Начало
Компас
Немного эмоционален
Зануда
С тобой спокойнее
Ничтожество
Опять двойка?
Боюсь себя
Большие девочки (не) плачут
Орёл молодой
Прелесть
Шутка
Якорь 
Конец 
Задира
Шутка

Спустя неделю 


Я закрыла тетрадь и отложила в сторону ручку. Выдохнула, расслабилась, поправила волосы. Василиса с силой положила ладонь мне на плечо и сказала:

— Ты молодец. Одну тему уже разобрали! Домашка тебе — выучить первые три признака с доказательствами. Будешь мне рассказывать на выходных.

Я буквально взвыла, когда, полистав учебник, увидела, сколько там нужно учить.

— Ты шутишь, да? Надеюсь, что да, потому что это не реально.

— Ну, перед тобой живой пример, что возможно всё. Этот учебник не такой галимый и тупой, как по алгебре, так что наслаждайся. Можешь положить его под подушку на ночь, чтобы легче запоминалось, — засмеялась Вася, на что я легко стукнула её по лбу.

— Ну тебя! Сколько там времени, мы не опоздаем на игру?

Мы опаздывали.

Рита уже сидела, заняв нам обеим место. Это была их первая встреча, но неловко было почему-то мне. «Да уж, не самое лучше время, чтобы познакомиться, — подумала я и глубоко вздохнула, пытаясь прогнать волнение.

Они просто представились дрг другу, но я сразу увидела недоверие в глазах Василисы. Она крепко сжала руку Риты и настойчиво посмотрела в глаза. Та мило улыбнулась, совершенно искренно.

Как только мы начали смотреть игру, я не могла избавиться от всплывающих эпизодов того дня, когда наша школа проиграла с позором. Иногда вместо тех незнакомых парней, бегающих по полю, я видела Смирнова, отчего становилось немного жутко.

На прошлой неделе я узнала, что он, оказывается, тот ещё геймер и сидит под ником «молодой орёл». Это чертовски смешно и чертовски удивительно, я даже спустя неделю не понимала, как такое могло произойти.

Вообще, пора бы забыть о нём. Всё разрешилось, и с «загадочным» исчезновением Смирнова жизнь даже лучше стала. Спасибо за такой подарок, Смирнов, ты настоящий друг. Теперь я понимала математику и даже сама тянула руку, чтобы выйти к доске. Теперь я не тратила время на игры, во-первых, потому, что его не было, а во-вторых, играть вместе со Смирновым… как минимум странная идея.

Да, может, я сама подавляла те хорошие мысли о нём, которые могли возникнуть невзначай, но это правильно. Я до сих пор помнила слова мамы о том, что если человек мой, то он будет моим вне зависимости от всего. Ну, а всё, что было можно сделать, я уже сделала.

— Слушайте, — сказала Рита, — я же так и не собралась со своими на прошлой неделе. Мы хотим сегодня после этой игры пойти ко мне. Вы как?

Вася покосилась на меня, схватила за запястье так, чтобы Рита не видела, и с силой сжала его. Я поняла, что это значило.

— Я пас, — сказала Василиса. — Карина?

— А я… Пойду.

— А ты почему не идёшь? — спросила Рита, глянув на Васю, которая сильнее сжимала мою руку.

— Я не хожу на подобные тусовки.

— Ты типа правильная?

— Нет, я типа не хожу на подобные тусовки, — резко ответила Вася и отвернулась ко мне.

Казалось, что ссоры не избежать. Я успела заглянуть в стеклянные глаза Василисы и уловить тот bitch face, который она тут же сделала.

— Подобные — это какие?

— Понятно, какие, — прошептала Василиса, уже аккуратно держа меня за руку. — У меня есть, на что тратить время, помимо такой бессмыслицы. Простите.

— Хватит, пожалуйста, — вступилась я. — Давайте… не будем, ладно?

— Ладно, — согласилась Рита, но её голос показался мне немного грубым.

Вася наклонилась ко мне и еле слышно шепнула: «Раньше тебя не интересовали такие особы. Глянь, какая она… Эта причёска, серьга. Одежда». А я даже и не знала, что ответить. Я легко подвинула подругу в сторону, чтобы Рита ничего не заподозрила.

— Ты сама говорила, чтобы я самостоятельно принимала решение. Поэтому… — я сделала вид, что кладу ей голову на плечо.

Василиса улыбнулась и дёрнула его вверх, как бы отпихивая меня назад. Это значило: «Заткнись, я всё поняла». Вот так вот мы без слов умели понимать друг друга. Потрясающе.

К тому же, я хотела отвлечься, голова от математики кипела, да и от Смирнова не меньше. Такой отдых не будет лишним. Последний раз я так отдыхала летом с Васей, когда мы собрались на пикник в парке. У неё, наверное, до сих пор остались смешные видео, на которых я несу всякую чушь.

Игра оказалась скучной, тем более не сказать, что я вообще когда-то была фанаткой футбола. Мы пошли к выходу где-то за три минуты до конца, чтобы не идти в толпе. Вася сразу ушла, сказав, чтобы я была предельна аккуратна и вела себя хорошо, не то буду учить десять теорем за один день. Признаться, это меня до мурашек напугало, поэтому я дала твердейшее обещание не творить глупостей.

К нам подошли пятеро парней, которые выглядели одинаково на первый взгляд.

— Это кто? Ты не говорила, что приведёшь кого-то ещё, — начал высокий блондин, презрительно оглядев меня.

— Мих… — простонала Рита так, как будто он вечно ведёт себя как идиот, — это Карина. Карина, это Миша, тот ещё придурок и юморист, это Кирилл, ну, просто Кира, а ещё проще Ангел, самый примерный мальчик из команды, — он лучезарно улыбнулся и протянул мне руку.

«Какой милый, — подумала я, — правда, ангел…».

Ещё рядом с ними стояли три невзрачных парня, имена которых я почти сразу забыла.

***

Рита подсела ко мне, играющей в приставку, пока остальные развлекались, как могли. На фоне играл какой-то рэп, парни о чём-то разговаривали, а вместе с ними и брат Риты, которого я уже даже забыла, как зовут. Он вовсе неприветливый и из кухни до сих пор не выходил.

— Чего скучаешь? — шепнула она, наклонившись ко мне чуть ближе.

От неё пахло алкоголем, видимо, она уже достаточно выпила. А ведь прошёл всего час, пока мы здесь и празднуем очередную победу этой команды. Оказалось, там половина футболистов, об этом я раньше не знала.

— Не скучаю, — ответила я, яростно тыкая на кнопки.

— Ты сломаешь джойстик, Карина, — засмеялась она, и тут я почувствовала чьи-то руки на спине.

Это был Миша, который, казалось, успел наклюкаться больше всех. Выглядел он забавно — постоянно приставал ко всем и просил сделать с ним селфи.

— Забабахаем фоточку? — сказал он и повис на спинке дивана, почти перевалившись через неё.

Я засмеялась, положила джойстик и оттолкнула его руку от себя. Ещё чего? Фотографии делать я не была настроена.

— Отстань, — сказала Рита, отталкивая его. — Чё пристаёшь-то вечно?

— Да ты трезвая, подруга! — закричал он, возмущённо посмотрев на меня, и тут же исчез. Появился через три секунды со стаканом, в котором было то ли вино, то ли шампанское. — За нас красивых, за них богатых! — сказал Миша и выпил всё содержимое своего стакана.

А я продолжала держать свой в руке и смеяться с его недавней фразы. «Этот парень смешнее, чем я предполагала».

— Ладно, чего ты, — сказала Рита, — выпей.

— Да я уже выпила немного, не переживайте за меня, ребят.

Миша плюхнулся рядом и сказал:

— Ты хочешь разозлить самого страшного демона во вселенной? Я уверен, не хочешь, так что лучше ты выпьешь.

— К чёрту, — ответила я и залпом выдула вино. — Вкусное.

— Бросай ты свои игры, успеешь ещё наиграться, — Рита подталкивала меня с дивана, а потом за руку потащила на кухню, где было большинство.

Я выпила ещё, а потом ещё, а потом ещё совсем чуть-чуть, чтобы как раз быть в таком состоянии, когда ты можешь только сидеть или передвигаться, хватаясь за стенку. Во мне бушевало столько разных эмоций: хотелось плакать, бунтовать, кричать, делать подвиги, встретиться со Смирновым. На последнее я обращала большее внимание.

Было дикое желание достать телефон и написать ему гневное сообщение.

Пока все остальные продолжали спорить о футболе, я разблокировала телефон и, пытаясь сфокусироваться, нашла Пашу в списке чьих-то там друзей и нажала кнопку «написать сообщение».

Нет, страха никакого не ощущала. Только желание высказаться. Хотела, чтобы он заметил меня, стал волноваться, может, пришёл сюда. Отличный способ проверить, чувствовал ли ко мне он то, что я к нему.

Я: Пррвет, Сирнов. Точнуе, орёл, да?

Отправила. Почему-то это показалось мне настолько смешным, что я сидела и еле сдерживала смех. Но когда через секунду пришёл ответ, стало как-то не до смеха.

Паша: Ты когда успела так деградировать то? Не ожидал от тебя такой безграмотности…

Его сообщение я смогла прочитать с первого раза.

Я: Мне нужна помощл. Срочнор.

Улыбка стала шире. Это так забавило меня, что просто не могло не заставлять улыбаться. Я чувствовала такой прилив сил, энергии, смелости, уверенности! Была готова говорить то, о чём потом, вероятно, могла пожалеть. Сделать то, за что потом будет стыдно. Впрочем, так и случилось, но это потом.

Паша: С чем? С русским языком?

Это сообщение я не заметила вовсе, потому что ребята отвлекли меня. Миша захотел прочитать рэп акапельно и попросил, чтобы Рита достала телефон и начала его снимать. Не думала, что он настолько любил внимание. Рэп, кстати, читал неплохо. Потом мы обсуждали музыку. В общем, типичное противостояние рокеров и рэперов.

А когда я почувствовала длительную вибрацию в руке, сразу вспомнила о Смирнове. Глянула на экран. Звонил Паша. Я вытаращила глаза, но потом поняла, что это обычный звонок по сети.

Кое-как встала с диванчика, вышла из-за стола и поплелась в коридор, где тихо. Никто, казалось, не заметил моего резкого исчезновения.

— Карина, — спросил Смирнов, — где ты?

— А что? — улыбнувшись, ответила я.

— Ты что, пьяная? Ты сказала, тебе помощь нужна.

— О, и ты, истинный джентльмен, решил разрулить ситуацию?

Смирнов ругнулся в трубку, а дальше продолжил:

— Мне кажется, тебе пора домой. Трезветь.

«Ну, вот же, идеальный шанс проверить!», — подумала я.

— Я не дойду одна.

Смирнов замолчал. На секунду я подумала, что миссия провалена, и он решил опрокинуть меня и бросил трубку.

— Ну, пусть тебя друзья проводят. Причём тут я?

— Всё понятно, — быстро проговорила я, делая вид, что собираюсь бросить трубку, но тут же услышала возражения.

— Куда подходить?

***

Поверить не могла, что я это сделала. Оказалась, что алкоголь может приносить пользу! Пока я чувствовала его в крови, всё казалось таким правильным, таким логичным, ровно как и моё дурацкое поведение. Я ощущала себя героиней какого-нибудь мелодраматического фильма и ждала, когда произойдёт чудо.

Я открыла дверь и прокричала ребятам «пока». Рита обняла меня и сказала спасибо. Дверь захлопнулась. Я стояла на месте, глядя на тёмную лестницу и думая, как по ней спускаться. Взялась за перило, хлипкое и ненадёжное. Шаг, ещё шаг.

Вдруг услышала чей-то быстрый топот и остановилась. Смирнов появился передо мной будто из ниоткуда.

Он растеряно встал напротив и не сводил с меня глаз. Я опёрлась на стену, ноги не держали, колени сами стали сгибаться и тянуть вниз.

— Эй, эй, — спохватился Паша и подбежал ко мне.

— Проснулся, наконец, — прошептала я, засмеявшись, чувствуя, как он кладёт мою руку на его спину и поднимает.

Я не ожидала от Смирнова такой аккуратности, потому что пока он спускался со мной со второго этажа, не проронил ни слова. Всё боялся, как бы мы не шлёпнулись из-за меня.

— Ну, ты вообще что тут делаешь, а? — спросил он, отойдя от меня на шаг, но продолжая держать за локоть.

— Тебе не кажется, что сейчас не подходящее время для расспросов?

— Ладно, тогда я пошёл домой, — Смирнов резко отпустил меня.

— Нет, стой! Подруга позвала.

— Чёрт, да ты же вообще на ногах не стоишь! Совсем рехнулась?

Паша подошёл ближе и обхватил моё лицо ладонями. Посмотрел в глаза, словно пытаясь разглядеть в них хоть частичку здравого смысла.

— Проветриться тебе нужно, — шепнул он, будто диагноз. — Пойдём? Точнее, я пойду, а ты будешь волочить ногами, — засмеялся Смирнов.

— Ты невыносим.

Паша засмеялся и взял меня под руку. Тёплое и заботливое прикосновение, ради которых, блин, что, обязательно надо напиваться и не отвечать пятнадцать минут на сообщения? Это формула завоевания Смирнова? Если бы я знала, что всё так просто! А то ходила тут, распиналась… А оказалось… всего-навсего.

— И тем не менее, ты всё ещё здесь, с таким невыносимым идиотом как я, — ответил он, глядя под ноги. И это ты мне написала. И хотела, чтобы я помог.

Я не знала, что ответить. Мысли как всегда перепутались, наверное, из-за количества выпитого алкоголя. Или просто из-за присутствия Смирнова рядом. С ним вечно какой-то хаос в голове, а в тот момент и подавно.

Забавно, что шли мы молча и что никто ничего не спрашивал. Но зато всё ещё держались за руки, причём не зная, куда шли. Наверное, куда глядели глаза — прямо. Вышли к центру, дорого освещали фонари и проезжающие машины. Магазины закрылись, в домах понемногу гаснул свет, опускались жалюзи и занавесились окна.

Не могла поверить, что мы просто молча шли минут пятнадцать и даже не поругались. «Ещё не вечер», — подумала я. А ведь правда, скажи что-то не то, и всё — огонь не потушить. Тут то и стало не по себе. Разум стал возвращаться, ровно как и страх, смущение, стеснение.

— Куда ты меня ведёшь? — спросила я, когда Паша сильнее сжал ладонь и быстрым шагом устремился вперёд.

— На железную дорогу. Там тихо.

— Зачем?

— Как зачем? Специально веду тебя далеко, чтобы закопать где-нибудь.

— Ха-ха, как смешно, держите меня.

Меня уже даже не раздражал сарказм. Я так к нему привыкла, что уже скучать порой начинала. В конце концов этот парень на восемьдесят процентов состоит из него, ну и ещё на двадцать из занудства. Или, может, десять занудство и ещё десять недоверчивость. Точно. Определилась.

Пройдя по короткой тропинке, мы вышли на железную дорогу. Действительно, там было очень тихо. Только звуки насекомых в траве, птицы, испугавшиеся наших тихих шагов и шелест листьев от тёплого ветра.

— Ты, кстати, врун, Смирнов.

— Когда ты начнёшь называть меня по имени? — ответил он и переступил через рельсу. — Напомнить тебе, как меня зовут? Паша. Павел.

— Ты уходишь от темы, Павел, — сказала я, передразнив.

— Да, я стал играть. Да, мне понравилось. А монитор и клавиатура — это так… подарок от отца.

— Что это ты вдруг стал играть?

Он промолчал. Опять что-то, о чём ему было «запрещено» рассказывать, причём эти запреты Смирнов сам выставил.

— Кошмары, — выдохнул он. — Чтобы не спать, я не придумал ничего лучше, как играть. Рассказывать о них я не хочу.

Мы услышали гудение — знак, что где-то сейчас поедет поезд. Я глянула на Пашу, который спокойно продолжал идти по шпалам, не реагируя на звук.

— Эй, ты что, бесстрашный?

Смирнов бросил взгляд на меня и отвернулся.

Я стала оглядываться назад, ожидая, с какой же стороны поедет поезд. Паша так и продолжал спокойно идти вперёд. Я знала, что это очередная провокация, на которую совсем не хотела поддаваться.

— Хватит заниматься дурью.

Звук поезда стал громче. И тогда я испугалась не на шутку. Схватила его за рукав и потянула на себя, но Смирнов упорно сопротивлялся, не забывая при этом улыбаться. Для него это было некой игрой, проверкой самого себя на прочность.

— Слезай же, ну! — закричала я и ударила его по руке.

Поезд был совсем близко за спиной. Я не хотела оборачиваться. Коленки затряслись, в глазах помутнело вдвойне, казалось, что он всерьёз задумал какой-то коварный план по самоуничтожению ещё и на глазах у меня. Что точно бредовая идея!

Я остановилась и отвернулась к лесу, закрыв лицо ладонями и услышала, как поезд промчался мимо. Конечности точно парализовало. Не могла пошевелиться. Тишина. Почувствовала лёгкое тёплое дуновение в шею. Руки схватили меня за плечи, сдавили их так крепко, насколько это возможно. Я не открывала глаза.

Он наклонился ко мне через плечо.

— Испугалась? — тихо сказал Смирнов, и тогда я взорвалась.

— Ты придурок? — закричавши, обернулась. — Нет, скажи, ты нормальный? Я же думала… Я думала, ты сделаешь это, ненормальный! Зачем?! Любишь розыгрыши?!

— Только над тобой, — улыбнулся Паша. — Зато ты протрезвела! Глянь!

— Иди ты, знаешь, куда?

Отпихнула его в грудь и пошла вперёд. Нет, ну надо было до такого безумства додуматься?

— Ты хотел посмотреть на мою реакцию? Вот она, моя реакция! Доволен?

Я стала быстро идти, и Смирнов побежал за мной. Встал, преградил путь и взял за локти.

— Ну, ты чего, это же шутка, — он пытался найти мои глаза, но я специально отворачивалась. — Это шутка. Шутка.

Паша вдруг расслабился, обнял меня и подтолкнул к себе. Я не знала, куда деть руки. То ли на его талию, то ли просто вниз, то ли за шею. Это не потому, что в жизни было мало объятий, а потому, что это объятия со Смирновым. Внезапные, по его инициативе.

Мир словно перевернулся на сто восемьдесят градусов. Такой спокойный, умиротворённый, счастливый Паша обнимал девушку, которую назвал мерзкой рыжухой. Это ли не главный анекдот всей моей жизни? Ну, вот, желание начало исполняться, но не могло же быть всё так просто, правда?

— Успокоилась?

— Да. Можешь отпускать.

— А спасибо?

— Спасибо. Слушай, мне, наверное, мама обзвонилась, — я пошарила по карманам. — Чёрт, а где телефон?

— Потеряла, Маша?

— Не знаю… может, оставила у подруги. Если бы он выпал, мы бы заметили, так ведь?

— Не смотри на меня так. Твой телефон, тебе и отвечать. И если ты его потеряла, то тут только твоя вина.

— Зануда.

Я пыталась не паниковать. Просто нужно отправиться домой, показаться маме, сказать, что всё в порядке. Хотя я была уверена, что просто так от неё не отделаться. Скорее всего, я, правда, оставила его у Риты, потому что после разговора с Пашей я пошла на кухню и… Не помнила, куда положила.

Мы пошли обратно, но немного другим путём, чтобы выйти в мой район. Шли молча, иногда Паша пытался успокоить, говоря, что это просто телефон, и если я его потеряла, то ничего кошмарного не произошло.

Железная дорога не прекращалась, мы дошли до развилки — одна вела к частным домам, до которых, кстати, идти минут пятнадцать, а другая — выход в город. Я поморщилась, когда увидела вдалеке свет фонаря мобильного телефона. Какой-то одинокий парень шёл нам навстречу.

Показалось, что Смирнов узнал его, потому что он сразу взял меня под руку и приблизился.

— Опять ты! Вот же повезло! — начал незнакомец.

— В чём дело? — шепнула я.

— Ну, я так и не дождался своих денег, — сказал парень, подходя к нам.

Смирнов вытянул руку перед собой, не давая тому стать ещё ближе. «Ну и рожа, — подумала я, увидя огромное массивное лицо почти что перед собой. — Где-то я уже тебя видела…»

— Только не кипятись, ладно? — я легко ударила Смирнова в плечо, не сводя глаз с незнакомца.

— И как же так получилось, что куда бы я ни пошёл, ты здесь? — спросил Паша, легко отталкивая меня в сторону.

«Ну, — подумала я, — прикажете просто стоять и смотреть? Отлично».

Тот парень толкнул его в грудь и ухватился за куртку. Паша действовал также. Я смотрела на него и мысленно просила не злиться, не срываться, не допускать драки.

— Тогда, — произнёс незнакомец, ухватив Пашу за шею, — возьму это, — со всей силы он дёрнул рукой, и во тьме я увидела яркий блеск золота.

Паша подскочил вперёд, за ним, взял за руку, которую тот поднял вверх, словно дразня, как собачонку.

Тот засмеялся, запрыгал на месте, тряся ладонью. Паша не двигался, просто смотрел. Видно, как от накатившийся злости напряглись мышцы, как стала вздыматься грудь. Лишь бы он переборол это.

Я хотела что-то сделать, но вместо действий просто стояла и наблюдала с замиранием сердца. Но было бы глупо дать какому-то воришке вот так взять и стащить дорогую вещь.

— Отдай, — спокойно сказала я, протянув руку, — не твоё ведь.

Смирнов обернулся и посмотрел таким взглядом, типа: «Замолчи, я сам всё решу». И как он собирался решать? Дракой? Снова?

— Тебе было недостаточно тех двух раз? — спросил незнакомец, не отпуская руки. — Попробуй ещё раз и я ещё раз тебя вырублю.

— Не слушай его, ты же знаешь, что он тупо провоцирует.

— Ударишь меня? — смеясь, заговорил парень. — Давай же. Ты же можешь.

— Просто уйди отсюда, — ответил Паша, выдохнув. — Забирай её к чёрту.

Неужели он справился?

Незнакомец сунул цепочку в карман, подошёл поближе и неожиданно ударил Смирнова по носу. Кровь хлынула моментально, Паша схватился за лицо, закрыл его руками полностью.

— Теперь всё, — сказал парень и стал удаляться.

Я подошла к Смирнову осторожно. Коснулась спины, пригнулась, пытаясь заглянуть в глаза.

— Урод, — зашипел Паша, — кажется, он сломал мне нос.

Он наконец убрал ладони с лица и закинул голову наверх.

— Кто это вообще был? И не запрокидывай так голову, кровь попадёт в органы дыхания. Лучше наклонись, и пойдём быстрее, нужно будет приложить что-нибудь холодное.

За пять минут быстрым шагом мы дошли до моей квартиры. Теперь уже я поддерживала Пашу и помогала забраться по ступенькам. Я знала, что сейчас посыпятся миллион вопросов от мамы, миллион возмущений, почему я так поздно да ещё и со Смирновым на руках.

Зато он молча шёл и, видимо, не думал что-то спрашивать. Иногда подгонял, говорил, что нос распух и жутко болит.

Пошарилась по карманам в поисках ключей. Нашла!

— Быстрее, блин, у меня уже вся куртка в крови.

— Заткнись, иначе я разобью тебе его второй раз, — резко ответила я, дрожащими в спешке пальцами открывая дверь.

Я услышала, как с кухни несётся, казалось, цыганский табор. Это были мама и Василиса.

© Алёлёна ,
книга «Ты - задира».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (6)
00009
Шутка
@Meledi_Wait да ну, это логично. Логично, что она ему нравится. Все книги такие, пхпхе)) 😂😂😁😁 Причем она ему наверно давно нравится, все это предсказуемо, но я рада... Бывают скучные рассказы, с таким сюжетом. Но эта не та книга... Здесь перечитываешь все! А ещё мне кажется, что Паша и его отец помогут и дадут деньги на лечение. Вообщем, да)
Ответить
2019-07-09 11:46:33
6
Ah_an
Шутка
@00009 ето очевидно что Дима дасть деньги на операцію😊
Ответить
2019-10-20 08:21:26
4
Shvatanya :3
Шутка
Как же меня бесит тот гопник, нет бы просто цепочку забрать, но НЕЕЕЕЕТ же, нужно напакостить под конец!!!! Бесит
Ответить
2021-02-20 09:26:02
2