Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 14

Дорога. Я устала от неё, но уже совсем скоро будем дома.

— Твой отец, — прервав тишину начал Пак, — никогда не говорил о приключениях в Пусане?

— Он никогда не был в Пусане, — сразу всё отрицаю, он никогда не говорил о чём-то таком.

— Видимо, ты не знаешь.

— Чего не знаю?

— Он и твоя сестра спасли меня после того, как я, полуживой, лежал на улице. Они попросту вовремя в скорую позвонили. Заплатили за лечение. Ждали, когда приду в себя. Я был никем для них, окружающих, просто парень, и всё равно помогли. Я благодарен за это, но даже такая доброта не сделала мой мир лучше. Уходя, она отдала мне так называемый «талисман удачи». Я думал, это её имя, и искал всё время не ту, чтобы отблагодарить за всё, — пауза, глоток воздуха. — Ты очень на неё похожа, поэтому в тот день ты осталась жива.

— Ты бы задушил меня, не будь мы похожи?

— Да, — быстро соглашается, — и ничего бы мне не было должным образом. Деньги и влияние, всё решают в нужное русло, — почему-то я была уверена в этом.

— Теперь ты всё знаешь. Могу я исчезнуть из твоей жизни?

— Югём рассказал о том, что произошло. Пока я не найду этого урода, что бьёт исподтишка, ты останешься со мной.

***

У него дома я сразу зашла в свою комнату и долгое время сидела на стуле. Смотрела на ожерелье, трогала, перебирала в руках и плакала. Саран не заслуживала такого конца… Она вообще не заслуживала такой смерти, но это случилось, метаться поздно.

Легла я спать только под утро. А утром бегала по квартире, суматошно собираясь на учёбу, потому что я уже конкретно опаздывала. Спасибо Ёнсон за тревожный звонок. Чимина уже не было дома. Зато на улице меня ждал Марк. Он долго буквально поедал меня своими словами о том, какая я тварь и занимаю его драгоценное время. Но всю свою злость я выплюнула, как только вышла из его машины, потому что моя голова забилась мыслями, что меня куратор скоро начнёт ненавидеть за опоздания и прогулы в последнее время.

***

На этот раз меня всё обошло стороной. Возможно, потому что она знала об инциденте с сестрой и не стала меня убивать сегодня. Ёнсон тоже знала, что сегодня за день, и всячески старалась меня приободрить. На большой перемене она купила мне слишком много еды. Всё это не влезло в меня, да и есть не хотелось совсем.

Одногруппники, как никогда прежде, раздражали меня своими колкостями. А девушки просто объявили бойкот, видимо, из-за Чимина. У этих куриц явно со слухом проблемы и со зрением заодно.

Проходя мимо нас с подругой, мой спаситель, подошёл ко мне со словами: — Уже помирились?

— А ты что думал? Я не могу на неё долго злится, — отвечает Ён.

— Югём, правильно? — называю имя парня. Подтвердив верность моих слов кивком, я продолжаю: — Где Чимин? Почему его утром дома не было?

— Откуда мне знать, — удивляется парень, — кажется, они с Чонгуком куда-то уехали. А что беспокоишься? — как-то странно подметил Югём, что мне совсем не понравилось.

— Нет, — мотаю головой в стороны, — он постоянно куда-то исчезает из собственной квартиры. Это нормально?

— А ты скучаешь по мне? — позади раздаётся голос Чимина. В душе я была рада услышать его.

— Нет, просто это раздражает… — начинаю отвечать на вопрос, жестикулируя руками, и замечаю моментально поменявшееся лицо Ёнсон. Затем сама смотрю в сторону. Какой-то светловолосый парень стоял очень близко. Испугавшись, я случайно бью его по лицу. — Кто ты?! — отстраняюсь ближе к подруге и не могу понять, почему Чонгук смеётся надо мной, а Югём его поддерживает.

— Я же сказал, — начал Гук, едва сдерживая новую волну смеха, — что это слишком кардинально.

Пак держался за глаз, который я задела при ударе. Я даже не с самого начала поняла, что это был Чимин.

— Боже, Чимин? — я до последнего не хотела осознавать, что это правда он. — Почему ты белый?

— Для этого нужна причина? — немного оклемавшись, он нормально открыл глаз. Я же, как будто извиняясь, подула на него, мало ли быстрее пройдёт боль.

— Парень, ты сменил цвет волос! — я всё ещё в полном шоке, и без разрешения потрогала эти просто офигенно уложенные волосы.

— Ну и что? — взяв мою руку, он медленно опустил её.

— Он уже как-то ходил таким, — говорит Чон. — Видимо, снова решил совершить что-то грандиозное.

— Это очень непривычный цвет, но если присмотреться, тебе идет, — Ёнсон явно заценила такой преображение. Хотя я всё ещё не понимала, зачем…

— Единственный, кто нормально всё воспринял, — подметил Пак, обратив своё внимание на подругу, но он не отпускал мою руку.

— А я? — возмутился Чон, легонько ударив парня по плечу.

— Ты ржал полчаса, — толкнув Гука, Чимин отпустил меня, — пока я синий ходил!

— Но ты был реально похож на Аватара! Сейчас фотку покажу, — смеётся Чон, достав телефон из кармана.

— Засранец, — на этот раз Чимин толкнул Чона сильнее, но он улыбался, словно ему пять лет.

— А ты думал, я просто так с тобой пошёл? — Гук, найдя нужное фото, отдал телефон Югёму, а тот уже нам показал мимолётом. Но, в любом случае, было очень даже смешно, не смотря на то, что Чимин был фиолетовый, и его лицо кистью случайно задели, не один раз. Ну или это было подстроено Чоном.

Совсем скоро прозвенел звонок. Все начали расходиться по своим кабинетам, пока у меня была возможность узнать истинную причину, я остановила Пака: — Чимин… — перегородив ему путь, смотрю в глаза.

— После пар, — ответил он, словно понял, что я хочу узнать.

Он поспешил вместе с Чоном вообще на другой этаж корпуса. Югём же зашёл в кабинет по соседству. Ёнсон, схватив наши сумки с подоконника, повела меня за собой скорее в кабинет, чтобы верхние ряды не заняли.

***

После пар Чимин ждал меня на улице со своими парнями. Снова курил и болтал о чём-то своём. Марк, забрав Ёнсон у меня, утащил и Югёма. Чон же попрощался с нами и ушёл первым. Я, стоя рядом, ждала, пока Пак докурит.

— Ты им ничего не сказал? — спрашиваю я за между прочим.

— А должен? Это никак их не касается, — промычав ему в ответ, я опустила голову, наконец могу выдохнуть. — Хочешь я помогу тебе забыться? — Чимин прижал меня к себе одной рукой. Чувствую, как он втягивает в себя никотин. Принюхиваюсь к его сладкому запаху, чтобы не чувствовать табак. Выдыхает, отбросив бычок куда-то в сторону резким движением.

— Хочу спокойно закончить этот день и проснуться завтра.

— Тогда домой.

***

Просидев час один на один в гостиной, мы успели немного выпить и прокомментировать идущий по телевизору фильм. Допив бутылку один, Пак перешёл на более крепкий напиток.

— Ты хотела что-то спросить в институте, — говорит он, открывая новую бутылку.

— Цвет волос? — это такой очевидный вопрос на сегодня.

— Так и думал, — усмехнувшись, он берётся за стакан и наливает себе. — Я уже давно думал вернуться к этому цвету, утром просто взял и сделал это.

— Хорошо, убедил.

— Если я признаюсь, — начал он крутя в руках стакан, — что ревную тебя к Чонгуку, ты перестанешь любезничать с ним?

— Я не любезничала, да и толк? Он мне не нравится, сколько раз мне нужно это повторить, чтобы ты понял?

— А я тебе нравлюсь? — очень странно спрашивает парень, ближе пододвинувшись ко мне, ставит стакан на стол.

— С чего бы? — медленно отодвигаюсь от Пака, поставив ноги на диван, как преграду.

— Принюхиваешься к моему запаху, отвечаешь на поцелуи, не сопротивляешься при объятиях, даже сама обнимаешь. Волнуешься за меня, — перечисляет каждый раз приближаясь. Ногами я недолго сопротивлялась, так как совсем скоро он оказался между ними. Инстинктивно чувствуя страх, сжимаю их, но преградой становится его бёдра.

— Ну и что? Ты меня чуть не убил и домогался! — упираюсь руками ему в грудь, поддерживая хоть какое-то расстояние.

— Признайся, что хочешь меня, — шепчет, практически касаясь губ.

— Не хочу! — поворачиваю голову в сторону и чувствую его дыхание прямо на виске.

— Ждёшь, когда коснусь тебя, — медленно проведя пальцами по вырезу на майке, касается ключиц.

— Не жду! — с новой силой упираюсь ему в грудь, увеличив расстояние. — Ты пьян!

— Не искушай меня, — произносит он настойчиво, сокращая расстояние.

— Как ты можешь думать о таком, когда она умирает! — не выдержав, кричу, надрывая голос. Бью его по щеке, надеясь, что это приведёт его в чувства.

— Она умерла, — с рыком прижимаете мои руки к дивану, — ещё четыре года назад! Твоей вины там нет, незачем страдать. Такой желанный тобой другой день настал несколько минут назад, — пауза. — Уже забыла? Я тот, кому нравится искушать тебя на что-то, чего бы ты не сделала. Мне не хочется жить с той, что не может залечить свои раны несколько лет! И всё же я хочу защитить тебя, даже если ты не она.

— Почему? — шёпотом спрашиваю, посмотрев на его красивые черты лица. Его внешность мне нравится. Голос. Улыбка. Тепло. Тело. Кажется, он уже весь мне нравится, но всё внутри говорит мне — нет! Он не тот, с кем я должна быть. К тому же, должным образом не знакомы. Даже месяца не прошло с того момента.

— Считаю это правильным, — его рука скользит по моей талии, поднимая майку выше.

— А насиловать меня тоже правильно? — свободной рукой сжимаю его шею. Моим глазам приятен этот вид, а ощущение от его глотка всё ещё чувствуется.

— Только ты считаешь это насилием.

Я хотела ответить на этот абсурд, но воздержалась от лишних слов, по мне и так было видно: «не в восторге от такой позиции!» Признаться в том, что влюбилась в маньяка — это ненормально.

Чимин жарко начал целовать, легонько покусывая мои сухие губы. Сжимаю его горло сильнее, впиваясь ногтями в кожу. Резким движением Пак освобождает свою покрасневшую, теперь уже поцарапанную, шею.

Отпустив мою руку, осматривает меня с головы и, закончив на согнутой в колене ноге, медленно проводит ладонью, повторяя изгиб. Как только его пальцы проникли под шорты, я вздрогнула и своей рукой перегородила путь дальше: — Нет, — произношу, наблюдая за его реакцией. Полные желания глаза сказали всё за него.

Пак, выпрямив спину, освободил мою вторую руку. Сняв свою футболку через голову, откидывает ту на спинку дивана. Он словно красовался своим телом передо мной. Сжав губы, закрываю глаза ладонью, чтобы спрятать смущение.

— Я твоя «боксерская груша», ты не испытываешь ко мне особых чувств, так какой смысл в этом?

— Верно, ты — моя, — негромко отвечает, склонившись надо мной снова.

Убрав мою мешающую ему руку, переплетает пальцы в прочном замке. Это на него так алкоголь влияет? Медленно приближается за новым поцелуем. На этот раз нежным, тягучим и лёгким. Проводит языком по моим губам, проникая в рот. Я просто не могу ответить на его многочисленную опытность должным образом. От некого стыда чувствую, как краснеют щёки. В голове слышится приятный звон от тишины.

Холодный метал от колец на пальцах Чимин случайно задевает моё горячее тело под майкой. Его ладонь греет, создавая контраст, из-за чего по телу прошлись мурашки. Аккуратно сжав оголённую наполовину грудь, тут же отстраняется.

Послышался звонок, видимо, это уже второй. Пак, рыча, встаёт с дивана и направляется встречать внезапного гостя. Я же, опустив майку, быстро ухожу к себе…

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии