Предисловие
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Book trailer
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Эпилог
Читателям от автора
Глава 17

Когда я захожу в клуб, Том распевается в микрофон. Он говорит моему отцу:

— Билл, левый канал подтяни, — и показывает на своё ухо.

Отец в другом конце клуба крутит колёсики на пульте. Вот так вот, когда «Нитл Граспер» оказываются без своей многочисленной профессиональной команды, то всех их заменяет мой папа. И охрану, и менеджера, и звукорежиссера, и музыкантов. Ему это нравится. Я знаю, когда-то его мечтой была известная рок-группа. Мой папа намного старше «Нитл Граспер», и его молодость проходила в те времена, когда самыми нашумевшими исполнителями были Мадонна и «Нирвана». Но что-то не срослось, видимо, умение договариваться со всеми и обо всем перевесило умение писать песни. Зато талант к дипломатии привел его в музыкальный лейбл.

И вот однажды, лет пятнадцать назад, он познакомился с восемнадцатилетним талантливым Томом, пишущем ту самую музыку и мечтающем запрыгнуть в последний вагон рок-музыки. Амбиции отца наконец-то были воплощены в жизнь. Могу поспорить, отец видел в Томе себя. До сих пор видит. Так и началась популярность «Нитл Граспер».

Бен прыгает за барабанную установку и начинает бить в нее со всей силы — а силы в нем очень много. Годы игры сделали его мускулистым и крепким. Удары заглушают остальные инструменты, бьют по ушам. Я как раз в это время сажусь за бар, рядом с Джеффом, который почему-то не на сцене. Он крутит в руках стакан с виски.

— Че, Джефф, как дела? — спрашиваю я.

— Как обычно, — протягивает он.

— Паршиво, да?

— Как видишь, — он показывает мне стакан и делает глоток. Я оглядываюсь. Где там его девушка? Как её зовут? Бэти? Мэри? Не помню. Ко мне подбегает отец и засовывает в руку камеру. Говорит:

— Снимай все, что будет интересно.

— Жалко ты не можешь разорваться и быть оператором тоже, — издеваюсь я, но камеру открываю, потому что спросить с отцом по поводу работы — себе дороже. Он ничего не говорит, бежит дальше по своим делам. Я нажимаю на кнопку записи и навожу камеру на Джеффа.

— Че пьёшь, Джефф?

— Виски-сауэр.

— Вкусно?

— Вкус забвения.

Я прыскаю хохотом. Кажется, ему это не нравится. Хорошо, я встаю и иду снимать ребят на сцене. Том наигрывает песню на гитаре, в такт покачивая головой. Его чёрные растрёпанные волосы трясутся. Я задерживаю на нем камеру... он замечает. Дальше в кадр попадает Марк. На нем висит длинная леворукая бас-гитара. Он усердно настраивает её. Бен кривляется, когда я его снимаю.

Ничего особо интересного не происходит. Если только не считать интересным то, как все методично напиваются. Ядерный взрыв или третья мировая — «Нитл Граспер» будут бухать. Но это уже давно никого не интересует.

***

Музыка гремит что есть мочи, а свет мерцает. В клубе очень душно. Я стою у самой сцены, зажатая фанатами и снимаю концерт на камеру. В глазах плывет. Том передо мной весь мокрый. Клуб набит битком, и с таким количеством человек кондиционеры не справляются.

Том очень пьян. О, как же сильно он напился. Никогда не видела его таким пьяным. Остальные участники тоже косят глазами, но хотя бы не валяются по полу. Концерт превращается в настоящий хаос. Они всегда так делают — пьют на маленьких концертах. Но чтобы так сильно... если честно, Том очень смешной. Но кажется мне, что напиваться так — ненормально. Уж я-то знаю, что такое ненормально сильно напиваться.

Но все веселятся. Фанаты не далеко ушли — такие уж они. Перенимают невидимые сигналы, проваливаются в хаос вместе с «Нитл Граспер». Те буквально утягивают их в ад, а они только рады следовать за ними.

Том снял свою гитару, отдал ее папе. Теперь тот играет, а Том сидит на полу на коленях и лихорадочно что-то бормочет в микрофон. Я плохо понимаю его речь. Кислорода настолько мало, что я не могу думать ни о чем, кроме воздуха. Чувствую опасную близость обморока...

Тут вдруг начинается новая песня, и новая волна настроений в толпе. Все прыгают и танцуют. Половина прямо с телефонами в руках. «Нитл Граспер» буквально поджигают пол у нас под ногами. Из-за этого хочется отрываться от него снова и снова.

Том сходит с ума. В какой-то момент запрыгивает на монитор, а затем отталкивается от него и летит в толпу. Мимо меня, потому что я немного сбоку, но когда фанаты подхватывают его и несут дальше в зал, мне прилетает ногой прямо в лоб. Вот черт. Больно. Словно волной, людей относит вслед за ним. Я вдыхаю побольше, пользуясь моментом, пока они снова не прижмут меня к сцене.

Том умудряется петь даже в таком состоянии. Провод от микрофона у него в руке натягивается, и на помощь приходят охранники. Они вылавливают Тома и возвращают на сцену. Прерывая песню, он кричит:

— Сегодня ночью вы можете... вы должны забыть обо всем на свете! Кто вы, и что ждёт вас за пределами... за пределами этого места! Просто веселитесь. Больше ничего в этой жизни не стоит так дорого, как веселье.

Он шатается. Продолжает петь. Поднимает с пола недопитую бутылку пива и делает глоток. А потом отдаёт её кому-то из зала прямо в руки. Я тоже хочу. Я невыносимо сильно хочу промочить горло.

— Вы знаете эту песню? — пьяно спрашивает. Зал гулко отвечает.

— Эй, ну-ка ещё раз, я не понял, — он улыбается. Обманывает, но люди кричат ещё громче.

— Тогда все на сцену, — говорит Том. Реакции нет. Я тоже в замешательстве. То есть как это, на сцену?

— Давайте, давайте! Быстро поднимайтесь сюда! И ты тоже, — говорит он и смотрит прямо на меня. Я тут же вспыхиваю. Щеки загораются. Люди и правда начинают выбираться на сцену, один за другим, и вот я уже не вижу за ними Тома.

Я складываю камеру, еле как засовываю её в карман и тоже выскакиваю к нему. Места уже почти нет, стою у самого края. Никого из «Нитл Граспер» не видно, Тома окружили кругом. Песня продолжает играть. Я пытаюсь рассмотреть, что там происходит, но никто не позволяет мне подобраться ближе. Оглядываясь, я нахожу Джеффа. Стоит спокойно, играет на гитаре. Он мало кого интересует, но это взаимно. Рядом с ним на колонке я вижу бутылку пива. Что ж, вижу цель — иду к ней. Я пробираюсь к Джеффу и заливаю пиво в себя. Словно на топливе, я снова принимаюсь танцевать и подпевать со всеми.

Происходит что-то странное — я чувствую, как кто-то хватает меня сзади. Я так сильно пугаюсь, что путаюсь в ногах, и падаю назад, прямо вместе с человеком, который держал меня. Это оказывается Том. О, Боже. Сердце начинает быстро-быстро стучать.

Я скорее поднимаюсь на ноги, подаю Тому руку, и он встаёт. Тут же суёт мне микрофон, и... обнимает. Так близко, и так чувственно. Он прикасается к моей щеке своей, и вместе мы поем песню. Он обнимает меня обеими руками, прислоняется всем телом. Люди толпятся вокруг нас. Повисают на Томе с другой стороны. А потом и ко мне пристраивается какая-то девчонка. Мне хочется, чтобы здесь были только мы вдвоём.

Том хоть и пьяный, но хватка у него железная. Какие бы усилия не прикладывали фанаты, чтобы оторвать его от меня — у них не получается. Я повторяю слова песни уже в миллионный раз. Всем плевать. Том зарывается носом мне в волосы, его губы где-то на моей коже. По телу бегут мурашки. Тут-то мы и теряем бдительность. Девушка с ярко-красными волосами вклинивается между нами. Но Том снова находит меня, притягивает к себе и целует в висок. Как же это приятно... как же приятно чувствовать, что он не может от меня оторваться. Что из всех людей здесь, именно я в его объятиях. Что я нужна ему.

Я обнимаю его так крепко, как могу. Тоже целую куда-то в голову. На секунду проскакивает мысль о другом, настоящем поцелуе, но я не решаюсь. Откидываю это от себя. Страшно даже представить.

Мы проводим с ним в объятиях ещё какое-то время. Когда песня все-таки достигает кульминации, все прыгают, а сцена трясётся. В конце концов, мой отец снимает с себя гитару и начинает стягивать поклонников обратно в зал. Мне тоже приходится уйти. Остаток концерта я провожу в абсолютной нирване. Мне просто срывает крышу, я танцую, как полоумная и улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь. Тело помнит его руки. Губы, где-то среди волос. Словно он до сих пор обнимает меня. Как сильно сейчас я люблю себя, его и весь мир вокруг. Значит, так бывает не только из-за наркотиков? Удивительно. Просто потрясающе.

© Ладунка К,
книга «Три секунды до».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (1)
Джесси Оливер
Глава 17
Ааа
Ответить
2020-11-19 17:05:42
1