Часть первая. Глава 1. Бар
Глава 2. Взрыв
Глава 3. Замок
Глава 4. Гости
Глава 5. Разговор при луне
Глава 6. Дух противоречия
Глава 7. Истерика
Глава 8. Море Истока
Глава 9. Странное свечение
Глава 10. Старая знакомая
Часть II. Глава 11. В гостях у Ллэра
Глава 12. Вирус
Глава 13. Луна доа
Глава 14. Тени
Глава 15. Рецепт
Глава 16. В замке
Глава 17. Уговор
Глава 18. Покажи
Глава 19. Исцеление и смерть
Глава 20. Самый древний атради
Глава 21. Пещера
Часть III. Глава 22. Бал
Глава 23. Доани
Глава 24. Сила ревности
Глава 25. Голос
Глава 26. Ловушка
Глава 27. И снова Тени
Глава 28. Правда
Глава 29. Новый Замок
Глава 30. План Таль
Глава 31. Выбор
Глава 32. Снова вместе
Глава 33. Нэшта
Глава 34. Прощание
Глава 35. Конец и начало
Эпилог
Глава 9. Странное свечение

Интересно, куда все подевались? И сколько ей ещё торчать здесь? Замка с берега видно не было, куда идти, Мира не представляла. Боль от прикосновений Роми прошла, пережитый ужас сменился раздражением, которое только росло, заслоняя собой все остальные чувства и мысли.

— Какого чёрта ты тут делаешь?! — голос принадлежал Ллэру и был, по традиции, злой.

Мира уже почти привыкла, как они появляются из ниоткуда и уходят в никуда. И всегда злятся. Она и раньше сталкивалась с тем, что у Способных нервы расшатаны, но эта троица просто била все рекорды. Успокоительное пить надо! На завтрак, обед и ужин.

— Дышу свежим воздухом. Не видишь? — Мира остановилась по колено в вязком тёплом глицерине, которое почему-то называлось морем, и вскинула голову.

Ллэр стоял не более чем в метре от неё, у самой кромки воды. Взлохмаченные волосы, сверкающие глаза, неожиданная белая рубашка вместо привычной чёрной футболки, застёгнутая на несколько нижних пуговиц. Видок — будто сорвался с места внезапно, неожиданно даже для самого себя. Помчался выяснять, обвинять, требовать.

Мира поправила съехавшую с плеча бретельку и сделала несколько шагов, заходя глубже в воду. Ллэр вскинул брови, несколько секунд постоял, потом принялся заворачивать джинсы.

— Купаться собрался? Не советую. Ваше море вас не любит.

— Тебе уже рассказали? — пробормотал он, но занятие не прекратил. Присел, протянул к воде руку. Море мягко отступило, но не больше, чем на полшага, и он до него достал. Посмотрел на мокрые пальцы, потом на Миру, ухмыльнулся. — Жить буду.

На секунду стало страшно — что, если Ллэр отреагирует так же, как Роми? Адана рядом нет и куда он исчез с чокнутой, непонятно. Когда вернутся и вернутся ли вообще — тоже. С другой стороны, о ней кто-нибудь из них беспокоится? Нет. Вот и она не будет. И вытаскивать Ллэра, если начнет корчиться, как Роми, тоже не станет.

— За буйки не заплывай.

Ллэр хмыкнул, выпрямился, не спеша и не поднимая брызг, пошёл в её сторону. По всей видимости, вода ему неудобств не доставляла.

— Так как ты тут очутилась?

— Тебе всё в подробностях или кратким пересказом?

— Всё.

— Любознательный какой, — Мира раздражённо закатила глаза. — Обойдёшься. Могу коротко о главном. Сначала твой зеленоглазый друг, о котором ты забыл меня предупредить, выдернул меня из ванной на какую-то поляну. Потом туда явилась тв… Роми. Вся такая из себя… в общем, чокнутая стерва. Потом… — она осеклась. Про собственную истерику рассказывать не хотелось. — Твоя бывшая перенесла нас сюда и попыталась утонуть в этой луже, но не вышло. Потом она меня чуть не убила. А потом они исчезли. Воооон… — Мира махнула рукой на прибрежные скалы, — там стояли, Адан её душил, а теперь не стоят.

Ллэр бросил туда лишь беглый, хмурый взгляд, продолжая приближаться. Остановился, только когда между ними осталось не больше двух шагов.

— Он не мой друг. И предупреждать тебя я не обязан.

Ну правильно. Обиду теперь будем вымешивать на ней. За этим и явился. Глупо, конечно, рассчитывать на мягкое заискивание, как с Аданом, и всё же. С рыжей своей, наверное, Ллэр разговаривает иначе. И голос другой, и взгляд. Да она и сама видела, как он чуть с ума не сошёл от беспокойства.

Мира демонстративно отвернулась.

— Проваливай, откуда явился.

— Ты не настолько смелая, как пытаешься изобразить.

— Тебе-то что?

Повисло молчание.

— Слушай, я не буду разговаривать с твоей спиной, — тихо проговорил Ллэр.

— Уже разговариваешь. — Теперь пусть хоть убивает. И ведь не убьёт, раз нужна ему живой.

Хлюпнула вода, Ллэр грубо развернул Миру к себе, сильно сжал за плечи.

— Тебе не надо меня бояться. Я не убью и даже не покалечу. Но настроение испортить могу. Сильно. Это не угроза. Это предупреждение.

— Да пошёл ты!

Его пальцы сжали плечи сильнее.

— А ведь всё равно боишься.

— Тебе карту нарисовать?

Самообладанию Ллэра можно было позавидовать. Она бы на его месте уже давно въехала по физиономии, а потом, схватив за шкирятник, окунула башкой в воду и не давала дышать столько, сколько нужно, чтобы раз и навсегда научить держать язык за зубами. Сделала бы, не задумываясь о последствиях, и получила бы удовольствие. Ведь даже сейчас, стоя по пояс в вязкой луже, Мире очень сильно хотелось ему врезать. За что? Сама не знала. Может, чтобы доказать, что несмотря на страх не желает подчиняться и признавать очевидное — она слабее. Необъяснимое, иррациональное и, кажется, совершенно бесконтрольное желание.

Мира замахнулась. Внутренний голос отстранённо и равнодушно посоветовал готовиться к худшему. Она так же равнодушно пренебрегла советом. И замерла, глядя на запястье правой руки. Испуганно выдохнула, машинально подняла левую и так и застыла от изумления: всегда бледная кожа потемнела, а по ней изогнутыми сиреневыми линиями проступили вены и словно светились изнутри.

Ллэр задумчиво склонил голову набок. Теперь он взял руки Миры по-другому, мягко, ладонями к себе. Выпустил правую, осторожно дотронулся до узора на левом запястье.

— Что-нибудь чувствуешь?

— Твой палец, — буркнула Мира, не понимая, что с ней творится. Ллэра хотелось оттолкнуть, но одновременно — прижаться к нему.

Она отшатнулась, чуть не упала, но сумела удержаться на ногах. С сожалением посмотрела на берег, где остался лежать халат, невольно оглядела себя и застыла. Искрящиеся вены проступали по всему телу и были видны даже в тёмной воде.

— Ой…

— Действительно «ой», — Ллэр усмехнулся. — Давай-ка уберёмся отсюда.

Мира опомниться не успела, как он, нимало не интересуясь мнением на этот счёт, подхватил её на руки и через миг поставил на песок. Но этого мига хватило, чтобы почувствовать жар его тела. Ллэр и сейчас стоял слишком близко. А там, где его пальцы прикасались к её коже, невыносимо жгло. Не так, когда Роми повалила на землю. По-другому. Вызывая не боль, а приятную истому, от которой кружилась голова.

— Из-за тебя я похожа на радиоактивную куклу, — смутилась Мира, пытаясь высвободиться.

— Ты — обычная. Такой реакции не должно быть, — он разжал пальцы, отступил на полшага. Прищурился. — Интересно.

— Что интере… — она не договорила, потому что та же непонятная сила, как в ванной, вдруг откинула назад. Недалеко, буквально на несколько метров, но на этот раз получилось прочувствовать перемещение. Не было ни темноты, ни ощущения падения. Только на долю секунды стало прохладно, как от порыва ветра.

— Помнишь, у меня дома… перед тем, как я тебя ударил, — Адан, непонятно, когда и как оказавшийся на пляже, не сводил с неё пристального взгляда. — Ты переключала картинки на окне. Потом увидела женщину. Таль. Ты сказала, что её знаешь. Откуда?

— Она врач в Миере. Она меня лечила, — Мира замолчала, потому что руки, крепко сжимавшие плечи, исчезли, как и сам Адан. Зато рядом стояла Роми. — Жива? Жаль.

— По-моему, тебя не от того лечили.

— Ну тебя-то даже лечить не берутся, — не осталась в долгу Мира. — Скажи Ллэру спасибо за спасение и можешь догонять Адана. Он, похоже, только и делает, как от тебя сбегает, — добавила она, направляясь обратно к месту, где валялся халат.

Как ни странно, рыжая дура не огрызнулась. Да и Ллэр всё это время молчал. Не сделал ни шагу, стоял там, куда несколько минут назад вынес Миру из моря. Смотрел на Роми. Странно смотрел, непривычно. По-настоящему серьёзно. Мира вдруг вспомнила того, другого, в инвалидном кресле. Алэя. Сейчас они казались ещё больше похожими. Будто не просто братья, а близнецы.

— Не хочешь рассказать, что происходит? — послышался за спиной спокойный голос Роми. Обращалась она явно к Ллэру.

— Я тебя там подожду, — подхватив с песка халат, тихо проговорила Мира.

Ллэр едва заметно кивнул, по-прежнему не сводя взгляда с Роми.

К самым дальним скалам Мира всё-таки не пошла. Пусть и не хотела торчать в опасной близости, понимая, что поговорить у этих двоих без очередных психов не получится, но лишать себя возможности понаблюдать со стороны не стала. Вряд ли поймёт, наверняка будут разговаривать на своём языке, зато сможет хотя бы их видеть. Мало ли что.

— Так как? — спросила Роми.

Мира, накинув халат, присела на прохладный камень и удивлённо застыла. Надо же. Роми предпочла говорить не на карни. Странная. То кидается ни с того ни с сего, то вся из себя воспитанная.

— Не хочешь просто уйти? — отозвался Ллэр.

— Уйти? — удивление в голосе Роми было неподдельным.

— Ага. Ты только бестолково вмешиваешься и отвлекаешь. Тебе здесь не место.

— А этой — место?

Ллэр хмыкнул.

— Надо же.

— Что — надо же?

Они так и стояли в нескольких метрах друг от друга. Ллэр — словно статуя, Мира не видела его лица, Роми — то ли злая, то ли растерянная, чуть покачиваясь, сжав руки в кулаки.

— Это не имеет к тебе никакого отношения. Совсем. Мне просто не повезло, что всё случилось в твой день. Возвращайся к своей жизни, оставь нас в покое. Я как-нибудь разгребу эту кашу без твоего чуткого руководства.

— Да уж. Ты разгребёшь, — она скривилась. Он промолчал. Роми махнула рукой в сторону воды. — Эта проклятая лужа чуть меня не убила. А я чуть не убила твою новую игрушку. Море не может вести себя так! Это уже и моё дело.

— Теперь море у нас виновато! Ага, как же, — вырвалось у Миры.

— Ты… вообще… — Роми обернулась в её сторону, — ты сиди и… и… — она замолчала.

— Боишься, что игрушка, которую ты предлагала Адану утопить в «проклятой луже»… — передразнила Мира и осеклась. Последние два слова удалось не просто повторить тоном Роми, а в точности скопировать её голос. Так, словно говорила сама Роми.

Теперь и Ллэр смотрел на неё. Удивлённо и довольно.

— Значит, ты не только карни понимаешь, но и голосам подражаешь.

Роми нервно дёрнулась, бросила на него прищуренный взгляд, но промолчала.

«А ещё сверкаю в темноте», — мысленно добавила Мира. Бред какой-то. Бред, которому есть только одно объяснение.

— Меньше лапать надо, — буркнула она, покосилась на босые ступни. Кожа уже не светилась, хотя вены отчётливо просматривались. — Лучше бы научил меня исчезать, когда хочется. Чтобы раз и нету.

— Тебе не положено уметь, — заявил он. Шумно выдохнул, запустил пальцы в шевелюру. — Не понимаю. Ты ведь случайность, не больше.

— Надо было головой думать, когда начинал очередные эксперименты, — хмыкнула Роми. Добавила, обращаясь к Мире: — Если научишься исчезать, он тебя привяжет. Кто ж отпускает морских свинок дале…

— Прекрати, — оборвал Ллэр. — Это не мои эксперименты.

— Ну да, конечно.

— Рэм, не мои! Я наблюдал, не отрицаю. Собирал информацию. То, что я… Опыты на людях из Зрелых Миров никак не продвинут меня в том, чего я пытаюсь добиться. Я ничего ни с кем не делал.

— Пока.

— Что?

— Пока не делал, да?

— В чём именно ты меня обвиняешь?

Роми передёрнула плечами. Видимо, это означало «ни в чём конкретно, просто веду себя, как сволочь. Как обычно».

Ну вот, начинается. Мира вскочила с камня.

— Слушайте, вы! Пара самовлюблённых придурков! Может, пойдёте куда-нибудь, где я вас не буду ни слышать, ни видеть, а? И там выясните отношения?! Вы достали уже, вам ясно?! Я не хочу, чтобы вы ко мне прикасались своими лапами! — умом она понимала, что теряет контроль, что в таком состоянии способна наговорить и сделать многое, о чём придётся сильно пожалеть, но остановиться уже не могла. Усталость, раздражение, страх, голод, злость, обида — всё вместе рвалось наружу истеричным криком: — С меня хватит! Таскаете за собой, дёргаете, швыряете с место на место, кидаетесь, орёте, убиваете, потом зачем-то спасаете! Оставьте меня уже в покое!

— Ты же светишься! — Роми изумлённо моргнула, обернулась к Ллэру. — Она что, тоже доа? Как Адан?

— Не твоё дело, поняла?! И вообще тебе лучше убраться! Потому что, если я, как Адан, даже он, — Мира кивнула на Ллэра и угрожающе подняла руку, — тебе уже не поможет.

— Мира, давай успокоимся, — тихо попросил Ллэр.

— А я, между прочим, спокойна! — взвизгнула она. И дальше, само собой, получилось заговорить его же голосом: — Тебе не надо меня бояться. Я тебя не убью и даже не покалечу. Но настроение испортить могу. Сильно. Это не угроза. Это предупреждение.

— Сама напросилась, — Ллэр приблизился, потянулся схватить и не смог. Его пальцы прошли сквозь её ладонь, будто она — воздух.

Мира застыла. Не от угрозы Ллэра, которая не сулила ничего хорошего, а от внезапного понимания, что с ней происходит что-то … хорошее или нет, она не знала, но поразительное уж точно. Неужели после всех перемещений она тоже изменилась? Выходит, Адан прав. Плешь что-то с ними сделала. С ними обоими!

— Мамочка, — выдохнула Мира, только сейчас заметив, что её тело ярко светится. Роми говорила правду — она действительно выглядит, как чуть раньше Адан. Кожа потемнела, но при этом от неё исходит фиолетовое сияние, заметное даже сквозь халат.

— Мира! — позвал Ллэр. — Мира, посмотри на меня!

Она беспомощно подняла на него глаза. Раздражение и злость сменились прострацией, когда будто видишь себя со стороны, безвольно и безучастно. И всё равно, что будет. Вообще. Абсолютно.

— Можно? — спросил он, протягивая к ней раскрытые ладони. Мира секунду колебалась, потом позволила прикоснуться, и в этот раз Ллэр смог взять её за руки.— Видишь. Это управляемо. Как и всё остальное.

— Остальное? — собственный голос казался теперь совершенно чужим.

— Остальное. Цвет, свет, — он улыбнулся. — Что бы там ни всплыло в будущем. Прости, если я говорю, как… поучаю. Ты просто должна оставаться спокойной. Для начала. Максимально, — она хотела возразить, но Ллэр не позволил, сильнее сжал ладони. — Я знаю, это сложно. Особенно с такими помощничками, как мы. Роми задирает, ведёт себя, как настоящая стерва. Я или угрожаю, или умничаю, или… — он нахмурился, качнул головой. — Но надо. Я плохо понимаю, что с тобой происходит. Выйдет из-под контроля и… Плевать, что будет с нами, потому что с нами ничего не будет. Пока мы в этом мире — мы бессмертны и почти неуязвимы. Что будет с тобой? Само это не пройдёт. Тебе нельзя быть сейчас одной.

Одной нельзя, Ллэр прав. Одной не получается справляться. Если бы Адан был рядом сейчас, здесь, с ней, он бы понял. Он бы помог. Он знает, как. Но Адан исчез, и неизвестно, увидит ли она его ещё когда-нибудь.

Мира вздрогнула, напряглась, вспомнив, о чём он спрашивал несколько минут назад. Таль. Откуда у него дома её изображение? Разве они могут быть знакомы? Она ведь из Актариона, а он — нет. Или?

Мира окончательно запуталась. Странное оцепенение прошло, стало страшно. Ужасно, до пронизывающего ледяного холода внутри. У неё же ничего нет. Ни дома, ни родных, ни друзей. Таких, кому бы смогла рассказать обо всём. Никто не поймёт, не поможет. Даже для Ллэра она всего лишь живая кукла. Морская свинка, как сказала Роми. Посадит в клетку и будет разглядывать под микроскопом, пока ему не надоест.

И всё же это лучше, чем ничего. Чем совсем одна в этом мире.

— Пусть она уйдёт, — тихо попросила Мира, опуская глаза. И ещё тише добавила: — Обними меня.

Конечно, Роми не ушла, Ллэр даже не стал просить её об этом. Но он всё-таки обнял. Не сразу. Несколько секунд колебался, потом ласково привлёк Миру к себе, прижал к груди.

Некоторое время они так и стояли, обнявшись, в полном молчании. Этого хватило, чтобы не только успокоиться, но и трезво оценить ситуацию. Понять и в чём-то даже смириться с нынешним незавидным положением.

— Морская свинка устала и хочет есть, — Мира отстранилась от Ллэра, сделала шаг назад, с надеждой посмотрела на него: — Сможешь вернуть её в клетку?

© Карин Кармон,
книга «Атради».
Глава 10. Старая знакомая
Комментарии