Глава 1. Привет, герой.
Глава 2. Европейский триггер
Глава 3. Чай с привкусом крови
Глава 4. Возвращение в строй
Глава 5. Несостоявшийся кавалер
Глава 6. Враг на перепутье
Глава 7. Иллюзия мира
Глава 8. Всё встаёт на свои места
Глава 9. Необыкновенное в обыденном
Глава 10. Банши
Глава 11. Один на один с демоном
Глава 2. Европейский триггер
Год и несколько месяцев назад.

— И куда теперь? — спросила я, с улыбкой взглянув на Макса. Вместо ответа парень лишь ехидно усмехнулся уголком рта и вставил ключ в замок зажигания.

— Макс? — его подозрительное молчание, за которым явно кроется что-то ещё, сводило с ума. — Макс!

Фолл недовольно закатил глаза и простонал:

— Боже, не думал, что скажу такое, но мне искренне жаль этих ходячих мертвяков, сосущих кровь и наши нервы. Неужели ты и до них так докапывалась? — твёрдая ладонь легла мне на коленку. Горячего прикосновения достаточно, чтобы я заёрзала на переднем сиденье, заливаясь румянцем. Это не проскочило мимо Макса. С довольным выражением лица, он наклонился ближе ко мне и едва коснулся разгоряченными губами мочки уха. Мужские пальцы впились в кожу, плавно скользнули выше, достигая внутренней стороны бедра.

— Герой, — от хриплого шёпота по всему телу волной пробежало тепло, сердце гулко застучало в горле, — у нас есть несколько свободных дней. Когда ещё покатаемся вдвоём по Чехии? Андельскую Гору глянули, насладились её величием, но не думай, что на этом экскурсия закончилась. Просто доверься мне.

— Тебе-то верю, а вот дорогам Европы — не особо, — поджав губы, я посмотрела вниз. Макс несколько секунд задумчиво перебирал пальцами край платья, затем нежно взял меня за подбородок, заставляя посмотреть в его серо-зелёные глаза.

— Никто не посмеет встать у нас на пути. Ты себя видела? Вселяешь страх всем окружающим, — его мягкие губы нежно коснулись моих. Лёгкий трепет превратился в торопливый жадный поцелуй, заставляя забыть о пророчестве; об охоте, которую устроил Анхель Мора; о том, кто я и что я. Одним поцелуем Макс создал мир для нас двоих, где больше никого не существует.

Все с той же ухмылкой, Фолл медленно отстранился. Он повернул ключ в замке, машина завелась, и мы выехали из территории замка. Когда свернули на основную дорогу, парень с вызовом спросил:

— Тем более, с чего ты решила, что дело в европейских дорогах, а не в том, кто по ним путешествует?


Настоящее время.

— Привет, герой.

— Макс... — удивление сменилось гневом. Гнев — разочарованием. Разочарование — болью. Настоящий букет эмоций для мазохиста с психосоматическими нарушениями, чтоб его.

Глубокий вдох носом. И настолько же глубокий выдох ртом. Что-то сегодня я зачастила с дыхательной гимнастикой.

Найти в себе силы сейчас гораздо сложнее, чем на том проклятом стадионе в Нью-Йорке. Кровавая мясорубка, из-за которой я несколько месяцев подряд страдала бессонницей, со временем стала забываться, затерявшись в глубинах подсознания. Просто ночной кошмар, не более. Но неожиданное появление Макса Фолла разблокировало в моей душе давно забытое воспоминание: его прежний, чертовски привлекательный внешний вид; знакомый запах с древесными и пряными нотками; будничный тон в голосе, будто бы ничего не произошло.

И сколько я стою вот так, не двигаясь? Секунды? Минуты?

«Мия, ты — половая тряпка. О тебя только ноги вытирать можно, позорище!»

Слегка тряхнув головой, я прочистила горло, чтобы унять дрожь.

— Для вас — мисс Пейдж, — максимально приветливо выпалила я и сделала шаг вперёд. Чёрт, и чем я думала? Расстояние значительно сократилось, мне хотелось ударить его со всей силы, так, чтобы он почувствовал, каково это, когда острое жжение разрывает изнутри. И в то же время хотелось обнять, прижаться к крепкой груди и вернуться в наш мир...

Тяну руку для пожатия. Макс не заставил себя долго ждать и растерянно протянул ладонь в ответ. Я незаметно дёрнула её на себя, чтобы встать вплотную, а затем злобно прошептала в губы:

— А «героем» называй свою альфа-волчицу, ради которой ты бросил меня в самый сложный момент.

Я резко отпрянула от него и поправила платье. Макс собирался что-то сказать, но я вовремя заткнула его:

— Что же, — обратилась я к юным сталкерам, побеспокоившим покой музея и мой. Подошла к картинам и, кивнув Кайлу в знак того, что дальше справлюсь сама, проследила за его уходящим силуэтом, — чуть позже мы поблагодарим мистера Флэтчера за интересные факты про Трансильванский замок. Надеюсь, вы заметили, сколько же белых пятен, мифов и легенд ходит вокруг Влада Цепеша. А здесь как раз...

— Простите, — тоненький голосок подала милая девочка с двумя светлыми хвостиками. Она нетерпеливо тянула руку вверх. — Можно один вопрос? Пожалуйста-пожалуйста, всего один!

— Разумеется.

— А правда, что Дракула являлся владельцем и других замков?

— Ты любишь читать, верно? — я улыбнулась. — Существует много теорий по поводу замков, которыми якобы владел Дракула, но лишь немногие из них верны. Например, башня Киндия в Тырговиште, — я наконец подошла к следующей картине, — связана с графом надписью. Она находится внутри, и в ней говорится, что башня стояла здесь ещё во времён деда Дракулы — Мирчи Старого. Местные называют ее башней Заката. И как вы можете заметить, назвать «замком» это крайне сложно. Также источники утверждают, что лучшим кандидатом на роль замка Дракулы, является замок Поенари, построенный задолго до его рождения. И последний, где жил граф — румынский замок Корвин в Хунедоаре.

А дальше случилось то, чего я боялась больше всего, работая в музее: каждый из детей выкрикивал свой вопрос, все перебивали друг друга и в процессе даже начали спорить, кто больше заслуживает ответа.

Твоё воспитание, Фолл?

— А кто вам нравится больше: вампиры или оборотни? — выкрикнул паренёк в очках и синей кепке.

— А за кого бы вышли замуж? — девочка во втором ряду явно обожает «Сумерки», судя по её сумке с изображением одного из героев.

Я непроизвольно взглянула на Макса. Только сейчас я заметила, что в глазах, которые когда-то были для меня спасением, маяком в бушующем море отчаяния, что-то изменилось. Он засунул руки в карманы брюк, долго и изучающе смотрел на меня. Я не выдержала и первая отвела взгляд.

— Даже если бы они существовали, всё равно бы выбрала человека, — грустная улыбка мелькнула на губах Фолла. — Продолжим?

Следующие девяносто минут экскурсии пролетели незаметно. Мы обошли большинство залов, поверхностно познакомились с коллекцией драгоценных камней и с редкими экземплярами метеоритов. Я чувствовала себя уверено, целиком прониклась в работу, позабыв о главной причине моих девичьих слёз. Но ненадолго.

Я не заметила, как привела группу в новый зал. Его обустроили несколько дней назад, и мне не приходилось бывать тут раньше.

Галерея уникальных мест Европы.

Память предательски восстановила картинки из прошлого целиком. Перед глазами пронеслись кадры, прямо как в фильмах: Амстердам, Флоренция, Гальштат, музей Вампиров, первый найденный манускрипт, отель в Бордо, знакомство с Фрэнсис, Прага и кемпинг-зона. Именно туда привёз меня Макс, когда мы покинули Андельскую Гору. Именно там я поверила в то, что у нас есть будущее. Именно там прозвучали слова, от которых в итоге остался лишь пепел:

«Потому что я выбрал тебя. И всегда без колебаний буду выбирать тебя».

Сердце болезненно сжалось. Незатянувшаяся рана на нём вновь кровоточит, так как с новой силой нанесён свежий удар. В каждой раскалённой клеточке вен накопился полный сумбур ненависти, любви и пустоты.

— Мия, — мужской голос вырывает меня из больных воспоминаний. Обхватив себя руками, я развернулась лицом к группе, но перед собой увидела одного Макса. Кажется, экскурсия закончилась, Кайл как раз провожал детей до автобуса.

— Мы можем поговорить? — парень протянул руку ко мне, но я отскочила от нее как от огня.

— Нам не о чем больше говорить, Макс. Ты сделал свой выбор, так принимай его последствия.

— Просто выслушай, — настаивал он.

— Нет! — я резко взмахнула руками в воздухе. — У тебя даже не хватило мужества, чтобы сказать мне лично о том, что между нами все кончено. Ах да, — приступ нервного смеха вырвался наружу, — никаких «нас» вовсе не было. Я же, мать твою, бессмертная, и мне нужен некто, приближенный к моему образу жизни, да? Или какую там херню ты передал Одри?

Бегло оглянувшись по сторонам, убеждаясь, что рядом никого нет, Макс схватил меня за плечи и прижал к рядом стоящей стене. Одна из картин чуть не рухнула на мраморный пол.

— Ты совсем чокнулся?! Здесь же камеры! — голос сорвался на крик.

— Да замолчи ты, — процедил Фолл. Его лицо нависло над моим, он впервые был так взбешён. Взбешён и чем-то напуган. Он упёрся руками в стену, прижался лбом к моему и часто задышал. — Пожалуйста, молчи.

— Чего ты от меня хочешь? — голос дрожал. Я изо всех сил сдерживала поток слёз, подступающих к глазам. После всего, что мне пришлось пережить за этот год, проглотить обиду невозможно, но от близости парня пульс подскочил, дыхание стало хриплым.

На долю секунды мне показалось, что мы снова одни, снова вернулись в мир «для двоих», но тут неподалёку раздался какой-то шум.

Я нехотя подняла голову и выглянула из-за широкой мужской спины. Напротив здания, прислонившись к столбу уличного фонаря, стоял сегодняшний несостоявшийся кавалер — Теодор Прайс.

Он, что, следил за мной? Какого хрена?!
© Юджиния Аким,
книга «Там, где кончается любовь».
Глава 3. Чай с привкусом крови
Комментарии
Показать все комментарии (1)