Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 8

Волочусь позади Чимина, направляясь к лифту в многоэтажном доме. Он устало выдыхает и зачёсывает волосы назад, задержавшись рукой на макушке на несколько секунд. Хрипло мычит, закинув голову назад, при этом закрыв глаза. Я уже говорила, что Пак красивый, но сейчас прямо особенно выделяется… Видимо, было тяжко в Пусане, ещё не видела его таким расстроенным.

Чимин открывает дверь в квартиру и пропускает меня вперёд. Быстренько снимаю куртку и обувь. Шагаю в свою комнату, и, включив свет, мой взор падает на новую рубашку с юбкой. Фасон такой же, но цвета другие и нет полосок. Прохожу по комнате прямиком к кровати. Трогаю ткань на ощупь, очень приятная. Пытается извиниться за вчерашнее? В зале загорается свет, и включается телевизор, обратив на это внимание, выхожу из комнаты к парню.

— Чимин! — громко говорю его имя.

— Что? — развернувшись ко мне корпусом, он смотрел на меня таким усталым взглядом.

— Сдай вещи назад, они мне не нужны, — гордость не даёт мне покоя. — Я сама могу себе что-то купить.

— Как же? У тебя теперь нет работы.

— Новую найду!

— Даже не думай об этом, — взгляд Чимина меняется, а в голосе появляется строгость.

— Почему? Что плохого в работе?

— Ничего, но сделав выводы о тебе, могу сказать — ты можешь выкинуть всё, что угодно. И тебе надо переодеться во что-то приличное сейчас.

— Куда-то поедем?

— Да.

— Мне завтра на учёбу, я не могу поехать с тобой.

— Мне казалось, я приказал тебе переодеться.

Фыркаю и возвращаюсь в комнату, захлопнув дверь за собой. Краем глаза смотрю на новую одежду и решаю надень именно её. Выхожу в зал, но Пака там не было. Заглянув на кухню, я и там его не обнаружила. Значит, он может быть в комнате, так как свет в ванной не горел.

Со стуком, не дождавшись ответа, вхожу.

— Уже собралась? — ни единой нотки удивления в голосе, зато пялюсь на него снова…

Сняв с себя футболку, он тянется к другой, чёрной. На запястье Чимина колыхается браслет. Слежу за каждым его действием и обращаю внимание на небольшую серьгу, что колебалась вслед за его движением головы… Снова перемещаю взор на руки, когда Пак начинает разворачивать смятую футболку в руках. Теперь я догадалась, почему он так больно бьёт, его пальцы, как мне помнится, постоянно в кольцах.

— Я не ты, чтобы три часа одеваться, — сохраняю спокойствие, хоть и не могу оторвать от него взгляд.

— Хорошо, поедем сейчас, — Чимин сгребает в руку ключи от квартиры и машины. Другой берёт телефон и засовывает в карман.

Выхожу из его комнаты, пока он не посмотрел на меня и не спалил, что я залипла смотря на него. Как только он выходит, я следую за ним в прихожую, и мы оба быстро одеваемся и выходим. Ловким движением руки парень закрывает дверь поднятием ручки вверх, тем временем я вызываю лифт.

***

Уже в машине упираюсь краем лба в холодное стекло. Заинтересовавшись вопросом, куда мы едем, я решилась на поднятие этой темы: — Куда мы едем? — медленно перевожу взгляд на Пака.

— В бордель, ты меня достала, и я решил тебя сдать, — на полном серьёзе отвечает.

— Что?! — испугавшись, не сдерживаю голос. Судорожно вдохнув, затаила дыхание.

— Повелась? — усмехается и всё ещё не смотрит в мою сторону. — На самом деле, мы едем к Чону.

— К кому?

— Чон Чонгуку, — так его фамилия Чон… А ему идёт его имя.

— Зачем?

— Чтобы ты спросила! — Пак нервно отвечает. — Хватит задавать вопросы просто сиди молча, не раздражай!

Всё же что-то серьёзное случилось в поездке. Или он не успел вымести злость на ком-то, теперь отрывается на мне. Не зря говорил, что я боксерская груша для него, не только физическая, но и словесная. Как долго это будет продолжаться? Как долго собираешься держать меня?

***

Подъехав к огромному особняку, я даже не хотела выходить из машины. Подметила для себя, что квартира Чимина куда уютнее, чем это место.

Уже на входе нас ждала прислуга…

— Мне казалось, что ты босс в этой банде шалунишек… — за между прочим не могла не отпустить саркастическую шутку, рассматривая чужие хоромы. Я как-то совсем не вписываюсь в этот дом.

— Он живёт с родителями, — спокойно отвечает Чимин и обнимает меня за талию.

Ведёт вверх по лестнице. Затем по каким-то коридорам, и вот мы вышли к столу, где уже сидели, скорее всего, родители Чона, он сам и Минни.

— Чимин, ты пришёл! — радуется мужчина, вставший со своего места. — Рад тебя видеть, мы уже год не виделись.

— Да, господин Чон, я тоже очень рад. Спасибо за приглашение, — Чимин сам на себя не похож.

— Милая, садись, — женщина мило улыбается и указывает на свободное место.

Как истинный выпендрёжник, Пак отодвигает для меня стул. Сажусь на него и сама пододвигаюсь ближе к столу. Он садиться рядом со мной напротив Чона. Я же оказалась напротив Минни. Она ковырялась в тарелке, не влезая в разговор, впрочем, как я. Эти четверо были на своей волне.

Минни поглядывала на меня и изредка улыбалась, я старалась улыбнуться в ответ. Как же хочу вырваться отсюда и забрать тебя, чтобы хоть немного поговорить о том, что произошло. Пусть её волосы распущены, но на шее были видны отпечатки от рук Чона. Скорее всего, это ещё с той ночи в баре.

Совсем скоро все наелись и просто болтали. Чон сначала был увлечён разговором, а потом, как только он посмотрел на Минни Нишу, тут же поменялся в лице. Гук, упираясь локтем о стол, прикрыл своё лицо, и я заметила, как он что-то шепчет напарнице. Девушка, опустив глаза, внимательно смотрит куда-то.

Почувствовав руку Пака на своей коленке, я тут же смотрю на него, хмуря свои брови. Убираю руку с коленки.

— Ты наелась? — тихо спрашивает Чимин у меня.

— Да.

— Идём, я отведу тебя в комнату.

— Мы не поедем домой? — отложив столовые приборы, поджимаю губы.

— Да, и не спрашивай, почему… — выдыхает он и встаёт с места, попутно берёт меня за руку.

Прощается со старшими и ведёт меня по этому особняку в гостевую комнату. Оставив меня там одну, куда-то уходит, сказав переодеться в то, что висит в шкафу. Словно это его комната.

Подойдя к шкафу, открываю тот и осматриваю вещи внутри. Все вещи мужские, неужели я должна спать только в чужой футболке и нижнем белье? Выбора нет, так что достаю самую длинную, по моему мнению, вещь. Переодеваюсь, почувствовав знакомый запах от футболки, принюхиваюсь лучше… Это вещи Чимина? Так это и правда его комнат? Аккуратно сложив свои вещи, кладу их на комод возле кровати. Укладываюсь спать практически на краю. Мысли не давали мне покоя. Что если он там сидит и пьёт на пару с Чоном, а потом придёт сюда и на пьяную голов сможет всё…

Содрогаюсь, как только открывается дверь, но не поворачиваюсь, делая вид, что сплю. Краем уха слышу, как звякнула пряжка ремня. Слышу, как Чимин раздевается. Ещё немного, и я ощущаю, как прогибается кровать под ним. Кусая губы, боюсь, что он может начать лезть ко мне, и медленно разворачиваюсь к нему лицом.

Вздрагиваю, как только вижу лицо Чимина так близко.

— Спи, — негромко произносит он, не открывая глаз.

— Нам правда нужно оставаться тут? — шёпотом спрашиваю, разглядывая его лицо.

— Боишься, что кошмары приснятся? — Чимин открывает глаза и смотрит прямо в мои.

— Нет, просто… ну… — заминаюсь, не могу подобрать аргументы…

— Я же тут, — усталым голосом начинает говорить, — тебя никто не украдёт, просто спи, — попутно обняв меня одной рукой, Чимин прижимает к себе. Упираюсь ему в голую грудь, чтобы отстраниться, но он только сильнее прижимает.

Вдохнув, по всей видимости, любимой аромат Чимина, как-то успокаиваюсь. Ладошкой чувствую тепло. Упираюсь лбом в его грудь и закрываю глаза. Неужели этот человек правда пытался меня задушить? Правда бил? Заставлял дрожать от страха и стискивать зубы от боли и слёз? Чувствую себя его очередной куклой… Раз так, он должен наиграться и выбрать другую и поскорее.

***

Возвращаюсь с обеда на пары вместе с Ёнсон. Толком мы сегодня не говорили, как-то совсем не было настроя что-то обсуждать с ней. Она ведёт себя как обычно, и вроде всё хорошо, но, чёрт возьми, ничего не в порядке! Она точно влюбилась в этого идиота! Просто мне не признаётся в этом. Любовь и страх не совместимы! Почему? Что заставило её полюбить такого урода? Она ничего не рассказывает, потому что боится его?

Задумавшись, прохожу мимо Пака, что стоял с друзьями, я на него даже не обратила внимание.

Чимин, догнав меня, останавливает, схватив за руку. Выронив из рук свою папку с курсовой, оказываюсь прижатой к подоконнику. От страха сердце быстро стучит, а воздуха начало не хватать в лёгких, судорожно дышу через рот. Пак ставит руки по обе стороны от меня на подоконник, блокируя пути к отходу.

— Игнорируешь меня? — строго спрашивает, стараясь не превысить свой тон. А я его всё равно смутно услышала.

— Что? — переспрашиваю, пытаясь вспомнить, что он только что сказал.

— Оглохла? — хмурится. Краем ухала слева слышу, как он стучит пальцами по подоконнику. Нос унюхивает запах табака. Снова курил?

— Нет, прости, — опускаю глаза, словно ребёнок, который что-то натворил.

— Я буду ждать тебя после пар. Не вздумай…

— Я не уйду, — перебиваю парня, пока он не начал кричать. — Уже поняла, сбегать от тебя равносильно удушью.

Прозвенел звонок. Чимин отошёл от меня и поднял с пола папку. Кинув ту мне в руки, ушёл в кабинет. Быстро бегу в свой, который находился недалеко. Так как все только начали входить в аудиторию, я успела вместе со всеми. Подсев к подруге, я молча вытащила тетрадь и ручку из сумки.

Стук в дверь, и в кабинет заходит Чимин. Подав ключ от какого-то кабинета, он что-то говорит преподавателю. Тот долго думает и, поправив очки, громко говорит, чтобы и стоящие студенты за дверью услышали: — Заходите, но сидите молча, раз так получилось, — в нашу большую аудиторию зашла толпа людей, очень шумно. Как только практически все сели, преподаватель перевёл внимание на себя. — Чимин сейчас огласит задание, что дала госпожа Ким. Не сделаете, помогать больше договариваться об оценках не буду! Поняли?

После вопроса звучит грустное «да».

Я не знала, что мой любимый преподаватель — куратор Чимина.

— Прошу, продолжайте, — вежливо просит Пак, — я напишу задание на доске! — обратившись к свои одногруппникам, он говорил очень громко и ясно.

Написав задание в угла доски, Чимин прошёлся по аудитории. Он совсем не смотрел на меня и сел позади с другом. Никогда бы не подумала, что у нас будет пара совмещена по каким-то обстоятельствам. Было напряжно сидеть практически рядом с ним, и всё же я только зря волновалась. Он был занят выполнением задания и не обращал на меня внимание.

А вот я перестала думать об учёбе. Меня больше волновала происходящее между Ёнсон и Марком. Да и Минни меня не меньше волновала. Пишу имена всех, кто меня интересует, с краю тетради. Затем вопросы и обвожу самые важные, только никакого толку от этого нет.

Со звонком медленно собираюсь, ожидая, пока вся толпа выйдет. Встав с места, жду Ёнсон, но не успев сделать и шагу за ней, Чимин хватает меня за плечо и разворачивает к себе. Приблизившись к моему уху, тихо произносит: — Значит, в Чона влюбилась.

— Ты в своём уме? — возмутившись, убираю его руку со своего плеча. — Нет.

— Покажи тетрадь, — прижав меня к краю стола, не даёт пошевелиться. Его нога оказала между моими. Облокачивается руками на парту. Я в ловушке…

— Я написала не только его имя, тебе стоит внимательней подсматривать, — грубо отвечаю, зная, что меня ждёт за это потом, но сейчас мы в аудитории, и не все ушли, он ничего мне не сделает.

— Следующую пару сидим вместе.

— Как это?

— Две мои последние пары у Ким, её нет. Твои у моего куратора, вывод?

— Я не буду с тобой сидеть! — настойчиво пытаясь оттолкнуть парня от себя, всё отрицаю.

— Тебя кто-то спрашивал? — больно упирается своей ногой мне прямо в неприличное место, горячо выдыхая в шею.

— Перестань! — пытаюсь залезть на парту, чтобы увеличить расстояние, но у меня ничего не выходит.

— Почему ты в этом вчера пошла? Тебе, вроде, подачки от меня не нужны.

— Захотелось хоть раз надеть, чтобы было не так жалко сжечь.

— Я запомнил, — отстранившись, говорит и уходит из аудитории.

И что это было? Что за извращенства? Он точно ненормальный! Зажал меня прямо на глазах у одногруппников… Возможно, никто и внимание не обратил, но всё же… Будут думать, что мы встречаемся. Распространят ложные слухи, и буду я страдать от того, что он популярен… Блин!

Выхожу из аудитории закрыв дверь за собой. Ёнсон, подбежав ко мне, отводит к окну: — Что вы вытворяете? Девочки начали агриться на тебя. Скажи ему хоть что-то, если он продолжит приставать к тебе, ещё и в институте тебя начнут ненавидеть.

— Да чтоб его демон во все дырки! — злюсь и, отдав Ён сумку с курткой, быстрым шагом иду к группе парня.

— Куда ты? Рён! — подруга волочится позади, стараясь удержать в руках наши вещи.

— Пак Чимин! — толкаю его в бок. Он не успевает ничего сказать, как я бью его по щеке. Слышу удивлённый возглас подруги позади.

— Мразь! — тихо рычит, схватив ворот моей рубашки, резко подтягивает к себе.

— Прекрати уже! Не порть мне жизнь! Я не твоя, никогда не была и не будут! — Пак замахивается на меня, сжав кулак, но его останавливает друг, едва сдерживая. В этот момент Ёнсон отталкивает меня назад. Чимин, вырвавшись, идёт на меня, его взгляд заставляет прослезиться. Ён преграждает путь ко мне, а парень хватает Чимина и отводит назад.

— Уводи её, сейчас! — выделив последнее слово, парень указывает Ёнсон, словно они давно знакомы.

Подруга ведёт меня на выход, подав в руки куртку. Быстро одеваюсь на ходу, так же, как и девушка. Выйдя на улицу, она уводит меня за территорию учреждения.

— Зачем ты это сделала? — остановив меня, встав впереди и сжав оба плеча, спрашивает Ён. — Что если бы вы были наедине? Он бы убил тебя! Думай, прежде чем что-то делать! Рён, знаешь, как тебе это ещё аукнется?

— Я не собираюсь возвращаться к нему! — шмыгая носом, не сдерживаю нахлынувшие эмоции. — Я ненавижу его! — плачу в голос. Ёнсон обнимает меня, крепко прижимая к себе.

— Если пойдём ко мне, тебя заберёт Марк, и, в любом случае, ты окажешься у Пака, — предупреждает она меня.

— Плевать! — протягиваю я. — Не хочу оставаться сейчас здесь!

— Ладно, идём, — взяв меня за руку, девушка повела меня куда-то вперёд. — Марк должен быть где-то недалеко.

Пойдя к какой-то машине, она открывает мне дверь, и я сама сажусь на заднее сидение. Из-за слёз всё расплывается в глазах, и не могу разглядеть Марка. Ёнсон садится в машину на переднее сидение.

— Ну и, что это? — спрашивает парень, обратившись к подруге.

— Отвези нас ко мне домой. Я позже расскажу.

— Что, Чимин уже наигрался? — тихо спрашивает.

— Заткнись, придурок! — охрипший голос не дал мне должным образом наорать.

— Пасть закрой, шлюха! — его внушающий тон голоса тут же напугал меня. Слёзы только сильнее нахлынули, а ком в горле словно стал больше. — Я не Чимин, чтобы ты так говорила со мной!

— Марк, пожалуйста, — произносит Ёнсон, и Марк нервно рычит, заводит двигатель машины.

«Ублюдок! Ненавижу! Ненавижу вас всех! Чтобы вы все сдохли! — кричу внутри себя, лёжа на сидении. Не могу остановить слёзы и шмыгаю носом. — Надеюсь, все увидели, какой он мудак, и перестанут думать, что он так хорош!»

Совсем скоро мы проезжаем к дому подруги. Я медленно поднимаюсь, а затем выхожу из машины. Ёнсон вышла со мной одновременно, но, обойдя машину, Марк открыл свою дверь, перегородив ей путь: — Ты знаешь, я не смогу тебе помочь и молчать, если спросят, — предупреждает парень.

— Знаю, всё равно спасибо. Ей просто надо передохнуть. Они оба сильно вспылили.

— Пиздец, значит, мне ещё и влетит, — Марк злобно смотрит на меня и закрывает дверь.

Пока он не видит, показываю ему средний палец, но подруга тут же опускает мою руку и заводит меня в дом. Её мама была удивлена моему появлению, ещё в таком виде. Ён оправдывает меня выдуманной историей о том, как я получила выговор, и скорее уводит к себе в комнату.

Её мама быстро готовит нам чай, достаёт вкусные пирожные и несёт нам. За чашечкой чая мне стало легче. Чтобы отвлечь меня, подруга рассказала всё с самого начала об их отношениях с Марком. Она боится его, вот и смирилась со всем, но после недавнего она начала смотреть на него по-другому. Страх не ушёл, а в сердце уже появились тёплые чувства.

Я так не хочу! Чем дольше она будет с ним, тем скорее влюбится, потом будет очень больно. Она ведь сама это понимает и всё равно идёт по течению? Хм… Я будто бы плыву, но словно против течения и нет? Запуталась. Уже ничего не хочу понимать и вникать. Хочется также беззаботно, оставив гордыню позади, но и не хочу потонуть, превратившись в послушную тряпку! А если не стану такой, то не смогу смириться со всем и молча терпеть. С другой стороны, зачем я должна терпеть эти муки? Может, проще умереть?

Уже ночью Чимин сам приехал за мной. К тому времени я уже успокоилась и была готова к встречи с ним.

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии