1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
5
Мы уже двадцать минут бродили вдоль берега с фонарями, выкрикивая имя этой пустоголовой курицы.

— Ты уверен, что она пошла купаться? — в который раз спросил Джейс у Адама, выходя на берег из озера.

— Господи! Но она так сказала! — Адам заметно нервничал.

— И ты отпустил ее? Одну? Ночью? Да что ты за брат вообще?! — упрекнул его Джейс.

— Так я же не отпускал! — оправдывался Адам, всматриваясь в ночную мглу, заложив обе руки за голову. — Я запретил ей! Тогда она сказала, что ей нужно в туалет. Я ждал, затем вышел из палатки, костер уже потух, а Рейчел не отзывалась.

— И откуда вы только оба взялись на мою голову?! — обреченно изрек Джейс.

— Из Феникса, — совершенно серьезно ответил Адам.

— Поищу ее с другой стороны лагеря, возможно, она уже увидела свет костра, — предложила я.

Я направилась к нашей поляне, озаряемой светом пламени, и, взобравшись на пригорок, сначала не поверила своим глазам, но это оказалось правдой.

Рейчел сидела на бревне и как ни в чём не бывало протирала лицо ватным диском, смачивая его лосьоном.

— Ты где была?! — я скрестила руки на груди и уставилась на нее, ожидая объяснений.

— Я хотела взобраться повыше, на тот холм, — она махнула рукой в сторону. — У тебя тоже связи нет? — спросила та невинным голосом.

— Ты издеваешься?! Мы ищем тебя уже почти полчаса!

— Да? Я ничего не слышала.

— Не ври мне, стерва! Ты не могла не слышать, как мы здесь кричали! Или ты специально все это устроила? Для чего? — у меня просто мозги плавились от бешенства.

— Зачем он тебе? — неожиданно хладнокровно спросила Рейчел.

А отблески костра освещали её лицо, лишенное всякого притворства.

— Ты о чем? — и метаморфоза в её поведении буквально выбила меня из колеи.

— Ты меня прекрасно поняла, — уверенно заявила эта интриганка. — Так зачем?

— Какое твое дело? — я даже немного растерялась.

— Неужели ты не понимаешь, как нелепо смотришься рядом с ним? — в ее взгляде читался вызов и откровенная неприязнь.

— Надо же! Оказывается, ты умеешь строить фразы не только из трех слов!

— Засунь свой чертов сарказм себе в задницу, cariño, — последнее слово она произнесла с явным пренебрежением.

Чудненько. Так эта недоразвитая лицедейка еще и подслушивала.

— А я тебя недооценила, Рейчел. Только зачем ты все время строишь из себя дуру? Какой-то странный у тебя стиль жизни.

— А ты думаешь, парня можно одними только мозгами привлечь? — усмехнулась она.

— Как вариант.

— Дженнифер, какая же ты глупая! — и засмеялась натуральным злодейским смехом. — Ты совершенно не разбираешься в том, что нужно парням.

Теперь уже я чуть было не рассмеялась. Меня уже второй раз за эту ночь обвиняют в глупости. Возможно, мне есть над чем задуматься?..

— Ты права, я ничего не смыслю в парнях... — сказав, махнула рукой в ту сторону, где все ещё бродили Джейс и Адам в поисках этой стервы, — …но, если для того, чтобы иметь отношения, нужно каждый день прикидываться умственно отсталой... тогда я, пожалуй, поживу одиночкой.

— Можно подумать, у тебя есть выбор!

— Прости, что?

— Посмотри на себя! Ты думаешь, Джейс будет всю жизнь с тобой нянчиться?

— Что тебе нужно от меня? — ее слова ощущались как пощёчина, и я чувствовала, что ещё немного, и взорвусь от переполнявшего меня раздражения.

— Ты для него всего лишь уродливая девочка, с которой он общается из жалости. Не стой у меня на пути. Я тебе не по зубам, Пе-чень-ка — произнесла она, снова ухмыляясь, чем взбесила меня окончательно.

— Ах, ты дрянь!

Да. Сдержанность никогда не была моей сильной стороной. Я подумала об этом, когда с разбегу прыгнула на Рейчел, которая явно не ожидала такого поворота событий, и повалила ее с бревна спиной на землю. Рейчел завопила, не прилагая и малейшего усилия, чтобы сопротивляться. Мне, безусловно, было приятно отвесить ей пару оплеух, а один удар я, кажется, вовсе нанесла кулаком. Но я же не изверг какой-то, чтобы бить того, кто даже руками не может лицо прикрыть.

— Что ты делаешь, Дженни?! — послышался голос Джейса, а в следующий момент я уже оказалась стоящей на земле, удерживаемой в кольце его рук.

— Джейс, — едва не рыдала Рейчел, — я отошла совсем недалеко, а когда решила вернуться, то не увидела свет от костра. Я растерялась!

— Не ври, гадина! — заорала я, пытаясь вырваться из крепких объятий друга.

— Да что с тобой такое, Дженни? — Джейс сжал меня ещё сильнее. — За что ты на неё накинулась?

— Она лжет! Неужели ты не понимаешь?!

Адам тем временем помог Рейчел встать и начал заботливо отряхивать ее спину. Надо же, как мило!

— Боже мой, да у тебя губа разбита! — воскликнул он, всматриваясь в ее лицо.

— Как больно! — эта лицемерка прикрыла лицо ладонью. — Прости меня, Дженни, я больше ни на шаг не отойду от вас.

Далее шла немая сцена с моим участием. Я сама почти ей поверила, настолько правдоподобно она выглядела.

— У вас есть, чем обработать рану? — спросил Джейс, отпустив меня.

— У меня есть только это, — Рейчел подняла с земли флакон с лосьоном.

— Присядь пока, — сказал он ей, — а ты, — повернулся ко мне, — стой на месте!

— Ты правда веришь ей? — как же жалко прозвучал мой голос.

Джейс ничего мне ответил, а направился в палатку, видимо, за походной аптечкой.

Я не могла стоять, наблюдая, как он сидит перед этой лгуньей на одном колене и возится с ее губой, поэтому залезла в палатку. Джейс появился несколько минут спустя.

— Что с тобой происходит? — спросил он.

— Какая разница? — ответила, не поворачиваясь к нему.

— Как это «какая разница»? Что случилось? — он коснулся моего плеча, пытаясь развернуть. — Ты ведь не была такой, Дженни.

— Все верно. Не была, — пробурчала себе под нос. — И, знаешь, — сказала уже громче, — теперь я жалею, что врезала ей, потому что только Рейчел была честна со мной.

— Ваши бабские склоки меня просто убивают! — как обычно, завопил Джейс.

Я тут же повернулась и уставилась на него, точнее, думала, что уставилась, ведь в палатке было темно.

— Наши склоки?! Знаешь, что убивает меня? То, что ты веришь ей!

— Что у вас случилось? — спросил уже более миролюбиво. — Зачем ты все время к ней цепляешься?

— Это я цепляюсь?! Да пошел ты, придурок! — заорала я громче прежнего, раздраженная его бесконечной тупостью.

— Придурок?! Что я-то сделал не так?! Я совершенно перестал понимать тебя!

— Это взаимно! — яростно бросила ему в ответ.

Тут же отвернулась и улеглась, а мое сердце было готово выскочить из груди от злости и чувства несправедливости.

— Печенька, — уже тихо произнес он, устраиваясь рядом и обнимая меня, — может, у тебя этот, как его… ПМС?

— Это у тебя ПМС! И не называй меня так! Мне не восемь лет!

— Извини, Печенька, больше не буду, — хохотнул он.

Джейс пытался свести все к шутке, но мне было не до смеха. Я злилась на него за то, что он не видел, какая Рейчел двуликая дрянь, злилась на себя за то, что дала волю своей ярости и только сыграла ей на руку, поддавшись на провокацию, злилась на то, что все стало слишком запутанно. Почему в порядке вещей теперь то, что мы с Джейсом обнимаемся, что он флиртует со мной, касается меня так, что я забываю обо всем на свете? Мои губы всё ещё помнят его поцелуи, которыми наградил меня мой лучший друг этой ночью. И я снова злилась. Злилась из-за того, что допустила это тогда, и, что снова позволяю Джейсу обнимать меня, а своим губам раскрываться навстречу его поцелуям прямо сейчас. Ты просто тряпка, Дженни Холл! Жалкое уродливое создание! Неужели ты веришь, что он действительно хочет быть с тобой?

 

Часом ранее...

— Надеюсь, ты не думаешь, что я дам тебе уснуть сегодня, cariño*? — произнес Джейс, устраиваясь рядом.

— Джейс, — засмеялась я, — эта хрень звучит, как фраза из второсортного порнофильма!

— Вот это признание, Дженни!

Он приблизился и положил руку мне на талию. Я не могла в темноте рассмотреть его лицо, ощущая лишь горячее дыхание, — не знал, что ты смотришь порнушку. У меня неплохая коллекция, посмотрим вместе в следующий раз?

— Ты снова это делаешь, — произнесла я, игнорируя его предложение.

— Что делаю?

— Лапаешь меня.

— А ты возражаешь? — его рука скользнула мне на поясницу.

— Желание оторвать тебе руку можно счесть за возражение?

— Я не сделаю ничего такого, чего ты сама не захочешь, — и снова этот хриплый голос.

Интересно, он специально тренировал свои голосовые связки?

— Давай поговорим, ты не против? — я убрала его руку и отодвинулась назад.

— Конечно, — с напускным энтузиазмом ответил Джейс, — что ты хочешь обсудить?

— Вот это все!

— Все — слишком глобально, нам и жизни на это не хватит, — похоже ему было весело. — Конкретизируй, что ли.

— Хорошо, — и, выдохнув, начала: Давай на чистоту. Факт первый. Два месяца назад перед своим лагерем ты напиваешься и лезешь ко мне целоваться.

— Правда?! — удивлённо воскликнул он. — И как, я был хорош?

Если бы можно было услышать его улыбку, то так оно и было. Джейс лежал на боку в нескольких дюймах от меня и нагло издевался надо мной.

— Факт второй, — продолжила я. — За последние две недели ты внезапно обнаружил, что у меня есть грудь…

— Серьёзно? Черт, дай мне фонарик, я забыл, как она выглядит, — он уже не пытался сдержать смех.

— Факт третий. Сегодня ты жмешься ко мне весь вечер. Как все это понимать?!

И, если бы можно было услышать моё замешательство, то это было именно оно.

— Очень просто, — он придвинулся ко мне ещё ближе и снова меня обнял. — И я прекрасно помню, что поцеловал тебя в тот вечер девятого июля. Я не был пьян, Дженни.

— Тогда зачем?!

— Потому что хотел этого, неужели не понятно?!

— Ты идиот?! — я опять не удержалась. — Мы дружим пятнадцать лет, а теперь ты решил, что хочешь целоваться со мной?!

— Да, — невозмутимо заявил Джейс. — Я это уже давно решил, Печенька. Но, видимо, поторопился. Как же с тобой сложно!

— А с другими нет? — я снова отодвинулась и уперлась в стенку палатки.

— Причем здесь другие?! Какая же ты глупая! Мне не нужен никто, кроме тебя, Дженни, как же ты не понимаешь?! — а на смену невозмутимости снова пришли его вопли.

Джейс не прилагая особых усилий вернул меня на середину спального мешка, который я использовала в качестве простыни.

— Чего ты хочешь от меня? — мой голос прозвучал растерянно и настороженно.

— Хочу быть с тобой, — и опять эта интонация, от которой у меня уже колени дрожали даже в горизонтальном положении, — estoy locо por tí**.

— Джейс! — я снова отстранилась. — Это прикол какой-то? Ты думаешь, я поверю в этот бред?!

— Почему сразу «бред»? — я ощутила, как он навис надо мной. — Я же серьезно говорю! Я целовал тебя, потому что хотел тебя целовать. Тогда хотел и сейчас хочу! Что там ещё? Твоя грудь? Да, я давно за ней наблюдаю, Дженни, нравится это тебе или нет, и она меня полностью устраивает! Да. Я сегодня распускаю руки. А когда и где мне еще это делать? У тебя дома? В гостиной твоих родителей? Или на испанском на глазах моей матери? Ты ведь шарахаешься от меня, как от прокаженного! Я уже голову сломал, не зная, как к тебе подойти, что сделать, что сказать! И если бы ты не позвала эту парочку, то все было по-другому! А теперь... я не знаю, что говорить теперь, — он коснулся моего лба своим. — Я хочу быть с тобой, понимаешь? Во всех смыслах, а не только, как друг! Мне надоело быть твоим другом, черт бы тебя побрал, Дженни Холл!

— Допустим, но почему сейчас? — после его минутной тирады, которую он произнес буквально на одном дыхании, это все, что я смогла выговорить, не заикаясь.

— А когда, если не сейчас?! Мы последний год в школе! Какова вероятность того, чтобы оказаться в одном колледже? Я не собираюсь больше терять время. Дай нам шанс! Прошу тебя, просто поверь мне, Дженни! — его слова звучали так искренне, что эмоции от услышанного просто сносили мне крышу.

— Скажи, где-то здесь спрятана скрытая камера? — и я не знала, как реагировать на его слова, поэтому очередная щепотка моей тупости пришлась как нельзя кстати.

— Estoy loco de ti!*** — произнес Джейс и накрыл мои губы своими.

Я не стала сопротивляться. Я не могла сопротивляться. Я абсолютно не хотела этого.

Джейс целовал меня очень нежно и сдержанно, словно боялся, что я передумаю. Но у меня и в мыслях подобного не было. Я полностью отдалась этому потрясающему чувству, которое не поддавалось никакому описанию. Джейс уже дважды обновил мой поцелуйный счёт за последние два месяца, и теперь я думала лишь о том, как же рада, что это сделал именно он, как и о том, почему же мы не целовались раньше?

— Дженни, какая же ты сладкая, — прошептал он мне прямо в губы, а у меня от этих слов отказали последние участки мозга и отнялись ноги, поэтому я запустила руку в его волосы и с силой прижала его губы к своим.

Теперь наш поцелуй уже не казался мне таким же целомудренным, как ранее. Джейс стал более настойчивым, обхватив ладонью мой подбородок, а я отзывалась на его поцелуи все смелее и откровеннее. Но меня удивило вовсе не это. Я вдруг ощутила, насколько же правильным было то, что сейчас происходило между нами. И пусть завтра я сгорю от стыда, сожаления, или, не знаю, что завтра еще взбредёт в мою голову, но в этот миг я не желала ничего большего, кроме как плавиться от нежности в объятиях своего лучшего друга.

От нашего далеко не дружеского занятия нас отвлек встревоженный голос Адама.

 

 * малышка

** я без ума от тебя

*** Ты сводишь меня с ума!
© Юлия Устинова,
книга «Gracias за дружбу, любимая!».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Наталья Егорова
5
Ох ты ж, святые кочерыжки....Джейс эт прям ядерная бомба с феромонами, твою мать, а!...а если ещё представить на его месте Марио....о господи, укуренные страусы, бедное моё либидо!!!!!!
Ответить
2018-03-15 05:42:29
3
Александра Назарова
5
Все, Рэйчел уже не Рэйчел, жалко так, я ее полюбила даже
Ответить
2018-03-15 06:02:05
1