1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
Эпилог
#Личное_дело_Алексей
#Личное_дело_Вероника
#Личное_дело_Анатолий
#Личное_дело_Наташа
#Личное_дело_Сергей
#Личное_дело_Маша
#Личное_дело_Артём
#Личное_дело_Катерина
#Личное_дело_Игорь
#Личное_дело_Саша
12

Новая четверть набирала обороты. Все учителя будто сговорились и давали нам такое количество контрольных и самостоятельных, что каждый день напоминал экзамен. Катастрофическая нехватка времени, недосыпание и стрессы обещали свести меня к новогодним каникулам в могилу. Наш класс был в ожидании хоть какой-нибудь, даже самой маленькой радости.

Мы дождались. В пятницу у Кати Зинчук было день рождения, и весь класс шёл на праздник. Вечеринка у самой весёлой девчонки в классе — это то, что нужно, чтобы отдохнуть. С Катей в школе я очень редко общался, поэтому хотелось сходить в гости и узнать её получше.

Настало 22 ноября. В пять часов мы всей гурьбой поднимались на четвёртый этаж, где жила Катька. Нас было двенадцать: вновь шли без Ники. После поездки в лагерь ребята в первую учебную неделю устроили настоящую охоту, к субботе на ней не было живого места. Теперь наше общение приходилось скрывать не только от одноклассников, но ещё и от Петра Андреевича. Это было довольно тяжело, но пока нас никто не раскрыл.

Шувалов остановился у двери и постучал. Дверь открыла хорошенькая молодая девушка. Я догадался, что это сестра Кати. Она радушно пригласила нас войти. Тесная прихожая не могла вместить столько народу сразу, поэтому сначала прошли в квартиру и разделись девочки, а затем только мы. К этому времени в коридор встречать гостей вышла и сама именинница. Да-а, Катька сегодня была хороша. Свои густые каштановые волосы она заплела в две красивые косы и перевязала их красными лентами. Главная модница Диана по достоинству оценила лёгкое Катино платьице нежно-голубого цвета, заставляя Зинчук скромно улыбаться и краснеть. Мы решили сразу отдать наш подарок Кате. Юля, на правах лучшей подруги Кати, от женской половины класса подарила огромного плюшевого медведя. Ростом медведь был чуть меньше Кати, а потому ей понадобилась помощь сестры, чтобы отнести зверя в комнату. Зато подарок от парней был куда меньше, но выглядел весьма устрашающе. Гордеев чуть ли не рыдал, отдавая игрушечный автомат Катьке, потому что, видите ли, он всю жизнь о таком мечтал. Теперь Катя с автоматом, пускай и с игрушечным, могла реально держать в страхе всю школу.

— Спасибо вам, ребята, — рассматривая автомат, проговорила она, — мне очень приятно! Проходите в комнату, сейчас праздновать будем.

В зале, куда нас отправила Катя, главным предметом интерьера был стол с белой узорчатой скатертью. На столе уже стояла посуда и приборы, а Катина сестра Алёна то и дело приносила всё новую и новую еду. Комнатка была небольшая, но мы сумели в ней расположиться. От запаха вкусностей у меня чуть кружилась голова и сводило живот, но есть мы не начинали, все ждали Катю. Хотя Гордеева это не остановило, и он, пока, как ему казалось, никто не видел, стащил со стола куриную ножку, за что получил подзатыльник от Серёжи и положил еду на место. Наконец пришла Катя, она села во главе стола и объявила о начале праздника. Парни, будто с голодного края, накинулись на еду. Я попробовал курицу и понял, почему они себя так ведут. Это и правда было вкусно. Девчонки вредничали и ели в основном салаты и фрукты. Когда все утолили первый голод, настала пора разговоров.

— Что-то я твоих родителей не наблюдаю, — проговорил Толик, вытирая пальцы салфеткой, — признавайся, куда предков дела?

— У соседей они. Специально ушли, чтобы нам не мешать, — пояснила Катя. — Алёнку оставили помогать, но она сейчас тоже уйдёт.

— Ага, квартира, значит, в нашем распоряжении? — оживилась Наташа и потянулась к магнитофону, чтобы поставить музыку. — О, молодец, Катька, подготовилась. Сейчас веселиться будем!

Из-за стола танцевать стайкой выбежали Наташка и Диана, за ними вышла и Маша, которая тут же потянула Серёгу за собой. Валерка и Дима взяли в пару Нату и Диану, Каплан и Сомова демонстративно ушли курить на балкон, Кузя осмелился пригласить на танец Юлю, а Толику представилась честь танцевать с именинницей. За столом остался сидеть я, мне пары не хватило. «Эх, если бы здесь была Вероника...». Если бы Вероника и вправду была здесь, я был бы самым счастливым человеком на свете. Но вот Нике самой пришлось бы ой как не сладко! Ребятам скоро надоело танцевать, и они вернулись за стол доедать то, что не успели съесть в первый раз. С балкона вернулись замёрзшие Игорь и Саша.

— Катя, там сестра твоя на улице стоит, — сообщил Каплан, вешая куртку в коридоре, — говорит, у вас в подъезде дверь закрыта, сходи открой.

— Хорошо, — Катя встала из-за стола, — я быстро.

Накинув на себя лёгонькую кофту, Катя выбежала из квартиры. Ещё тогда я хотел крикнуть ей, чтобы она надела куртку, но не успел. Между тем Сомова сходила на кухню и принесла оттуда на подносе большой кремовый торт с пятнадцатью свечами.

— Задуваем свечи, господа, — официально объявила Саша и зажигалкой подожгла свечки на торте.

— А ты праздником не ошиблась? — спросил Серёга и отобрал зажигалку. Горело двенадцать свечей, как раз по нашему количеству. — Вот Катька придёт, и задуем.

— Ты её до ишачьей пасхи ждать будешь! — подала голос Диана. — А мы возьмём, задуем свечи и всё, не будет наша Катенька взрослеть в этом году, останется таким же милым и безобидным ребёнком.

— Похоже, в конфетах ликёр был, — тихонько пробормотал Димка, Валерка согласно кивнул. — Хотя, возможно, Дианка пудрой надышалась.

— Так её уже десять минут нет, — из кухни с чайником в руках появился Игорь, — может, она вообще про нас забыла. Безответственная девица Катька.

Пока Игорь наливал всем чай, я выскользнул в коридор, взял куртку и вышел в подъезд. Открыв дверь во двор, я увидел Катю, которая переминалась с ноги на ногу и вся дрожала от холода.

— Ты чего, дурочка, на морозе стояла?!

— Я вышла, смотрю, а Алёны и нет во дворе, — стуча зубами, рассказывала мне она, — а дверь раз — и захлопнулась, ключи я не взяла с собой. До меня только на улице дошло, что Игорь и Саша не могли увидеть с балкона Алёну, у нас окна на дорогу выходят. Пошутили, значит. Смешно, даже очень.

Я не знал, что сказать Кате, но шутников этих мне захотелось прибить. Это же надо додуматься, именинницу и хозяйку дома заставить на морозе мёрзнуть! И всё ради чего? Ради паршивого торта! Мы зашли в квартиру и вернулись к гостям. Ребята обступили торт и собирались задувать свечи. Я не мог этого допустить.

— Стойте! — закричал я. Ребята обернулись. — Вы чего творите?

— Имениннице помогаем, не видишь что ли? — ответила за всех Саша, и переставила горящую свечку с одного места на другое. — Заждались мы тебя, Катя, заждались.

Катя молча кивнула и, улыбаясь, подошла к торту. Ребята, как тараканы, разбежались по своим местам и заняли выжидательную позицию.

— Задувай уже, — нервно проговорил Игорь.

Катя набрала в лёгкие побольше воздуха и разом задула все свечи. Одноклассники радостно зааплодировали и начали стучать вилками по тарелкам. Зинчук быстро начала резать торт. Ненасытные люди вновь приступили к еде, а вот мне почему-то есть не хотелось. Что-то было не так, но я не понимал, что именно. Катенька как всегда весело улыбалась и даже слова не сказала Саше с Игорем, не сказала она ничего и ребятам, которые вели себя по-хозяйски в её отсутствие. Я немного поковырял вилкой торт, а потом отдал свой кусок Толику.

— Что-то тухло сидим, — проворчала Ермакова, — поесть я и дома могла.

Бестактность Наташи меня поражала, однако Катя восприняла всё очень легко. Она встала из-за стола и ушла к себе в комнату, а вернулась с ручкой тетрадкой и двумя шапками.

— Предлагаю сыграть в фанты, — объявила она, — чур, я ведущая.

Ребята оживились. Мы нарезали бумажки и начали думать задания. По сосредоточенным лицам остальных я понял, что замышляют они что-то грандиозное. Я силился выдумать что-нибудь эдакое, но в голову лезла всякая дрянь, и пришлось писать посредственность:"Встань на табурет и прочти любимый стих". Когда все скинули задания в первую шапку, пришло время отдать свои фанты. Я начал шарить по карманам в надежде найти там какую-нибудь безделицу, но как назло ничего не было с собой. Парни оказались изобретательнее и нашли выход. Серёга отдал наручные часы, Игорь бросил зажигалку, носовой платок положил Кузьмин. Валера кинул в шапку свой золотой значок ГТО, а Дима не придумал ничего лучше, чем оторвать пуговицу от кармана рубашки. Но больше всех изловчился Толик, он незаметно скатился под стол, куда-то уполз, а через минуту вернулся со шнурком в руке.

— Серый, займи хоть копейку, — обратился я к нему, — а то даже в шапку бросить нечего.

— Эх, сирота ты моя казанская, — Шувалов порылся в карманах и вытащил три копейки. Деньги полетели в шапку.

У девочек проблем с фантами не было, они скинули свои украшения. Все приготовления завершились, можно было играть. Катя старательно выбирала первый фант и вытянула фенечку.

— Так, этому фанту нужно, — именинница развернула бумажку с заданием, — сказать имена всех гостей задом на перёд, стоя на одной ноге.

— Кузьмин, вот по-любому это твоя шняга, — со своего места поднялась Саша.

— Ты сначала сделай, а потом говори, — Дима умело заткнул вечно недовольную одноклассницу, — на исходную, Сом, прошу!

Брюнетка потянулась, разминая затёкшую спину, и метнула ногу назад, изобразив ласточку. Одноклассники восхищённо похлопали, а Саша лишь усмехнулась и исполнила вторую часть задания. Пустяковое с первого взгляда, оно оказалось очень смешным и сложным. Сомова аж навернула стакан воды, когда закончила.

— Продолжим, — Зинчук вытянула мои три копейки, — а этот фант должен отжаться от пола пятнадцать раз, говоря комплименты имениннице. Ой, а кто это?

Я встал из-за стола и закатал рукава рубашки. Девчонки с большим вниманием уставились на меня, хлопая своими хитрыми глазами.

— Катя, ты добрая, общительная, весёлая, смелая, — начал я очень даже уверенно, — милая, честная, трогательная, сообразительная, хозяйственная, яркая, мечтательная, самобытная, талантливая, притягательная, волшебная.

Когда я поднялся, в комнате зависла странная тишина, а Катя посерьёзнела.

— Спасибо, Лёша. Кхм, ладно, играем дальше. Что тут у нас? Ага, значок ГТО. Этому фанту нужно признаться в любви одному из присутствующих в комнате. Ого! Так, ну-ка посмотрим, кто это.

Из-за стола к Кате вышел Валера. Юдин встал на одно колено и заговорил очень правдоподобно.

— Я давно хотел сказать, но никак не мог найти в себе смелости. Мы давно учимся вместе и знаем друг друга. В общем, я люблю тебя, Игорь.

— Чего?! — вскрикнул Дима и подскочил. — Каплан?! Да ты с ума сошёл! Он же хиляк и вобла сушёная!

— То-есть то, что он признал в любви парню, тебя не смущает? — Диана, как и все, была поражена.

— Это ерунда, это ничего, но выбрать Игоря — это же капец!

— Не ревнуй, — коротко и ядовито отрезал Игорь.

Зинчук продолжила вытягивать фанты. Так Куликовой пришлось кормить нас всех с ложечки. Затем Игорь ходил на балкон и десять раз кричал, что он любит людей. Моё задание со стихом досталось Гордееву. Парень воодушевился, залез на табуретку, встал в позу поэта и начал читать:

— Я когда-то умру, мы когда-то всегда умираем. Как бы так угадать — чтоб не сам, чтобы в спину ножом? Убиенных щадят, отпевают и балуют раем, не скажу про живых, а покойников мы бережём.

Я сидел и чувствовал, как открывается мой рот, а Толик продолжал читать "Райские яблоки". Как-то чудно слился воедино его образ со стихом. Не знаю, как ребятам, но мне понравилось.

Далее Наташа должна была танцевать вальс с предыдущим игроком, с Толей.

— Без рук, — предупредила блондинка, становясь в пару, — у меня парень есть.

— Вальс без рук нельзя, — Гордеев усмехнулся и включил магнитофон.

Мой друг продолжал удивлять. Своенравная Наталья в паре с ним превратилась в гибкую и покорную танцовщицу. Казалось, что они танцуют где-то в большом и дорогом зале с сотней зрителей, а не в тесной комнатушке с восьмиклассниками. Не удивительно, что они сорвали море аплодисментов, когда закончили.

Осталось совсем немного фантов. Орлик ходила ко всем соседям и спрашивала, есть ли у них дома олень. Под стол посадили и заставили кукарекать с разными интонациями и ударениями Серёгу. Дима должен был дотянуться до потолка, но с его ростом достаточно было просто вытянуть руку. Самое сложное, как по мне, задание досталось Артёму. Ему нужно было выпить стакан самого алкогольного напитка, имеющегося в доме.

— Может, кефиром обойдёмся? — Кузьмин пытался спасти свою тушку.

— Кефира нет, — из кухни вернулась Катерина с бутылкой и стаканом, — есть брага. Осилишь?

Артём снял очки и кивнул. Суетнулся Гордеев и даже сам налил ему браги. Сомова и Игорь забились, выпьет или нет. Выдохнув, Кузя начал пить. Жидкость в стакане уменьшалась медленно, зато лицо парня изменялось стремительно. Допив, он громко грохнул стакан на стол и заревел, как медведь.

— Мужик, — похвалил его Гордеев и довёл до стула.

Мы знатно посмеялись. Игра кончилась, и никто не заметил, что остался последний не разыгранный фант, на который не хватило задания. Это было маленькое колечко хозяйки дома. Она никому не сказала, что мы забыли про неё.

Именинница начала понемногу убирать со стола посуду, а ребятам для развлечения достала настольный хоккей. Одноклассники ушли играть в соседнюю комнату. Мне захотелось помочь Зинчук, однако, придя на кухню, Катю там не увидел, только гора немытых тарелок стояла в раковине. Пусть и не сразу, я вымыл всё, но по случайности посадил пятно на рубашку. Мама всегда говорила, что нужно сразу застирать, поэтому пошёл в ванную. Дверь была не заперта, я потянул её и увидел Катю. Она так испугалась, что предмет, который до этого был у неё в руке, выскользнул и упал в раковину. На меня накатило смущение и я уже собрался извиняться, но тут в глаза мне бросилась длинная красная полоса на запястье у девушки. В голове всё сошлось, и страх захватил меня. Я уверенно переступил через порог и закрыл дверь на щеколду. В раковине лежало лезвие, которое я быстро выбросил в мусорное ведро.

— Идиотка ты, Катерина, — я насильно схватил её руку и промыл рану водой. — Если убивать себя собираешься, в первую очередь надо дверь закрыть, чтоб никто не спас!

— Лёша, не оставляй меня одну! — захлёбываясь слезами, прошептала она и обняла меня со всех сил. — Мне так страшно и больно, что больше сил нету!

Она была такой слабой, что еле держалась на ногах, всем телом повиснув на мне.

— Рассказывай, — я опустился и сел на махровый коврик, усадив рядом с собой Катю, — зачем это сделала?

— Не могу я так больше, не могу! — самую малость успокоившись, слёзы с новой силой полились из её глаз. Я был поражён, ведь никогда Катю даже просто серьёзной не видел, какие уж слёзы! — Если начну рассказывать, то это будет очень долго.

— А куда нам спешить? Рассказывай, всё-всё мне рассказывай, а я послушаю и, обещаю, никому не скажу.

Немного отдышавшись и успокоившись, она заговорила:

— Раз так, то скажи мне, Алексей, тебе нравится, чем занимается наш класс?

— О чём ты?

— Ты умный, ты понял, о чём я.

«Неужели она про Нику решила поговорить? И это в такой момент?».

— Да, Лёша, я про историю с Вероникой, — подтвердила мои догадки Катя. — Так вот ответь мне, тебе нравится, что мы с ней делаем? Ты согласен с тем, в чём мы её обвиняем? Тебе её не жаль?

Я задумался. Конечно же я был против всего, что делали одноклассники с Вероникой, но признаться хоть кому-то из них в этом я не мог. Я не знал, можно ли доверять Кате.

— Ты выдал себя, — Катя прервала мои размышления. — Согласный с нами, не задумываясь, ответил бы мне прямо сейчас, но ты промолчал, а значит ты думал, можно ли мне верить. Я понимаю, мы не слишком хорошо друг друга знаем, но, поверь, то, что ты увидел здесь, теперь является пожизненным гарантом моей честности перед тобой. Я так же, как и ты, против травли Никто.

Мне казалось, что всё это происходит не со мной. Но нет, из соседней комнаты слышались знакомые возбуждённые голоса, смех и шум. Одноклассники играли в хоккей и даже не подозревали, что их подруга чуть не вскрыла вены прямо у них под носом.

— Я их ненавижу, — продолжила Катя, кивнув в сторону двери, — всем сердцем презираю и всё равно продолжаю быть с ними, потому что люблю. Почему им так нравится делать всем людям больно? Почему?! Мы ведь совсем маленькими были, когда Яна умерла, нам хотелось справедливости. Мы были не самым дружным классом, а Серёжа очень умно придумал, как объединить нас и сделать себя лидером. Всем нравилась эта игра в мстителей, но сейчас мы выросли, и игра превратилась в жестокий бой на смерть. Ты мне не поверишь, но есть люди, которые тоже больше не хотят мести для Вероники. Юля и Артём со мной заодно, раньше и Сомова была на нашей стороне, но в последнее время Игорь с ней что-то плохое делает, она больше не общается с нами. Маша никогда Веронику лично не унижала, но она всегда идёт за Шуваловым, поэтому её в расчёт можно не брать.

— Получается, что на стороне Вероники четыре человека? Это, конечно, мало, но не сравнить с тем, что воевать в одиночку. Так почему же вы не можете в открытую сказать всем «Стоп»?

Катя очень странно усмехнулась и покосилась на свой шрам. Страшная борозда распухла и побелела, зато кожа вокруг покрылась красными пятнами.

— Страх заставляет людей делать ужасные вещи. Даже если у нас и получится, ребята не смогут жить нормально. Они уже привыкли, что у них есть человек, виновный во всех их проблемах, человек, которого всегда можно наказать за свои неудачи. Если сумеем спасти и оправдать Веронику, они найдут новую жертву, и всё начнётся сначала. А жертвой может быть кто угодно: и ты, и я, да и вообще любой из нас! Им никого не жаль, понимаешь, никого, кроме себя!

— Так ведь и ты себя жалеешь!

— Ты думаешь, смог бы человек, не понимающий этого, наложить на себя руки? Я не хочу себя жалеть, я хочу не бояться боли, поэтому и делаю это.

Голова шла кругом от её слов. Образ счастливой девочки разбился прямо на глазах. Самая весёлая одноклассница рыдала у меня на коленях и до боли сжимала мою руку, оставляя вмятины от ногтей на коже. Катя будто хотела отдать мне всю свою боль, только вот я не был уверен, сумею ли вместить её в себе. Выдержу ли я то, что она носит на сердце? Змейкой заползла в голову другая мысль. "А что, если все они врут и притворяются?" Без всяких сомнений это было так: все они играют, вот только для кого? Этого я не знал.

— Ты очень храбрая девочка, — проговорил я, успокаивая Катю, — я благодарен тебе, что ты поговорила со мной. Пообещай мне, что не будешь больше заниматься глупостями, хорошо?

— Хорошо, — она утёрла остатки слёз и наклонилась ко мне. Её удивительной красоты карие глаза смотрели на меня и будто искрились лучиками. Мне вдруг захотелось сделать одну очень необдуманную глупость, и я бы сделал её, если бы не открылась дверь. Это был Гордеев. Он, увидев нас на полу в такой близости, впал в ступор, а Катя шумно выдохнула и положила голову мне на плечо. Её волосы так приятно пахли, что мне совсем не хотелось, чтобы она уходила.

— Чем вы тут занимаетесь? — в голосе Толика я уловил непривычную для него интонацию — это была ревность. Вот так новости!

— Надо определённо починить замок у этой двери, — прошептала мне Катя и усмехнулась, — потому что и до твоего прихода я точно её закрывала.

— Эта дверь спасла тебе жизнь, дурочка, — я улыбнулся и обнял её, забыв напрочь про Толика, одноклассников и прочие проблемы. Катя имела удивительную способность передавать душевное тепло и свет через объятия. Этим она мне очень нравилась. На Гордеева, не знавшего всей ситуации, наше поведение действовало крайне раздражающе. Он силился что-то сказать, но с красноречием у него явно были проблемы, поэтому он не нашёл ничего лучше, чем позвать на помощь.

— Серый, — жалобно, но в то же время требовательно застонал он, — здесь люди с детством сейчас попрощаются! Серый, останови их сейчас же!

Не дождавшись ответа, Толя сам побежал за подмогой и начал в красках описывать одноклассникам увиденное им зрелище. А мы с Катей просто сидели на полу и смеялись.

— Надо выходить, — прислушиваясь к недоумевающим возгласам из соседней комнаты, сказала Катя, — ты ведь знаешь Толика и его богатое воображение. Через минуту окажется, что мы с тобой пара, а через две, что у нас свадьба на следующих выходных.

— Да уж, что-что, а преувеличивать Толик умеет, — я поднялся с пола и помог встать Кате. — Знаешь, Кать, они ещё не до конца пропащие люди, у них есть шанс на исправление.

— Я знаю. Я буду стараться приглядывать за Вероникой, — она умылась и стала ещё прекрасней, — да и ты её не бросай. Вы, когда вместе, оба такие счастливые, прямо душа за вас радуется.

Услышав это, я прямо на месте замер. Я был уверен, что кроме Игоря, который постоянно суёт нос не в своё дело, о нас с Вероникой больше никто не знает. Катенька заметила это замешательство и практически волоком вытащила меня в коридор, где уже толпились одноклассники, требующие объяснений. Катя на удивление складно сочинила историю о том, как она якобы мыла посуду, разбила тарелку и порезала руку, а я увидел это и решил ей оказать первую помощь. На секунду даже я поверил в эти сказки. Ребята начали один за другим сочувствовать имениннице, и точно так же один за другим давать Толику подзатыльники за дезинформацию.

— Пойдём мы, Катя, — объявил Серёжа, отправив девочек одеваться, — спасибо, что приняла нас. Ещё раз с днём рождения!

Все дружно поздравили Катю с праздником и попрощались. Мне безумно не хотелось уходить, но я понимал, что уже пора. Мы вышли из подъезда и начали разделяться на группы, чтобы пойти домой. В моей стороне никто не жил, поэтому я пошёл один. Я даже обрадовался, что всё так сложилось, потому что хотелось прогуляться в одиночестве и подумать о многих вещах.

© Лера Смир ,
книга «Её звали Никто».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (16)
Eva Lebedeva
12
@Рина Миджу Леша Егоров
Ответить
2019-01-05 12:10:13
Нравится
Marietta De Black
12
Они прикольная парочка))))
Ответить
2019-10-31 10:13:55
Нравится
Marietta De Black
12
@fennec_fox +++, то Катька, то Ника
Ответить
2019-10-31 10:14:30
Нравится