Пролог
Глава 1. Фокс и Бланш
Глава 2. Джуд
Глава 3. Имон
Глава 4. Человеческая кровь
Глава 5. Послания неизвестного
Глава 6. Химеры
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Глава 8. Путь домой
Глава 9. Татуировки
Глава 10. Пепел и зола
Глава 11. Осколки в ранах
Глава 12. Сделка
Глава 13. Дилемма
Глава 14. Ри
Глава 15. Лжец
Глава 16. Разношёрстная компания
Глава 17. Интуиция
Глава 18. Всё под контролем
Глава 19. Дочь Золотого города
Глава 20. Наблюдения
Глава 1. Фокс и Бланш

                                                                                   406 год Второй космической эры.

                Галактика Млечный Путь, Солнечная система, Земля, город Эсто.

Перед глазами Хейна вновь были выжженные солнцем поля и дома с покосившимися крышами, которые, если верить главе администрации Гастаи, уже должны были быть восстановлены. Но Хейн до сих пор помнил, как скрипели ступеньки лестницы, как крошилась крыша при сильном ветре и как громыхали хлипкие двери. Впрочем, его не так сильно волновало состояние дома — куда важнее было понять, почему вокруг так много людей. Рядом с домом стоял большой белый фургон и несколько джипов, на которых был герб «Криоса», расположившегося в самом центре города. У дороги — вооружённые солдаты, отгонявшие всех, кто пытался подойти ближе. Хейн видел соседей, в нерешительности топчущихся у дверей собственных домов, и детей, застывших на дороге — шоу, разворачивающееся перед ними, было в тысячу раз интереснее игры в обычный мяч. Один из мальчиков, до этого пытавшийся подобраться ближе, был схвачен солдатом — тот развернул любопытного и едва не швырнул в сторону.

— Никому не подходить! — рявкнул другой, поднимая винтовку. — Назад!

Бегавшие вокруг дома люди были либо в военной форме, либо в белых халатах, будто их выдернули из лаборатории и заставили явиться сюда. На спинах некоторых мелькал символ «Криоса», мимо которого Хейн проходил не меньше сотни раз. Ему не нравилось, что люди из «Криоса» толпились у его дома — ещё больше ему не нравилось, что почти все они были в защитных масках и высоких перчатках. По мере приближения Хейн видел всё больше деталей — буквально выбитые двери, мелькавшие в окнах дома тени. Спустя несколько жалких мгновений, в течение которых Хейн, стараясь не привлекать внимание, пересекал улицу, люди пришли в движение. Двое военных несли носилки с кем-то, укрытым чёрной тканью. Полицейские, толпившиеся вокруг, давали какие-то указания. Охранявшие периметр солдаты продвинулись на несколько метров вперёд, отгоняя собравшихся и давая возможность носильщикам придвинуться к белому фургону.

Ветра на Земле были беспощадными. Они будто пытались содрать с людей кожу, но эта боль, которую чувствовал Хейн, казалось ему микроскопической в сравнении стой, что он испытал, когда его сознание прорезала единственно верная мысль. Он не обращал внимания на жаркий воздух и оседавший на коже песок, поднятый ветрами, и шёл вперёд. Порыв ветра едва не сбил его с ног, — или же, его подкосил страх, — и вместе с тем поднял чёрную ткань на носилках. Женщина из «Криоса» завизжала, приказывая немедленно укрыть тело. Соседи пришли в волнение, а Хейн бросился вперёд, надеясь прорваться между двумя солдатами.

— Стоять! — один из них, бросив винтовку, ухватил его за руку и потащил назад. — Тебе нельзя туда!

— Там моя мама! — прокричал в ответ Хейн, отчаянно молотя руками по солдату.

— Уведите мальчишку! — вновь взвизгнула та же женщина.

— Тебе нельзя приближаться, — солдат заломил ему руки за спину, пытаясь удержать, — иначе ты заразишься.

— Мне плевать! Мама!

Когда из дома вынесли второе тело, Хейн практически обезумел. Он укусил руку солдата и затылком ударил его по подбородку, но смог выиграть лишь несколько мгновений. Ещё один солдат был рядом через секунду, и Хейн не смог избежать его хватки.

— Пора уходить, пацан, — более спокойным голосом сказал второй солдат. — Тебя нужно проверить.

— Нет, погодите! — он смотрел за тем, как тела погружают в фургон, и отсчитывал секунды, которые потребовались, чтобы машина была заведена. — Верните их, пожалуйста! Они здоровы, они совершенно здоровы! Утром они были ещё здоровы! Мама! Папа!

— Звёзды, — заскрежетала зубами незнакомая женщина в халате, подходя ближе. — Он что, тоже здесь живёт?

— Его следует проверить, — рядом появился ещё один учёный, с тёмно-синей кожей и короткими, тупыми клыками, блестевшими в свете дня. — Возьмите у него кровь.

Его, вырывавшегося изо всех сил, тащили к джипу. Он слышал шёпот соседей, почему-то казавшийся слишком громким, и видел, как они стремительно прячутся в своих домах. Он уже чувствовал отвратительный запах, заполнивший их дом — а ведь его не было всего несколько часов!

— Думаю, его придётся отправить в «Криос», — продолжала женщина, обращаясь к клыкастому коллеге. — Мы должны как следует его изучить.

Ему вкололи что-то, что мгновенно подавило его желание бороться за свою свободу. Он всё ещё был окружён солдатами, двое из которых держали его под руки, тем самым заставляя думать, что он — опаснейший из всех преступников. Однако мышцы Хейна стремительно слабели, а перед глазами начали прыгать цветные пятна.

— Он ребёнок, Морган, — несмотря на рычащие звуки, вырывавшиеся из рта мужчины вместе со словами, голос его казался крайне мягким и притягательным. — И он только что видел, как тела его родителей увозят. Не думаю, что…

— Результат отрицательный, — вмешался другой учёный. Хейн потерял всякую ориентацию и не заметил, что у него уже взяли кровь и провели соответствующий анализ, занимавший считанные мгновения. — Мальчик здоров.

— Вы уверены? — с подозрением спросила Морган.

— Абсолютно. Он не контактировал с заражёнными после того, как их атаковал вирус.

— Это хорошие новости, — с улыбкой произнёс клыкастый. — Ну что, Морган, займёшься парнишкой? Ты, кажется, всегда ладила с детьми.

— У меня нет времени возиться с сопляками, — и она, гордо развернувшись, направилась к другому джипу.

Сквозь какую-то пелену Хейн слышал, как её каблуки цокали по растрескавшейся дороге. Нещадно светившее в глаза солнце неожиданно погасло: Хейн с трудом приподнял голову и обнаружил, что перед ним возвышается клыкастый учёный.

— Всё будет в порядке, малыш, — положив руку ему на плечо, произнёс он. — Не бойся, мы тебе поможем.

— Сэр? — обратился к нему один из солдат. — Что нам с ним делать?

— Для начала доставим в центр и проведём повторный анализ. На всякий случай.

Последние слова потонули в шуме разбушевавшейся крови, ударившей в голову. Его организм слишком странно реагировал на вещество, которое в него вкололи. Не то чтобы Хейн часто шатался по больницам и знал, какие бывают медикаменты, уколы и прочее, но не думал, что опыт будет таким горьким. Его веки отяжелели, и Хейн, бросив последний взгляд на клыкастого учёного, продолжавшего что-то говорить ему, погрузился во тьму.

***

— Звёзды, — прикрыв рот кулаком, пробормотал Джед. — Это точно не пятизвёздочный отель.

Фокс бросил на него хмурый взгляд, но ничего не сказал. Он уже несколько минут немигающим взглядом смотрел на тело перед собой, вокруг которого сгрудились полицейские и судмедэксперты. В «керикионовской» форме Фокс казался белой вороной, но, если быть честным, они все были здесь белыми воронами. Даже спустя месяц полиция не была рада, что «Керикион» вмешивается в расследование, но спорить не могла — было опасно идти против прямого приказа полковника.

Единственный глаз Фокса был наполнен подозрением, недоверием и непониманием одновременно. Хейн следил за майором с той самой минуты, как они переступили порог квартиры, и ещё ни разу ему не удалось угадать, о чём он думает. Регнер, застывший у дверей, наверняка сделал тысяча и одно наблюдение, результаты которого занёс в свой мысленный отчёт, но Хейн решил не спрашивать его. Взгляд майора был точно таким же, как у женщины-учёного, не имевшей ни капли сострадания, и Хейну хотелось понять, что в этом взгляде особенного.

— Итак, — всё же произнёс Фокс, обратив на себя внимание полицейских, — труп обнаружили только сейчас.

— Совершенно верно, майор, — тут же подтвердил один из полицейских.

— Что странно, учитывая, какой отвратительный здесь запах и сколько он на самом деле здесь лежит.

Полицейский нахмурился, явно неудовлетворенный замечанием. Джед позволил себе лёгкую улыбку, буквально кричавшую: «Смотрите все, это мой нереально крутой командир!»

— И обнаружила его… так-так, милейшая люманири́йка.

— Мисс Келлсон утверждает, что никаких проблем в этой квартире не возникало, — не обратив внимания на вполне явный комплимент в сторону девушки, прямо сейчас беседующей с несколькими полицейскими в другой части комнаты, Ардж (Хейн всё же смог разобрать, что было накарябано не его значке) добавил: — По крайне мере, ровно до этого момента. Мисс Келлсон также сказала, что убитый не является владельцем данной квартиры.

— Не думаю, что члену «Гоморры» полагается личная квартира. Скорее всего, она конспиративная.

Ардж, не сумев скрыть удивления, очень тихо спросил:

— Майор, о чём это…

— Убитый — член «Гоморры», — невозмутимо пояснил Фокс, посмотрев полицейскому в глаза. — Мне знакомо его лицо. И квартира эта была перевалочным пунктом или типа того. Или её сняли, чтобы совершить какую-то сделку. В общем, вариантов много. Но кто-то помешал планам нашего славного преступника и убил его, причём крайне изощрённым способом. Насколько мне известно, мисс Келлсон — единственная из соседей, кто обладает таким острым нюхом. Она могла почуять кровь в первые же минуты. Почему она сообщила об убитом только сейчас?

— Мисс Келлсон утверждает, что вернулось домой только утром.

— Что ж, тогда мне следует обсудить некоторые обстоятельства, при которых было найдено тело, непосредственно с…

— В этом нет нужды, майор, — перебил его полицейский. — Мы опросили её и уже опрашиваем остальных соседей. Также мы проверяем камеры вокруг дома и в его подъездах.

— Очень мило, что полиция выполняет свою работу, — улыбнувшись так, чтобы собеседник увидел его клыки, сказал Фокс. — Но раз полковник поручил и «Керикиону» заняться этим, мы не будем медлить. Не думаю, что два независимых расследования ухудшат положение.

— Совершенно верно, майор, — нехотя согласился Ардж.

— Славно, — Фокс улыбнулся ещё шире. — Рад, что мы друг друга поняли. Регнер, — тут же обратился он к застывшему у дверей солдату, — передай на базу всё, что мы узнали.

— Есть, майор.

Ардж выглядел и рассерженным, и испуганным одновременно, но Хейн не мог винить его в этом. Везде, где появлялся майор Фокс, начинались волнения — хотя бы потому, что чёрная повязка на правом глазу не могла полностью скрыть расплывшееся под ней тёмное пятно.

О потере Фоксом правого глаза ходило слишком много легенд, но ни одна из них не отвечала на главный вопрос: почему майор не обзаведётся глазным протезом? Регнер находился под командованием майора дольше, чем Хейн или Джед, но и он не знал ответа на этот вопрос, а сам майор пресекал любые попытки разузнать что-либо. Из-за этой повязки он больше походил на пирата, торгующего оружием, чем на майора «Керикиона» — и это учитывая его немного диковатый вид, который ему придавали люманири́йские уши, вертикальные зрачки, клыки, когти и, конечно же, типичный для люманирийцев хвост. Все эти черты были безумно похожи на кошачьи, о чём говорить вслух, когда рядом был люманириец, было опасно для жизни.

Фокс с напряжённым лицом смотрел в сторону мисс Келлсон, продолжавший давать показания полицейским. Хейн был не в курсе любовных похождений своего капитана, но был уверен, что сейчас майору не до этого — он пытался понять, почему именно она заметила труп первой. Конечно, она была люманирийкой, как и он, а у них острый нюх, и всё же… Что-то тут не сходилось.

Хейн перевёл взгляд на труп — даже чёрная плотная ткань не могла помочь ему забыть, как сильно было изуродовано тело уже бывшего члена «Гоморры». Чёрные пятна, расползшиеся по всему телу, были поразительно похожи на те, что помнил Хейн. Они даже были похожи на часть пятна, выглядывавшего из-под повязки Фокса, но если кто-то, кроме него, и заметил это, то вслух сказать не решился. Вся спина члена «Гоморры» была исполосована глубокими полосами, вокруг которых плотной корочкой запеклась кровь. На шее — более свежие отметины, как будто кто-то специально добавил их после. Глаза несчастного был вырваны, зубы — выбиты, а нос и пальцы на руках и ногах — сломаны. Подобный набор не был похож ни на один из тех, что когда-либо видел Хейн, и это беспокоило его. Он, конечно же, не так часто принимал участие в расследованиях, которыми «Керикион» любил награждать своих майоров, но всё же имел представления о стилях некоторых наиболее известных преступников.

Хейн пригляделся к переломанным пальцам трупа, выглядывающим из-под ткани, на которых были видны тёмные пятна — не чумные, как они все сначала думали, и от того кажущиеся более подозрительными. В Эсто последняя вспышка была более десяти лет назад, и хотя «Керикион» утверждал, что вирус более не страшен, любое напоминание о нём вызывало дрожь.

Фокс насторожился, его уши мгновенно выпрямились, а хвост начал нервно дёргаться. Джед, бывший у окна, бросил на майора вопрошающий взгляд, чем привлёк внимание нескольких полицейских. Те посмотрели на Фокса, и спустя жалкие мгновения добрая половина присутствующих, оставив свои дела, откровенно пялилась на майора, но тот, казалось, совсем этого не замечает.

— Так-так, — протянул он, когтями отбив неровным ритм по своему бедру, — намечается кое-что очень интересное.

— Майор? — осторожно обратился к нему Ардж, против воли переглянувшись с другим полицейским.

— Всё в порядке, мой друг, — улыбнулся Фокс, — я всего лишь вспомнил, кто пользуется такими же духами, как мисс Келлсон. Крайне неосмотрительно было использовать их, чтобы скрыть такой знакомый запах крови.

Джед, не стесняясь, присвистнул. Мисс Келлсон отвлеклась от разговора с полицейскими и с нервным смешком, сорвавшимся с её губ, покосилась на Фокса.

— Мисс Келлсон, — словно почувствовав её взгляд, начал Фокс, — вы случайно не знаете Эббу? Ну, ту, что из семьи Горгон? Женщина удивительная хотя бы потому, что ей удавалось скрыться с любого незаконного мероприятия, которое подвергалось рейдам. Так вот, к чему я веду. Помниться мне, что она сильно любит приторно-сладкие духи, след которых я чувствую на вас, мисс Келлсон.

— Не понимаю, к чему вы ведёте, — промямлила девушка, обескураженная то ли таким вниманием к своей персоне, то ли домыслами, которые наверняка родились в голове Фокса.

— А веду я это к тому, — начав расхаживать взад-вперёд по комнате и медленно, но верно приближаясь к мисс Келлсон, продолжил Фокс, — что Эбба — личность довольно известная среди господ, делающих жизнь полиции чуть веселее.

— Майор, — скрипнув зубами, произнёс Ардж, — нельзя ли быть более конкретным?

— Я лишь хочу сказать, что в квартире мисс Келлсон следует провести обыск, — качнувшись с пяток на носочки, заключил Фокс. — В восьмидесяти семи процентах случаев, с которыми мы когда-либо имели дело, Эбба в торговле наркотиками была посредницей. Один раз нам удалось заполучить пакет, на котором осталось немного крови Эббы. Этого было недостаточно, чтобы найти её, но её запах я хорошо запомнил. А также запах её духов. Их в Эсто не найдёшь, только если за неприлично завышенную цену, а доходы мисс Келлсон, насколько мне известно, не позволяют ей совершать подобных покупок. Из чего следует, что меньше, чем двадцать четыре часа назад мисс Келлсон виделась с Эббой, которая оставила на ней свой запах.

— Вы имеете в виду… — начал было Джед, но Фокс, даже бровью не поведя, перебил его:

— То, что мисс Келлсон ввязалась в наркоторговлю, и среди её связей есть Эбба. Каюсь, — тут же вздохнул он, прижав руки к груди, — я слишком долго пытался разобрать, то это за запах, и из-за меня мы потеряли драгоценное время…

— Да, это, — нервно сглотнув, отозвался Джед. Он совершенно точно не был согласен с последним замечанием Фокса, потому что оно было неприкрытой шуткой, но всё же добавил: — Вы совершенно правы, майор.

— Это просто смешно, майор, — вздохнул Ардж, наградив его укоризненным взглядом. — Вы считаете, что мисс Келлсон может быть связана с Эббой? Той самой, из семьи Горгон? Кажется, за последние полгода вы говорили так о ещё трёх людях, что мы задерживали.

— Прошу заметить, что я ни разу не ошибся, — самодовольно улыбнувшись, напомнил Фокс. — Через этих троих вы вышли на ещё пятерых из семьи Горгон, замешанных в преступном бизнесе.

— Но не на Эббу.

— Честно, я восхищаюсь её умением заметать следы, — повернувшись к своим подчинённым, вздохнул Фокс. — Регнер, сколько раз мы с тобой выходили на след Эббы за этот год?

— Шесть, майор, — отозвался Регнер.

— Бланш, — обратился майор к Хейну, — а с тобой?

— Два, майор, — ответил Хейн.

Не то чтобы Хейн искренне восхищался умением Эббы заметать свои следы, так же, как это делал майор, но не признать её мастерство было нельзя. Эсто знал двух преступниц с таким именем, но только Эбба, та самая, что была из семьи Горгон, доставляла полиции проблемы. Ни одно крупное сборище не происходило без её участия, но ещё ни разу её не удавалось поймать. В преступном мире она была такой же легендой, как Ящер и Амальгама из «Гомморы» или Коршун из «Пустынников», но куда более привлекательной и хитрой. Так о ней отзывался Фокс, сталкивающийся с упоминаниями о ней чаще, чем с обыкновенным дождём.

— При всём уважении, сэр, — обнажив клыки, сказал Фокс, — но мы не должны упускать возможность выйти на Эббу. Мне не нравится, что запах её крови переплёлся с запахом мисс Келлсон, и не нравится, что едва различимый его след ощущается вокруг тела.

— Майор…

— Нет-нет! — театрально взмахнув руками, вздохнул Фокс. — Ваше дело — труп в этой старой бетонной коробке, открытой всем ветрам. Я и мои люди сами обыщем квартиру мисс Келлсон и поговорим с ней — так, как нас бы попросил полковник. Ордер у нас есть. Я только что его себе выписал.

— Я абсолютно уверен, что…

— Джед, не поможешь ли мисс Келлсон дойти до её квартиры? Бедная девушка, кажется, вот-вот лишится чувств.

***

Мисс Келлсон разрыдалась уже на лестнице, мёртвой хваткой вцепившись в руку Джеда. Шедший за ней Хейн насторожился, но майор, не обращая внимания на истошные рыдания люманирийки, смело и чересчур весело вёл их по лестнице, затем — по коридору, словно уже успел разведать, где именно находится нужная им квартира. Впрочем, учитывая острый нюх майора, в этом не было ничего удивительного.

— Умоляю! — всё же подала голос мисс Келлсон, причём взяла так высоко, что и Джед, и Фокс, имевшие чувствительные уши, поёжились. — Я всё расскажу!

— Конечно, расскажешь, — отозвался Фокс, — но не здесь.

— Он придёт за мной! — продолжала кричать мисс Келлсон. — Пожалуйста, помогите!

— Тише, — спокойно произнёс Фокс. — Если ваша вина не будет доказана, мы освободим вас. Но максимум, что вам светит, если всё будет иначе — колония в Содоме. Там не так страшно, как говорят.

— Вы не понимаете! — она дёрнулась в сторону, словно хотела выпрыгнуть из окна, мимо которого они проходили, но Джед смог удержать её на месте. — Он придёт за мной!

— Мы на месте, — объявил Фокс бесцветным голосом. Заблаговременно забрав из рук мисс Келлсон, готовой затрястись в агонии, ключ-карту, майор провёл ею над панелью возле двери и отошёл в сторону, приглашая всех внутрь, когда та отъехала. — Не располагайтесь как дома, мальчики, мы всё же на работе, — предупредил он.

Хейна настораживало поведение майора. Да, возможность выйти на одну из самых известных преступниц Эсто была привлекательной, но вряд ли была бы одобрена полковником, сформулировавшим чёткий приказ — разобраться с четвёртым убитым, появившимся за этот месяц.

— Ох, и ещё кое-что, — майор щёлкнул пальцами и, вслед за своими подчинёнными и плачущей мисс Келлсон войдя в квартиру, закрыл её изнутри, после чего спрятал ключ-карту в карман на своей куртке. — Так нам никто не помешает.

— Пожа-алуйста, — глотая слёзы, протянула мисс Келлсон. — Я же всё сделала так, как мне сказали…

— Джед, помоги даме сесть на диван.

Джед бросил майору быстрый вопросительный взгляд, но, не дождавшись ответа, подвёл отчаянно сопротивляющуюся мисс Келлсон к дивану.

Хейн оглядел квартиру: для такого неблагоприятного района и старого дома квартирка выглядела довольно прилично. В комнате, где они находились, был длинный диван от одной стены до другой, стол у окна, расположенного прямо напротив двери, и крохотная кухня рядом. По правую руку от Хейна находилась покрытая облупившейся краской дверь, ведущая в ещё одну крохотную комнату.

— Итак, — Фокс присел перед мисс Келлсон на корточки и, протянув руку, представился: — Майор Фокс, служащий «Керикиона». Будем знакомы.

Мисс Келлсон очень красноречиво пожевала нижнюю губу и нервно сглотнула.

— Мы не собираемся пытать вас, — добавил Регнер, занявший место у окна. Хейну оставалось только спиной подпереть входную дверь и внимательно следить за развитием беседы.

— Конечно же, вамм не нравится, что мы украли вас у полиции и привели сюда, я прав? — предположил Фокс, сцепив пальцы в замок. — Что ж, это вполне объяснимо. Клянусь, мы не причиним вам вред. Мы лишь хотим узнать, откуда у вашей крови такой странный запах.

— Майор? — с нервным смешком обратился к нему Джед. — Вы точно говорите о её крови? Кажется, речь шла крови Эббы. И о духах. Я уже немного запутался.

— Духи тоже важны, Джед, — недовольно фыркнул Фокс. — Но сначала мы поговорим о самом важном.

— Но я ничего не чувствую, — продолжил Джед. — Мой нюх так же хорош, как и у вас, сэр, но я ничего не чувствую.

— Это как новое блюдо, — принялся объяснять Фокс. — Если ты не знаешь, что это, но попробуешь во второй раз, то вспомнишь. С запахом крови так же. Кровь мисс Келлсон пахнет так же, как кровь того пациента, с которым я столкнулся пару лет назад.

Не то чтобы желание Фокса понять, куда делся тот самый пациент, удивляло Хейна, но всё же вводило в замешательство.

Хейн знал об этом инциденте лишь из слухов, гулявших по «Керикиону». Мол, несколько лет назад во время одной из операций произошёл программный сбой, из-за чего два меддроида вышли из-под контроля — один из них напал на доктора, другой похитил пациента и скрылся с ним. Какое-то время на базе гуляла версия, что программный сбой был вызван вмешательством извне, а похищение пациента было частью какого-то важного плана, о котором, однако, никто ничего не знал.

Хейн не верил ни в одну из теорий, которая когда-либо появлялась. Из доказательств были только показания охранников и двух докторов, которые так же участвовали в операции, но они рознились. Следствие ещё не было закончено, когда «Керикион» покинули оба доктора, один из охранников был найден мёртвым, а капитан Керс, дежуривший тогда, подал в отставку. Насколько понял Хейн, полковник либо начал расследовать это дело более скрытным способом, либо вовсе замял его, скрыв все следы. Майор Фокс, наверное, единственный, кто не сдался, ушёл на другую базу или вовсе завершил карьеру из всех, кто был там. Хейну казалось, что это как-то связано с глазом майора. Но одни говорили, что глаз он потерял намного раньше, другие же — позже, и никакой золотой середины в этом деле не было.

— С моей кровью всё в порядке, — тихо ответила мисс Келлсон, с опаской покосившись на майора. — Если бы с ней что-то было не так, я бы это поняла.

— Под действием наркотических веществ люди иногда не понимают, что с ними что-то не так. Учитывая, что вы люманирийка, вам должны были подсунуть очень сильный наркотик, чтобы подавить ваши чувства.

— Майор, — подал голос Хейн, — вы действительно оставили тело на полицию и решили пойти по следу Эббы?

— А ты против? — резко вскинув голову, спросил Фокс. — Всё, что мы должны были узнать об убитом, мы узнали. Регнер, ты передал информацию на базу?

— Да, майор.

— Прекрасно. Не вижу ничего страшного, если мы, Бланш, перед тем, как вернуться на базу, изучим ещё одно небольшое дельце.

— Связанное с тем инцидентом?

— Связанное с наркотиками, — скрипнул зубами Фокс.

— Я не наркоманка, — влезла в их небольшую перебранку мисс Келлсон.

— Но в вашей крови есть что-то, чего там быть не должно, — продолжил гнуть своё Фокс. — Ни разу за мою жизнь мой нюх меня не подводил, так с чего ему начинать сейчас? Но не будем спорить о том, какой я потрясающий… Важнее понять, почему ваша кровь пахнет так же, как и у того пациента.

Фокс наклонил голову вбок и взглядом вперился в собеседницу.

— Мисс Келлсон, — обратился к ней Фокс, — Вы сказали, что за вами кто-то придёт. Кто именно командует вами?

— Мной никто не командует, — упрямо заявила мисс Келлсон. Её речь слишком быстро изменилась, лицо стало более суровым. От истерично вопящей девчонки, которая едва стояла на ногах, не осталось и следа. — Я всего лишь… Что я вчера делала?..

Она прислонила ладонь ко лбу, будто пыталась понять, если ли у неё жар, и в растерянности посмотрела на Фокса. Стоящий рядом Джед опустил пальцы на рукоять пистолета. Регнер плечом прислонился к оконной раме и перевёл взгляд на них. Хейн настороженно следил за тем, как эмоции мисс Келлсон стремительно менялись. Она ёрзала на диване и никак не могла понять, куда ей лучше смотреть. Руками она вцепились в волосы, затем начали теребить края короткой юбки, а после барабанить по коленкам.

— Погодите, — пробормотала мисс Келлсон. — Где я была вчера вечером? У меня была ночная смена в баре, я пришла немного раньше, как меня и просил босс…

— В каком баре вы работаете? — поспешил уточнить Фокс.

— «Акрукс», — потерев виски, ответила мисс Келлсон. — Кажется, ночью пришла большая компания… Что было дальше?

— Ардж сказал, что вы вернулись утром, — напомнил Фокса. — Сразу после смены вы направились домой?

— Да, конечно… Ещё с улицы я почувствовала этот странный запах и решила проверить, что это. Я не думала, что найду труп и…

— Мисс Келлсон, — поспешил перебить её Фокс, — вы сказали следующее: «Я всё сделала так, как он мне сказал. Он придёт за мной». О ком вы говорили?

— Не могу вспомнить, — закрыв лицо руками, прошептала мисс Келлсон. — Почему моя голова раскалывается? Я ничего не пила… Звёзды, что со мной?..

— Вы чувствуете, будто ваша кровь бурлит? — выпрямившись во весь рост, поинтересовался Фокс.

— Немного.

— Майор, — подал голос Джед, — что происходит?

— Думаю, кто-то используют нашу прекрасную мисс Келлсон в своих целях.

— Один из ламме́ртцев? — выдвинул предположение Регнер.

— Это не гипноз, — Фокс отрицательно покачал головой. Он, приблизившись, наклонился к мисс Келлсон и, спросив её разрешения, взял её руку и нащупал пуль. — Сердце бьётся как бешенное… Мисс Келлсон? Могу я проверить ваши глаза? — он дождался её ответа и, протянув пальцы к её левому глазу, оттянул нижнее веко. — Надо же… Всё интереснее, чем я думал.

— Майор? — подал голос Хейн. Когда Фокс увлекался расследованием, он иногда забывал, что его подчинённые могут быть не посвящены во все детали, которые замечает их командир. Ему приходилось постоянно напоминать, чтобы он объяснял свои действия и слова, — об этом говорил даже полковник, — но в мозгу Фокса, как считал Хейн, постоянно что-то щёлкало, и он забывал об этом, продолжая игнорировать своих подчинённых.

В первые дни своей работы в «Керикионе» Хейн считал, что майор Фокс — его наказание за грехи, которых у него было слишком мало. Но спустя несколько месяцев пришла другая, более приятная мысль: у Фокса, несмотря на его странности, можно многому научиться. Он не был самым выдающимся майором и уступал другим, служащим в «Керикионе» и на других базах, а ещё постоянно отказывался от повышения, из-за чего многие считали его чокнутым, но, тем не менее, был интересной и многогранной личностью. Расследования он вёл не хуже полицейских, практически все рейды, организованные им, проходили удачно. Единственное, чего не умел Фокс — это держать в голове мысль о подчинённых, которые служат меньше него и многого не знают.

Больше всех под начальством Фокса прослужил Регнер, так что Хейн всегда обращался к нему, если их майор начинал чудить и вытворять что-то непонятное. Какое-то время Хейн думал, что Регнер застрял в команде майора не только из-за того, что тот не даёт ему соответствующую рекомендацию для перевода, но и из-за собственной некомпетентности. Узнавший о таком мнение Регнер лишь рассмеялся, сказав, что ему незачем продвигаться дальше по карьерной лестнице. К тому же, тем, кто служит на базах Оплота, сделать это довольно трудно. В жизни может помочь даже факт того, что в Оплоте ты был простым охранником. Звание рядового или капрала — билет из бедных районов города, а звание майора или полковника — пропуск в лучшую жизнь, сердцем которой был Золотой город. Регнер утверждал, что вполне довольствуется званием капрала и не планирует добиваться большего. Высокое звание сопряжено с большими рисками, которыми будут подвергать тебя не только база, но и Оплот.

Хейн вообще не стремился становиться военным, но после детского дома выбора практически не было. Либо ты поступаешь в армию и служишь установленные законами два года, либо, будучи сиротой без грийда в кармане, становишься участником нелегального бизнеса. Хейну было всего восемнадцать, и губить свою жизнь ещё сильнее он не хотел. Армия не казалась ему таким уж ужасным вариантом. Его всё равно никто не ждал, так что он вполне мог потратить два года своей жизни на обязательную службу.

Но ему было уже двадцать три, а никаких других вариантов, кроме армии, так и не появилось. Военная академия в Менесе, да и школа, в которую его заставляли ходить, дали ему достаточно знаний. На верного своей столице и всей Земле он не слишком походил, но Хейну было плевать. Работа в «Керикионе», куда его назначили по его согласию после истечения срока обязательной службы, его вполне устраивала. Катастрофических происшествий или опасностей, кроме вспышки болезни, что была одиннадцать лет назад, не было. На решение крупных конфликтов Оплот отправлял людей из городов побольше и посильнее. База Оплота, находящаяся в Эсто, седьмой столицы Земли, был вне опасности.

Единственная опасность исходила от преступников. Эсто, конечно же, не Содом, но имеет свои грязные секреты. В отличие от столицы преступного мира, которая лишь формально была последней из Двенадцати столиц, в Эсто ещё действовали с помощью интриг и хитроумных планов, а не в открытую. Наиболее известными личностями, чаще всего становящимися объектами обсуждения власть имущих, была семья Горгон — одна из криминальных семей из Содома, обосновавшаяся в Эсто. До Хейна доходили слухи, что Горгоны подчиняются семье Рептилий, главенствующей в Содоме. Но о том, что Горгонам могло понадобиться в Эсто и действовали ли они по приказу Рептилий, Хейн понятия не имел. Фокс, взявший курирование над расследованием уже четвёртого убийства за этот месяц, не делился с ними подобной информацией.

И хотя майором Фокс был официально, он предпочитал работать один и на расследования чаще всего отправлялся в одиночку. За ним был закреплён отряд из одиннадцати рядовых, в число которых входил и Хейн, и одного капрала, но Фокс уделял им внимание не так часто, как мог бы. Если дело не было таким крупным, как убийства, которыми они занимались уже месяц, или не имело значения мирового масштаба, Фокс без зазрений совести доверял командование Регнеру, реже — майору Стейнсу.

Системы Оплота и подконтрольных ему баз не были совершенными, но лишь потому, что они появились не так давно, на заре Второй эры. Все звания и должности по большей части были лишь звуком, так как о системе, которая применялась людьми прошлого, осталось слишком мало упоминаний. Хейн даже не знал, правда ли раньше существовали такие должности, как «рядовой», «майор» или «капрал», но сейчас они вовсю использовалась. Фокс, иногда рассуждавший о подобном, говорил, что «Вторая эра требует вторых значений». За переводом к Регнеру было бессмысленно обращаться, ведь он сам ничего не понимал, так что Хейн просто смирился.

Фокс продолжал изучать взгляд мисс Келлсон, никого не замечая. Девушка, казалось бы, смирилась с происходящим — она не проявляла недовольства, не пыталась прервать зрительный контакт с майором и позволяла ему внимательно вглядываться в её глаза, изредка прищуривающееся. Разумеется, она чувствовала те же запахи, что и он, чувствовала замешательство его подчинённых и постепенно возрастающего беспокойство Джеда, неспособного дольше пяти минут провести без дела.

— Хорошо, — заключил Фокс, резко подскочив на ноги и потягиваясь так, словно он завершал утреннюю разминку. — Регнер, мне нужен образец её крови.

— Как прикажете, майор, — отозвался Регнер. Мисс Келлсон смерила его подозрительным взглядом, но руку всё же протянула.

— Возвращайтесь к полиции, — начал раздавать указания Фокс. Он забрал небольшую колбу с образцом крови люманирийки из рук Регнера и спрятал её в карман куртки, после чего бросил на мисс Келлсон оценивающий взгляд. — У вас есть родственники или друзья?

— Да, — немного помедлив, ответила девушка.

— Переночуйте у них.

— Это обязательно?

— Обязательно, — подтвердил Фокс, качнув головой. — Не появляйтесь здесь, пока не закончится расследование. И возьмите отпуск. В «Акруксе» вам лучше пока не появляться. У вас есть пятнадцать минут, чтобы собраться — внизу вас будут ждать. Идём, мальчики, — добавил он, направляясь к двери, — здесь мы закончили.

Он даже не посчитал необходимым расширить свои инструкции, сообщить о своём решении Арджу или, например, подождать, пока мисс Келлсон соберёт вещи и будет готова отправляться к друзьям или родственникам. Майор даже не уточнил, почему она должна на какое-то время оставить и квартиру, и работу. Ответ, возможно, был в образце крови что майор спрятал у себя в кармане — шестое чувство подсказывало Хейну, что этот вариант правдоподобнее остальных.

Возле дома появился фургон, в который грузили тело. Майор скривился, когда раздался глухой удар тела о металл, но быстро с собой справился и, повернувшись к подчинённым, произнёс:

— Регнер, скопируй отчёты полиции и предоставь их тому, кто будет делать вскрытие. И не покидай лабораторию, пока оно не закончится. Джед, отвези мисс Келлсон туда, куда она скажет, и убедись, что она следует моим указаниям.

Джед пробормотал ругательство на своём родном языке, но послушно кивнул головой.

— А ты, Хейн, поедешь со мной.

— Куда, майор?

— К старому знакомому. Хочу показать ему одну милую вещицу.

© mikki host,
книга «Недобитые».
Глава 2. Джуд
Комментарии