Пролог
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
13
2019 год, спустя две недели

Мальвина

- ...и, в соответствии с этим, я прошу суд освободить невиновных Олбэйна Мюррея, Адайн Голдвин, Катрин Ришар и Брэндона Барнетта! - я закончила свою блестящую убедительную речь, которую писала целую ночь. 

- Согласны ли вы, присяжные, со словами мисс Мальвины Жанны Пауэлл? - спросил судья людей, сидящих на кафедрах у стен. 

- Согласны! - ответили те.

- Тогда уважаемых граждан, названных мисс Пауэлл, я объявляю свободными и неповинными в преступлениях, также озвученных адвокатом! - заявил старик в парике и мантии. 

Моё сердце колотилось быстро от осознания того, что мой план удался и того, что в скором времени я снова встречусь с Брэндоном. Он слишком долго гнил в тюрьме, но это заседание определенно того стоило. 

***

Ворон

- Выходи, мой Ворон! - чей-то до боли знакомый и такой нежный голос заставил меня открыть глаза. Их ослепил яркий жёлтый свет из тюремного коридора. 

- Кто это? - недоверчиво спросил я, вставая, не доверяя больше своей интуиции. Мои глаза постепенно привыкли к свету и различили высокую стройную девичью фигурку, чьи чёрные волосы блестели на свету, в стильном бежевом брючном костюме. 

- Ми? - удивлённо переспросил я и сразу, по осознании этого, подошёл к девушке и обнял её. - Сова? Это ты? - спрашивал я, не веря своим глазам. 

- Да, Ворон, это Сова, - ответил этот призрак той, которую люблю. Его голос заставил низ моего живота налиться желанием. 

- Я не могу... - трогая по очереди то волосы, пахнущие черникой, то лицо, сияющее радостной улыбкой, то худые руки, говорил я. - Я не могу поверить. Ты... Ты действительно вызволила меня отсюда? - спросил я.

- Да, Барнетт, ты свободный американский гражданин, - отвечала брюнетка. - И успокойся уже, у тебя словно лихорадка! - засмеялась Мальвина. 

Я не смог сдержаться и поцеловал эти манящие розовые губы. Она ответила тем же и со всей своей страстью предалась поцелую, опьяняющему нас не хуже хорошего пива. Я обхватил её талию, а она - мою шею. 

- Я... - с придыханием сказал я. - Я скучал по этому поцелую... Скучал по этим волосам, - продолжая оставаться в опасной близости от Пауэлл, погладил я её волосы, так похожие на мои. - По этой талии, - я посмотрел на живот девушки. - По этим красивым голубым глазам с озорным жёлтым блеском, - прошептал я. Наши губы вновь слились в поцелуе. 

Я целовал Мальвину так, как жаждущий воду пьёт её. Мы не могли оторваться друг от друга. На разговоры и объяснения времени не было. Мы слишком соскучились друг по другу, чтобы тратить время на слова. 

***

13 июля

- Брэндон, ты готов? - любимый девичий голос ласково спросил меня, пока его обладательница обвивала мою талию своими длинными бледными ручками. 

- Да, Ми, - я обернулся и оставил на губах девушки лёгкий поцелуй. 

- Тогда пойдём, - сказала та, улыбаясь. Я галантно подставил ей локоть, и мы направились к сцене, вокруг которой столпились жители Дарквилла. 

Сзади сцены мы нашли Сноу, Фокс и Трин. Увидев нас, они приветливо помахали нам руками и отвлеклись от разговоров. 

- Здорово, Ворон! - блондин хлопнул меня по плечу. - Привет, Сова! - более формально пожал он руку моей девушке. 

- Здравствуй, Мальвина, - прошелестела Ришар. 

- Хай, птички! - к нам подошла и Адайн. Сегодня она наконец-то оделась, как подобает приличным представительницам прекрасного пола: белая футболка под красной кожанкой, в джинсах и белых босоножках на платформе. 

- Слушай, Сова, мы, это, хотели поблагодарить тебя, что ли... - начал белобрысый.

- Да! - подхватила Голдвин. - Спасибо! Благодаря тебе мы на свободе! 

- Мы выражаем тебе горячую благодарность за то, что вызволила нас из тюрьмы, - утробно сказала Трин. 

- Не за что, - смущённо зардевшись, ответила Мальвина. - Ведь за те дни, что я провела с вами, я поняла, что вы далеко не такие, какими кажитесь жителям нашего городка, - брюнетка кивнула в сторону шумной толпы, ожидающей наших слов, что означало только одно: пора выходить на сцену. 

- Ладно, нам пора, Корпсы, - заявил я. - Ми, - я обратился к Пауэлл, - мне бы хотелось, чтобы ты представила нас дарквиллцам, - попросил я.

- Хорошо, как скажешь, - ответила девушка. Я хотел уже уйти, но был остановлен криком брюнетки. - Подожди-ка! - Я обернулся. 

- Что такое? - спросил я недоумённо.

- Раз ты решился на такое ради меня, то тебе нужно узнать правду, - заявила Пауэлл. 

- Какую ещё правду? - я медленно похолодел от осознания того, что то, что скажет Мальвина, тот ещё ужас. 

- Когда я училась на втором курсе, - начала девушка. - Нашу группу объединили с выпускниками. Мне дали задание сделать проект с местной звездой Колбертом МакНайтом. Мы успешно его защитили, и он предложил отпраздновать. Я пришла в кафе с подругой, но та нарочно исчезла, оставив меня наедине с старшекурсником. Мы вели себя как друзья, пока этот Колберт не поцеловал меня, - с каждым словом брюнетка краснела всё больше и больше. 

- Поцеловал?! Тебя?! - шокированно воскликнул я.

- Да, - отвечала мне Сова. - Но я убежала, а на следующее утро поговорила с ним, и он рассказал мне про свой план соблазнить и опозорить меня на весь универ. Мы поругались. Через неделю я пригласила его поговорить в один из кабинетов. Он пришёл и получил по заслугам. Я и та подруга здорово его разукрасили мукой и молоком, - засмеялась девушка.

- Ми, - но мне было совсем не смешно. Я прижал к себе Мальвину, и мигом наступило молчание. - Я так рад, что эта тварь ничего тебе не сделала, - сказал я. - Тогда, в суде, я хотел сказать тебе кое-что.

- Что? - недоверчиво посмотрела на меня брюнетка, отстранившись.

- Я...

- Мистер Барнетт, выходите же! - меня опять прервали, и сейчас это был мистер Хендрикс. 

- Пойдём, Ворон, - сказала девушка. - Нам действительно уже пора выйти на сцену. 

- Ладно, - сцедив зубы, согласился я. 

Мы взошли на сцену. Мальвина прошла на место немного поодаль от Сноу. Я же встал рядом с Адайн. 

- Дорогие жители Дарквилла, - начала Пауэлл. - Всем вам известны эти люди, стоящие на сцене. ,,Корпсы". Они много плохого сделали нашему городу, не спорю. Но вы не знаете, почему они делали это, - девушка, несколько повернувшись к Олбэйну, кивнула ему. 

- Я сбежал от родителей в восемь, так как подвергался жестокому обращению с их стороны, - сразу заговорил Мюррей. 

- Я была всем обеспечена. Но, когда отец впал в запой и они с матерью развелись, меня бросили в детдом, так как обоим в их новой жизни не нужен был ребёнок прошлого, - заговорила стоящая рядом с ним Катрин. 

- Моя семья была среднестатистической американской семьёй, - начала рассказ Адайн. - Главный перелом моей жизни - переезд в интернат - случился, когда мне исполнилось двенадцать и мой отец умер в автокатастрофе. Его второй сын, Теодор, от прошлого брака, жил с нами. После смерти Сэмюела Голдвина мы всячески гнобили нашего сводного брата, но и мы долго не прожили в доме Элоизы Вулф - сразу после похорон она отдала всех нас в детдом, - закончила рыжая. 

Подошла моя очередь. Я невольно струхнул, видя перед собой стольких людей с глазами, прожигающими меня ненавистью. Но я собрал всю силу духа в кулак и рассказал свою историю жизни.

- Меня породили на свет наркоманы, имён которых я даже не запомнил. Им не нужен был постоянно орущий младенец, за которым надо постоянно ухаживать, так что они отдали меня в детский дом. Там я встретил единомышленников и основал нашу банду, - я с облегчением выдохнул, поняв, что самая эмоционально тяжёлая часть нашего выступления осталась позади. 

- Вы услышали биографии этих людей, - заговорила Мальвина. - Неужели вы продолжите поливать их грязью? Знаете что? Говорят, куда посадишь семена, они вырастут, приноровившись к своей почве. Это про ,,Корпсов". Эти люди, наверное, гораздо лучше любого человеческого общества. Эти банды по всей нашей стране как маленькие изолированные народцы. Они сохранили свою первобытность, непосредственность и свободу. И сегодня они решили показать вам верность не только своим традициям, но и обществу, - брюнетка отдышалась. 

- Сегодня, - заговорил я. - Мы, Корпсы, клянёмся защищать родную землю, защищать Соединённые Штаты и Дарквилл, чтить их законы и традиции, не брезговать обществом, но жить в гармонии с ним! - закричал я. Клятву подхватили остальные ,,Корпсы".

- Сегодня, - начал Олбэйн. - Мы, Корпсы, клянёмся защищать родную землю!

- Защищать Соединённые Штаты и Дарквилл! - воскликнула Адайн.

- Чтить их законы и традиции! - крикнула Катрин.

- Не брезговать обществом! - вторил ей я.

- Но жить в гармонии с ним! - закончила Мальвина. 

- Уууу! - мы протянули наши руки и положили их одна на другую. 

- Да! - закричала толпа, радуясь нашему исправлению. - Мы верим вам, ,,Корпсы"! 

- Я же говорила, что у вас получится? - загадочно улыбаясь, сказала Ришар. 

- Но... - громко заорал я, утихомирив своим криком дарквиллцев. - Это ещё не всё! - канадка незаметно для всех передала мне через Фокс красную бархатную коробочку, и теперь я держал её в руках. Я подошёл к Мальвине и, упав перед ней на одно колено и раскрыв коробочку, спросил с надеждой и явственным волнением. - Сова, ты станешь моей супругой? 

- Что? Конечно, да! - брюнетка немало удивилась, но не растерялась. - О боже мой! - воскликнула она, когда я надел на её безымянный палец золотое кольцо с рубином. - Это... это прекрасное кольцо! - продолжала она восторгаться. 

- Ми, - я резко притянул Сову к себе. - Я уже много раз хотел сказать тебе, но нас прерывали. Я люблю тебя, - наконец, признался я. И ожидал я точно не такой реакции: девушка со всей страстью холода, присущей только ей одной, поцеловала меня. 

- Я тоже люблю тебя, Брэндон, - ответила она, игриво улыбаясь. - Я готова стать миссис Барнетт. 

***

Спустя год

2020

Мальвина

- ...и, по причине бессилия жертвы, я требую, чтобы суд лишил свободы гражданина мистера Кэйси Бенедикта Бриджерса! - мой громкий голос наверняка услышали в самых отдалённых коридорах здания суда. Я села на место, рядом со своей клиенткой - милой темноволосой женщиной в розовом сарафане с огромным беременным животом. 

- Присяжные! - воскликнул судья. - Утверждаете ли вы вину упомянутого джентльмена? - спросил он.

- Утверждаем! - ответили присяжные.

- Тогда дело Бриджерса объявляется закрытым! - объявил старик в мантии и парике. 

- Ура! - издала я тихий радостный крик, встав. - Вы рады, мисс Кирк? - спросила я у женщины, подав ей руку, чтобы она смогла встать. 

- Не очень, - отвечала она, подымаясь со стула. Мы вышли из ряда и медленно пошли ко входу. - К сожалению, мистер Бриджерс оставил мне своего ублюдка, - шатенка кивнула на живот. 

- Так, почему вы не избавились от него, когда ещё можно было? - недоумевающе спросила я. 

- Родители сказали, что это грех - убивать нерожденного младенца, - объяснила мисс Кирк. - И они сказали, что подыщут мне мужа.

- Я... - я остановилась напротив женщины. - Мне очень жаль вас, мисс Кирк, - я взяла в свои ладони холодные руки беременной.

- Сандра, - услышала я её ответ.

- Что? - непонимающе спросила я.

- Называйте меня Сандрой, - улыбнувшись, попросила женщина.

***

Ворон

- Согласись! Это ужасно - изнасиловать и бросить чуть ли не умирать! А ведь семья мисс Кирк религиозна и не дала несчастной женщине сделать аборт! - что-то говорила Сова, пока я пытался заставить Луи съесть хотя бы ложечку этой ужасно вонючей, но, по крайней мере, полезной брокколи. - Как дела? Не скучаете тут без мамы? - Мальвина прошла к раковине и набрала воды в стакан. - Ммм, как же я хотела пить! - протянула она, глотнув немного прозрачной жидкости. 

- Ты наконец закрыла дело Бриджерса? - спросил я, вытирая синим слюнявчиком оставшуюся зелень на губах сероглазого малыша с густыми, но короткими чёрными волосиками. 

- Да! - ответила Сова, выпив и вымыв стакан. - Вчера всю ночь писала эту речь, но зато судья Никсон сделал правильный выбор. Эту тварь давно надо было посадить, - сказала брюнетка, поставив тарелку с сосисками в микроволновку и положив на стол батон хлеба. 

- Милая, - вложив ещё одну ложечку, полную мини-капусты, в рот Луи, я, поставив на стол грязную пустую тарелку, обернулся и притянул к себе Барнетт. - Я соскучился... 

- Я тоже, Брэни, но организму нужна еда, - мягко выскользнув из моих объятий, Мальвина прошла к микроволновке, издавшей три раза уведомление о готовности сосисок, и забрала тарелку с полуфабрикатом. Она села за стол и, взяв в одну руку вилку, а в другую - отломанный кусочек хлеба от батона, начала обедать. - Я так благодарна тебе, Ворон, - проглотив кусок сосиски, вдруг сказала бывшая Пауэлл. 

- За что, Ми? - спросил я, вытаскивая маленького, но уже полненького Луи со стула для кормления. 

- За то, что остаёшься дома и смотришь за Луи, - ответила брюнетка.

- Не за что, ведь он не только твой сын, но и мой тоже, - улыбнувшись, проговорил я, вставая. Я снял с себя фартук и, отряхнув его над раковиной, повесил на крючок возле двери. Внезапно нежные женские руки обвили мою талию сзади, а черноволосая голова улеглась на моё правое плечо. - Ми? Что такое? - я обернулся и обеспокоенно посмотрел на супругу.

- Всё хорошо, просто... - Сова замялась. - Из-за работы у меня остаётся мало времени на тебя и Луи. Я, конечно, люблю свою работу, но все эти грустные события... - брюнетка упёрлась лбом мне в грудь. - Давят на меня и заставляют вспомнить, что не только у моих клиентов есть семьи, - прошептала она. 

- Ми, - я взял её голову в руки и поднял её, чтобы увидеть голубые глаза. - Эта профессия... Ты столько сделала, чтобы выучиться на неё. Ты любишь свою работу. Не каждому дано найти своё призвание, но тебе удалось. Цени это, милая, - я нежно прикоснулся губами к её щеке. - Мне же очень нравится смотреть за нашим Луи. Я хочу дать ему то, чего мои родители не дали мне - любовь, внимание и ощущение поддержки. Да и я не смогу обеспечивать семью, так как у меня нет образования, - сказал я в попытках утешить любимую. 

- Спасибо, Брэн, - ответила она. Оставив на моих губах короткий поцелуй, она продолжила. - Я нуждалась в тебе. 

***

Мальвина

- Что за чёрт? - шокированная, я пялилась в экран телефона. 

- Ми? Что случилось? Сейчас пять утра только, рано ещё, спи давай, - сонно пробормотал Ворон, положив руку под сопящего Луи. Но я не могла отвести взгляда от фотографии, присланной мне Томлинсон.

На ней была изображён обезображенный женский труп со вспоротым животом и без одежды. Он лежал на диване, обрызганном кровью жертвы, по всей видимости, в кухне, где был произведён погром. По длинным пушистым каштановым волосам и по розовому сарафану я поняла, чей это труп. 

Труп Сандры Кирк.  

© Marietta De Black ,
книга «Правые виноватые. Вседозволенность власть имущих».
Комментарии