Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 24

POV Сон.

Из-за того, что парни хорошо выпили, Рён и Чимин остались, заняв моем место на диване. На самом деле, мы могли спать раздельно, мальчики сами, а мы сами, но Пак встал в позу и категорически отказывался от этой идеи.

«Чёртов Пак! — думаю я, лёжа на боку и чувствуя дыхание Кима на себе. — Опять не смогу выспаться… Тут невозможно спать, особенно зная, сколько тут девушек побывало…»

— Ты спишь? — внезапно спрашивает Югём.

— Нет, — шепчу в ответ.

— Прошу тебя, никогда больше не вступайся за меня.

— А в чём проблема? Ущемляю тебя?

— Не в этом дело…

— А в чём же?

— Просто не делай так, и всё, — парень обнимает меня, мне не противно, просто мы никто друг другу…

— Не распускай руки, я не одна из твоих девушек, — убрав его руку, разворачиваюсь к нему.

Наши носы соприкоснулись, как только я улеглась. Смущает… Отодвигаю голову чуть дальше.

— Знаешь, я не хотела тебя защищать, — начала я. — Но в тот момент в голове возникли чувства из прошлого. Я не могла ничего поделать с тем, что происходило со мной, а потом меня, на моё счастье, оставили в живых. Я очень благодарна этому человеку. И когда Чон ударил тебя…

— Не продолжай, — перебил меня тот, снова обняв и крепко прижав к себе.

Я же начала отодвигаться и уперлась ладошки ему в грудь.

— Пожалуйста, не трогай меня, — шепчу я.

Он хотел уже отпустить, как провёл рукой по моему шраму на пояснице: — Откуда это? — спросил он.

— Я не хочу об этом говорить, — убрав его руку, держу в своей.

— Это те, кто убили твоего отца?

— Я не знаю, возможно, да.

— Расскажи мне.

— Нет, я не могу.

Я не хочу вспоминать прошлое, это мой самый худший кошмар, который стоит перед глазами каждую чёртову ночь!

***

В этом полумраке не могу толком ничего рассмотреть, да и закрыты глаза от вечных слёз, уже просто не хотят открываться.

— Не трогай меня! — мой истерический крик словно никто не слышал, словно не хотели слышать все эти люблю за стол. — Хватит!

Пристаёт, пытаясь раздеть. Как бы не сопротивлялась, ничего не могу. В спешке хотела сбежать через стол, на котором остались разбитые бутылки от безумного торжества. Схватив меня, этот урод повалил меня на чертов стол спиной. Осколки впились в тело, от боли кричу, но меня некому спасти, все сидящие боятся его.

Почувствовав чужие руки на себе, я хотела задохнуться… Задохнуться, чтобы не думать о жгучей боли в ранах.

Чувствуя отвращение всем сердцем к человеку, который казалась мне хорошим, я не задохнулась и продолжила сопротивляться, получая удары по телу.

Казалось, это никто не закончится…

В комнату ворвались двое, и им хватило духа, чтобы застрелить всех присутствующих.

Едва дышу, даже не могу убрать с тела труп. Отпихнув тело от себя, тут же кто-то подставляет к моему виску дуло пистолета… Сердце замерло в ожидании вердикта.

— Эй, — парень отдернула руку второго, — не думаю, что она причастна ко всему.

— Он сказал убрать всех.

— А я не дам убрать её, — парень помог мне сесть, а увидев мою окровавленную спину, ужаснулся.

Он разорвал на мне рубашку. Второй крепко держит меня за плечи. А затем я чувствую, как по моей голой спине течёт остаток алкоголя. Раны щиплет, сжимаю в зубах ткань своей одежды. Мычу от боли, совсем не получается сдержаться. Совсем не получается удержать слёзы.

— Потерпи ещё немного, — говорит мне парень и начинает вытаскивать крупные осколки. Наверное, этого не стоило делать, и всё же я смогла вытерпеть.

Парень, сняв свою куртку, накинул мне на плечи. Взяв меня на руки, он вынес мня из какого-то здания. Подняв свои глаза, я смотрела в его обеспокоенные.

Жаль, что эти двое были в масках, которые закрывали пол-лица.

Со странным осадков внутри я проснулась. Открыв глаза, вздрогнула. Югём, был чересчур близко… я отодвинула немного дальше голову, но меня моментально подпёрла подушка.

«Как же я так спала?» — мелькнуло в голове до того, как Ким открыл свои глаза.

— Если не спишь, не мешай другим, — сонно произнёс он.

— Извини… — тихо шепчу. А затем парень начинает водить пальцами по моему шраму на пояснице, — почему ты снова меня трогаешь?

— Ты всю ночь беспокойно спала, и, чтобы ты не упала, я придерживал.

— Прости.

— Всё нормально.

— Я пойду, начну готовить завтрак.

Я встала с кровати и сразу запела волосы в хвост. Быстро подхожу к двери, очень аккуратно открываю дверь, а они там уже не спят, а целуются. Я быстро закрыла дверь, практически бесшумно.

— Ты чего? — спрашивает Югём.

— Я позже пойду, — развернувшись обратно, иду и сажусь на кровать.

— Что такое?

— Ну, они это… там… М-м-м… — Начинаю мяться, и трогать губы.

— Что, не спят и целуются? Может, что поинтимнее?

— Нет, они просто целуются.

— Жаль, что не бурно мирятся.

— Извращенец… Как можно подглядывать за друзьями? — Мои щеки начали гореть, почему я вообще их представляю, фу боже?!

— Почему ты так смутилась?

— Не думай об этом. — отмахиваю от парня.

— Ты когда в последний раз с парнем целовалась? — внезапный вопрос.

— Когда меня чуть не изнасиловали, больше не хочу касаться других мужчин.

— Тебе больше нечего бояться, пока ты здесь со мной, с тобой ничего не случится.

— Я понимаю… — Югём резко сел, а я испугалась и замолчала.

Ким медленно приближался, я же отстранялась назад до тех пор, пока мне не стало тяжело сидеть с изогнутой спиной.

— Что ты хочешь? — закрыв лицо руками, прислонился к его лицу, чтобы спине не было тяжело.

— Попробовать твои губы на вкус, — шепчет он.

— Зачем тебе это? — так же тихо спрашиваю.

— Это просто эксперимент, — продолжает тихо говорить, убрав мои руки.

Затаив дыхание, напрягаю губы. Сердце колотится, словно меня не поцеловать хотят, а убить.

Он нежно касается моих губ. Тёплые и чувственные. Постепенно я расслабились и поддалась ему. Теперь я поняла, почему девушки крутятся вокруг него. Какой бы он не был грубый или совсем без мозгов, я чувствую нежность…

Югём прервав поцелуй, тяжело вздохнул прямо мне в губы.

Стоило мне взглянуть на его губы, как остатки ощущений возобновлялись.

— Ну и, что-то понял для себя? — спрашиваю, встав с кровати.

— Можно ещё? — я удивилась, услышав это.

— Нет, — грубо отвечаю, — видимо, ты соскучился по женскому телу, — недовольно сказала я и развернулась к выходу.

— Когда я отвозил Рён, — взяв меня за руку, произнёс тот, — она меня поцеловала назло Чимину.

— Что, ёкнуло с ней, а меня поцеловал, чтобы проверить свои ощущения?

— Да, но наоборот.

— Что наоборот?

— Я думаю, мы раньше уже встречались, — он перевёл тему, так и не дав ответа.

— Нет, я бы запомнила, — убрав его руку, ухожу.

«Что он хотел сказать своим наоборот? — продумала я и пошла умываться. — Сначала хотел проверить чувства со мной, и ёкнуло с Рён? Но о каких чувствах я говорю? Он же ненормальный! Чёртов мафия! Какие чувства между нами? Явно ему Рён в душу запала, она боится проблем и поэтому постоянно возвращается назад. Я же тут из-за того, что… Тоже побоялась проблем с законом. И всё же мне не проблемно сбежать и залечь на дно».

***

Проводив Чимина и Рён, мы с Югёмом остались наедине, чёрт побери! После поцелуя с этим козлом я не могу спокойно на него смотреть. Плохого он мне не сделал, кроме как пугал первое время. Сейчас всё иначе. Он всё ещё общительный со мной и всё же стал гораздо добрее, мы словно брат и сестра. А он всё испортил своим соблазнительным поцелуем! Может, это у меня проблемы с нехваткой чужого тела, а не у него? Но если подумать, с его друзьями я чувствую себя некомфортно… А с ним нормально всё. Я не понимаю себя!

«Что мне делать? Что должно произойти, что бы мы снова стали просто коллегами?» — задумалась я, сидя перед телевизором.

— Будешь? — подав мне баночку пива, спросил Ким.

— Нет, — отодвинув его руку вместе с банкой, фыркаю.

— Ты на меня теперь постоянно будешь так реагировать?

— А что тебе не нравится? Ты поцеловал меня, чтобы узнать, нравится тебе Рён или нет… — его губы теперь как бельмо на глазу. — Проще говоря, я не твоя вещь, ты не можешь так просто касаться меня!

— Правда, что ли? — Югём принял мои слова как шутку и провёл пальцами по шее.

По коже вслед прошлись мурашки, а затем меня бросило в жар. Он смотрел на мою шею очень внимательно, а затем и вовсе потянулся ближе, я же от испугу практически легла на пол, только бы он не коснулся меня снова.

— Почему ты не перестаёшь издеваться надо мной? — спрашиваю его.

— Я не издеваюсь, просто хочу защитить, — на мгновение показалось, что в его глазах таится нежность ко мне. — Всё же, ты заплатила огромную сумму за свою жизнь.

— Заплатила? — пропищала я от возмущения. — Ты молча всё забрал! — резко перехожу на грубый тон.

— Ты думаешь так, как хочется тебе, я же иначе. Это замкнутый круг, — Югём был спокойным, что бесило меня только сильнее, — тебе всё равно уже не уйти от меня.

— Я могу уйти, как только захочу!

— Но я этого не хочу, — его взгляд поменялся, теперь я видела только своенравного короля.

Он повалил меня на пол, навалились всем весом. Сердце бешено стучало от смущения, и всё же я пыталась оттолкнуть его с закрытыми глазами. Ким прижал мои руку к полу и, опираясь на них, поднял корпус.

— Собираешься на цепи держать? — сквозь зубы говорю.

— Если это будет необходимо.

— Ты пьян, лучше иди к себе, — безразлично смотрю ему в глаза.

— Вошла во вкус приказы мне раздавать?

— Что? Просто сказала. Мне больно и неприятно, ты меня до дрожи пугаешь, я хочу плакать постоянно, но не могу, — едва сдерживая слёзы, пытаюсь вырваться, чтобы закрыть лицо, — не хочу уступать тебе! Иначе я стану такой, как мать! Бездумной тряпкой, которую можно побить выкинуть, а затем снова вернуться из-за чёртовой любви!

— Быть чей-то тряпкой — это не любовь.

— Хочешь сказать, когда кого-то полюбишь, будешь как-то по-другому себя вести? Ты останешься таким, пока не умрёшь.

— Для любимого человека я стану другим. А ты, хочешь сказать, нет?

— Нет, — отчеканила я.

Югём сильно сжал мои руки, а затем отпустил, быстро встав с пола, нервно зашёл к себе, захлопнув дверь.

Я правда не понимаю его…

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии