Точка отсчета
Точка отсчета

Бывает, что твою жизнь с ног на голову переворачивает чье-то существование. Или, вернее, отсутствие кого-то, в чьем существовании ты уверен, как в своем. И тогда вокруг красочным калейдоскопом начинают закручиваться яркие, но странные события, вихрем выдергивающие тебя из привычного образа жизни.

Меня зовут Виктория. Мне семнадцать, я только-только окончила школу и поступила в ХНУ имени Венцеслава Всеволодовича Ведагора на филологический факультет, отделение журналистики – моя мечта с девятого класса, когда у нас в школе организовали школьную газету. Тогда, устроившись «корреспондентом» в наш «Школьный мир», я едва ли не лопалась от радости. Как же, журналист! Тогда я начала искать всю связанную с журналистами информацию, и мои родители, хоть и были обеспокоены выбором профессии, после объяснений искренне порадовались за меня, мол, в таком возрасте я уже нашла любимое дело, а мелкие – братья-близнецы – начали с важным видом изображать из себя журналистов.

В нашу газету я потащила за собой соседку по парте, Сашу, задорную девчонку со светло-карими глазами и неизменной косичкой, заплетенной из русых волос. Мы до этого почти не общались, однако соседство за одной партой все же сближает, и мы стали хорошими приятельницами, потом даже подругами, но я всегда чувствовала какую-то недосказанность. Впрочем, винить ее я не могу, ведь у каждого человека есть свои скелеты в шкафу, каждый имеет право на свой секрет. Это то понимание, которое приходит с возрастом, а в школе мне до ужаса хотелось узнать все ее секреты просто ради того, чтобы знать, что я настолько важный для нее человек, что не грех доверить мне свои сокровенные тайны. И потом, когда она отшучивалась или всерьез отказывалась рассказывать мне секреты, мне было жутко обидно, потому что я понимала, что я недостаточно близкая для нее подруга, чтобы делиться со мной всем на свете. Ведь у меня от нее секретов не было.

Саша продолжила дальнейшее обучение на соцфаке того же универа, что и я. Когда мы подготавливались у нее дома к ЗНО по украинскому языку, я забыла там свои школьные конспекты (очень хорошие, кстати) по литературе, которые я туда принесла заодно с украинским, чтобы подготавливается по смежным предметам. И об этих конспектах я благополучно позабыла до самого сентября. А поступив на филфак и ознакомившись со списком литературы, вспомнила, что многое из этого было подробно расписано в тетради. Тогда же я и вспомнила, у кого ее оставила.

Решив не тянуть кота за хвост, я набрала номер Саши, но ее телефон, по всей видимости, был недоступен. Тогда я решила зайти на соцфак. Социологический находится в соседнем корпусе, в пяти минутах пути от главного. В конце концов, зайти лучше всего сейчас, ведь потом забуду еще или не получится, а время как раз располагает. Я уже заглядывала в их группу неделю назад, аудиторию тогда хорошо запомнила, видимо, благодаря удобному расположению.

– Привет, Мила, – обратилась я к старосте группы Саши, – а Саша сегодня есть?

– Привет, – немного удивилась она, словно видела меня впервые, хотя Саша нас знакомила, – вон она, – староста указала на незнакомую мне веселую девочку в дальнем конце аудитории, болтающую по телефону.

– Эм, нет, я ищу Острожскую, она сегодня была на парах?

Староста удивилась и даже заглянула в журнал в поисках человека с такой фамилией, потом посмотрела на меня и сказала:

– У нас такая не учится.

Меня словно обухом по голове ударили.

– То есть как, не учится? Вы же с ней общались в прошлый вторник!

– Вот, сама посмотри, – она протянула мне журнал со списком студентов, но никого по фамилии Острожская и в самом деле не было. Я три раза проверила.

Я растерялась. Как так? Она ведь меня сюда приводила… Ладно, я по крайней мере знаю, где она живет.

На выходе из аудитории я столкнулась с девушкой на пару сантиметров ниже меня с довольно необычной внешностью: непроглядно-черные глаза и иссиня-черные волосы ежиком с двумя белыми прядками на висках. Лениво подумав о неформалах и цыганках, я пошла к выходу из университета.

Я решила не откладывать дело в долгий ящик. Сразу же по приходу домой скинула сумку с тетрадками и пошла к Саше. Погода была ясной и солнечной, и я едва себя переборола: совсем не хотелось никуда идти. Но за Сашу я все же начала переживать, так что лучше проверить и успокоиться, что все в порядке. А то мало ли, вдруг проблемы с поступлением или еще что-то… а еще появилось странное чувство, как будто за мной кто-то следит. Я даже оглядывалась несколько раз, чувствуя себя главной героиней дешевого детектива, но никого подозрительного не замечала, в результате зародилось подозрение, что у меня разыгралась паранойя.

И вот спустя пять минут я уже была напротив ее девятиэтажки. На двери в подъезд стоял кодовый замок, но я отлично помнила цифры.

Итак, вот я в подъезде. Тишина, царившая здесь, казалась гнетущей. Плохое предчувствие крепко засело где-то в центре живота, сжавшись в холодный неприятный ком. Я поднялась на пятый этаж и позвонила в дверь. Ответа не последовало и после второго, и после третьего раза.

На всякий случай подергав за ручку и убедившись, что дверь заперта, я тяжело вздохнула. С другой стороны, чего я ожидала? Что я найду здесь, даже не знаю, парочку трупов? Или перевернутую квартиру? Или голые стены, в которых ничего нет, даже мебели? Или каких-нибудь монстров, рыщущих в поисках обитателей? Впрочем, последнее можно сразу исключить, монстров журналисты встречают только в фэнтези-фильмах, уж скорее попались бы какие-нибудь криминальные амбалы в соотношении плеч и роста метр на два с половиной.

Да уж, обнаружь я хоть что-нибудь из этого, могла бы начать настоящее журналистское расследование – большая редкость для студентов. А как интересно! Сам процесс журналистского расследования привлек меня довольно давно, еще с тех пор, как я посмотрела фильм «Жизнь Дэвида Гейла», потом фильм за фильмом, книга за книгой, и я втянулась окончательно, рассчитывая в будущем работать в криминальной журналистике. Кстати, в списке моих любимых книг числится еще и «Шерлок Холмс», он тоже оставил большой отпечаток на формировании моих профессиональных интересов.

И вот неожиданно я наткнулась на очень странную вещь: пропажа моей подруги. И ладно бы она просто пропала, ее словно и не было никогда! И спрашивается, почему староста о ней не помнит, хотя они очень хорошо общались при мне? Допустим, у нее память дырявая, но куда из списка делась ее фамилия? На связь Саша тоже не выходит. Очень странно.

На всякий случай я снова ее набрала, но телефон ожидаемо никто не взял. Решив, что не стоит пороть горячку, я вернулась домой.

Однако в родных четырех стенах плохие мысли не вылезали из головы, к трем часам я уже готова была сорваться куда угодно, лишь бы не сидеть взаперти. Я набрала одноклассницу, с которой мы обе поддерживали связь.

– Привет, Вик, – раздался женский голос на том конце телефона.

– Да, привет, Настя, дело срочное, ты не могла бы набрать Сашу, а то мне она не отвечает.

В трубке некоторое время стояло молчание.

– Сашу? Какую Сашу?

– Острожскую, – нахмурилась я.

– Эээ, прости, но я такой не знаю. Ладно, я тут немного тороплюсь, мне тут еще в магазин сходить надо, созвонимся позже. Пока.

– Пока, – растерялась я и выключила телефон.

Вот и что теперь думать? Я бы еще поняла, если бы Сашу староста не запомнила: все-таки неделю как знакомы, но Настя, с которой мы учились вместе, не пять и не десять раз гуляли…

Раздался звук открываемой входной двери и громкие голоса. Вернулись близнецы.

Я вышла в прихожую и невольно улыбнулась: мальчишки о чем-то оживленно болтали, скинув школьные сумки и разуваясь на ходу.

– Привет, Вика! – почти в один голос поздоровались они.

– Что нового? – поинтересовалась я.

– А знаешь, у нас сегодня по украинскому языку был диктант, и мне поставили десять!

– А я на информатике отличился!

– А сколько у тебя за диктант? – поинтересовалась я у второго.

– Девять. Я там ошибся в нескольких словах. Ладно, Вадик, идем.

Близнецы отправились на кухню, и я следом за ними – разогревать еду.

Станислав и Вадимир только-только перешли в десятый класс. Ребята умные и общительные, и, как и все другие близнецы, наверное, любят подтрунивать над окружающими, притворяясь друг другом, даже мы с родителями не всегда можем отличить, кто из них кто.

К слову о родителях, они – типичные представители среднего класса. Маму зовут Юлианна Викторовна, уже несколько лет она успешно работает риелтором, внешне она похожа на меня, у нее русые волосы и серо-зеленые глаза, довольно высокая для женщины и с хорошей фигурой. Отец, Эдуард Ростиславович, работает адвокатом еще с тех пор, как закончил университет. Он успел сделать себе имя, выигрывая один процесс за другим, и теперь его услуги пользуются довольно большой популярностью среди адвокатов. Отец – обладатель светло-рыжих волос и светло-карих глаз, чертами лица мальчики пошли в него: рыжие, но немного темнее, волосы, разве что глаза у них, как и у меня, серо-голубые, я же на отца похожа только чертами характера и некоторыми привычками.

Сегодня на братьях были разного цвета рубашки, так что зрительно различать их было уже легче. Хотела бы и я тоже иметь близнеца, было бы здорово… Я даже немного завидую братьям, по-белому, разумеется, и признаться в этом могу только самой себе.

– А у тебя что нового? – поинтересовался Вадик, доставая из холодильника мой любимый ананасовый сок.

– Саша Острожская.

– Что? Кто? – переглянулись близнецы, явно не понимая, о чем идет речь.

– Да так… никто, – вздохнула я, осознавая, что и для братьев теперь это имя – пустой звук.

Ситуация становится все интереснее, я просто обязана позволить водовороту событий затянуть и меня. Нечасто можно совместить личный и профессиональный интерес. Хотя не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Информации о Саше нет, никто о ней не помнит, а значит, и возможных свидетелей тоже нет. Ничего нет. Надо бы подумать, с чего вообще начать.

Я разогрела ребятам еду и пошла к себе. Может, помедитировать? Говорят, помогает.

Моя комната вряд ли чем-то отличается от большинства комнат девушек моего возраста. Светло-голубые обои, стол, стул, кровать, большой красивый книжный шкаф, забитый по большей части классикой, и шкаф для вещей, а также куча разных девчачьих побрякушек, которые валяются повсюду, если не предвидится гостей. Я забралась на кровать и села в позу лотоса, пытаясь начать медитацию. Отчаянно хотелось зевать, тело постепенно расслаблялось…

Проснулась я оттого, что в комнате послышался какой-то шум. Зевнув и потянувшись, я пошла искать близнецов и на кухне нашла записку: «Ушли гулять, будем вечером. С. и В.». На часах было начало седьмого, значит, проспала я чуть меньше трех часов, скоро уже и родители должны вернуться. Животных у нас не было. Может, мне показалось?

На всякий случай обойдя квартиру еще раз (вдруг взломщики?) и проверив все окна и замок на входной двери, я вернулась обратно в комнату. Каково же было мое удивление, когда на столе и на кровати я обнаружила двух пушистых угольно-черных котов!

Тот, что сидел на столе, пристально смотрел на меня немигающим взглядом голубых глаз, а тот, что сидел на кровати, нагло вылизывался, даже ухом не шевельнув.

Немного отойдя от культурного шока, я направилась к ним с твердым намерением выставить нахалов за дверь.

– Так, ну и что это вы тут делаете, а? Как вы сюда попали вообще?.. – протянула я, глядя на окно. – Мы же на третьем этаже…

Только я хотела взять двух нахалов, как кот, что сидел на столе, повернулся к тому, что был на кровати, и сказал тоненьким голосом:

– Может, ты уже перестанешь вылизываться, Трофим?

От неожиданности я отшатнулась назад и пребольно стукнулась головой об угол книжной полки.

– Какого лешего?! Ух…

Голова в ушибленном месте сильно зудела и чесалась, но это не помешало мне шокировано таращиться на котов.

– Ты в порядке? – подался вперед голубоглазый кот.

– Эй! Не выражайся! – тот, что на кровати, перестал вылизываться и посмотрел на меня янтарными глазами. – Не хватало еще, чтобы леший сюда явился на твой зов.

– Что?.. Стоп. Что???

Я вообще перестала что-либо понимать. Леший? Говорящие коты? Я схожу с ума? Да что тут творится?

Голубоглазый кот улыбнулся, на секунду показав стройный ряд маленьких зубов и пару острых клыков по бокам. По крайней мере, вышло звериное подобие улыбки. У меня возникла острая ассоциация с Чеширским котом.

– Ребята, если вам нужна Алиса, вы не по адресу, – усмехнулась я. Никаких странных продуктов я не принимала, отчего же такое мерещится?..

– Я уже не уверен, что она нам нужна, – протянул желтоглазый кот, прыгнув на стол к собрату. Кстати, его голос был ниже, чем у второго, так что вероятно, что голубоглазая – кошка.

– Да брось, твоя же была идея. Ох, прости, – уже обратилась она ко мне. – Я Анимаиса, а это Трофим, мой брат. Он же и фамилиар Саши Острожской.

© Albina Avilova,
книга «Ведьма на полставки».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (43)
janna_
Точка отсчета
И это всё? Когда будет продолжение???????
Ответить
2020-05-08 06:08:54
Нравится
Batman
Точка отсчета
Продолжение!!!!!!!!!!!!!!!! продолжение!!!!!!!!!!!!!!!!!
Ответить
2020-05-15 06:06:01
2
Ника Серая
Точка отсчета
Очень интересно) Спасибо)
Ответить
2020-06-02 08:46:44
Нравится