Предисловие
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Book trailer
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Эпилог
Читателям от автора
Глава 7

На утро просыпаюсь от звонков матери. Как я и ожидала, она начала обрывать мне телефон. Прошло почти двое суток с того момента, как я последний раз была дома, и её железная уверенность в том, что я скоро вернусь, таяла с каждой секундой.

Но все мои мысли занимает не мать. Все мои мысли занимают вчерашние поцелуи. Как же я давно ни с кем не целовалась. А мне хочется целоваться. И мне хочется большего. Тело требует, просто кричит о своих нуждах. Это невыносимо терпеть. Хочется, хочется, хочется. Я понимаю, что в этом месте не смогу уединиться, чтобы хоть как-то себе помочь. Даже дышать становится тяжело.

К обеду меня немного отпускает, а промежутки между звонками матери почти пропадают. Я вдруг вспоминаю слова Тома о том, что родители начнут искать меня с полицией. Ладно. Выхожу из дома на улицу и решаю ответить.

— Я тебя слушаю, — говорю.

— Алло!! Белинда!! Ты где?! Почему тебя до сих пор нет дома?! Ты рехнулась?!

Я вдыхаю побольше воздуха и со всей решительностью заявляю:

— Мам, я больше не приду домой.

— Что? Ты... что? Ты дура такое говорить?!

— Мама! Все, я не приду! Я больше не буду с вами жить!

— Чего?! Ты вообще нормальная?! И куда ты пойдёшь?! Кому ты нужна?! Ты совсем идиотка?!

— Мам, хватит. Прекрати меня оскорблять!

Но ей не хватит. Она продолжает кричать и говорить, какая я отвратительная. Я хватаюсь за голову. Боже.

— Я больше так не могу... — говорю.

— Бедная! Несчастная! Думаешь, я рада иметь такую дочь?! Ты вообще понимаешь, что ты несешь?! Что ты за шалава такая? Тащи свой зад домой!!

Она кричит, а я сажусь на корточки и обхватываю себя рукой за колени. Кричу:

— Всё, перестань!!! Я больше не буду это терпеть!! Я не вернусь домой! С тобой невозможно общаться, с тобой невозможно жить, ты не любишь меня, я не люблю тебя, так что забудь о том, что я существую! И тебе, и мне станет лучше!

— Забудь?! Забудь?! Хорошо! Я-то забуду, Белинда, забуду. Только ты потом приползешь с просьбой принять тебя обратно, и там-то мы уже посмотрим, как ты запоёшь!

— Ладно. Хорошо. Если ты так думаешь, хорошо. Как скажешь. Прощай, — я кладу трубку, блокирую её номер.

Терпеть больше невозможно, и я начинаю плакать. Прикрываю глаза ладонью, сажусь прямо на землю. Стараюсь сдержаться, но получается плохо.

— Ой, — рядом со мной на землю валится человек, — упал. Сшибаешь с ног, — Скифф скрещивает ноги и садится напротив.

— Прикинь, Джона стошнило на меня вчера, прямо после того, как я ушёл от тебя. Черт возьми, ты заснула! Просто взяла и заснула! А еще я споткнулся и разбил коленку, - он ковыряется в дырке на своих джинсах, показывает мне рану. — Сегодня я мылся в душе и отключили холодную воду. Прямо когда я был в пене! Пришлось обтираться прямо так. Ты наслала на меня проклятье? Скажи честно, ты ведьма?

— Скифф, отвали. Не до тебя сейчас, правда.

— Да ну. Кажется, у тебя с кем-то проблемы.

— Это тебя не касается.

— Плакса-Белинда.

— Ты придурок.

Он широко улыбается, смотрит из-подо лба. Говорит:

— Так и есть.

Я нервно вздыхаю, потому что я в бешенстве, ведь Скифф не дал мне поплакать. Я поднимаюсь и ухожу внутрь, в след слышу:

— Пла-а-акса! Белинда — плакса!

***

Какой-то парень, чьего имени я не запомнила, втирает белый порошок в дёсны прямо посреди гостиной. По моему телу пробегают мурашки. Вот черт. Я ем лапшу из общей кастрюли и смотрю на это. Скулы сводит. До одури хочется упороться. Я откладываю еду, словно в бреду подхожу поближе, чтобы рассмотреть его приход. Он растягивается на диване, часто дышит, отрывисто двигается. Глаза закрыты, он закусывает губу, и я закусываю вслед за ним. Облизываюсь. Поднимаю взгляд и натыкаюсь на Скиффа. Вот придурок. Он улыбается. Я скорее разворачиваюсь, чтобы слинять, но он окрикивает меня:

— Эй, плакса, куда собралась?

— Не называй меня так!

— Да ладно, не обижайся, — он приближается и опускает мне руку на плечи.

— Кайфануть хочешь? — Скифф вытаскивает из кармана пакетик с белыми кристаллами и показывает мне. — Я знаю, что хочешь.

Я сглатываю. Очень хочу. Смотрю на него, но молчу. Не могу говорить, когда дело касается наркотиков. Но Скиффу и не надо ничего объяснять: он понимает все по моему лицу и утягивает за собой на чердак. Мое сердце колотится.

У него тихо играет музыка. Мы садимся на скрипучий диван, и я тут же выхватываю у него зиплок. Вот оно —мое лекарство от любой беды. В нетерпении я засовываю мизинец в пакет и отправляю палец в нос, а затем делаю дорожку. Секунда, две — откидываюсь на спинку дивана, запрокидываю голову назад. Все плохое отступает. Мучительные мысли пропадают, кажется, будто они никогда и не существовали. Мое сознание — белый чистый блестящий лист. Нет ничего лучше в этом мире, чем это секундное, постоянно ускользающее, эфемерное чувство безмятежности. Когда вокруг нет ничего кроме тебя и твоего счастья. Я улыбаюсь.

Сквозь этот стремительный поток пробивается Скифф и снова целует меня. Наркотики — удивительная вещь. Под ними всегда кажется, что целуешь самого любимого человека на планете. Даже если на трезвую голову ничего к нему не чувствуешь. Вот и сейчас. Наш поцелуй взрывает меня изнутри, по венам растекается сумасшедшая любовь. Прямо сейчас я люблю его самой безумной любовью, какая только существует. Мне так хорошо. Я уверена, что он чувствует то же самое.

Мы целуемся и утопаем друг в друге. Скифф лезет мне под одежду. Вдруг краем уха я слышу странный вой. Прерывающийся, подсознательно вызывающий сильный страх. Я не понимаю, что это.

— Скифф, — встревоженно говорю.

— Не ломайся, ну же...

— Ты слышишь звук?

Он молчит. Я понимаю, что это — вой сирен. Я тотчас же вскакиваю с дивана и подхожу к окну.

— Скифф, — сглатываю, — Скифф, тут полиция.

В окне я вижу две черные тонированные полицейские машины и несколько копов, на жилетах которых написано: DEA POLICE.

— Это ОБН [прим. полицейский отдел по борьбе с наркотиками в США], — мой голос срывается, все тело начинает дрожать. Становится холодно в руках, горячо в голове.

— Ты прикалываешься?

— Нет, господи, нет, мы пропали, — я чувствую жгучий парализующий страх. На глаза наворачиваются слезы. Скифф подскакивает ко мне и смотрит. Несколько ужасных секунд молчит.

— Вот дерьмо...

Снизу слышится стук в дверь. Очень громкий, такой сильный, что кажется, будто отдача чувствуется даже здесь. Стук повторяется. Скифф прикладывает палец к губам, и мы слушаем.

«Это полиция, откройте!»

«У нас орден на обыск!»

«Мы войдем, хотите вы этого или нет!»

Естественно, им не открывают. Копы начинают выламывать дверь, мое тело сотрясает крупная дрожь. Я чувствую, как отдаюсь звериному страху, как полностью теряю контроль.

— Скифф, что делать, Скифф... — я хватаюсь за его руку. — Нас посадят...

Он молчит, быстро закрывает мне рот рукой. Мы стоим в гробовой тишине, только снизу доносятся встревоженные голоса. На первом и втором этаже начинается беготня, крики, плач. Люди в панике. Слышаться шаги на лестнице, кто-то поднимается на чердак... Скифф срывается к двери и закрывает её на щеколду. Тут же к нам начинают стучаться и дергать за ручку.

— Скифф, открой! Сукин сын, я знаю, что ты здесь, если не откроешь, я сдам тебя! Я снесу эту дверь.

Скифф и не думает никого пускать. Он хватает единственный стул, что здесь есть и подпирает им дверь.

— Скифф!! — кричат за дверью.

Он показывает мне рукой на окно в стене напротив, жестом говорит: «Открывай». Я делаю это, холодными трясущимися руками еле справляясь с заданием. За углом стены этой стороны здания вход в дом. Сейчас там стоит куча полиции.

К нам на чердак продолжают ломиться. Скифф копается в комоде, скидывает какие-то вещи в рюкзак. На самом дне одного из ящиков он достает пистолет. Меня прошибает ужасом, резким, оглушительным. Он засовывает пушку себе за пояс джинсов, кладет в портфель остатки наркотиков. Скифф просто бомба замедленного действия. Идеальная цель для полиции.

Я хватаю свои вещи, и мы подходим к окну. Слышу, как внизу дверь слетает с петлей, люди начинают вопить. Скифф ждет пару минут, а потом выглядывает за окно и осматривается.

— Чисто, — говорит он. — Но это на время. Надо срочно сваливать.

Он начинает вылезать наружу.

— Нет, нет, там же высоко, ты что! — шепчу я.

— Ты знаешь путь лучше?!

Мне приходится заткнуться. Он еле как просовывается в маленькое окошко, прокатывается по пологой крыше и повисает на карнизе. Мне кажется, что вот-вот, и он просто упадет и разобьет себе голову. Но Скифф оказывается ловким, пролетает два этажа прямо в кусты и встает на ноги.

Он смотрит на меня и жестом показывает спускаться к нему. Мне очень страшно, и меня всю трясет, но ничего иного сейчас придумать невозможно. Я неуклюже спрыгиваю прямо Скиффу на руки, он валится, бьется головой, спиной, я ударюсь вообще всем, чем могу. В глазах на секунду темнеет от боли. Превозмогая ее, как можно скорее я поднимаюсь. Скифф берет меня за руку и тянет за собой.

Аккуратно, по стеночке, мы продвигаемся к задней стене дома. Оттуда перебегаем к производственному зданию напротив, уходим в глубь жилых массивов. Сердце колотиться так, что занимает собой все сознание. Позже, когда кажется, что угроза миновала, меня отпускает и сразу, резко, мне становится очень больно и сонливо.

Мы плетемся по пыльному тротуару спального района, хромые, вымотанные и помятые. По дороге тихо проезжают машины. Мне плохо. Хочется вывернутся наизнанку от тошноты и усталости.

Когда я теряю всякое ощущение реальности, то слышу визг тормозов и свист шин. Только не это... тут же нас подрезает полицейская машина. Копы включают сигналки, выходят из машины и направляют на нас пистолеты. Я стою без единого движения, в голове только мольбы о том, чтобы они не стреляли. Один из полицейских подносит ко рту громкоговоритель:

— Оставайтесь на своих местах, иначе мы будем стрелять. Не двигайтесь и поднимите руки. Так, чтобы мы могли видеть ваши ладони!

Они подходят, лапают нас, вытаскивают у Скиффа пушку. Потом скручивают, грубо нацепляют наручники.

— Вы задержаны по подозрению в хранении и распространении наркотиков. Мы отвезём вас в участок для досмотра. Сопротивление будет расцениваться, как признание вины.

Я теряю дар речи, от страха перед глазами блестят звездочки. Полицейские запихивают нас в машины и увозят прочь.

© Ладунка К,
книга «Три секунды до».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (4)
Марина Тимошенко
Глава 7
Такого я не ожидала, хотя было логично, что это рано или поздно случится
Ответить
2021-02-14 16:15:44
3
Яна Лаврова
Глава 7
Я смотрела когда то очень хороший фильм, и главная героиня , вот так вот по дурости подсела на наркотики, а потом села . И правда очень обидно ☹️
Ответить
2021-03-10 19:45:13
3
Alina Cheplagova
Глава 7
Ваша книга мне очень нравится. Вообще, я люблю читать книги про чужие проблемы, да и сама пишу о них. Мне нравится, хоть я только прочла 7 главу
Ответить
2021-05-26 02:23:30
1