Предисловие
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Book trailer
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Эпилог
Читателям от автора
Глава 31

С силой моргнув, я пытаюсь сфокусировать взгляд, но всё плывет. Звуки доносятся так, будто я сижу в закрытой банке, через которую почти ничего не слышно. Я лежу лицом в пол. Со стоном попытавшись подняться на руках, я падаю обратно, потому что сил не хватает. Коснувшись глаз пальцами, я тру их и щурюсь. Понимаю: я все там же, в приватной комнате Ифраила, на том же месте. Передо мной находится стол, и в промежуток между ним и полом я вижу Скиффа, стоящего на коленях. Рядом с ним чьи-то ноги. Скифф складывает руки в умоляющем жесте, но это не работает, и нога в туфле пинает его в живот.

Почему-то я улыбаюсь. Скифф сгибается пополам. Звуков нет, но воображение дорисовывает сдавленные хрипы и кашель. Медленно, пошатываясь, я всё-таки поднимаюсь и сажусь. Перед глазами встаёт картина: Ифраил тычет в Скиффа пистолетом. В этот момент все звуки резко возвращаются и оглушают меня.

— Ты понял меня, кретин?! — кричит Ифраил.

Скифф пищит в ответ:

— Да, да, да, я понял тебя, понял!

Из меня вдруг вырывается смешок. Почти не слышный, но он срывает тормоза, и я начинаю хохотать во весь голос. Все поворачиваются на меня, я пытаюсь заткнуть себе рот, но все равно смеюсь.

— Тебе че, жить надоело?! — говорит Ифраил и делает ко мне шаг.

— А ты че, — хихикаю я, — реально будешь стрелять?

Он срывается ко мне и наводит на меня пушку.

— Руки подняла, быстро!

Я вдруг смертельно пугаюсь и делаю, как он сказал.

— Голову вниз, — комнадует Ифраил, — В тебя с удовольствием выстрелю, шалава. Как ты вообще ещё не сдохла.

По всему телу пробегает дрожь. А если я и правда сейчас умру...

— Двинешься — выстрелю, — говорит и отходит от меня.

Я еле слышно вздыхаю. Что происходит не вижу, но слышу Ифраила:

— Ну и кому передавать привет?

— Никому, — отвечает Скифф.

— Эта идиотская идея полностью твоя?

— Да.

Ифраил вздыхает. Говорит:

— Запомни, мальчик. Никогда не суйся к таким страшным и старым дядям, как я. Будешь долго об это жалеть.

Сквозь его голос я слышу собственное дыхание. Поднятые руки начинают болеть и дрожать.

— Мы любим размазывать по асфальту таких, как ты, — продолжает.

Скифф молчит, и тишина, что воцаряется в комнате, убивает меня.

— Ну, что ты затих? За свои поступки надо отвечать. Пока что я ещё не решил, что с тобой сделаю, и у тебя есть шанс остаться в живых.

Скифф начинает что-то лепетать, но я моментально забываю все его слова, когда слышу щелчок предохранителя. Я дёргаюсь, но остаюсь на месте и не поднимаю глаз, потому что за свою жизнь я боюсь сильнее, чем за Скиффа.

Страх отравляет меня, вызывает в желудке боль и тошноту. Секунда, две — ничего не происходит, но потом я слышу замах и удар. Я поднимаю голову и вижу, что Ифраил зарядил Скиффу рукоятью пистолета по лицу. Очень сильно, потому что на ней осталась кровь, а Скиффа откинуло на пол.

Опомнившись, я снова прячу лицо вниз. Слышу болезненные стоны Скиффа и сглатываю. Господи, только бы никто не заметил, что я двигалась, только бы никто не заметил...

Ифраил говорит:

— Вышвырните их отсюда.

И тут же чьи-то руки поднимают меня подмышки и несут до чёрного хода. Скиффа тащат позади, и когда дверь открывается, нас обоих кидают на асфальт. Я проезжаюсь по нему голыми коленями и ладонями, но не чувствую боли. Оглядываюсь на Скиффа, вижу, что все его лицо в крови, кровь из носа и рта заливает подбородок и капает на землю. Я улыбаюсь и начинаю смеяться над ним.

— Ну и кто из нас идиот? — сквозь смешки спрашиваю.

— Иди ты, — почти шепчет он и еле как встаёт на ноги. А потом медленно уходит, оставляя меня одну.

Я смеюсь, кажется, целую вечность, но потом меня отпускает. Я чувствую, как адреналин и эйфория в моей крови сплетаются в объятия. Так хорошо, но совершенно нет сил...

Меня совсем не тревожит произошедшее. Я чуть не умерла, но мне плевать. Мне надо домой... домой, к Тому...

Я поднимаюсь и плетусь до главного входа в клуб, там привариваюсь к стене. Из горла вырывается стон. На улице уже начинает светать. Солнце и свежий утренний ветер гладят меня по лицу. Это так нежно, так приятно... Больше не найдя в себе сил держаться на ногах, я сползаю на асфальт. Мне нужно домой...

Спрятав голову в колени, я пытаюсь уговорить себя встать и направиться в сторону дома. Бесполезно. С огромным трудом достав телефон, я несколько минут туплю, но потом все же набираю номер Тома.

Гудок. Ещё один. И ещё. Они кажутся мне бесконечными. Отчаянно простонав, я уже собираюсь сбросить, как вдруг слышу сонное:

— Алло?

— Том... — выдыхаю я с улыбкой на губах.

— Да, что ты хотела?

— Я хотела... я хотела спросить... ты уже в Окленде?

— Мы только что сели.

— Ты можешь... ты можешь приехать за мной? Я в «Golden Bull». Не могу встать. Не дойду до дома.

Том молчит секунду, а потом спрашивает:

— Что с тобой?

— Ничего... просто не могу встать.

— Ты под кайфом?

От его голоса я не могу сдержать улыбку.

— Конечно нет! Я просто не могу встать...

— Чёрт, Белинда…

— Прости...

— «Golden Bull» это где? — резко спрашивает он.

— Это в Джинглтауне…

Он молчит. Говорит:

— Какого чёрта тебя занесло в Джинглтаун?

— Это так важно?

— Да, чёрт, это важно, когда ты звонишь мне в пять утра и просишь забрать из Джинглтауна!

— Это же клуб, — недовольно вздыхаю я, — Тусовалась!

— Будь на месте, — говорит Том и вешает трубку, оставляя меня без ответа: приедет он или нет.

Я складываю руки на колени и оглядываюсь по сторонам. От рассвета все такое розовое… ласкает глаза. Как же красиво… я улыбаюсь. До дрожи приятно видеть это чудо вокруг. Чувствовать легкость в теле и полёт в душе. Я люблю этот мир, люблю себя и всех людей. А еще я люблю наркотики. Без них бы ничего этого не было.

Не знаю, сколько я сижу в ожидании, но время будто схлопывается и переворачивается. Меня трясут за плечо и говорят:

— Поднимайся.

Я пытаюсь сфокусироваться на высоком черном пятне перед собой, получается плохо.

— Давай, Белинда, я очень устал, у меня нет сил тебя тащить.

Я моргаю. Вижу растрепанного Тома. Говорю:

— Помоги, — и тяну к нему руки.

Он нагибается, позволяя мне зацепиться за его шею и ставит меня на ноги. Меня шатает, но я дохожу до машины и забираюсь в нее. Том пристегивает мой ремень и садится за руль. Я усмехаюсь, вспоминая, что водить ему вообще-то нельзя.

Мы выезжаем. Повернув голову, я разглядываю его профиль. Такой красивый, такой любимый… я вдруг чувствую ужасную вину перед ним. Ком встает в горле, но я говорю:

— Прости, Том... я не сдержала слово. Я под наркотой.

— Думаешь, мне надо это объяснять? — грубо отвечает он.

Закусив губу, я чувствую, как вина превращается в злость. С вызовом я начинаю:

— Знаешь, Том... я кое-что поняла.

Он молчит и смотрит на дорогу.

— Я и правда хочу, чтобы ты меня трахнул... — со смешком говорю я, а потом сползаю по сиденью ниже и развожу ноги в стороны.

— Прекрати, — говорит он и сжимает руль так, что костяшки пальцев белеют.

— Почему? Я хочу секса. С тобой. Неужели это что-то плохое?

Я закусываю губу и улыбаюсь. Смотрю, как на скулах Тома играют желваки. Недолго думая, я запускаю руки под юбку и стягиваю с задницы трусы.

— Что ты, блять, делаешь?! — рявкает Том и отвлекается от дороги.

— Я хочу тебя... — говорю и стягиваю трусы до колен, — Я не могу это больше терпеть, я вся мокрая, посмотри...

— Сейчас же оденься, идиотка! — кричит он, но я не останавливаюсь, снимаю белье и кидаю его на приборную панель.

— Блять, не выводи меня, Белинда! Я тебя из машины выкину, понятно?!

Я хихикаю. Сажусь прямо, а потом отстегиваю ремень, тянусь к нему и касаюсь ладонью между ног.

— Давай я тебе отсосу, — предлагаю.

— Блять! Черт тебя дери! — шипит Том, выворачивая руль, отчего я отлетаю в сторону, ударившись о боковое стекло головой.

Том резко останавливает автомобиль. Я кричу на него:

— Ты не можешь отказаться от такого! Тебе ничего не надо делать, я все сделаю сама!

Он молча выходит, громко хлопая дверью, огибает машину и силой вытаскивает меня наружу.

— Ты просто неадекватная дура! — говорит он прямо мне в лицо.

— Да брось, Том, какой нормальный человек откажется от минета?

Он тащит меня вперёд, крепко держа за плечо. Я понятия не имею, где мы — какой-то водоём, глинистый пляж... и почему-то мне становится смешно. Я что есть мочи хохочу, но недолго.

— Охладись, — говорит Том и дёргает меня за руку, опрокидывая вперёд. Только после этого я понимаю, что он завёл меня в озеро. Я падаю лицом в воду, глотаю её ртом и носом, касаюсь вязкого дна коленями и ладонями. Вынырнув и вдохнув, я начинаю кашлять. Том по колено в воде, я у его ног. Быстро поднявшись, я хватаю его за футболку и говорю:

— Сколько можно?! Ты же тоже этого хочешь!

— Единственное, чего я хочу — чтобы ты оставила меня в покое! — он отрывает мои руки от себя, я сопротивляюсь, пытаюсь надавить, но Том сильнее и без труда снова окунает меня в воду.

— Ну почему всегда так?! — взвываю я, усаживаясь на задницу, — Почему меня никто не любит?!

— Да приди ты в себя и прекрати этот цирк! — злится он.

Я поднимаю на него глаза и сквозь сжатые зубы говорю:

— Ты просто сраный трус!

Том секунду смотрит на меня, а потом выплевывает:

— Нахуй тебя, — и выходит из воды.

Я чувствую горячие слёзы на щеках. Внутри все разрывается от адской боли. Том садится на берег лицом ко мне и снимает с себя мокрые кеды. Прикрыв глаза рукой, я начинаю горько плакать. В тишине утра мои всхлипы и плеск воды звучат оглушающе. Господи, какая же я дура... зачем я все это говорю, зачем все это делаю? Я ведь этого не хочу, я не хочу провоцировать его и ссориться...

Несколько мучительных минут проходит перед тем, как Том встаёт и снова подходит ко мне.

— Все, хватит... пойдём домой, — говорит он и протягивает руку.

Сглотнув, я смотрю на его ладонь. Берусь за неё и поднимаюсь на ноги. По телу тут же пробегает холод, но я откидываю это чувство.

— Стой, Том... — говорю, — прости меня, умоляю, прости, я полная дура...

Он вздыхает и устало смотрит мне в глаза. Я опускаю взгляд и натыкаюсь на наши сцепленные руки. Как же хочется его поцеловать… прямо сейчас, стоя в воде по колено, под кайфом и на рассвете.

— Пойдём, — повторяет он, потянув меня за руку.

— Подожди, — тяну я в ответ, — стой.

Сделав к нему шаг и встав почти вплотную, я заглядываю в его усталые и немного грустные глаза. Том смотрит на меня сверху вниз, и я физически ощущаю его превосходство. Аккуратно взяв его вторую руку, я встаю на носочки и срываю с его губ секундный поцелуй. Отрываюсь так быстро, словно обожглась. Лицо Тома не меняется. Он молчит. Лишь только перехватывает мою руку покрепче и уводит к машине. Мы уезжаем домой. 

© Ладунка К,
книга «Три секунды до».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (5)
T O R I _ S M I Т
Глава 31
ЭТО ПРЕКРАСНЫЙ ШЕДЕВР!!! Обожаю эту книгууу😍😍😍
Ответить
2021-02-15 09:39:55
3
Карина 1179
Глава 31
Захожу в это приложение, только из-за именно этой книги. Очень классно, жду с нетерпением продолжения 😍
Ответить
2021-02-17 11:32:41
2
Rutcovschi Irina
Глава 31
Когда новая глава?
Ответить
2021-02-19 15:16:07
1