Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 4

Зайдя в его квартиру, Пак всё ещё не отпускал и вёл меня в ту самую мрачную комнату. Мимолётом смотрю в гостиную, всё ещё свинарник…

— Теперь она твоя, — говорит Пак, толкнув меня в комнату. Молча уходя, включает свет и закрывает дверь, на этот раз не запирает.

Отдышавшись, снимаю с себя обувь, пальто и шарф. Рассматриваю комнату при свете. Ничего особенного, раз что появился стул. Да и стол занят учебниками и тетрадями. Подойдя ближе, я заглянула в одну и поняла — это моё… Пошарившись по полкам, я обнаружила новый телефон. Толком его не рассмотрев, он завибрировал прямо в руках. Испугавшись, я выронила тот из рук, хорошо, далеко не упал. Подняв телефон со стола, узнав номер мамы, сразу ответила: — Привет, мама.

— Где ты была?! — кричит на меня. — Почему твой телефон был выключен, а потом ты меня игнорировала Нам Рён?!

— Всё хорошо, не волнуйся, — сдерживаю слезы то ли радости, что слышу её, то ли горя за то, что вру. — Просто я случайной разбила свой старый телефон на работе и вот только сейчас купила новый. Прости меня мам.

— Могла бы позвонить от Ёнсон! Я так волновалась за тебя! Чем ты только думала? Папа уже собирался ехать за тобой.

— Не стоит, всё же хорошо. Просто в следующий раз буду осторожнее. Я устала, и мне надо готовиться. Завтра позвоню, хорошо?

— Хорошо, до завтра.

Мама повесила трубку первой. Прикрываю рот рукой не позволяю себе плакать вслух. Прижимая телефон к себе, долго не могу успокоиться.

Придя в себя не до конца, заглядываю в шкаф и вижу свои развешанные вещи и коробки. Заглянув в них, нашла то, что не успела распаковать сразу и по мелочи. Все мои вещи поместилось в этой ужасной комнатке. Даже знать не хочу, как он их забрал.

Переодеваюсь и укладываюсь спать. Лёжа на боку под одеялом, вытираю слезы и едва дышу, чтобы не дай Бог Пак услышал. Либо я живу тут, непонятно зачем и слушаю его, либо стану мёртвой шлюхой… Боже… Почему у меня никогда не остаётся выбора? Почему?

Горло болело из-за кома застрявшего по средине. Голова разболелась от всяких мыслей и непрекращающихся слёз. Чувствую себя мёртвой, пусть и жива на самом деле. Точно не знаю, во сколько я уснула, но всё же спала.

Утром я встала рано из-за своих суматошных мыслей, которые не давали мне нормально отдыхать. Переодевшись, наконец, в другую одежду, я заплела волосы в хвост и собрала нужные предметы в сумку. Достав другую обувь со шкафа и прихватив куртку и пальто, вышла из комнаты. Зайдя в прихожую, оставила вещи там. Попытавшись открыть дверь, я не знаю, о чём думала, но она была заперта. Пошарив по карманам курток Пака, не нашла ключей, даже от машины. Как оберег, носит с собой? Возвращаюсь в зал и ищу дверь в ванную.

Оказалось, что она находится рядом с моей комнатой. Умывшись, я немного привела себя в чувства. Вытирая лицо полотенцем, совсем не ожидала увидеть Чимина возле двери. Испугавшись, меня передёрнуло, а ему было плевать. Он подошёл к раковине и включил воду, я же ушла, вернувшись в комнату. Меня правда не смущает то, что он светит свои хорошим телом, возможно, потому, что работала в фитнес-центре и уже много всего видела.

— Собралась? — его голос напугал меня.

— Я пойду пешком, — взяв сумку со стола прямо на ходу, проверив, все ли тетради я положила, затем закрыла её. Пройдя мимо Пака, направилась в прихожую.

— Здесь я говорю, что ты будешь делать, ещё не поняла? — моментально хватает больно за руку, дёргая назад. — Я не сдал тебя в бордель только потому, что ты мне должна.

— Я тебе ничего не должна! — бью его сумкой, чтобы отпустил.

— Сука! — заламывает мою руку, от боли стискиваю зубы, сдерживая голос. — Ты так уверена в себе? — хватает за хвост и оттягивает назад. Прижимает к стене лицом. От боли мычу напрягаю свою руку. — Я по-доброму сказал, что заплачу за причинённый вред, так какого чёрта ты подала на меня?! — прижимая голову к стене, Пак давил на меня. — Чего тебе не хватает?! Теперь, взамен за свою дерзость и враньё, ты принадлежишь мне. Если ещё раз выкинешь что-то подобное, как сейчас, и первой, кого я убью на твоих глазах, терзая плоть, будет девчонка! Ты меня услышала?

— Да, — тихо отвечаю, стараясь не заплакать на его глазах. Чувствую себя марионеткой. Я боюсь его, именно из-за такого остервеневшего взгляда желающего всё присвоить себе, и не важно, как, хоть через чужую кровь.

— Одевайся, — толкает меня к выходу.

Чимин быстро накинул куртку и обул кроссовки, а вот я из-за слёз не могу никак завязать шнурки. Вытирая сопли рукой, сдаюсь и встаю с корточек. Пак цокает и, нервно выдыхая, склоняется к моим ногам и сам завязывает мои шнурки. Боится, что нос расшибу? Уже не будет так интересно меня бить с уже разбитым нос? Встаёт и, схватив мою сумку, открывает двери ключом.

Стоя в лифте, вытираю свои слёзы и сопли платком. Тянусь к его руке, чтобы забрать сумку. А двери лифта открылись на каком-то этаже, и в него зашли люди. Чимин притянул меня к себе за счёт того, что я взялась за сумку. Пряча меня позади себя, он отпустил сумку, и я надела её на плечо. Спрятал от всех, чтобы никто не видел, до чего довёл меня? Мои глаза скоро перестанут открываться из-за того, что сильно опухли.

Пак тянет меня за собой на парковку. Садит на переднее сидение, снова в сторонке курит и только потом садиться в машину. Закрываю нос рукой и вспоминаю, что забыла про шарф… Многие могут подумать не то, что нужно!

— Можно вернуться? — пока парень не выехал с парковки, спрашиваю я.

— Зачем?

— Я про шарф забыла.

— Волосы тебе на что?

— Да, но я же не всё закрою ими… — начинаю говорить громко, но в последний момент словно зажёвываю слова.

— Ты же девушка, у тебя куча косметики, могла бы что-то придумать.

— Я не крашусь. Не вижу толку от этого…

— Ну, да, твою физиономию никакая косметика не исправит.

— Как и твою! — Пак резко хватает меня за ногу и, крепко сжимая, дёргает, тем самым раздвинув их. Я же пытаюсь их сдвинуть, держа обеими руками его.

— Прекрати дерзить мне, пока я не раскрасил твоё лицо!

— Отпусти!

— Ни звука больше! — киваю в ответ, сжав губы. Он убирает руку и кладёт её на руль. От такого сильного сжатия рукой я могу запросто получить новый синяк.

Да в меня пальцем ткни, я буду с синяком ходить. Хорошо, что мои руки после его хватки не видно под рукавами, а ноги под джинсами. Вытащив телефон из сумки, набираю номер Ёнсон и пишу сообщение: «Возьми с собой тональный крем».

«Он всегда со мной, а что?» — моментально отвечает.

«Я позже объясню».

На этот раз Чимин высадил меня возле института, сказав, что заберёт после учёбы. Ёнсон уже ждала меня у входа. Подойдя к ней, я расплела хвост, тем самым спрятав синяки.

— Почему ты с ним снова? — сходу спрашивает Ён и помогает мне распределить волосы так, чтобы ничего не было видно.

— Это не так важно, мне нужно замазать синяки.

***

Стоя в уборной перед зеркалом, Ёнсон мазала мою шею вторым слоем: — О чём ты думала с утра, что забыла про шарф? — спросила она.

— Как бы он мне руку не сломал, — тихо говорю, всматриваясь в её новую рубашку в тонкую полоску.

— Это не нормально, может, обратиться выше, чем полиция?

— Обращусь, и мои близкие пострадают. Не хочу этого… — опускаю глаза в пол.

— Тогда это сделаю я, — уверенно заявляет подруга.

— Ничего не делай, попытаюсь сама. Да же если не получится, ты не лезь, пожалуйста!

— Хорошо, — затем молчит долго. — И я закончила, — закрыв тюбик с тональным средством, подруга развернула меня к зеркалу. Подняв свои волосы, я рассмотрел шею со всех сторон. — Но будет лучше, если ты не будешь заплетать волосы.

— Спасибо большое, — обнимаю Ён так крепко, насколько могу.

— Слушай, Рён, — начала она, мычу в ответ, рассматривая шею, — можешь сказать Чимину, чтобы тот придурок не ошивался возле меня?

— В смысле?

— Я теперь постоянно вижу этого парня в свою смену в кафе, мне не по себе! Девочки сказали, что он ни разу в их смену не приходил…

— Толку? Он меня не послушает…

***

После пар Чимин ждал меня у входа с друзьями, которых я уже видела. Ён попрощалась со мной и направилась домой. Я же дождалась, когда она уйдёт из виду. Набравшись смелости, быстрым шагом направилась к компании парней. Сходу толкаю Чимина со спины, выводя из толпы, и слышу какие-то недовольное возгласы за спиной.

— Я делаю всё, что ты говоришь! Так почему не можешь оставить в покое Ёнсон?! Что она тебе сделала?! — сдали нервы, кричу на парня. За момент осмелела, забыв о том, что он опасен. — Оставь её в покое!

— Заткнись, — повернувшись ко мне, сквозь зубы произнёс, ударив меня с неимоверной силой в под дых. Зажимаю верхнюю часть живота руками, боясь, что Пак может ударить еще. Я бы загнулась, если бы Чимин не придержал, — я волен делать всё, что захочу. А девку я не трогал, — негромко говорит рядом с ухом и отпускает меня.

Падаю на колени, боль никак не утихает. В глазах помутнело, но буквально на мгновение. Меня клонит куда-то вбок, ничего не могу осознать здраво, только боль вперемешку с горечью слёз.

— Не думаешь, что переборщил? — спрашивает Чонгук, присев. Схватив меня за плечи, не даёт упасть.

— Я тебя не спрашивал! — Чимин злится сильнее и отталкивает парня от меня.

Пак поднимает меня на руки и несёт к какому-то джипу. Открыв заднюю дверь, Чимин посадил меня на сидение. Я переваливаюсь набок, сжимая живот только сильнее. Тошнота заставляет чувствовать себя ещё хуже…

***

Резко подрываюсь с места в холодном поту. Осматриваюсь, вроде та самая комната. Значит, я у него дома… Тяжело встаю с кровати, держась за больной живот. Не могу точно вспомнить, как мы ехали или как уснула. Выйдя из комнаты, осознала, что ещё глубокая ночь. Пройдясь в ванную, я умыла лицо холодной водой. Посмотрев на себя в зеркало, я немного отошла и, задрав свитер, посмотрела на ещё зелёный синяк от удара. Слёзы накатываются на глазах сами по себе, мотаю головой и сразу начинаю умывать лицо, стараясь не заплакать.

— Что мне сделать? Как сбежать от тебя? Я выполнила просьбу, так почему не отпускаешь? Почему заставляешь плакать от боли и страха перед тобой? Это забавляет тебя, чёртов Пак, мать твою Чимин… — веду монолог, затем кусаю губы, сжимая руки в кулаки, не в силах остановить чёртовы слёзы, которые уже саму достали.

Входная дверь захлопнулась, обратив своё внимание на звук, я, выключив воду, не спеша вышла из ванной. Пройдясь немного по коридору, наткнулась на Чимина. Едва передвигаясь, он задел плечом угол арки, пройдясь ещё, облокотился на спинки дивана рукой… Едва дыша, стою на месте не понимая, что происходит с ним. Он падает на пол уже без сознания.

— Эй! — выкрикиваю, моментально подбежав к парню. — Чимин! — кричу его имя, пытаясь потрясти за плечи, но он жутко тяжёлый. Бью по щекам, затем додумываюсь прощупать пульс и прислушаться к дыханию. — Чёрт возьми! — паникуя, я начала искать по его карманам телефон, чтобы вызвать скорую, но мои дрожащие руки никак не могут ничего найти в карманах. — Где, блядь, твой телефон?!

Наконец, найдя, сразу вызываю врачей. Понимая, что ничего не смогу сделать со свой-то паникой.

Ожидая помощи, я правда не знала, что делать и как помочь в такой ситуации.

— Да мать вашу! Почему ты вообще отключился? Почему где-то шлялся? Что происходит? — сидя рядом с Паком, не могу привести его в чувства. Вдруг раздаётся звон на его телефоне, я сразу отвечаю, не посмотрев, кто: — Алло!

— Ты кто? Где Чимин? — сразу сыпятся вопросы. Голос принадлежал какому-то парню.

— Он без сознания! — не могу совладать с собой и не замечаю, как начинаю кричать прямо в трубку.

— В смысле?

— Да не знаю я ничего, он пришёл домой и рухнул на пол!

— Жди. Сейчас приеду.

Парень сбрасывает звонок первым, я же читаю, кому принадлежит номер, «Чонгук». В ожидании скорой я постоянно проверяла пульс Пака, волнуясь за его состояние. В итоге, скорая забрала его, ничего так и не сказав, в это время появился Чонгук и уехал с ними.

Бродя по своей комнате из стороны в сторону, ждал звонка от Чонгука… но тот не звонил, хотя обещал. Посматривая на время, я не могла никак смириться и просто сомкнуть глаза. В пять утра Чонгук позвонил мне на телефон Чимина.

— Почему так долго? — сразу взяв неверный тон, спрашиваю.

— Ложись спать, всё нормально, — голос парня показался уставшим.

— Меня это не утешает, что произошло?

— Предполагаю, что нападение, но с ним сейчас всё хорошо. Как очнётся, привезу домой. В этом месте он надолго не задержится. Вали спать.

— Да хорошо, спасибо, что позвонил.

Парень мычит в ответ и на этом разговор по телефону заканчивается. Собрав себя в кучу, я начала собирать свои вещи, пока не было слишком поздно. Придётся вернуться к родителям хотя бы на время и не появляться на парах.

Ближе к восьми мои вещи были собраны, перетащив их на съёмную квартиру. Я вернулась в квартиру Чимина, чтобы забрать последнюю сумку, с которой и поеду домой. Но свинарник в гостиной заставил меня задержаться.

Позвонив маме, я предупредила о приезде к ним. Затем я всё объяснила Ёнсон и попросила быть осторожнее. Уехать домой на поезде был поступок настоящей трусихи. Нужно было встретить свой страх лицом к лицу, а не сбегать…

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии