Ошибок не бывает
Ошибок не бывает
В мире нет ничего совершенно ошибочного — даже сломанные часы дважды в сутки показывают точное время.

Пауло Коэльо.

Он выдохнул дым в вечерний город, видневшийся через распахнутое окно. Слегка поежился, когда почувствовал прикосновение холодного ветра к оголенной коже своего торса, но вновь сделал затяжку и расслабился.

Чувствуя, как дым обволакивает стенки его легких изнутри, расползаясь по всему органу. Чувствуя тепло в каждой клетке, от чего немного вздрагивая. Чувствуя себя заполненным, пускай лишь сигаретным дымом, зато он не был пуст, каким ощущал себя, поднимаясь утром с постели.

Но так было правильно. Парень был убежден, что принятое решение сохранило его таким, каким он должен быть.

Она была ошибкой, нелепой случайностью, самой неправильной из всех, кого он бы мог встретить. Глупой, капризной, избалованной девчонкой, с которой он не мог оставаться. Потому что в ней не было того идеального сочетания, ради которого жил.

Напротив, эта девушка, от чего-то, была слишком чуждой.

Со своими, вечно разбросанными по дому, книгами и тетрадями, в которых невозможно было разобраться. И этой паршивой тягой покупать брелки, чтобы потом менять их каждый день. Ее любовью к, абсолютно бестолковым и некачественным, фильмам, которые смотрелись уже тысячи раз, но все равно вызывали у нее слезы.

Парень громко выдохнул, вновь выпуская дым и оставаясь пустым. Сжал, чуть крепче, недокуренную сигарету и вновь поднес к губам, ощущая горьковатый привкус, хотя, пока даже не дотронулся до белой трубочки. Он зло сжал пальцы свободной руки, откинувшись на стену. Вздрогнул и сморщился от этого привкуса, не понимая, почему до сих пор ощущал его на губах.

Вкус горького кофе, совершенно остывшего, но почему-то до безумия любимого ей. Она пила его каждое утро, всегда невероятно крепко заваривая и дожидаясь, пока тот остынет. С любопытством поглядывая на парня, который курил во время ее странного завтрака, хотя, казалось, она должна была выучить его действия наизусть. Как он выучил то, что, допив свой остывший кофе, она всегда его целовала.

Нежно, мягко, как умела только эта девушка, обвивающая его шею руками и зарывающаяся пальцами в волосах. Заставлявшая его выбрасывать только начатую сигарету, чтобы не прерывать поцелуя, отучая так от пагубной привычки.

И он почти забылся в ней. Растворился в запахе свежей малины, которой она пахла, целиком. Растворился в ее мягкой и упругой коже, так чутко реагировавшей на его прикосновения. Растворился в ее непослушных волосах, которые он стал аккуратно убирать со своей подушки, чтобы она не проснулась.

Поежился от очередного потока холодного ветра, ворвавшегося на кухню, но не стал закрывать окна, выдохнув третье облако в город. Наконец, он открыл глаза и проследил за тем, как серая, почти прозрачная, масса опускается куда-то вниз, тая на глазах. 

Сделал очередную затяжку, потому что уже не мог без этого, начиная задыхаться в ней, когда о мучительнице не шло и речи, он тонул в ее присутствие.

Также, как она тонула в его прикосновениях и взгляде. А парень знал, она погибала от его близости.

Смущалась, краснела, недовольно фыркала и отводила взгляд, но позволяла прикасаться. И он дотрагивался до нее. Потому помнил каждый изгиб на шее, каждую родинку на плечах и каждую форму ее позвонков, которые он ощущал под своими пальцами, обнимая девушку.

Заливалась громким смехом или судорожно рыдала, но делала это рядом с ним. Теплым комочком свернувшись под его тяжелой лапой, она испытала все эмоции, которые, кажется, могли существовать в этом мире. А потому начала погибать, ведь невозможно вечно жить в этом наслаждение.

Он бы не смог.

Теперь он зло выплюнул дым в окно. Чуть оторвал голову от стены и глухо ударился о нее затылком, в следующую секунду. Утробно зарычал, опять отрывая голову и совершая следующий удар.

Был готов раскроить череп, чувствуя холод стены. И все равно не ощущал боли.

Лишь ее пальцы, нежно пробирающиеся в волосы и поглаживающие их. Лишь ее запах, переполняющий легкие. Лишь ее взгляд, тот, который он видел последний раз.

Когда они прощались. И она совершенно не рыдала, не билась в истерике, обнимая его за плечи. Просто собралась и ушла, лишь посмотрев в его сторону на прощанье.

А ведь он ничего не сказал, вернулся домой и взглянул на нее, прокручивая очередную фразу в голове. Парень не смог проронить и слова, когда увидел ее сидевшую в гостиной, собранную и читавшую какую-то статью в журнале.

Она ждала его, чтобы попрощаться.

Она понимала, что это последний вечер.

Она знала, что была ошибкой в его жизни. Глупой, капризной, избалованной девчонкой, без которой он не мог оставаться.

И больше не было тех разбросанных книг и тетрадей. Не было специально выделенного под надоевшие брелки ящика. Не было просмотра бессмысленных фильмов каждый вечер.

Хотя, он был убежден, что ее отсутствие вернет его, к той жизни, в которой он находился. Но, от чего-то, было пусто, неправильно пусто, как не было никогда.

Он замер, остановился, слыша сигналы машин за окном и выглянув в видевшийся город, делая последнюю затяжку. Тихо потушил законченную сигарету, выдыхая в темный город последнее серое облако. 

© Полина ,
книга «Ошибка».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Диана Акатова
Ошибок не бывает
Прекрасно
Ответить
2019-07-27 15:18:20
1