Я не хочу
Я не хочу чтоб, ты была моей мечтой  Я лишь хочу ,чтобы ты была наяву  Разговаривать мне охота с тобой  И вот я этим лишь живу.  А сейчас тебя пока нет,  Ты где-то спряталась в моей душе. Оставила на сердце любовный след  И плохо становится мне. Я не знаю когда ты придешь  И прижмешься ко мне нежно. Разговор со мною заведёшь  Я прикоснусь к тебе небрежно.
2018-09-14 16:22:20
10
0
Похожие стихи
Все
запретный плод
глубокие очерки, взгляд, выражение, чувства подобно запретному плоду так сладостны и безбожны. небесные очи, в каких лишь печаль и усталь, сухие уста без улыбки и шёпот ложный. каштановый волос с смешным завитком над ухом, изящная родинка на линиях скул под глазом, ранимый характер с поистине сильным духом, дурные манеры несходны невинным фразам. чарующий облик подобен обличию ангела, однако в душе утаились черты и демоны. руки однажды мягки, а затем окровавлены. абрис синхронно силён и синхронно немощен. теснимся с тобой под дырявым зонтом у моря, гранатовый свет разбавляет цвета бледной кожи. небесные очи склонились в унынии, может от горя, сухие уста без улыбки и шёпот тревожный. порывистый сивер ласкает каштановый волос, искусным узором персты обвивают мой стан, по ветру струится охриплый простуженный голос. мой разум от запаха миллера харриса* пьян. сигаретная дымка мозаикой тает в тумане, посиневшие пальцы сжимают растлевший папирус, догорает закат, темнота сновидением дурманит, убивает сознанье подхваченный грипповый вирус. бесконечно тепло, но виновна совсем не погода - чарующий облик, прильнувший уветливо к стану, дурные манеры, ранимый характер и ода, что шепчут сухие уста мне на ухо, как тайну. зарываюсь руками и носом в каштановый волос, вдыхаю дурманящий харрис и дым сигарет, слух безбожно ласкает охрипший простуженный голос, ты из сотен плодов самый сочный и сладкий запрет.
89
20
1780
Мужская галерея
Я лежу третьи сутки, с постели Я почти не встаю. Метели Завывают. А я средь недели Захотела сойти с ума. Захотела не делать уроки, Наплевать на зачеты и сроки, И пусть будут последствия горьки, Я решила всё это сама. Я кручу ваши лики, мальчишки, В голове, словно вы все из книжки. Вы такие же злые врунишки, Как Кримхильдины братья, клянусь. Вспомню всех, никого не забуду, Не найдейся сбежать ты отсюда. Мой стишок - это мусора груда, Пусть увидит народ эту гнусть! Вспомним первого, самого главного: Капитан ты был плаванья дальнего, Лишь когда уставал от него, Был и милым, и умным таким, Что в тебя не влюбиться нельзя. Ты, под кожей моею живя, Мое сердце обвил, как змея, И душил. Но был мною любим. Вот второй дуралей на подходе, Он Китом назывался в народе, От печалей и дум был свободен, Был великий добряк, весельчак. Он был телом могуч и велик, А натурой - дитя, озорник. Слишком юный душой выпускник Мои чувства принял за пустяк. Третий - воин, жестокий убийца, Я в руках его была синица - Бестолковая робкая птица. Меня крошками сердца кормил. Твои руки, как острые спицы, Из меня мастерили вещицу, А когда надоела девица, Произнес: "я тебя не любил". Только раны зажили, и снова Я попалась в мужские оковы. То Охотник был. Двадцать второго Сентября меня он разорвал. С ритуалом охоты знакома: Не дразни его - будешь здорова, А сама коль в трофеи готова - Так Иди, но не плачь за финал. После стольких боёв глупо было Возвращаться на ту же могилу, Свой некрополь я крепко любила, Приносила к останкам цветы, И рыдала над гробом безмолвным. Отвечал ты мне голосом сонным: "Спать хочу. Буду вечно холодным, Виновата во всём этом ты". Я картины любви ненавижу. Галерея мне та сносит крышу. Но сейчас чей-то голос я слышу, Он зовет меня в следующий зал. Говорит:"Я тебя не обижу, Подойди ко мне только поближе" Я иду и не верю, что вижу За спиной твоей острый кинжал.
57
13
748