Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 9

Пак медленно открывает входную дверь.

В машине мы с ним не говорили, а я думала, он будет ругать меня.

Запустив меня в квартиру, запирает, оставив наедине саму с собой — снова.

Иду переодеваться, а затем на кухню. Пусть я и поела у подруги, но всё же голод пробил меня сегодня. Скорее всего, мой разум заставляет заедать стресс. Видимо, скоро стану жирной.

Перекусив быстро сделанным сэндвичем и чаем, возвращаюсь в комнату. Немного погодя, выбираюсь в гостиную и подхожу к большому окну в пол. Открыв окошко, моё тело окутывает первый ночной зимний холод. Как скоро пойдёт снег? А пойдёт ли? Смотря на хороший вид города, опускаю глаза вниз. Высоко. Шумно сглатываю и разглядываю проезжающие мимо машины. В глазах, как по щелчку пальцев, всё расплылось. Страх высоты никуда не делся.

Продрогнув, закрываю окно. Не спеша направляюсь в свою комнату и сажусь за конспекты.

***

Поговорив с мамой, начинаю раздумывать о том, что мне надо бы взять академ и вернуться домой, пока Пак не выпустится. Правда, не смогу больше быть с Ёнсон или же просто готовиться ко всем экзаменам дома, а потом попытать счастья и со всеми сдать? Слишком сложно! Но оставаться с ним надолго не собираюсь! От этого нет толку.

Ложусь спать, не дождавшись его возвращения.

Просыпаюсь посреди ночи от хлопка двери. Окончательно пробуждаюсь от странных шорохов. Нерасторопно встаю и выхожу из своей комнаты. В гостиной никого нет. Выхожу в прихожую и подхожу к двери, дёргаю ручку. Заперта.

— Показалось? — шёпотом спрашиваю себя и возвращаюсь.

Зайдя в гостиную, мне сразу бросается в глаза какая-то вещь, что висела на спинке дивана. Прохожу по комнате ближе и беру в руки чужой жакет. Прикинув на себя, понимаю, что он немного меньше моих форм. Так он вернулся не один? Чёрт побери, его совесть осталась там, где Пак встретил «ночную бабочку»?! Как же всё-таки бесит!

Ярость мгновенно отупляет разум.

Практически бесшумно пробираюсь к спальне Пака. Услышав его хриплый голос, останавливаюсь. Дверь оказалось закрытой не до конца, мой взор пал сквозь щель прямо на него.

Чимин сидел на кровати, облокотившись на одну руку, второй он закрывал свои глаза. Рот был чуть приоткрыт, а губы показались такими чувственными. Парень закинул голову назад, открыв вид на свою шею. Сразу вспоминаю запах, который мне так понравился. Из-под воротника футболки виднелись ключицы. Слишком красив, а выдохи наслаждения словно питали мой слух. Невольно закусываю губу. Эта девушка явно умеет доставить удовольствие.

Как только осознаю, что злость пропала, вижу, как Чимин убирает ладонь с глаз, в эту секунду я прижимаюсь к стене.

«Какого Фламинго ты пялилась на оральные утехи? Завидуешь, что так никогда не сможешь? А ведь именно из-за этого твой единственный парень в жизни ушёл от тебя. Дура!» — мысленно ругаю себя, прижимая к груди жакет.

Сдавшись, просто оставляю всё, как есть, и ухожу к себе, попутно швырнув чужую вещь на пол. Задавая себе вопросы, укладываюсь спать: «Как он умудрился причинить мне боль, ничего не сделав? Нет, я сама себя накручиваю. Он вправе делать всё, что хочет. Это его квартира, не моя. Но зачем мне быть тут, когда у него всё есть?»

***

Собравшись утром на учёбу, я сонно бродила по кухне, пытаясь что-то быстро себе приготовить. Видимо, аромат еды разбудил Пака. Пока он ходил из своей комнаты в ванную и обратно, я не обращала на него внимание.

Тот жакет валялся на полу ближе к телевизору и раздражал мои глаза.

Если кофе и лапша быстрого приготовление считается завтраком, то я позавтракала. После тихо, но быстро собралась и ушла из дома.

Не спеша направляюсь в институт, наслаждаясь хоть какой-то прогулкой и одиночеством. Мне кажется, сегодня будет тяжёлый день, или всё дело в еде, и она просто тяготит мой живот? А может, всё дело в моей дурной голове, и с самого утра просто очередной раз накрутила себя?

Уже подходя, я получила входящий звонок от Пака. Выключив звук совсем, кладу телефон назад в карман куртки. Нормальный разговор у нас совсем не сложится, толку отвечать?

Захожу в здание вместе с толпой и цепляюсь за что-то острое колготками, те рвутся вслед за движением ноги. Пройдя дальше по коридору, облокачиваюсь на стенку, чтобы рассмотреть порванную часть колготок. Заметив небольшую царапину, касаюсь её. Щиплет. Протяжно выдыхаю в голос и направляюсь к женскому туалету.

Зайдя туда, натыкаюсь на девочек из группы Чимина, и их взгляды меня насторожили, быстро «выметаюсь» за дверь.

У кабинета, где пройдёт первая пара, я встретилась с Ёнсон. Сняв с себя куртку, я попросила подержать ту так, чтобы было не видно мою задницу, пока снимаю колготки. Как хорошо, что у меня всегда с собой есть нитки с иголкой.

— Ты вчера так поздно ушла, — начала подруга, наблюдая за тем, как я зашиваю дырку, — мама беспокоится за тебя. Ты даже мне не написала, что уже дома. Или вы ругались, и ты забыла меня набрать?

— Мы не говорили с того момента. К тому же, я сегодня пришла пешком.

— Самовольничаешь?

— Я не хочу с ним видеться! — повышаю свой тон, не отвлекаясь от процесса зашивания.

— Не злись.

Прозвенел звонок до того, как я успела зашить дырку. Пришлось отложить реанимацию колготок на следующую перемену.

На паре за между прочим проверяю телефон, от Чимина поступило семнадцать звонков, и все я проигнорировал за счёт беззвучного режима. И ничего с этим делать я не собираюсь.

***

Выйдя после звонка с Ёнсон самыми последними, мы обе напоролись на Чимина. Оттолкнув подругу в сторону, он завёл меня обратно в пустую аудиторию.

Прижав меня к стен, не крепко держит за руку, начинает сразу кричать: — Какого чёрта не отвечаешь на звонки?! — ворочу взгляд и молчу. — Отвечай! — его злость нарастала, и молчать было равносильно самоубийству.

— Я не маленькая, чтобы ты контролировал меня, — отвечаю тихо, но уверенно. — К тому же, тебе надо было позаботиться о сохранности новой куклы.

— Злишься, потому что не ты?

— С чего бы? Наоборот, рада, — воодушевлённо отвечаю. — Я тебе больше не нужна. Когда смогу забрать вещи? — мне удаётся сохранить спокойствие. На миллиметры отстраняюсь от стенки, думая, что выиграла и пора уходить.

— Ты моя! — рывком Пак прислонился меня обратно к стене. Прижимаюсь бедрами, быстро сокращая расстояние между нами. Перестаю дышать, как только его дыхание коснулось моих губ.

— Чтобы быть твоей, надо хотя бы испытывать положительные чувства! — не вдыхая воздух, постепенно повышаю тон. — А я боюсь тебя до дрожи! — судорожно глотая воздух, собираюсь с силами и продолжаю: — Я ненавижу тебя за то, что держишь! За то, что трогаешь! Заставляешь реветь под натиском силы и превосходством надо мной! Да, я жалкая! Смейся надо мной, но отпусти! — нервничаю, чувствуя, как в жилах закипает кровь от злости, ненависти, зависимости от помощи и страха потерять самообладание над собой, как Ёнсон.

Стоя лицом к лицу, держит, сжимая мою руку до боли. Смотрит в мои глаза, своими красивыми. Стискивая зубы от будущего гнева в себе, тяжело дышит. Он слушал всё, что я говорю и даже не пытался заткнуть.

Угнетающее напряжение нависло в воздухе между нами.

Мой глубокий вдох оказался перебит губами Чимина. От внезапной близости вжимаюсь в стену сильнее. Выдыхаю ему в губы, не успев подумать, что нужно было через нос. Темноволосый тут же свободной рукой хватает мой подбородок, не давая сомкнуть рот, проникает языком в глубь моего рта. Мычу, сопротивляясь натиску, но совсем не могу сложить слова воедино, ровно как и оттолкнуть его. Властно и жадно целует, из-за чего сердце бьётся слишком часто, ноги подкашиваются, словно вот-вот пол уйдёт из-под ног. Совсем скоро ловлю себя на мысли, что Пак уже получил своё и стал нежнее, преуменьшив пыл. Такой контраст, словно я целуюсь с разными людьми, а не с одним лишь Чимином!

Со звонком этот псих резко прерывает поцелуй. Отпустив меня, уходит из аудитории с очень серьёзным видом.

Стою на месте, пытаясь понять, зачем он так? Чего он хотел этим сказать или добиться? Что же я пропустила, когда люди начали общаться сквозь поцелуй?

Как только в аудиторию зашла какая-то группа, я быстро вышла и направилась на свою пару. В голове образовалась каша из мыслей. Быстро забежав в кабинет практически последней, сажусь рядом с подругой.

— Что вы там делали и почему так долго? — спрашивает Ён, как только я подсела ближе к ней.

— Он ругался за то, что я не отвечала на его звонки, — отвечаю, вытащив нужную тетрадь и ручку.

— Как же он достал. Хотя, если так подумать, думаю, Марк бы тоже не отставал от меня.

— Ох, да плевать, — упираясь лбом в холодную парту, скорее закончив разговор. Чтобы не рассказать о поцелуе.

Он так противен, не хочу вспоминать его глаза, касание губ или языка… Да, чёрт! Всё равно ведь думаю, вспоминаю и ощущения не отпускают мое тело, словно я пьяна этим поцелуем…

***

Стоим в лифте один на один. Едва дышу, посматривая на Чимина. Он стоял, облокотившись о железную стенку, и что-то кому-то писал с телефона. Почему-то меня посетила мысль о той девушке. Кусаю губы до боли и выхожу из лифта первой.

Подойдя к двери, встаю около неё, пропустив Чимина, чтобы он открыл дверь.

— Чонгук ещё не убил Минни? — спрашиваю за между прочим.

— Видел её в баре вчера, — парень спокойно отвечает, даже не посмотрев в мою сторону. Открывает дверь, пропуская меня вперёд.

— Ясно, — опускаю глаза, облизывая больные губы, захожу внутрь квартиры.

Не спеша снимаю верхнюю одежду и иду на кухню к холодильнику. Посмотрев на остатки, тяжело выдыхаю и хватаю йогурт. Развернувшись, носом бьюсь об Чимина. Быстро растирая нос, отхожу назад к холодильнику впритык.

— В магазин не хочешь сходить? — спрашивает темноволосый, изучая раскрытой холодильник.

— Одна хочу, с тобой нет.

— А с той бабой, что сейчас у Чона?

— Да, хочу! — воодушевившись, смотрю на него своими «заискрившимися» глазами.

— Тогда сейчас позвоню, но я поеду с тобой.

— Ладно… — надув щёки, соглашаюсь и закрываю холодильник, вернув на место йогурт.

***

Бродя по магазину вчетвером, мы с напарницей заметно увеличили расстояние между парнями, чтобы спокойно поговорить: — Как твоя рука? — это первое, что я спросила у девушки.

— Всё хорошо, прости, что разбила вазу.

— Ничего, она не моя была… — пауза, набираюсь смелости и извиняюсь. — Минни, прости, из-за меня ты влипла в историю.

— Да, не важно, — улыбается она, заводя меня в отдел овощей, — что сделано, то сделано.

— Чонгук тебя не трогает хоть?

— Не знаю, что сказать, — начала она, выбирая продукты, которые мне точно пригодятся. — Он вроде и убить может, а в то же время заботится обо мне, как о хрустальной вазе. Проще сказать, что я ничего не знаю и подчиняюсь его словам, пока не пострадала ещё.

— Ясно, так у тебя тоже оказались связаны руки.

— Что-то вроде того.

С напарницей мы долго ходили по магазину и в итоге много всего взяли. Наверное, хорошо, что Чимин настоял поехать со мной, сама я бы не донесла все сумки.

Увидев Минни в целости и сохранности, в моей душе успокоилась ноющая кошка, и стало легче. Вот бы так просто разобраться с вопросами, которые относятся к Чимину.

***

Разобрав сумки вместе с Паком, я пошла к себе. Буквально через несколько минут кто-то позвонил в дверь, парень сам открыл. Я думала, это его друзья, но оказались грузчики с новой дверью в ванную.

Немного погодя, я вышла из комнаты, чтобы перекусить и выпить чаю, но меня отвлёк Пак, который сам поставил новую дверь. Он как раз закончил и проверял её функциональность: — Ты мне дорого обошлась, — усмехается и подбирает всё с пола, — больше не смей там запираться.

— Ты был зол, у меня не было выхода, — оправдываюсь и направляюсь на кухню.

— Ты в курсе, что подглядывать не хорошо? — спрашивает он, выключив свет в ванной. Я моментально впала в ступор.

— В каком смысле? — хотелось провалиться сквозь землю, и всё равно прикидываюсь дурочкой. Может, прокатит…

— Если закрыл глаза рукой, это не значит, что я ничего не видел.

— Ну… Я это… — придумывая оправдание на ходу, не могу подобрать слова. — Хотела спросить «чей жакет?» и забылась, увидев вас. — поворачиваюсь к нему лицом, чтобы понять, верит он мне или нет.

— Сама хоть веришь в то, что говоришь? — он изогнув бровь, совсем не поверил в ложь…

«Блин, что делать! Я реально смотрела! Думай, как оправдаться, скорее, тупая курица!» — ругаюсь на себя, смотря куда угодно, только не на Чимина. В итоге ничего путного в голову не пришло, кроме как скорее сбежать на кухню.

Чимин же ушёл к себе в комнату… я быстро заварила себе чай и, стащив печенье, вернулась в комнату, продолжив лазить в интернете через ноутбук.

© Mato Rosselli,
книга «Искушая».
Комментарии