Богородицк: 28 мая, вечер
Богородицк: 29 мая, утро
Богородицк: 29 мая, вечер
Богородицк – Киреевск – Тула: 30 мая, утро
Тула – Богородицк: 30 мая, вечер
Богородицк: 31 мая, вечер
Богородицк: 1 июня, утро
Богородицк – Епифань: 1 июня, день
Кимовск – Рязань: 1 июня, вечер
Рязань: 1 июня, вечер
Рязань: 2 июня, утро
Михайлов: 2 июня, вечер
Рязань: 2 июня, ночь
Рязань – Муром: 3 июня, утро
Муром: 4 июня, утро
Муром: 4 июня, вечер
Нижний Новгород: 5 июня, утро
Бор – Йошкор-Ола: 5 июня, вечер
Йошкар-Ола: 6 июня, утро
Казань: 6 июня, день
Набережные Челны: 6 июня, вечер
Набережные Челны: 7 июня, утро
Тимьянск: 7 июня, вечер
Тимьянск: 8 июня, утро
Тимьянск: 8 июня, день
Тимьянск: 8 июня, вечер
Тимьянск – Нефтекамск: 9 июня, утро
Тимьянск – Уфа: 9 июня, день
Уфа: 9 июня, вечер
Уфа – Тимьянск: 10 июня, ночь
Екатеринбург: 10 июня, день
Тюмень: 10 июня, вечер
Тюмень: 11 июня, утро
Омск: 11 июня, вечер
Новосибирск: 12 июня, утро
Новосибирск: 12 июня, вечер
25 часов спустя
Омск: 11 июня, вечер

– А ты знаешь, что Омск расшифровывается как «Отдалённое место ссылки каторжников»? – рассказывает мне водитель Игорь по пути, но я его не слушаю.

Всю дорогу я сижу как на иголках. Каждую минуту обновляю новую страницу Алины в попытках обнаружить хоть одну зацепку как мне её обнаружить. Изучаю места с её фотографий и пытаюсь найти совпадения в Google Maps, ищу подсказки в её данных, выкладываюсь на полную мощность, но… никак не не могу собрать свои силы, чтобы открыть диалог. Чтобы написать: «Привет, помнишь меня? А я вот в Новосибирск еду. Может, встретимся?» Но какова вероятность, что она ответит? Что вспомнит? Что она сама сейчас в Новосибирске, а не в каком-нибудь летнем лагере, в которые так любила ездить во времена нашего общения?

Ребёнок, сидящий в детском кресле рядом со мной, кричит и капризничает, пиная пассажирское кресло перед собой и оставляя на нём грязные следы от пыли. При таких условиях трудно что-нибудь придумать. Ладно, сориентируюсь на месте.

В Омск мы приезжаем только к позднему вечеру. Мы останавливаемся, чтобы закупиться продуктами. Я вылезаю из машины с превеликим удовольствием – от восьми часов езды у меня полный отвал жопы. Мы с Ульяной, женой водителя, заходим в небольшой супермаркет. Пока она выбирает детское питание и набирает памперсы, я нахожу дешманские вафли и бутылку воды, а когда обнаруживаю КЦ-шные серки с ванилью, набираю их целую горсть и несу на кассу. Оплатив покупки, я нахожу ближайший терминал Сбербанка и снимают полторы штуки. Эх, жалко расставаться с такими деньгами, но так я хотя бы успею к Новосибирск к утру.

Я дожидаюсь Ульяну и помогаю ей донести сумки до машины. Она укладывает всё в багажник и меняется с Игорем, водителем, местами. Нам предстоит ещё долгая дорога, на всю ночь, а после случая с Варварой я боюсь, что Ульяна не справится с управлением и мы можем попасть в аварию.

Ладно, прочь плохие мысли. Я обжираюсь сырками, Игорь кормит малыша, и когда карапуз засыпает, я тоже поудобнее укладываюсь спать и включаю музыку в наушниках:

И то, что было, набело откроется потом.

Мой рок-н-ролл – это не цель, и даже не средство

Не новое, а заново, один и об одном

Дорога – мой дом, и для любви это не место.

Прольются все слова как дождь,

И там, где ты меня не ждешь,

Ночные ветры принесут тебе прохладу.

На наших лицах без ответа

Лишь только отблески рассвета того,

Где ты меня не ждешь.

А дальше – это главное – похоже на тебя

В долгом пути я заплету волосы лентой

И не способный на покой я знак подам тебе рукой

Прощаясь с тобой, как будто с легендой.

© Дмитрий Ткаченко,
книга «150 часов до встречи».
Новосибирск: 12 июня, утро
Комментарии