буду скучать, — меня саму очень поразил тот интерес, с которым я рассматривала нашивку на куртке Джейса, не решаясь смотреть ему в глаза.

— А говорила не будешь, — его губы коснулись моего лба, а руки обвили талию.

— Можешь считать меня непостоянной, — я проделала со своими верхними конечностями тоже самое, запустив их под куртку парня.

— А не остаться ли мне здесь, чтобы проверить насколько ты ветрена? — он приподнял мой подбородок, прижался к моим губам своими, и я вложила в этот поцелуй все свое легкомыслие. — Дженни, если мы не остановимся, я точно никуда не поеду, — проговорил парень прямо мне в губы.

— Уокер, живо в автобус! — прогремел голос тренера Джефферсона.

— Ну, все, — собравшись с духом, я отлипла от него, — уделайте этих остинцев!

— До встречи, Печенька. Не грусти, я скоро, — еще один легкий поцелуй, и, выпустив меня из объятий, Джейс направился к автобусу. Мне же оставалось только наблюдать за удаляющейся «восьмёркой», нашитой на его куртке сзади.

Он уезжал лишь на двое суток, а, по моим ощущениям, словно на пару лет. Теперь мне стало понятно, почему многие стоят в аэропорту, прижавшись друг к другу, как сиамские близнецы. Это реально очень щекочет нервы! Официально всем заявляю, что ненавижу расставания!

Школа будто приуныла, лишившись самых ярких своих представителей в лице наших уже прославленных на весь город футболистов. Но, сдается мне, эта мысль была навеяна моим собственным настроением после почти киношного прощания с Джейсом у автобуса пару часов тому назад. Не думаю, что другие относились к их отъезду с подобными чувствами.

В отсутствие спортсменов участники прочих школьных группировок, напротив, казались более раскованными. Ботаны и вовсе решились на неслыханную дерзость, утащив пару стульев оттуда, где обычно обедали футболисты и баскетболисты.

Да, Джейс уехал, и это был большой минус, но с футболистами укатила группа поддержки, и Рейчел заодно. Вот это был несомненный плюс.

Я снова решила составить компанию Люси за ланчем. Моя страсть к одиночеству в последнее время заметно поутихла. Да и Люси была довольно приятным собеседником, ведь ее совсем не обижал мой, столь далёкий от идеала, стиль общения под названием «Горите все в аду».

— Как прошло вчера интервью с Джейсом? — эта разлука так подействовала на меня, что даже фасоль уже не радовала, оставаясь нетронутой на моей тарелке, — он сказал, что вел себя прилично. Если этот тип наврал мне, я накажу его каким-нибудь жутким средневековым способом.

— Не надо! — рассмеялась девушка. — Все просто отлично! Ещё раз, спасибо, Дженни за идею. Представляю, как все удивятся! Как бы не пришлось печатать дополнительный тираж.

— Опубликуйте статью на сайте, — предложила я, — тогда ее сможет прочитать каждый. Сейчас же все сидят, уткнувшись в гаджеты, и давно уже не новость, что сеть – это самый быстрый способ передачи информации. У вас же есть свой сайт?

— Да, но теперь им никто не занимается, с тех пор как Олли закончил школу в прошлом учебном году. Да и завуч привязалась, чтобы мы поюзали новое оборудование для мини-типографии. Согласись, ничто не сравнится с ароматом свежей газеты? — она блаженно улыбнулась, прикрыв глаза.

— Какие же вы ретрограды! — мечтательное выражение лица Люси после моих слов сменилось удивлением.

— Кто мы?

— Противники прогресса, — уточнив, я продолжила, — можно оставить бумажную версию и дублировать материал на сайте. Могу помочь с этим, если хочешь.

— Правда?! — обрадованно воскликнула девушка. — Дженни, это будет круто!

— Надеюсь, что так.

— Ты не забыла, что нам нужны снимки Тейлор? Те фотки, что она нам дала никуда не годятся, им точно лет двадцать, и на них наша бабуля совсем молодая ещё.

— Да все я помню! — уверенность в моем голосе поразила даже меня.

Знаю, что обманывать нехорошо, да и меня саму от чужого вранья тошнит. Но я реально забыла о том, что должна сфоткать нашего завуча для статьи. А все этот Джейс! Последние сутки я ни о чем не могла думать, кроме того, что он уедет на матч в Остин, и мы не увидимся целых сорок восемь часов. В переводе на минуты эта цифра казалась еще страшнее. Радовало то, что в моей голове не было встроенного калькулятора, как у Джейса, поэтому математические операции с секундами мне не грозили последующей истерикой. И в кого ты только превратилась, Дженни? Смотреть противно!

А еще я убедилась, что моих знаний о психологических особенностях общения фотографа с моделью во время фотосъемки недостаточно, когда после сорока минут беспрерывных щелканий своей камерой, на выходе получалось одно и тоже. Poker face. Да чтоб он провалился вместе с его обладательницей в лице нашего завуча Саманты Тэйлор! Я листала только что сделанные снимки, проклиная себя за то, что вообще ввязалась во все это. Вот, что у нее с лицом?! Совершенно непонятно, хочет ли она отправить тебя на тот свет одним своим взглядом, как Василиск, или у нее просто кишечные колики.

— Давайте попробуем еще, — в который раз предложила я.

— Холл, вы отнимаете мое время, — процедила женщина сквозь зубы.

— Ещё несколько минут, уверяю вас.

Можно подумать, мне приятно смотреть на ее недовольную физиономию! Как я могу настроить ее на сотрудничество, если у нас с ней взаимная неприязнь? Но оставить уже сделанные фотки тоже нельзя. Тейлор же потом первая наедет на меня из-за того, что все решат, будто у нее во время фотосессии был жуткий запор! Ещё этот убогий серый костюм! Надеюсь, она не срослась с ним?

— Позвольте задать вам вопрос, мисс Тейлор, — зачатки моего профессионализма дали о себе знать.

— Задавайте, Холл, и быстрее, — в ее голосе ощущалась усталость и раздражение. — Меня ждет куча работы!

— Как вы отдыхаете? Ведь вы же отдыхаете когда-нибудь… наверное?

— Конечно, обычно, я читаю или корректирую методический план, — неуверенно ответила она.

— И это вы называете отдыхом?! Ладно, чтобы вы сделали, если бы завтра вам не нужно было идти на работу? И забудьте про этот план.

— Даже не знаю, Дженнифер, задумалась женщина. — Я сто лет не отдыхала.

Сто лет. Понятно. Значит слухи о ее родстве с Дунканом Маклаудом были далеко не безосновательны. Боюсь даже представить, какой бы был у меня характер, проживи я столько на этом свете. Да я бы точно застрелилась, не выдержав собственного векового занудства! А, точнее, отрезала себе голову. С бессмертными горцами, кажется, можно покончить только так.

— Ладно, — мой тон стал более миролюбивым, — в молодости, возможно, вы куда-нибудь ездили?

— Что за вопросы, Холл? — снова напряглась Тейлор.

— Я, типа, пытаюсь вас раскрепостить, — и натянуто улыбнулась.

— Боюсь, у вас ничего не выйдет, — ее губы растянулись, видимо, это и была ее улыбка. — Можете просто нажать на кнопку на своем аппарате пару раз, и я пойду.

— Железная леди, — пробубнила я себе под нос.

— Что, простите? — ее правая бровь ускакала на затылок.

— Ничего, — и тут же надела маску с лицом задумчивого кретина.

— Ты сказала «железная леди»? — со слухом у нее проблем точно не было.

— Простите, вырвалось, — мне вряд ли далась извинительная улыбка, но это был максимум усилий, на который были способны мои лицевые мышцы.

Просто сфоткай эту тётку, мать твою!

— Меня уже очень давно так никто не называл, — а вот эта игра мимических морщин на ее лице уже больше напоминала улыбку.

Я схватила зеркалку и без всяких предупреждений сделала пару снимков.

— Думаю, теперь нет смысла вас задерживать, — просмотрев только что сделанные снимки, сказала я.

— Как, уже? — псевдоулыбка погасла, удивление прошло, и снова этот poker face.

— Да, мисс Тейлор, мы закончили.

Почти час я блуждала по сайту школьной газеты, прикидывая, как его лучше реанимировать, когда в комнату вошла мама. Она знала, что мне теперь не спрятаться за спину Джейса, а закрываться в своей комнате у меня больше не было желания. В конце концов, почему я должна все время прятаться?

— Привет, Дженни, — осторожный тон мамы заставил мои пальцы замереть над клавиатурой ноутбука.

— Привет, — но поворачиваться мне пока не хотелось.

— Поговорим, ты не против?

— О чем?

— Ты злишься на меня? — по голосу было понятно, что она очень волнуется.

— С чего бы это мне на тебя злиться, — я развернулась в кресле, вцепившись руками в подлокотники, — ты же не мне изменяешь.

— Дженни! — мама от бессилия лишь взмахнула руками.

Вид у нее был неважный. Ее лицо заметно осунулось, а под глазами наметились темные круги. Надеюсь, она не ревела из-за меня все это время. Не хватало только довести родную мать до депрессивного психоза!

— Отец знает? — весьма приободряющий вопрос.

— Нет, пока.

— Скажешь ему? — меня вовсе не радовала роль палача для собственной матери, но эти фразы сами слетали с моего языка.

— Не знаю. А ты? — она скрестила руки на груди и прислонилась к дверному косяку.

— Я-то тут причем? Разбирайся сама, ладно?

— Мне очень стыдно, дочка, — она смахнула ладонью стремительно появившуюся слезу, шмыгнув носом. — Прости меня. Обещаю, что этого больше не повторится. Я порвала с ним.

— Мам, это твоя жизнь, и я не вправе что-то тебе навязывать, — я припомнила слова Джейса, сказанные им несколько дней назад, — но я ненавижу ложь.

— Я понимаю, Дженни, правда. Ещё раз прости, что разочаровала тебя. Это не то, как должна выглядеть мать в глазах взрослеющей дочери. Не буду оправдываться, но хочу, чтоб ты знала, чтобы ни случилось, я всегда буду твоей мамой, — она постояла еще немного и молча вышла.

Не скажу, что мне сразу стало жить легче и захотелось танцевать степ, но пара кирпичей с души свалилась однозначно. Только теперь до меня дошло, какого было маме все эти дни. В конкурсе на самую чуткую дочь, я бы, без сомнения, заняла первое место. С конца. Надеюсь, что мама не решится на подобные откровения с отцом. Да, ложь мне противна. Но, что хуже, обманывать или же рискнуть и разбить близкому человеку сердце своей правдой? А есть ли, вообще, единственно верный ответ на этот вопрос? И вот всю эту хрень вы называете взрослой жизнью?! Тогда я отказываюсь взрослеть. Пожалуйста, пусть мне вечно будет семнадцать! Ладно, лучше восемнадцать. У совершеннолетних гораздо больше возможностей вляпаться во что-либо и не дать себе умереть от тоски в этом неидеальном мире. К тому же, Джейс в последние дни завалил меня намеками относительно того, что он намерен сделать с моим бренным, но совершеннолетним телом в ближайшие дни. Или же это я так воспринимала любое его упоминание о моем приближающемся дне рождения? Да, плевать, кто и что подумает, и он в том числе! Я имею полное право хотеть своего парня. Пусть только приедет, ему не удастся больше строить из себя джентльмена. Тоже мне, нашелся праведник! Моя родная мать позволяет себе зажигать с каким-то мужиком, а Джейс охраняет мою честь. Для кого, балбес?

Кстати, о балбесе! Я совершенно забыла о том, что Виктория попросила посмотреть на ноуте Джейса материалы для фестиваля испанской культуры, будь он не ладен!

Сайт подождёт, надо скинуть эту инфу, и пока мой мозг в отсутствие Джейса более-менее нормально функционирует, разобраться, что же организаторам фестиваля от нас надо. Неужели мисс Ривера так и не научилась отправлять письма на электронную почту? Но я была даже рада, что она этого не сделала, иначе бы у меня не было вменяемого предлога, чтобы потусить несколько минут в спальне Джейса, да ещё и, схватив его любимый дезодорант, сделать парочку пшиков.

Стало понятно, что с моими мозгами точно беда, когда я внезапно подцепила со стула его футболку и, уткнувшись в нее лицом, едва не заревела от тоски. Отстой, Дженни! Ты еще и фетишистка! Но я бы пережила эту новость более спокойно, если бы в комнату сейчас не вошла Виктория.

— Дженни, — она, без сомнения, поняла, чем это я тут занималась с футболкой ее сына, но вида не подала, — как закончишь со всем, спускайся, я приготовила лазанью, но, боюсь, для одной меня этого будет многовато.

— Эээ, — бьюсь об заклад, я сейчас выглядела как самая настоящая идиотка, — хорошо, конечно, спасибо.

Вот же дурында! Давай, засунь еще раз свой нос в его футболку и смачно затянись ей на глазах Виктории. А потом беги, если не хочешь загреметь в психушку!

Мать Джейса ничего больше не сказала, а, прикрыв дверь, вышла из спальни, оставив меня одну. Я же, в который раз за свою жизнь проклиная себя за безмозглость, включила ноутбук.

Собственно, после этого и последовал момент, заставивший меня в очередной раз усомниться в собственной адекватности.

Машина загрузилась, и на открывшейся вкладке я увидела знакомый дизайн интернет-страницы. Это был тот самый сайт, где я переписывалась с Троем.

Какого хрена? Какого хрена в профиле на сайте на ноутбуке Джейса значится ник “Troy_DC”?! Почти трясущейся рукой я открыла раздел личных сообщений. Это прикол какой-то?!

Перед моими глазами предстала вся наша многомесячная переписке. Переписка с Троем! Сто тысяч раз какого хрена здесь происходит?!

Внезапный приступ тошноты заставил меня откинуть голову на спинку кресла и сделать несколько глубоких вздохов, а взгляд сам зацепился за этот чёртов плакат. Я тут же вспомнила имя этого футболиста с задатками медиума, который буровил меня своим взглядом не один вечер, что я провела в этой самой комнате. Его звали Трой Айкман! Трой, тупая ты курица! Не Джон, не Гарри и даже не Бенджамин, мать его за яйца! Трой Айкман – знаменитый квотербек команды «Далласские Ковбои»! Вот, что значили эти таинственные буквы “DС” в нике моего загадочного собеседника! Ведь я всегда это знала! Всегда! Джейс, едва ли, не молился на этого футболиста с самого детства! Насколько же он запудрил мне мозги, что я не видела того, что всегда было перед моим носом!

Джейс и есть Трой. Сомнений быть не могло.

Два! Два гребаных года я переписывалась с Джейсом, думая, что это совершенно другой человек. Он, что, маньяк, психопат конченный, такое творить?! И главное – зачем? Зачем ему нужно было прикидываться другим парнем, чтобы общаться со мной?! У меня все это просто в голове не укладывалось.

Может быть, я нанюхалась футболки Джейса, пропитанной его феромонами, и мои мозги размягчились окончательно? Но, нет же! Вот они! Эти сообщения в количестве одной тысячи трехсот двенадцати штук. Радовало, что корка моей социопатии стала отваливаться не так давно, и большая часть нашей переписки касалась совершенно нейтральных тем, пока Трой–Джейс не предпринял попытку активизироваться и начать обсуждать более личные темы. О чем же мы там говорили? Он намекал, что мне стоит обратить внимание на своего лучшего друга, который стал проявлять ко мне излишний интерес. Да, ничего криминального. Но сам факт, что он столько времени меня обманывал, мог отравить все, что угодно. Я говорила, что ненавижу ложь? Так вот, теперь я ненавижу её ещё сильнее.

Я вышла из комнаты Джейса, спустилась по лестнице и, прошмыгнув мимо удивлённой Виктории, пулей вылетела на улицу.

— А как же лазанья? — донёсся ее растерянный голос.

Конец ознакомительного фрагмента.
© Юлия Устинова,
книга «Gracias за дружбу, любимая!».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (8)
Ria
15
Финит а ля комедия... Тадада)) Сколько там костей в теле человека и у кого плохо с матиматикой?)) Момент с дезом и футболкой💣 А про футболтста, когда кто-то забывает мою любимую команду и игрока их не одна страховка не покроет)) Мне чуть резким показался момент, когда Гг решила помогать сайту, чуть не хватило аргументов. Думаю, происшествия с Гг и Рейчел в поездке будут и ему достанется не толькл за Троя) Жду продолжения))
Ответить
2018-04-03 18:46:58
2
Валерия Зайцева
15
И всё-таки не Адам... Хм...
Ответить
2018-04-04 20:28:16
2
Мирьям Келерман
15
Хочу продолжения
Ответить
2020-06-17 03:28:50
Нравится