Пролог
1 глава
2 глава
3 глава
4 глава
5 глава
6 глава
7 глава
8 глава
9 глава
10 глава
От автора
11 глава. НОВАЯ ГЛАВА
Новый рассказ
7 глава
Проснулась ночью от невыносимой головной боли, которая усиливалась с каждым моим вздохом, дававшимся мне с диким трудом. Вдох. Лёгкие пронзила жгучая боль, как будто внутри меня огонь, который я питаю новой дозой кислорода. Поднесла руки к носу. Кровь. Снова кровь.
Подставила свою холодную ладонь, чтобы не накапать на пол и босыми ногами сделала шаг в сторону стола, где уже неделю стоит перекись с ненужными тряпками, чтобы остановить кровотечение, которое уже стало для меня обычным делом.
Чувствуя, что вот-вот рухну, всё-таки нашла в себе силы, чтобы сделать ещё два шага.
Руками оперлась о стол, чтобы не упасть. Взяла тряпку, налила из флакончика перекись и засунула в одну ноздрю, то же самое повторила и с другой. Дышать ртом было намного легче. Я закрыла глаза, потому что, очень хотелось спать. Головная боль уже начала покидать меня, когда я услышала какие-то звуки внизу. Похоже, упало что-то массивное. Сделала неувереный шаг в сторону двери и поняла, что со мной уже все в порядке, голова не болит, а дышать неимоверно легко.
Как бы мне не хотелось по темноте спускаться вниз, нужно было проверить, что там произошло. Странно, что все не проснулись от такого громкого звука.
Я вышла из комнаты и медленно, чтобы не упасть, спустилась по лестнице.
Первым делом зашла на кухню и попыталась включить свет. Но он не загорался. В ответ своим действиям, я слышала только щёлканье выключателя. Удивительно, лампочка была новой и так быстро перегорела.
Взглядом обвела шкафы, стол, стулья. Все на своих местах, как и прежде.
Сзади послышались скрип пола и чьи-то шаги, от чего я вздрогнула. Наверное, кто-то из родителей встал, чтобы проверить, что случилось. Не одна же я это слышала.
Развернулась, и мои глаза округлились. Увиденное меня удивило и одновременно испугало. Передо мной стояла девушка, примерно моего возраста, с длинными русыми волосами и в платье. Она смотрела на меня и, кажется, даже не моргала. При лунном свете эта картина выглядела ещё устрашающе, чем могло бы показаться на первый взгляд. Как она смогла попасть в наш дом? Мы перед сном закрываем все замки.

- Т-ты кто? - заикаясь, произнесла я. - Как сюда попала?

Девушка не произнесла ни слова, а лишь сделала шаг в мою сторону. Я, не раздумывая, подошла к столу и взяла нож. Сердце в моей груди отплясывало чечётку, с каждой секундой ускоряя свой ритм. Дыхание сбилось.
Я, конечно же, не собиралась нападать с ножом на незнакомого человека, но если она попытается что-нибудь мне сделать, у меня будет защита.
Я выставила оружие пред собой и повторила свой вопрос:

- Кто ты?

Девушка, склонив голову набок, продолжала смотреть на меня без каких-либо эмоций. Ситуация была похожа на какой-то дешёвый фильм ужасов. А я их до жути терпеть не могла, потому что кто-нибудь обязательно умрет. Я набрала в лёгкие побольше воздуха, готовая вот-вот закричать, но не смогла издать ни звука. Что за черт? Попыталась что-нибудь сказать, снова не получилось. Я могла лишь шевелить губами.
Девушка начала подходить ко мне, и в этот момент я не на шутку испугалась. В большей степени не за себя, как ни странно. В моих руках, все ещё находился нож, который был направлен на нее. Я попыталась его опустить, но руки меня не слушались. Я продолжала стоять неподвижно, а она приближалась. Расстояние от кончика ножа до ее груди разделяли считаные сантиметры, но это не останавливало девушку. Она сделала ещё шаг и нож коснулся ее тела.
Я опустила глаза вниз, не в силах смотреть на это. Она уже поднимала ногу, чтобы сделать ещё один, последний для нее шаг. Если она напорится на нож, то я невольно стану убийцей. Я стану убийцей. Нет, нет, нет, нет... Я сильно зажмурилась. Из моих глаз сочились слезы, а дыхание перехватило. Мои губы дрожали. Я была на грани истерики, и уже давно бы кричала во все горло, если бы могла.
Открыла глаза и несколько раз моргнула. Никого нет. Я стояла одна по середине кухни с ножом в руках и всхлипывала. Нереально. Что за чертовщина?
Задыхаясь от страха, я отпрянула назад и выронила орудие из рук, которое со звоном упало на кафельную плитку. Грудь сдавило от переполнявших эмоции. Мои ноги стали ватными. Не в силах больше стоять я рухнула на колени, уперев ладони в пол. Долгожданный крик наконец-то сорвался с моих губ. Все вокруг смешалось в один сплошной черный цвет. Ничего не видно. Ни капли света.

- Мама! Мама! - задыхаясь выкрикивала я, барабаня рукой по полу. - Мама! Мама! Мама! Помоги, мама!

- Кэтрин? - услышала я рядом шепот мамы, который сорвался на крик. - Кэтрин! Она очнулась! Томас, позови врача, скорее!

Я больше не чувствовала боль в коленях и холод. Я лежала на чем-то мягком, все ещё не рискуя открыть глаза. Мамин голос дал понять, что я в безопасности, но ужас так и не покидал меня. Аккуратно подвигала занимевшими пальцами, и почувствовала, как кто-то, скорее всего, мама обхватила мою ладонь своими тёплыми руками.

- Кэтрин, Кэтрин, ты меня слышишь? - кажется, она плакала.

- Мамочка, - я ужаснулась от собственного голоса. Он звучал тихо и хрипло, возможно, из-за того, что в горле пересохло.

- Моя хорошая. Слава Богу!

Почувствовав прикосновение руки на своей щеке, приоткрыла глаза. Это давалось мне с трудом, потому что веки слиплись. Перед глазами было белое полотно, и я сразу же пощурилась от яркого света.
Повернув голову влево, ощутила боль в шее, от чего поморщилась. Наконец-то увидела мамино лицо. По ее щекам струились слезы, она смахнула их и сильнее обхватила мою руку.

- Как же ты нас напугала, солнышко.

- Мама, - я сглотнула, - Что происходит? Где мы?

- Маленькая моя, ты только не переживай. Мы в больнице. Сейчас придет врач. После я все расскажу.

Я попыталась приподняться на локтях, но спину и шею пронзила сильная боль.

- Не вставай, тебе лежать надо.

- Мам, дай воды, пожалу...

- Да, конечно, сейчас.

Мама приподняла мою голову и поднесла к губам стакан. Прохладная вода медленно стекала по моему пересохшему горлу. Я наслаждалась этим, делая глоток за глотком.

- Спасибо.

Дверь открылась, в комнату вошел мой отец и врач. В глазах папы было столько боли и одновременно облегчения, когда он посмотрел на меня.

- Очнулась. Хорошо, - мужчина в белом халате подошёл ко мне и посветил фонариком в глаза, от чего я прищурилась. - Следи за моим пальцем, - он убрал свой фонарик и начал водить своим указательным пальцем перед глазами, а я следила за ним взглядом.

Вправо, влево, вверх, вниз, снова вправо, потом влево.

- Что-нибудь беспокоит?

- Спина и шея болят, - сказала я и откашлялась.

- Что ж, хорошо. С кем из родителей я могу поговорить?

Хорошо? Что в этом хорошего?

- Томас, посиди с ней. Мы поговорим, - мама выпустила мою руку и поднялась со стула.

Они с врачом вышли в коридор, хлопнув дверью. Звук был негромким, но все равно доставил неприятные ощущения. Я поморщилась.

- Дорогая, как же ты нас напугала, - начал папа, его голос дрожал.

- Мама сказала то же самое, - я попыталась улыбнуться, но щеку пронзила боль, от которой я зашипела.

- Осторожно, у тебя там рана.

- Что? Откуда? Папа, что случилось? Ничего не понимаю. С чего вдруг я здесь?

- Мы проснулись ночью от грохота. Я вообще-то не хотел идти смотреть, что произошло, но твоя мама настояла. Когда я вышел из комнаты, то увидел тебя, - он вздохнул и потёр переносицу. Видимо, слова давались ему с трудом. - Ты лежала у подножия лестницы, и... казалось, будто не дышала. Ты не представляешь, как я перепугался в этот момент...

Но я не падала с лестницы. Я спустилась и пошла на кухню. А там... эта девушка. Или... это был сон? Но все происходило как на яву.
Картина, где я стою с ножом в руках в очередной раз промелькнула у меня перед глазами. Я до сих пор помнила этот звук, раздавшийся от удара ножа о пол и то, как боль пронзила мои колени и ладони, когда я упала. Я чувствовала боль, но... на яву?

- Голова вывернута под неестественным углом, - продолжал папа. - На руках и ногах ссадины. Из головы сочится кровь. Я хотел тебя поднять, но побоялся сделать только хуже. Кэтрин, на секунду я подумал, что ты мертва. Моя маленькая девочка, я так перепугался, что думал, мое сердце остановится.

- Пап, со мной все хорошо. Во всяком случае, я жива, - я говорила об этом так спокойно, как будто делала это каждый день.

- Кэтрин, ты подскользнулась, да? Было темно, и ты не разглядела ступень?

- Папа, я не помню. По крайней мере, не помню падения. Мне кажется, что я просто спустилась и зашла на кухню и... - этот момент снова пронесся у меня перед глазами. Сильно зажмурилась и снова открыла глаза. - Не важно. Я была в отключке. Мне это приснилось, - теперь я и сама осознавала это. - А где Эми?

- Она дома. С ней тетя Хлоя.

- Хорошо. Можешь дать мне телефон? Хочу позвонить Мие. Мы договорились сегодня встретиться, но теперь...

- Конечно, сейчас.

Папа достал из кармана брюк свой телефон. Я протянула правую руку, чтобы взять мобильный и заметила, что к ней присоединена капельница. До этого момента я не замечала, даже не чувствовала. Положила руку на место и протянула левую, которая была свободна. Взяв телефон, набрала по памяти нужный номер и поднесла его к уху. Раздались гудки, и через несколько секунд я услышала весёлый голос подруги:

- Доброе утро! Ты не представляешь, что я сделала. Расскажу при встрече, точнее покажу, - она так громко и радостно завизжала в трубку, что мне пришлось отодвинуть от себя телефон.

- Мия, я сейчас тебе кое-что скажу, только ты не волнуйся. Все хорошо...

- Кэт, что случилось? - ее голос стал серьезным.

- Я в больнице.

- Как? Кэт, что произошло? Как ты там оказалась? Стоп, ладно, не говори, я еду. Сейчас собирусь и приеду. В какой ты больнице?

- Мия, не стоит. Со мной все в порядке и...

- Номер. Больницы, - отчеканила она.

- Подожди секунду, - я приложила телефон к груди и посмотрела на папу. - Скажи мне номер больницы.

- Мы в восьмой.

Я снова поднесла мобильный к уху.

- Восьмая.

- Кэт, я сейчас приеду.

- Хорошо, - я улыбнулась, но опять почувствовала боль и еле удержалась, чтобы не вскрикнуть, - Буду ждать. Отключаюсь.

Когда я отдала телефон папе, в палату вошла мама. Ее блондинистые волосы торчали в разные стороны, глаза стали красными от усталости и бессонной ночи, взгляд потерянный. И во всем была виновата я.
Придерживая руками халат, она присела на край кровати, которая была рядом, и вздохнула.

- Мам, что такое?

- Все хорошо. Даже удивительно. Когда тебя первый раз осмотрели сказали, что у тебя перелом шеи. Потом осмотрели ещё раз, сказали, что все в порядке и кроме ушибов ничего нет.
Врач говорит, что ты легко отделалась, но придется остаться в больнице ещё на какое-то время. Томас, езжай на работу, я тут ещё побуду.

- Мам, я думаю, тебе надо поехать домой и отдохнуть.

- Ох, Кэтрин, я тебя пока не могу оставить одну. А если тебе что-нибудь понадобится?

- Как ты сама сказала, я легко отделалась, так что можешь ехать, правда. Тем более скоро Мия приедет. А зная ее, могу сказать, что уедет она только вечером.

- Да, пускай девочки вдвоем побудут, - поддержал меня папа. - Я тебя подвезу, а потом поеду на работу. Поехали.

Мама бросила на меня недоверчивый взгляд и нехотя поднялась. Подошла ко мне и поцеловала в лоб. Потом достала из своего кармана мой телефон, который, наверное, забрала из моей комнаты, и положила его на тумбочку рядом с кроватью.

- Если что-нибудь понадобится, звони. Мы вечером приедем, привезём твои вещи и еду. У тебя в тумбочке есть, что перекусить. На верхней полке оставила деньги. Внизу есть столовая.
Врач сказал, что ходить ты сможешь. Но, если что, Мия тебе поможет. Ты все поняла?

- Да, мам, не волнуйся.

- Как я могу не волноваться? Ладно, пойдем.

Родители направились к двери, но мама резко развернулась и снова подошла ко мне.

- Чуть не забыла. У тебя ночью опять текла кровь из носа?

- Кажется, да, - я уже ни в чем не уверена.

- Кэтрин, я переживаю. Вдруг что-то серьезное?

- Мам, я в больнице. Если что-нибудь серьезное, мне скажут. Они же, наверняка, будут проводить какое-нибудь обследование. Анализы там брать.

- Да, ты права. Отдыхай.

Не успели родители выйти за дверь, как раздался звонок моего мобильного. Я протянула руку, но не смогла дотянуть до телефона. Только кончиками пальцев касалась его и пыталась притянуть ближе к краю. Но слишком сильно дернула рукой и телефон с грохотом упал на пол и звонок прекратился.

- Черт! Прекрасно! - выругалась я и фыркнула. - Только бы не разбился.

Поднимать я его не стала, спина все ещё болела,но я всё-таки немного приподнялась и закрыла глаза, но только на секунду, потому что хлопнула дверь. От неожиданности я вздрогнула и резко открыла глаза.
У двери стояла какая-то блондинка. На мгновение я решила, что мама вернулась обратно, но одежда уже была совершенно другая. Как у... Мии? Черные джинсы, розовая кофточка с глубоким вырезом и... Белые волосы? Несколько раз моргнув, рассмотрела лицо внимателтнее. Да, действительно, Мия. У меня челюсть отвисла.

- Мия? - удивилась я. - Что с твоими волосами?

- Кэтрин, ты меня до инфаркта доведёшь! - она подбежала ко мне и схватила за руку. Ее дыхание было неровным, а глаза испуганными. - Как ты себя чувствуешь? Что произошло? У тебя что-то болит? О, Господи, что с твоей щекой?

- Мия, что у тебя на голове?

- Что с тобой произошло?

- Я первая спросила.

- Пока не расскажешь, что с тобой, я не скажу ни слова.

- Ночью упала с лестницы.

Мия смотрела на меня с выпученными глазами, ожидая дальнейшего рассказа.

- Это все.

- С тобой все в порядке? Хотя, что я спрашиваю, - она покачала головой и потупила взгляд. - Как ты можешь быть в порядке, грохнувшись с лестницы?

- На самом деле, не все так плохо. Я отделалась только ушибами, - я не могла оторвать взгляд от ее волос. - Теперь твоя очередь.

- Я покрасилась.

- Это я вижу. С чего вдруг такие перемены?

- Вообще-то я давно хотела это сделать. Класса с девятого. И наконец-то уговорила маму, что бы она разрешила. Тебе не нравится? - подруга с надеждой посмотрела на меня.

- Нет, что ты. Тебе очень идет. Просто... Удивлена. Ты никогда не говорила, что хочешь перекрасить волосы. Я так понимаю, что именно это ты хотела мне показать?

- Да, - Мия улыбнулась. - А ещё ты мне так и не рассказала, как прошла твоя слежка.

- Слежка?

- Ну, да. Вчера. За Ирвэном.

- А-а-а, - протянула я. - Все пошло коту под хвост. Он меня спалил. А потом ещё эта женщина...

- Какая женщина? Где вы вообще были?

- Ну это... Такое большое здание в центре.

Мия кивнула.

- Когда он меня увидел, попросил подождать его, чтобы потом вместе поехать, - я помедлила, вспоминая то, что было дальше. Мысли путались в голове, и я никак не могла толком сформулировать следующую фразу - Он... то есть, мы направились в какой-то кабинет, где нас заперли, - я перевела взгляд с двери на Мию, она была вся во внимание. - Потом пришла одна женщина и открыла нас. Мне ее лицо показалось очень знакомым. Даже слишком. Но она обосновала это тем, что я могла её видеть где-то на улице. Возможно, и так, но мне это все равно не даёт покоя. Представляю ее лицо и прям... Знакомо.

- Ёжики-таёжники! Вот это да! - Мия рассмеялась. - Насыщенно А я сидела и тухла на алгебре, - она выпятила нижнюю губу. - Кстати, насчёт школы. Ты говорила с родителями про поход?

Точно. Я про него совсем забыла. Когда мы приехали, я сразу же села за уроки и не вспомнила про это.

- Нет. У меня совершенно вылетело из головы. Да ещё и неизвестно, когда меня выпишут. Неделю я, конечно, здесь валяться не собираюсь, но мама может не отпустить после больницы. Но если что, я ее переубедю. Переубеждю. Пе-ре-у-беж-д-у. Пе-ре-у-бе-жу. Тьфу, ты! Короче, я смогу ее переубедить. Погоди-ка, а как ты сюда так быстро добралась?

- Папа привез. Кстати, что с твоим телефоном? Я звонила, чтобы узнать номер палаты.

- Блин, телефон. Мия, он где-то на полу. Можешь поднять?

- Как он там оказался? - усмехнулась Мия, поднимаясь со стула.

- Упал.

Я наблюдала, как подруга обошла кровать и нагнулась, ища мой телефон, который, по-видимому, разлетелся на части.

- Я не могу найти батарейку, - подтвердила Мия мою догадку. - Хотя, нет, вот она, под тумбочкой. Фу, - вскрикнула она, - Они тут давно полы мыли? - она поднялась на ноги, держа в руках по частям мой телефон. - Все в паутине.

С брезгливым выраженим лица она протянула мне то, что что было у нее в руках.
Я собрала телефон воедино, радуясь, что стекло цело.

- Знаю, ты, наверное, не захочешь слушать... - тихо начала Мия.

- Про что?

- Ник сказал, что скоро приедет. И я так рада, - протороторила Мия и широко улыбнулась.

- Ник? - поморщилась я. - Это кто?

- Ну, Ник, из аэропорта.

- Понятно. Погоди... К тебе сюда приедет?

Я была очень удивлена, услышав эту новость. Они с этим парнем даже толком не знакомы.

- Да? Так ты меня выслушаешь? - приподняв брови, спросила Мия.

- Ну, - я приподняла руку, к которой была подключена капельница, - С этой штукой я далеко не убегу, а говорить все равно не о чем. Так что выкладывай.

Как и ожидалось, Мия просидела со мной до самого вечера, все это время что-то  рассказывая о Нике. О том какой он хороший, милый, добрый... Я была искренне удивлена, что столько времени можно рассказывать об одном человеке.
Пару раз ко мне заходил врач, узнавая все ли у меня хорошо. Принес какую-то мазь, название которой мы с Мией еле могли выговорить. Ей нужно было мазать спину и ушибленную щеку.
Вечером приехали родители и привезли мне другую одежду. Домашняя пижама была вся изляпана в крови, поэтому я охотно надела чистые футболку и шорты.
Мама уже была готова остаться со мной на ночь. Не хотела, чтобы я оставалась одна. Но я ее уговорила поехать домой. Ей как и мне нужно было отдохнуть от сегодняшнего дня. Уверена, что дома она не сомкнула глаз.

- Эми передавала тебе привет, - сказал папа перед уходом. - Мы не стали её брать сюда. Ты же знаешь, она очень впечатлительная.

- О, да, - улыбнулась я. - Скажи, что я ее крепко обнимаю и целую.

- Обязательно, - папа кивнул. - Мия ты идешь?

- Да, - подруга встала со стула и посмотрела на меня. - Не помри тут от скуки.

- Я постараюсь.

- Люблю тебя.

- И я.

Мия нагнулась и обняла меня так нежно, как будто я могу сломаться, и вместе с родителями вышла из палаты.
Наступила гробовая тишина. Было настолько тихо, что было слышно цасы, которые висели на стене. Тик-так, тик-так, тик-так.
Я закрыла глаза и наступило долгожданное умиротворение.
Все мысли постепенно покинули мою голову и я погрузилась в сон.
Не знаю, сколько я проспала, но когда я проснулась ночью от каких-то звуков, мне хотелось снова закрыть глаза, но я не с онлайн сделать. То ли из-за любопытства, то ли из-за страха. А, может быть, из-за обеих причин.

- Аккуратнее, тише, - послышался чей-то голос. Кажется, он принадлежал мужчине.

Я как ошпаренная подскочила на кровати, попутно скидывая одеяло, и посмотрела в сторону, из которой доносились звуки.
Увидев своего лечащего врача, я облегчённо выдохнула.

- Ну я же просил тише, - всплеснул руками он.

Рядом с ним стояла медсестра. Девушка была, явно, не рада тому, что на нее ругаются. Хотя, кому это может понравится?
Я перевела свой взгляд на соседнюю кровать. На некогда пустом месте теперь лежала маленькая девочка. Примерно возраста Эми. Все лицо в каких-то мелких царапинах, как и руки. Она лежала неподвижно, только ее грудь медленно поднималась и опускалась.

- Кэтрин, извини, - врач подошёл ко мне. - Не думал, что ты проснешься.

- Это кто? Что с ней произошло? - я протёрла сонные глаза.

- Авария.

Всего одно слово, а мое сердце стало биться сильнее. Неужели, эта малышка попала в аварию?
Но раз ее положили в обычную палату, значит не все так плохо.
Я подтянула колени к себе и задала вопрос, который меня сейчас больше всего интересовал:

- Где ее родные?

Судя по долгой паузе, мне не хотели об этом говорить.

- Она была вместе с родителями, - с сожалением в голосе проговорил врач. - Ее мама в реанимации, а отец погиб на месте. Мы уже сообщили ближайшим родственникам...

Дальше я не слышала ничего, кроме частых ударов своего сердца. Оно готово было вот-вот выпрыгнуть из груди.
Я обхватила голову руками и  посмотрела на эту маленькую девочку, которая сейчас спала, а скоро ей придётся узнать такую горькую  и несправедливую правду жизни.

© MiraPoll,
книга «На пересечении душ».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (6)
Инна Халикова
7 глава
Мне интересна книга)) читается на одном дыхании
Ответить
2018-09-10 18:19:17
Нравится
Любовь Холодная
7 глава
@Lena Errington Война и Мир - это классика, написанная гениальным писателем того времени. Там главы большие, не спорю, но и оформлены они там лучше, чем в этой книге. Нет, я не говорю, что это произведение плохое, просто Толстой был опытным и грамотным писателем, главы в его романе оформлены правильнее, там нет грамматических и речевых ошибок, ошибоок в пунктуации и т.д.
Ответить
2019-03-28 12:04:26
Нравится
Любава Горчанина
7 глава
Читается на одном дыхании . бес подобно .
Ответить
2019-04-11 15:32:56
1