Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 21

 POV Сон.

Закончив с ужином и накрыв на стол, я ждала Югёма в восемь, но по какой-то причине его ещё не было. Я же, совсем не волнуясь об этом, пошла менять лампочку в кладовой комнате. А ещё чуть позже приняла душ, но Кима всё ещё не было. Еда остыла. Я решила её убрать в холодильник.

Но как только я убрала со стола, Югём появился дома. Сжимая кулаки, я поставила основное блюдо в микроволновку. Пока я суетилась на кухне, парень уселся за барную стойку. Подав тарелку с едой, я обратила внимание на то, что он как-то странно закрывает своё лицо, но не придала должного значения. Положив палочки на стол, ушла с кухни в гостиную, чтобы расстелить диван.

Закончив, я хотела пойти убрать со стола, а Югём как раз только показался в дверях. Он сразу же опустил голову, как только наши взгляды встретились, он быстрым шагом хотел пройти в свою комнату: — Стой! — схватив парня за плечо, разворачиваю к себе. — Это что? — сжав его подбородок между пальцев, рассматриваю его щёку и разбитую губу.

— Не твоё дело, — отвернув голову, недовольно ответил он.

— Да у тебя щека опухла! — возмутилась я, заставив того посмотреть на меня. — Какой же ты всё-таки ребёнок, — выдыхаю, ведя парня за собой за ручку.

Он молча следовал за мной на кухню, а точнее, к холодильнику. Вытащив из морозилки замороженные ягоды, прикладываю к опухшей щеке Югёма. Усаживаю того на стул и иду за аптечкой. Вернувшись, я сразу обработала рану на губе.

— Я не хочу знать, что произошло, просто будь аккуратнее, — намазав заживляющей мазью ранку, я начала складывать всё на место. — Не позволяй бить себя по лицу.

— Ты уверена, что это я не должен позволять бить себя? Может, всё же это к тебе относится?

— Ты недооцениваешь девушек.

— А ты меня… — убрав с моего лица прилипшую тонкую прядь волос, парень был невыносимо близко.

Затаив дыхание, непроизвольно смотрю на его губы. Немного сжав свои, опускаю глаза. А он, как ни в чём не бывало, просто отстраняется. В этот же момент раздаётся телефонный звонок.

Прочитав имя, я сразу подумал, что что-то случилось, и в голове сплывали самые худшие исходы событий:

— Алло, — произношу я.

— Прости, я очень поздно звоню. Мне негде переночевать, могу я у вас остаться? — спрашивает Рён, а я, не зная, что ответить, трогаю свой лоб холодной ладонью.

— Я даже не знаю… — бормочу я, — мне нужно спросить у Югёма, — говорю я и, развернувшись, натыкаюсь на него.

— Кто звонит? — тихо спрашивает он у меня, легонько держа меня за локти.

— Это Рён.

— Что-то с Чимином? — в глазах Кима читалось волнение за друга.

— Не имею понятия, она просит приютить её.

— Спроси, где она? Я сейчас приеду за ней, — отойдя, парень кинул на стол замороженные ягоды и быстро направился ко входу.

Когда я назвала ему примерное место положение Рён, он быстро схватил куртку и ключи от машины. Пулей вышел, даже не закрыв дверь, как обычно это делает. Видимо, уверен, что я не сбегу.

А я и так не сбегу, внутри меня таится страх. Боюсь выйти и быть пойманной теми, кто убил отца. Я совсем не хочу связываться с такими людьми снова, мне вполне хватает одного Югёма.

***

Я постоянно выглядывала в окно, рассматривая паковку. Я ждала их всё время, пока они не приехали. Эти полчаса казались ужасно долгими. Встретив гостью с порога, мне было всё равно, что произошло. Просто хотелось по-человечески поддержать. Девушка была ужасно расстроенной, более того, её красные глаза говорили, что ещё немного, и она снова начнёт плакать.

Я не испытываю ничего, кроме как жалости к Рён, то же самое я испытываю и к Киму.

Югём, после того, как снял с себя верхнюю одежу, сразу ушёл в свою комнату, оставив нас наедине.

— Не боишься, что он всё расскажет? — интересуюсь я, провожая девушку в гостиную.

— Нет, мне уже ничего не страшно…

Почему-то после этих слов я направилась на кухню за бутылкой вина и бокалами. Подумав хорошенько, я схватила вторую бутылку и, поставив на стол прямо перед девушкой, сказала: — Мы ничего никому не скажем, — та пропустил смешок, и я поняла, что всё не так плохо, как казалось бы.

Я была уверена, что это поможет ей отпустить те мысли, что преследуют её всё это время, что смогу помочь советом, даже если и на пьяную голову. Даже если мы обе будем сидеть возле унитаза.

***

Мы с Рён говорили очень много. Обо всём на свете, но девушка всё равно избегала тему, которая касалась её парня. Возможно, она бы и рада рассказать, но я не тот человек, с кем она может поделиться этим.

Югём до самого утра не выходил, возможно, спал, а возможно, слушал наши пьяные бредни.

— Знаешь, любить человека — это не позор, просто есть моменты, когда ты сам понимаешь, что вам лучше вместе не будет. Думаю, раз ты ушла, значит, оно того стоило.

— Он отпустил меня, потому что он любит ту, кого уже нет! Потому что он любит её, а я просто замена, замена, которая похожа на неё! — шикаю ей, закрывая рот ладонью.

— Тихо, — шепчу я, прислоняя пальцы к губам, — Югёма нельзя будить, утром будет как злой носорог.

— Да плевать мне на него, чёрт возьми, — громко говорила она. — И на Чимина мне срать, не любит, ну и пусть, — продолжала та, не снижая тембр голоса. — Я тоже разлюблю… — а вот тут она осела, и снова в слёзы.

— Он достоин этих слёз?

— Знаю, что нет, но лучше я выплачу всё, что есть, а потом с облегчением смогу смотреть ему в глаза, больше не испытывая чувств.

— Знаешь, есть один парень. Я не знаю, как его зовут, в памяти едва сплывает его образ. Но я люблю его. Люблю за то, что спас, за то, что оставил жить, за то, что крепко держал, когда мне было невыносимо больно. Но эта любовь односторонняя, поэтому стоит её отпустить, но постепенно, — смеюсь сама над собой, попивая алкоголь из горла уже четвёртой бутылки.

— Как это? Как можно любить того, кого по факту даже никогда и не видел?

— Я не знаю, мои чувства странные. В принципе, как и я сама.

— Мне кажется, было бы проще умереть, — опустив голову на стол, сказала Рён, спрятав глаза за своими длинными волосами.

— Нет, это не тот выход, чтобы привести мысли в порядок. Тебе, наоборот, нужно оторваться так, чтобы вообще забыть все обиды.

— Предлагаешь напиться до беспамятства? — смеётся та.

— Да, — на полном серьёзе отвечаю, — почему нет?

***

Просыпаюсь. Едва открыв глаза, осознаю, что меня несут куда-то.

Открываю глаза снова, но уже на чужой кровати. Мне так тепло и на всё плевать.

— Ещё раз будешь помогать людям моим вином, и я отшлёпаю твой зад до кровавых полос, — шепчет Югём прямо на ухо.

Резко подняв корпус, осознаю, что уже утро. А затем жалею о том, что вообще открыла свои глаза, в момент башка начала трещать по швам, и ком в горле застрял. Я знала, что встречи с сортиром мне не избежать…

В какой-то момент я почувствовала, как кто-то поднял ногу чуть выше. Меня как холодной водой окатило, даже не знала, что мне думать. Опустив глаза на собственное тело, спокойно выдохнула.

Взглянув на спящего Югёма рядом, я долго не могла понять, что делаю в его комнате.

Меня начало тошнить прямо конкретно до блевоты. Подорвавшись с кровати, я побежала в туалет. Я знала, что мой желудок ужасно слабый к такому количеству алкоголя, но мне не хотелось бросать Рён одну и поддерживала её до последнего.

Прочистив бедный желудок, я чувствовала, что это не всё, и мне не стоит уходить, как двери туалета распахнул Ким: — Может, мне что-то от похмелья купить?

— Нет, я в норме, — довольно спокойно отвечаю, а затем всё вырывается наружу.

— Я вижу, — совсем неутешительно произносит он, — приду через пять минут.

— Не надо… — едва связав слова, всё тело пронизывает «испанский стыд»

«Не умеешь пить — не пей!» — вспоминаю я каждый чёртов раз, когда думаю, что умру от похмелья.

Как только мне стало легче и тошнить было уже нечем, я наконец умылась и три раза почистила зубы. Мне теперь так стыдно за себя. Выставила себя с самой худшей стороны перед парнем, который помог избежать тюрьмы.

Выйдя в гостиную, я прошла мимо дивана, где мирно спала Рён, на кухню, чтобы попить воды. Югём вернулся как раз после того, как меня полностью отпустило чувство тошноты.

— Какого хрена вы просто в хлам нажрались? — спрашивает Ким, закрыв дверь кухни. А затем он подал мне целебную бутылочку от похмелья.

— Извини, — практически не говоря, извиняюсь перед сожителем.

— Пиздец, ещё и голос пропила, — Югём был вообще недоволен всем, что происходит сейчас. — Ещё и сидела у открытого окна, дура или как? — возмущается он. — На улица ебаная зима, а она окна распахнула! Жаркая женщина, что ли?

— Возможно, у меня просто температура выше, чем твоя, — выдумываю, чтобы он уже отстал от меня и не кричал. Голова и без него болит.

— Ты спишь под пуховым одеялом, когда в комнате просто невозможно дышать, температура у неё высокая, — рычит тот, практически сдерживая себя, чтобы не треснуть мне по роже. — Не можешь рассчитать для себя дозу алкоголя, вообще не пей! — его левая рука мельтешила возле глаз, меня это ужасно пугало.

— Пожалуйста, не кричи, — держа его руку, стараюсь опустить вниз для избежания неловкой ситуации.

— Слушай сюда, — вырвавшись, он схватил меня за шею, — всё, что пробухала, вернёшь в двукратном размере.

Киваю в ответ, едва дыша.

Ким отпускает меня, выйдя из кухни.

Глотая воздух, тру шею ладонью и допиваю чудо-лекарство. Хотя хотелось на тот момент выпить всё, что угодно, только бы по крепче, чем вчера.

«Злой неадекватный мальчишка! Но такой заботливый скотина! — кричу внутри себя, закрыв глаза ладонями. — А может, это просто сочувствие, не так давно он сам страдал от похмелья… — выдохнув, смотрю на аптечный пакетик. — Или всё же забота?»

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии