Богородицк: 28 мая, вечер
Богородицк: 29 мая, утро
Богородицк: 29 мая, вечер
Богородицк – Киреевск – Тула: 30 мая, утро
Тула – Богородицк: 30 мая, вечер
Богородицк: 31 мая, вечер
Богородицк: 1 июня, утро
Богородицк – Епифань: 1 июня, день
Кимовск – Рязань: 1 июня, вечер
Рязань: 1 июня, вечер
Рязань: 2 июня, утро
Михайлов: 2 июня, вечер
Рязань: 2 июня, ночь
Рязань – Муром: 3 июня, утро
Муром: 4 июня, утро
Муром: 4 июня, вечер
Нижний Новгород: 5 июня, утро
Бор – Йошкор-Ола: 5 июня, вечер
Йошкар-Ола: 6 июня, утро
Казань: 6 июня, день
Набережные Челны: 6 июня, вечер
Набережные Челны: 7 июня, утро
Тимьянск: 7 июня, вечер
Тимьянск: 8 июня, утро
Тимьянск: 8 июня, день
Тимьянск: 8 июня, вечер
Тимьянск – Нефтекамск: 9 июня, утро
Тимьянск – Уфа: 9 июня, день
Уфа: 9 июня, вечер
Уфа – Тимьянск: 10 июня, ночь
Екатеринбург: 10 июня, день
Тюмень: 10 июня, вечер
Тюмень: 11 июня, утро
Омск: 11 июня, вечер
Новосибирск: 12 июня, утро
Новосибирск: 12 июня, вечер
25 часов спустя
Богородицк – Киреевск – Тула: 30 мая, утро

Просыпаюсь с первым звонком будильника, но мозг, словно окутанный туманной пеленой, включаться не торопится, и я продолжаю валятся. Вскоре телефон замолкает, и только я вырубаюсь, вновь звучит эта надоедливая трель.

Неохотно поднимаюсь с постели. Голова гудит жутко. Перед сном думал, что в предвкушении поездки вскочу вместе с солнцем, теперь готов продрыхнуть хоть до обеда.

Полина сказала, что сеанс начинается в 16:00, но встретиться мы должны в три, чтобы успеть снять бронь. На автобусе до Тулы можно доехать за полтора часа, но я ещё серьёзно рассматриваю способ попробовать автостоп. Думаю, лучше приехать пораньше, чем опоздать, значит, стоит быстрее собираться.

Пока скворчит яичница, я быстро мою голову. Позавтракав, мою посуду и собираю вещи. Меня всё ещё сковывает лень (всё-таки, у меня начались каникулы, а я всё равно поднялся в такую рань), поэтому я не особо тороплюсь, но, собравшись с силами, выхожу на улицу.

В принципе, для автостопа погода хорошая, лето ощущается всеми пятью чувствами. Долго не мешкая, иду в сторону выезда из города. Где-то через час я оказываюсь рядом со знаком «Богородицк», перечёркнутым красной полосой. Всего один шаг – и всё, прощай город.

Но начинать стопить тут я стесняюсь. Эта территория ещё считается жилым районом, и кто-нибудь из знакомых вполне может пройти мимо, поэтому я решаю подняться дальше.

По дороге мне звонит мама:

– Проснулся уже?

– Ну, да, – отвечаю ей, прикрывая микрофон рукой, чтобы не было слышно звук проезжающих машин.

– Домой когда собираешься?

– А что такое?

– Ну, мне помощь твоя нужна.

– А без меня совсем никак? Я ещё отдохнуть хотел.

– На каникулах отдохнёшь, а сейчас давай домой.

– У меня и так каникулы уже, первый день, так что дай погулять.

– Ну-ну.

И она бросает трубку. Любит, конечно, истерить с пустого места.

Во время разговора успеваю отойти уже на достаточное расстояние. Я несмело вытягиваю руку, будто боясь, что на неё кто-то накинется, и жду машин. Одна проезжает мимо. Вторая тоже. И третья. Рука затекает, и я решаю поднимать её только тогда, когда машина уже близко. Четвёртая, пятая, шестая. Ладонь начинает мёрзнуть. Сжимаю в кулак, вытягивая большой палец. Седьмая, восьмая, девятая. Машины проезжают очень редко, на противоположной полосе и то больше. Неужели каким-то идиотам интереснее в Богородицке, чем в Туле?

Я стою больше часа. Сколько машин проехало мимо – не знаю, уже сбился со счёта, но явно не меньше сотни. Не, ну какой же я идиот! Как я вообще мог решиться на эту дебильную затею? Ясен хрен, что никто подвозить меня не будет.

Но идти на автостанцию я не хочу. Я слишком долго отстоял, чтобы уйти ни с чем.

Когда идёт уже второй час, я понимаю, что могу опоздать. Даже если я всё-таки побегу сейчас на автак… Я буду идти туда где-то час, а времени почти не осталось. Нет, лучше стоять до последнего. Если вообще никто не заберёт… Что ж, позвоню Полине и объясню, что не смогу. И лишусь, пожалуй, единственного человека, который меня когда-либо звал в кино.

Проходит ещё минут двадцать. Мимо меня проезжает какая-то шестёрка, замедляющая ход. Моё сердце сжимается. Она проезжает мимо меня несколько метров и останавливается, завернув на обочину. Несусь к ней, открываю пассажирскую дверь.

– Подбросите? – выпаливаю я, даже забыв поздороваться.

– Садись давай, – кивает мне водитель – мужик сорока лет с седыми усами.

Я неуклюже заваливаюсь в салон и сразу пристёгиваю ремень.

– Вы ведь в сторону Тулы? – немножко запоздало задаю вопрос, когда мужик уже трогается с места.

– Не, я до Киреевска.

Вашу мать, какой Киреевск? Это вообще где? Блин, и чё теперь делать? Попросить, чтоб он меня обратно выкинул и стоять ещё два часа?

Я быстро достаю телефон и вбиваю Киреевск в навигаторе. Так, судя по всему, это где-то на середине пути от Богородицка до Тулы. Ладно, значит, оттуда мне будет быстрее добраться до Тулы, только… если там машин вообще нет? Буду как дебил стоять один перед пустой трассой. Или бежать там на автак и уже оттуда ехать на автобусе? Господи, да зачем я вообще на это пошёл?!

– Я тебя возле знака тогда высажу, – говорит мужик.

– А, ладно, – с театральным спокойствием отвечаю я, хотя внутренне воплю: «Какого знака??»

Мы едем. Едем в абсолютной тишине, потому что я опять не могу пересилить себя, чтобы хоть о чём-то заговорить. Это жутко угнетает, и мне от скуки хочется залезть в телефон, но я понимаю, насколько это будет невежливо, поэтому просто пялюсь в окно и пытаюсь занять себя какими-нибудь мыслями.

По дороге водитель закуривает, и, хоть он и пускает дым в окно, запах всё равно распространяется по салону. Я вспоминаю слова Ани про то, что курят только плохие люди, но разве плохой человек оказался бы единственным, кто согласился бы подвезти незнакомого парня?

Проехав около получаса, машина останавливается.

– Так, ну смотри, если тебе в Тулу нужно, то тебе дальше по этой дороге идти, – он указывает куда-то в сторону. – Ну, всё.

– Ааа, спасибо.

Я быстро освобождаюсь от ремней и вылезаю из машины. Она уезжает по горке в город, а я иду, куда мне указали, смеряясь с навигатором.

По дороге мимо меня проносятся машины, но я пока не хочу их останавливать – слишком близко к городу. Вскоре я оказываюсь в каких-то полях, а вдалеке торчит то ли какой-то завод, то ли какая-то фабрика. «Пора стопить», – думаю я, но тут, как назло, все машины кончаются.

Пока я иду, мимо меня проносятся всего машин десять, но ни одна из них не останавливается. Пешком я уже захожу так далеко, что до того завода остаётся совсем чуть-чуть. Может, плюнуть всё-таки на это кино и сходить туда? Всё равно в Тулу я уже не успею…

Рука устала от того, что я постоянно её вытягиваю, поэтому я иду вперёд, уже не обращая внимания на проезжающие мимо машины. Чёртовы игнорщики.

И тут передо мной останавливается чёрный джип. Я настораживаюсь. В фильмах такие машины обычно ничего хорошего не предвещают, тем более она остановилась, когда я уже перестал стопить. Может, она по своим причинам остановилась? Мало ли поломка какая-нибудь. Блин, ну не будут же меня насиловать в чистом поле!

Что бы ни было, я подхожу к джипу и открываю дверь.

– Извините, а вот в Тулу по этой дороге?..

– Да, – отвечает водитель – парень лет двадцати пяти.

– О, а вы туда же едите?

– Ага.

– А подбросить можете?

– Да залезай.

С глупой улыбкой я пробираюсь в салон. Тут и тепло, и места много, а сидение оказывается мягким, как домашнее кресло. Я пристёгиваюсь, и машина трогается.

– Ты откуда едешь? – спрашивает у меня водитель.

– Я из Богородицка.

– Ооо, далековато отсюда. Сюда пешком пришёл, что ли?

– Не, меня до Киреевска довезли, – отвечаю я. Очень непривычно разговаривать с левым человеком, но вообще от парня исходят какая-то приятная энергетика, прям располагает к общению.

– А, я вот тоже из Богородицка еду. Думал, отдыхать сегодня буду, а вот посреди дня на работу сорвали. А ты зачем в Тулу?

– Да я просто так… погулять решил.

– С девушкой? – с хитрой ухмылкой спрашивает он.

– Ну, как… просто с подругой.

– Ради просто подруги обычно автостопом не ездят, – ехидно замечает он, затем одной рукой роется в подлокотнике и протягивает мне карамельку. – Конфетку не хочешь?

Я благодарю за угощение и быстро её уминаю. Яичницы на завтрак явно было недостаточно для такого трудного дня.

После этого мы тоже замолкаем, пока он не сворачивает на заправку.

– Подожди тут пока.

И не боится же оставлять меня одного в машине.

Вернувшись, он выезжает на дорогу и кому-то звонит.

– Я уже почти подъезжаю, – сообщает он, а потом весь путь треплется по телефону. Что ж, тогда и мне можно в своём полазить.

Первым делом смотрю на время – до сеанса остаётся полчаса. И полчаса, как мы должны были уже встретиться с Полиной. Захожу в сообщения – целый ряд от неё. Быстро набираю: «У меня в дороге возникли проблемы. К сеансу должен успеть». Вскоре приходит ответка: «Давай быстрее, я уже бронь за свои деньги сняла».

Через несколько минут я вижу знакомые магазины.

– Так, а куда тебе надо вообще? – спрашивает водитель.

– Вообще – в «Гостинку» , а так где высадите, там и пойду.

– Блин, мне вообще в другую сторону нужно, – с каким-то сожалением проговаривает он. – Ну, ладно, до «Гостинки» довезу.

И уже через несколько минут он правда подвозит меня до самого магазина.

– Спасибо! – кричу я ему со всей благодарностью, уже вылезая из машины.

– Да пожалуйста, – с улыбкой отвечает он и протягивает горсть конфет. – На, девушку угостишь.

© Дмитрий Ткаченко,
книга «150 часов до встречи».
Тула – Богородицк: 30 мая, вечер
Комментарии