1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
Эпилог
#Личное_дело_Алексей
#Личное_дело_Вероника
#Личное_дело_Анатолий
#Личное_дело_Наташа
#Личное_дело_Сергей
#Личное_дело_Маша
#Личное_дело_Артём
#Личное_дело_Катерина
#Личное_дело_Игорь
#Личное_дело_Саша
10

— Стесняюсь спросить, Каплан, зачем ты плащ на себя нацепил? Дождя-то ведь нет.

— Мы идём в лес, там всегда сыро, а я могу заболеть.

Мы с Толиком тихонько прыснули от смеха. Никто ничего не заметил, а вот Гордеев раздухарился и решил даже проучить Игоря за испорченное утром настроение.

— Игорь, вот именно, что мы в лес идём, а не в тропические джунгли. Или ты у нас барышня сахарная и растаять боишься?

— И правда, давай снимай это безобразие, — подхватил Серый.

Игорь остановился, снял с себя плащ, глумливо улыбнулся и отдал Артёму топор.

— Вот, держи, дорогу в лес найдёте сами, а я пойду на кухню к девочкам и побуду сахарной барышней.

С этими словами он грациозно развернулся и пошагал обратно в корпус. Мы вчетвером остались на месте и обалдело глядели ему вслед. Только когда эта нахальная вихрастая голова скрылась за дверью, мы поняли, что нас очень умело кинули.

— Совсем у тебя Игорёк от рук отбился, — заметил Толик, на что Серёга ничего не ответил. — Как воспитывать будешь?

— Как обычно, сигареты давать не буду и акселератам скажу, чтобы ему не давали. Он мне ещё перед автобусом ныл, что у него своих только четыре штуки осталось, а, зная, как часто он курит, без сигарет Каплан протянет максимум до отбоя.

— Вам вот хорошо втроём, а мне с Игорем ещё в комнате жить, — удивительно, но в компаниях я всегда почему-то забывал про Артёма и вспоминал о нём, только когда он заговорит. Тяжела судьба ботаников. — Он, когда курить хочет, такой злой становится, ну, сами знаете. Короче, может, вы его простите на первый раз?

— Пацифист ты несчастный, Кузя. Чего тебе Игоря бояться? У тебя в комнате два телохранителя живут!

— В том то и дело, что эти телохранители только друг друга охраняют, а остальные люди их мало интересуют. Мне вообще иногда кажется, что Дима с Валерой — это один человек, который существует не с нами, а где-то в параллельной вселенной.

Мы не спеша шли по лесу, под ногами то и дело шелестели старые листья. Пока все остальные собирали сухие ветки, Артём, как юный натуралист, активно изучал местность. Он с огромными глазами бегал от одного дерева к другому, подбирая с земли какие-то растения, распугал всех птиц и довёл до нервного срыва одну белку.

— Кузя, кончай ерундой заниматься, — Серёга спихнул ему свою охапку веток и забрал топор. — Вот, смотрите, какая лиственница хорошая, её на дрова и пустим. Алексей, ты дрова у нас колоть умеешь?

Я замялся, потому что жил в городе с ранних лет и о деревенской жизни не слышал. В деревне я бывал только пару раз у маминых родных, но тогда мне было не больше десяти лет и таким вещам, как колоть дрова, меня, конечно, никто и не учил. Серёга моё замешательство в глазах прочитал быстро и усмехнулся.

— Эх ты, комнатное растение! Ладно, идите уже с Тёмой на поляну к озеру, там хворост бросьте, а мы с Толяном здесь сами справимся.

Делать нечего, пришлось идти. Я был здесь впервые, поэтому роль проводника исполнял Артём. Мы шли молча, и поначалу меня это сильно тяготило, но после я свыкся и представил, что иду один. Так стало намного легче. Идти оказалось не так уж и далеко, но, не зная дороги, можно легко уйти с тропы и забрести глубоко в чащу. Лес постепенно редел, и через просветы между деревьями мне уже виделось озеро с высокими крутыми берегами, на которых возвышались пара-тройка одиноких сосен.

— Вот и пришли, — проговорил Артём и направился к кострищу. — Здесь рядышком хворост бросай и пойдём обратно.

Я скинул свою охапку веток и размял затёкшие руки. Даже от такой незначительной нагрузки у меня заболели мышцы. Видимо, Серёга был прав, обозвав меня комнатным растением. Да, в последнее время я и впрямь себя запустил. Раньше по утрам папа заставлял меня отжиматься и гонял на пробежки, всё это я люто ненавидел, но чувствовал себя куда лучше, чем сейчас. Отцу теперь некогда следить за мной, а потому и тренировки мои очень скоро сошли на нет. Нужно как-нибудь попросить Диму и Валеру позаниматься со мной, а то, если так будет продолжаться и дальше, в один прекрасный день я просто не встану с кровати и, покрывшись толстым слоем пыли, умру.

— Эй, Егоров, ты спишь что ли? — до моего сознания донёсся обеспокоенный голос Артёма. Я поднял на него глаза.

— Извини, я что-то задумался о своём.

Я рассеяно огляделся по сторонам. Мы шли по лесу, но я даже не заметил, как Кузьмин увёл меня с озера. Удивительные дела со мной происходят, когда я погружаюсь в собственные размышления. Нужно быть с этим поаккуратней.

— Ты что-то хотел?

— Хотел спросить твоё разрешение на то, что, если ситуация приобретёт опасный характер, смогу ли я переночевать в вашей комнате? Не хочется свалиться к вам как снег на голову, поэтому я заранее забочусь о своей безопасности.

— Ты преувеличиваешь возможности Игоря. Максимум, что он сможет сделать, так это наорать и хлопнуть дверью.

— Я знаю, о чём говорю, — Артём совсем стал хмурым. — Я ведь не только списывать даю, но ещё и являюсь отличным «тренажёром» для антистрессовой гимнастики. В прошлом месяце Игорь мне очки разбил и меня самого отпинал, а ведь я всего лишь шёл по коридору и «вовремя» встретился ему на пути. Не хочу больше испытывать судьбу на прочность, лучше сразу убежать и спрятаться.

Голос его погас. Увидев шок на моём лице, Артём всё понял, быстренько натянул улыбку и оживлённо заговорил.

— Эй, ты не думай, я вовсе не жалуюсь, просто ты всю дорогу молчал, а мне хотелось хоть как-то разбавить тишину.

Я ему не верил. Он пытался делать вид, что всё в порядке, но это было совсем не так. Теперь мне стало стыдно перед ним. Я вспомнил вдруг все моменты, когда в общих компаниях Артём оставался пустым местом, незамеченным, а чаще всего и уязвлённым. Его положение в классе было едва ли лучше места Вероники. Его не избегали, но использовали, не травили, но тоже били, продолжая считать его частью класса. А это очень больно, когда тебя «свои» бьют.

До моего слуха донёсся хохот Гордеева, и я поднял глаза от земли. В наше отсутствие Толик с Серёгой успели наколоть целую кучу дров, и при этом оба выглядели бодрыми и весёлыми. Сразу видно, парни руками работать привыкли.

— Гордеев, ты проиграл, подставляй лоб! — завидев нас, радостно воскликнул Серёга и довольно захрустел пальцами. — Мы поспорили с ним, сожрут вас медведи или нет. Толян был уверен, что сожрут.

Пока я сверлил Гордеева недовольным взглядом, Серый прописал ему шелбаны. Болезненно потирая лоб, Толик принялся накладывать охапку дров, чем и мы в скором времени занялись. За один раз, естественно, все дрова перенести не смогли, пришлось делать ещё один заход, так что дорогу до озера я теперь уже выучил наизусть и даже в темноте не заблужусь. Утомившиеся, но весёлые мы вернулись в лагерь. Встретила нас Елена Васильевна, которая, пока мы были в лесу, руководила кухней и вместе с девочками уже приготовила обед. Этой новости парни обрадовались, проголодались за работой мы страшно, так что упрашивать нас пойти в столовую было не нужно — мы полетели туда, как на крыльях. После обеда Серёга решил воплотить свои воспитательные методы в жизнь и позвал в комнату акселератов.

— Парни, надо подработать Минздравом, — заявил он с официальным видом. Валерка с Димой синхронно переглянулись и кивнули. Серёга прочитал по их выражениям лиц, что они ни черта не поняли. — Каплан наказан, нужно, чтобы у него «закончились» сигареты. Сможете это устроить?

— Будет сделано, — два богатыря лучисто улыбнулись, выражая полную готовность к действию.

— И ещё проследите, чтобы он Кузю в порыве гнева не трогал. На эти выходные у нас, вроде как, водяное перемирие. Даже если Никто с нами, значит никакого насилия.

Спортсмены удалились, а мне опять сделалось скучно. Признаться честно, я думал, что здесь будет куда интересней, но на деле большую часть свободного времени мы все провели в комнате. На этот счёт меня успокоил Серёга.

— Мы специально ведём себя тихо, чтобы у Василисы не возникло нареканий по нашему поведению. Она видит: «Ой, какие детишки чудные, не проказничают, можно не волноваться, пойду спать». А если мы веселуху посреди дня устроим, она потом всю ночь по корпусу с фонарём в руках ходить будет, как страж.

Делать нечего, придётся как-то пережить остаток дня и дождаться вечера. Серый, чтобы я не скучал, отправил проверить, кто из наших чем занят, а заодно понаблюдать за Игорем. Каждый занимался тем, на что хватило фантазии. Девчонки собрались в комнате Маши и устроили там посиделки. «Болтовня ради болтовни» — так называл их занятие Шувалов. У спортсменов, очевидно, наступил дефицит их энергетического потенциала, поэтому они уснули. Артёмка не изменял себе и читал учебник по биологии. К моему удивлению, Игоря тоже в комнате не было, поэтому решил пройтись по территории. С задней стороны корпуса доносились чьи-то голоса. Подойдя ближе и спрятавшись за углом, я увидел Игоря и Сашу. Оба стояли и курили, как два паровоза. Вот так новость!

— Гордеев и Егоров нынче в почёте у Серого, — ворчал Игорь, выдыхая клубы сигаретного дыма. — Ну и ну, какие птицы важные — трепло и раздолбай! А на меня, на правую руку старосты, плюют и ни во что не ставят!

— Забей на них. Нужен будешь, они сами к тебе прибегут, — рассудила Саша и сделала очередную затяжку. — Меня в классе вообще все бесят, но я же не впадаю от этого в истерику. Нужно уметь делать вид, что тебя всё устраивает, иначе не выживешь. Глядишь, может, найдёшь парочку единомышленников.

— Пресмыкаться? Не-ет, не бывать этому, я им ещё покажу, чего стою!

Оставаться на месте было опасно, поэтому я поспешил вернуться в комнату. От подслушанного разговора у меня голова шла кругом, мне не терпелось всё рассказать Серёге.

— Есть две новости, и обе они не очень хорошие, — начал я, — первое: Игорь продолжает курить, и наши воспитательные меры на него не действуют.

— Чего? Да где он сигареты берёт?! — Толик зло стукнул кулаком по столу.

— Я сейчас видел, как он стоял за углом и курил вместе с Сомовой. А вот и вторая новость: они там что-то нехорошее замышляют. Игорь мечтает доказать всем свою значимость.

— Про Сашку мы и забыли совсем, она недавно курить начала. Её Игорь, гадёныш, научил.

— Трёп за сигареткой перед девчонкой — это ещё ничего не значит, — наконец подал голос Серёга. — У Игоря язык работает быстрее, чем мозг, а инстинкты самосохранения он вообще, по-моему, отключил. Чёрт с ним, пусть паясничает дальше! Надоел. Я что, нянька, бегать и строить всех?

Реакция Серого меня удивила. Он сначала был так решительно настроен проучить и поставить на место Игоря, а теперь пускает всё на самотёк. Я его не понимал, но лезть в голову не решился. От дурных размышлений меня отвлекла суета приготовлений к пикнику.

Мы с парнями носились от лагеря на поляну и обратно, готовя место отдыха. Серёга занимался шашлыком, а потому настоятельно рекомендовал не лезть к нему по пустякам. Мы притащили несколько больших брёвен, чтобы можно было посидеть у костра. Вскоре на поляну пришли девочки и принесли еду. Пока Елена Васильевна и Удальцов накрывали на стол, мы с Толиком разожгли костёр и уселись на брёвнах отдохнуть. Солнце уже почти скрылось за горизонтом, оставляя за собой светлую полосу, которая растворялась в сумерках, медленно сходивших на землю. В воздухе витали ароматы жареного мяса и костра, которые кружили мою шальную голову. Девчонки закончили приготовления и сели к нам. Стало веселей. Мы с нетерпением ждали Серёгу с его коронным блюдом. Наконец, Шувалов снял с огня мясо и подал его нам. Мне показалось, что я в раю. Я никогда ничего вкуснее в жизни своей не пробовал! Не удивительно, что через полчаса от Серёгиного кулинарного шедевра остались лишь пустые тарелки и сытые люди. За разговорами и не заметили, как наступил вечер: совсем стемнело. Девочки предусмотрительно прихватили из дома тёплые пледы и теперь раздавали их всем. Укутавшись с Гордеевым одним одеялом, стало совсем уютно и хорошо. Атмосфера была сказочная. Ночное озеро, лес, с его таинственным очарованием — всё это было будто из другого, совсем неизвестного нам мира. Даже воздух казался не таким, как всегда. В костре чуть трещали полешки, и яркие искорки весело взмывали ввысь. Звуки гитары и наших юных голосов разносились по ветру. На лицах моих одноклассников сияли улыбки такие светлые, словно звёзды над головой. Душевно всё было, по-настоящему.

Но, как это обычно бывает, всё хорошее очень быстро заканчивается. Вот и в этот раз бдительная Елена Васильевна даже на празднике не забыла о времени и ровно в 21:30 свернула наши посиделки, дав нам полчаса на уборку. Ребята, предвкушая продолжение этого вечера, на удивление оперативно и слаженно сработали. Классная руководительница и глазом моргнуть не успела, как её ученики убрались с поляны и разошлись по своим комнатам. Ровно в десять был отбой. Мы с парнями освобождали место в комнате, передвинув кровати и стол, а в это время остальные одноклассники изображали спящих. Елена Васильевна обошла все комнаты и, не обнаружив никаких нарушений, отправилась в своё крыло спать. Потихоньку стал стекаться народ. Адреналин, прям как утром на досмотре, ударил мне в голову, но я старался не подавать виду. Чтобы не заснуть, мы решили расположить всех на полу, но всё же позаботились о комфорте и сняли одеяла и подушки. Сели кругом, как на озере, только вместо костра у нас был Серёгин фонарь. Я окинул взглядом ребят. Справа от меня сидел Гордеев, за ним Катька, Шувалов, рядом с ним Маша. Дальше по кругу шли Дима и Валера, за ними Наташа с Дианой, следующими расположились Каплан, Сомова и Кузьмин. Замыкала круг и сидела слева от меня Юлька Куликова. Не хватало только одного человека.

— Юля, — тихонько, пока никто не слышит прошептал я, — а где Берг?

— Она к дяде ушла, потом, наверное, спать пойдёт, — так же тихо ответила Юля.

— Итак, ребятишки, — Шувалов взял в руки фонарь и направил свет снизу на лицо. Жуткое зрелище, — чем займёмся?

— Историй хотим страшных! — Катя сделала страшную гримасу и рассмеялась.

— Да ну вас с вашими страшилками, — фыркнула Наташа, — в детском саду что ли? Я всего этого наслушаюсь, а потом не усну!

— Сегодня никто не уснёт, — напомнил Толик и азартно потёр ладони. — Знаю я одну историю, она как раз здесь и случилась в этом лагере.

Ребята закатили глаза и простонали. Я догадался, что Гордеев рассказывает эту историю не в первый раз, но ведь я её не слышал. Толик не успел и слова сказать, как его прервал меланхоличный голос Игоря.

— А вот если бы у нас была выпивка, то проблемы, чем заняться, у нас не было. Как печально, что ни на кого здесь нельзя положиться.

— Каплан, ты опять за своё? — возмутился я. Мне уже конкретно надоел этот тип. — Если такой умный, то чего вчера не предложил свою помощь? Была бы тебе сейчас и слава, и почёт, и всё, чего ты тут пытаешься добиться.

— Бегать за славой — это твоё хобби, не равняй меня с собой. Толику дали пустяковое задание, а он так испугался, что всех сдал. Это ещё посмотреть надо, кто из нас барышня сахарная, да, Гордеев?

Мои кулаки сжались сами собой. Счастье Игоря, что он сидел далеко и я не успел дотянуться до него, чтобы хорошенько врезать. Наш спор прервал неожиданный стук в дверь. Все замолчали, немая паника повисла в воздухе. «Только не это, только не облава» — пролетело у меня в голове. На удивление всех, ситуацию в свои руки взяла Маша. Она умело загнала девчонок под кровати, Игорь и Артёмка спрятались под столом, спортсмены сиганули в форточку, а сама Селяева закрылась в шкафу. Всё произошло так быстро, что я ничего не успел сообразить.

— Иди, открывай, — залезая в постель, приказал Серёга.

Сердце моё забилось нещадно. Я приоткрыл дверь и не поверил своим глазам. Ожидал я увидеть там кого угодно, но только не её.

— Ника? Ты чего здесь делаешь?

Она поднесла указательный палец к губам, прося не шуметь. В другой руке у неё был пакет, который она протянула мне. Я с опаской взял его и заглянул внутрь.

— Но как?! Откуда это всё?

Вероника пожала плечами и улыбнулась. Я вернулся в комнату, оставив Берг в коридоре.

— Ребят, выходите, это не учителя, — я, не теряя времени, поставил на стол содержимое пакета. — Глядите, что у нас есть!

Из-под кровати показались любопытные девичьи головы, Серёга и Толик привстали с постели. На столе стояли знакомые Гордеевские бутылки.

— Кто это принёс? — осмелился спросить Серёга.

— Это была Ника, — произнёс я, по-прежнему не веря в реальность происходящего.

© Лера Смир ,
книга «Её звали Никто».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (8)
Пирожок С картошкой (К8Ц)
10
надеюсь, меня не поняли что я рада её смерти.
Ответить
2018-02-14 14:48:34
2
Olesya Lapa
10
"Довёл до нервного срыва белку" - убило!!!!😂😂😂😂😂😂😂😂
Ответить
2018-02-20 03:44:33
20
K_a_t_u_s_h_a
10
Когда я услышала что за дверью Ника, лицо приобрело уделённое и одновременно весёлое выражение...
Ответить
2021-03-19 08:02:52
1