Пролог
Глава 1. Фокс и Бланш
Глава 2. Джуд
Глава 3. Имон
Глава 4. Человеческая кровь
Глава 5. Послания неизвестного
Глава 6. Химеры
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Глава 8. Путь домой
Глава 9. Татуировки
Глава 10. Пепел и зола
Глава 11. Осколки в ранах
Глава 12. Сделка
Глава 13. Дилемма
Глава 14. Ри
Глава 15. Лжец
Глава 16. Разношёрстная компания
Глава 17. Интуиция
Глава 18. Всё под контролем
Глава 19. Дочь Золотого города
Глава 20. Наблюдения
Глава 13. Дилемма

Имон сидел на полу, прижав ноги к груди и расположив лицо на коленях. Джуд, сидевшая совсем рядом, растерянно косилась на него последние десять минут, но так и не придумала, что ей делать.

Иззи, как и обещала, связалась с Имоном спустя полчаса и предоставила интересующую его информацию. Джуд совсем ничего не поняла, но если судить по его пустому взгляду, направленному в никуда, новости были далеко не радостными.

Когда Иззи свернула окно с информацией, которую ей удалось раздобыть, она начала активно предлагать варианты места встречи. Имон как-то бездумно кивал и соглашался, почти не слушая, и Джуд пришлось вмешаться. Иззи это не понравилось, и тогда она предложила альтернативу: связаться ещё раз за час до рассвета в том месте, где они находятся, и сообщить о степени готовности к встрече. Кажется, её даже не волновал тот факт, что Имон не мог принять подобное решение в одиночку, да и вообще он мало на что был способен после того, что узнал. Тогда Джуд, набравшись храбрости, ответила их собеседнице первое, что ей пришло на ум:

— Мы обсудим это со своим капитаном.

— О, у вас есть капитан? — удивилась Иззи, вскинув брови. — Чудно. Что ж тогда он со мной не разговаривал? А-а-а, — почти сразу же протянула она, — я поняла. Это тот живчик на кровати, да?

Джуд неуверенно кивнула. Иззи закатила глаза, и Джуд в очередной раз удивилась тому, насколько потрясающей была проекция.

— Ладно, — Иззи передёрнула плечами, и даже это движение вышло донельзя изящным, — за час до рассвета вы должны сообщить мне о своём решении. Если не согласитесь — я сдам вас полиции.

— Но тогда мы можем сказать, что ты взломала сервера секретной лаборатории, — озадаченно отреагировала Джуд. Спорить так активно, особенно с человеком, которого она почти не знала, и на тему, в которой совсем не разбиралась, было очень трудно, но поднявшаяся внутри волна возмущения из-за того, что предоставленная Иззи информация выбила Имона из колеи, заставляла Джуд стараться сильнее обычного.

Иззи надула губы и склонила голову набок.

— Разве? — снисходительным тоном, не подходящим под её вид, спросила она. — Ну, тогда я могу просто скрыть всё, что ещё не скрыла, и никто меня не найдёт.

Джуд почувствовала, что её возмущение стало чуть сильнее. Казалось бы, они уже поняли, что Иззи — хороший шанс найти информацию о том, что с ними произошло. И им вовсе не нужно превращать её в своего врага, потому что она, судя по всему, может найти что угодно и где угодно и умело использовать это.

— Не переживай, — произнесла Иззи, вынуждая Джуд вновь сосредоточиться на ней. — Я не хочу никому вредить. Мне просто нужны те сообщения, понимаешь? Мы всего лишь встретимся, я скопирую сообщения, может, взломаю для вас что-нибудь, если так будет нужно, и всё. Разойдёмся, как корветы в космосе. Нам вовсе не обязательно враждовать.

Джуд и не хотела враждовать. Совсем не хотела, но в свете недавних событий приходилось быть чуть аккуратнее и внимательнее. Доктор не ждал её и не мог подстраховать в случае чего, а стены дома не могли защитить её от любой опасности. Остался только Анубис, но его последняя выходка сильно озадачила Джуд, и она даже не знала, что ей думать.

— Ну, на этом, пожалуй, можно и закончить, — сказала Иззи, когда едва наступившее молчание стало постепенно перетекать в неловкое. — Было приятно с вами познакомиться и всё такое. Кстати, у тебя потрясающие волосы. Каким шампунем ты пользуешься?

Джуд глупо хлопала глазами в течение нескольких очень долгих секунд. Улыбка Иззи не казалось ей ни ядовитой, ни ненастоящей. Джуд вообще видела мало улыбок живых людей, — или тех, кто связывался с другими с помощью проекции, — но ей казалось, что количество просмотренных сериалов и различных документальных фильмов создали в её голове определённую базу, благодаря которой она могла определить намерения людей. Эфир очень хорошо помогал в этом, но проекция плохо поддавалась эфиру. Проекция была лишь трёхмерным изображением, и Джуд, не зная, откуда она транслируется, не могла оказать на неё влияние или тщательно изучить её.

— Нет, я серьёзно, — хмыкнула Иззи, закатив глаза. — Дорогая, что у тебя за шампунь? Мои волосы в последнее время такие ломкие, что просто жутко становится.

— Э-э-э… — Джуд покосилась на Имона, но он всё ещё смотрел перед собой, никого не замечая — но слабый блеск в его лазурных глазах подсказывал, что он копается в своих программах или ищет что-то в Потоке. Помощи от него можно было не ждать, и потому Джуд бездумно ляпнула: — Это генетика.

— Чёрт возьми, — проскрипела Иззи. — Так, ладно. Иззи, дорогая, ты отвлеклась. Связываемся за час до рассвета, да?

Джуд согласно качнула головой. Ей пришлось сделать мысленную заметку: привести Хейна в чувство, рассказать ему обо всём и узнать, что он думает и какое решение предложит. Но сделать это, не лишая законных сна и покоя, можно было только с помощью эфира.

Эфир мог лишить Хейна всех следов боли и усталости, что не затрагивал регенео. Эфир мог вернуть его к состоянию, когда ему было лучше всего, и удержать в нём столько, сколько позволит его тело.

Однако Джуд не решалась делать это, потому что рядом был Имон. Если она выпустит эфир, Имон его точно заметит. Заметит и не поймёт, потому что эфир — строжайшая тайна, которую Джуд была обязана оберегать.

— Пока, мои хорошие, — Иззи помахала им рукой, и края её фигуры начали сильно дрожать. На долю секунды проекция стала чуть ярче, а после растворилась, оставив комнату в полумраке.

Имон словно только сейчас заметил, что их разговор окончен. Он опустился на пол, прижал колени к груди и затих. Джуд расположилась рядом, потому что не придумала ничего лучше, и пыталась незаметно прощупать киборга с помощью эфира. И так — целых десять минут.

Анубис всё ещё сидел в кресле и притворялся, будто чувствует себя виноватым. Окончательно добитый регенео Хейн спал, раскинув руки в стороны, и изредка андроид косился на него, будто считал необходимым проводить сканирование каждую минуту. Или, может быть, он, показывая, что в состоянии присмотреть за Хейном, давал Джуд возможность собраться с мыслями.

Что она вообще должна делать?

Имон выглядел не столько грустным и озадаченным, сколько растерянным. Будто совсем не понимал, что кроется за информацией, предоставленной Иззи, но какое-то шестое чувство шептало ему, что это очень важно. Джуд не успела посмотреть всё, но кое-что её глаза всё же ухватили. Согласно данным, которые Иззи удалось восстановить, проект «Защитник» был закрыт четыре года назад из-за неудовлетворительных результатов. Вот бы ещё Джуд знала, что это значит…

— Эй, — произнёс вдруг Имон, приподняв голову, — как ты вытащила осколок пули?

«Опять двадцать пять», — с отчаянием подумала Джуд, уже чувствуя, как её руки начинают дрожать.

Доктор говорил, что эфир сам выбирает того, кому открыться. И десять лет назад, а может быть, даже раньше, он выбрал Джуд. Но это не означало, что об эфире могли знать абсолютно все. Доктор говорил, что когда-то за такими, как Джуд, велась охота. Очень давно, ещё в первые годы после формирования МКЦ, но образы, которые редко посылал эфир, навсегда отпечатались в сознании девушки.

Она знала, что эфир не будет противиться, если она покажет его кому-то. Он будет только рад выплеснуться и продемонстрировать себя во всей красе. Но Джуд элементарно боялась, потому что за все свои восемнадцать лет она ещё ни разу не слышала о другом носителе эфира.

«Кроме доктора», — спустя секунды добавила она, прикусив щёки изнутри. Разрыдаться от сплетавшихся вместе страха и отчаяния она не могла, и потому приходилось прятать свои чувства как можно глубже, пользуясь помощью эфира.

Имон ждал ответа, но при этом выглядел так, будто не был в нём заинтересован. Его зрачки не были окружены белыми ободками, говорившими о запущенном процессе сканирования, но Джуд была абсолютно уверена, что он пытается прочитать её по-обычному, одними только глазами, игнорируя подключённые к ним сканеры.

«У него лазурные глаза, — напомнила себе Джуд, старательно делая вид, что оказавшееся перед глазами усыпанное катышками одеяло кровати, где спал Хейн, было довольно интересным объектом для изучения. — У него лазурные глаза, как у того человека, которого я видела во сне».

Но, может, это и сном-то не было? Эфир иногда приносил что-то, созданное из реально произошедших событий и плодов фантазии. Никаких видений будущего он показать не мог, только отрывки, не связанные между собой, но в тот раз всё было по-другому. Джуд видела заброшенную космическую станцию и планету, у которой с гравитацией творилось что-то непонятное. Видела троих людей, что были с ней: одного ей разглядеть не удалось, вторая была с фиолетовыми волосами, того же цвета глазами и жёлтыми склерами, а третьим был человек с лазурными глазами. Вот только Джуд никак не могла вспомнить черт его лица.

— Что такого нашла Иззи? — задала свой вопрос Джуд. Она была уверена, что уже успела зарекомендовать себя как постоянно витающую облаках девчонку, так что столь резкая смена настроения и попытка перевести разговор в другое русло не должны были быть слишком подозрительными.

Имон фыркнул и закатил глаза. Эфир внутри него был подобен шторму, но Джуд сомневалась, что киборг ощущал его воздействие на себя.

— Проект «Защитник» был закрыт четыре года назад, — пробормотал Имон, уставившись перед собой. — Его куратором считалась Ида Джориус.

Джуд поднапряглась и вытащила из памяти разговор, произошедший несколько часов назад. Имон и Хейн говорили о некой Джориус и, кажется, во всём, что происходит с ними, она сыграла далеко не последнюю роль.

— И она?.. — подсказала Джуд, когда Имон затих.

— Четыре года назад она открыла исследовательский центр «Аммон Ра» в Эсто. Тот самый, откуда я сбежал.

— Оу, — только и смогла выдавить Джуд, вцепившись себе в локти и прижав руки к груди.

— В том-то и дело, что «оу», — пробормотал Имон, после чего пренебрежительно фыркнул. — Из Потока я узнал, что в своём центре она курировала проект под названием «Сосуд», но я так и не понял, в чём суть этого проекта.

— Он может быть как-то связан с «Защитником»?

— С ним? Не знаю. Наверное. Это Джориус, так что трудно сказать наверняка. Но, думаю, в «Сосуде» могли быть использованы результаты исследования, которые получились при реализации «Защитника».

Джуд, припомнив, что ей удалось запомнить из транслируемой Иззи информацией, озадаченно уточнила:

— Но проект закрыли из-за неудовлетворительных результатов.

Имон повернулся к ней с осовелым лицом, но потом вдруг свёл брови и громко цокнул языком. Джуд невольно вздрогнула, а эфир на секунду затих, приготовившись к возможному нападению.

— Ты не во всём успела разобраться, да? — тихо спросил он с измученностью. — Неудовлетворительные результаты — это официальная версия для тех, кто знал о существовании лаборатории. Настоящая причина закрытия кроется в том, что там проводили эксперименты на людях, и они все с треском провалились.

Сердце билось уже где-то в районе горла, а Джуд никак не могла осмыслить услышанное. Как это — эксперименты на людях?.. Это невозможно. Как можно было расположить секретную лабораторию между Оро и Медузой так, что Оплот ничего не заметил и не сообщил об этом МКЦ? Как можно было проводить эксперименты на людях без каких-либо последствий?..

— Может, Иззи где-то ошиблась? — осторожно предположила Джуд, выпрямляя руки и сплетая пальцы. — Она говорила, что на серверах остались лишь обрывки кодов и алгоритмов, так может…

— Может, конечно, она и ошиблась, — без всякой радости в голосе отозвался Имон. — Но там была информация о двенадцати участниках экспериментов, и в их характеристиках были те, что совпали с моими. Может, и их подделали… Не знаю. Но зачем кому-то это?

— Иззи точно ошиблась, — заключила Джуд. — Она не могла раздобыть так много информации всего за полчаса. Да и кто так стирает все данные, что по обрывкам потом можно всё восстановить? Это жутко подозрительно.

«Или это очередная уловка», — шепнул внутренний голос.

В конце концов, как она может и дальше отрицать тот факт, что они стали частью какого-то тайного и крайне сложного механизма? И хотя в голове до сих пор не укладывалось, что кто-то мог придумать нечто подобное и втянуть их в это, эфир начал привыкать к присутствию Имона и Хейна, и Джуд не могла определить, хорошо это или плохо.

Они не были расположены к управлению эфиром, и Джуд была уверена в этом на все сто процентов. Эфир был в каждом живом существе, в каждом природном и даже в искусственно созданном объекте, потому что эфир — это основа всего во вселенной. Но эфир всегда чётко разделял объекты, с которыми сталкивалась Джуд. Например, он мог сообщить ей, где прятался Анубис, когда они играли в прятки. Или же он подсказывал, какое настроение было у доктора. Он мог проникнуть глубже и задеть то, что не предназначено для посторонних глаз, но Джуд и не пыталась лезть доктору в душу. Она не считала это правильным, потому что всецело ему доверяла.

Оказалось, что это было ошибкой.

Доктор — такой же, как и она. Джуд всё ещё не разобралась, как он смог скрыть свой эфир от неё, но зато знала другое: если бы что-то подобное пытались провернуть Имон или Хейн, она бы сразу их вычислила. У них — ни грамма таланта к управлению эфиром, но при этом Джуд ощущала их так же хорошо, как саму себя. Это было жутко и чрезвычайно любопытно одновременно.

Может, если она немного потренируется, она научится ещё лучше определять чужие намерения и угадывать настроения? Это помогло бы, столкнись они с Джориус, Донованом или Иззи вживую. И это, несомненно, помогло бы, если бы Джуд была достаточно храброй, чтобы как-то поддержать Имона.

— Ладно, — выдохнул Имон как-то очень резко, — мне нужно в душ. Кровь тех тварей отвратительно пахнет, да и рисунок не самый красивый.

Джуд едва вздрогнула, когда он наградил её нечитаемым взглядом. Он не мог ни угадать её мыслей, ни узнать о них с помощью своих программ. Киборги не были способны на такое. Ламмертцы могли заставить кого-то говорить правду, но это было не одно и то же. И всё равно Джуд насторожилась, а эфир вздыбился, приготовившись выплеснуться наружу.

Имон выпрямился и, будто нарочно старался выглядеть спокойным и расслабленным, поднял руки и потянулся. Его правая рука не издала ни звука, все пластины идеально держались на месте, но эфир всё же отреагировал.

— Так что у тебя с рукой? — быстро спросила Джуд, параллельно прислушиваясь к своим ощущениям. Прощупывать технологии всегда было крайне сложно, но Джуд слишком часто помогала доктору тестировать разработанные им протезы и успела выучить, как эфир реагирует на каждый из них. То, что происходило сейчас, было чем-то иным, находящимся за гранью её понимания.

— То же, что и десять, двадцать и даже сорок минут назад, — разворачиваясь к ней, ответил Имон. — Только задержка увеличилась до секунды.

— Это плохо, — заключила Джуд. «Ты не обязана этого говорить», — тут же возразила одна её часть, но другая, всегда полагавшаяся на то, что нёс в себе эфир, подтолкнула её сказать: — Я думаю, что могу помочь.

— Правда? Что же ты раньше не сказала?

Анубис словно невзначай фыркнул и поднял голову.

— Понял, — раздражённо отозвался Имон. — Пойду смоюсь в душе. Всем счастливого вечера.

Девушка не успела даже слов подобрать: Имон схватил рюкзак, из которого уже успел достать протез, и скрылся в ванной. Анубис ещё раз фыркнул, но с большей удовлетворённостью.

— Анубис, — пожурила его Джуд, — нельзя быть таким грубым.

Он щёлкнул зубами и улёгся в кресле. Раньше он не был столь эмоциональным и всегда делал то, что ему говорили. Всё-таки, он хоть и был её единственным другом, он был андроидом, на которого эфир мог влиять. Анубис никогда не вёл себя неподобающим образом и не вынуждал её прибегать к эфиру, но в последние несколько часов он слишком часто демонстрировал свой скверный характер. Джуд это не нравилось, но она не знала, что ей делать. Заставлять его быть более милым с помощью эфира было бы неправильно.

Она выдохнула и спрятала лицо в ладонях. Самые свежие воспоминания и удручающие мысли стали наслаиваться друг на друга, и в уголках глаз уже скапливались слёзы. Джуд никогда не стеснялась своей эмоциональности, — она могла плакать как из-за грустной концовки фильма, так и из-за того, что Анубис схитрил и выиграл её в виртуальных гонках, — но сейчас ей почему-то отчаянно захотелось сдержать себя.

Теперь рядом не было доктора, который всегда брал на себя общение с кем-либо и подсказывал ей, как лучше поступить. Был только до чёртиков уставший Хейн, которого они поставили по удар только из-за того, что он невовремя оказался возле их дома, и был Имон, киборг без каких-либо воспоминаний, но с крайне острым языком. И был Анубис, не пугавший Джуд своим неожиданно проявившимся характером, но определённо ставящий в тупик. Двое незнакомых мужчин и пёс-андроид — не лучшее начало.

Будь она героиней интерактивного фильма, она могла бы выбрать, по какому пути пойдёт сюжет: более закрученному, когда выясняются все тайны, или более спокойному, когда все событиях обходят их стороной. Но ведь её жизнь — это не фильм, не сюжет в виртуальной реальности и даже не видеоигра. Здесь нет никаких подсказок в виде светящихся объектов или неигровых персонажей, которые могут ответить на все вопросы. И различных концовок или возможностей выйти на них тоже нет.

Теперь Джуд казалось, что жизнь с доктором была прекрасной. Никаких опасностей и неожиданностей. Можно было выйти во двор и не попасть под пущенную кем-то пулю. Можно было использовать эфир, сколько душе угодно, и не боятся, что кто-то попытается исследовать его. Джуд всхлипнула, когда эфир тяжестью осел в лёгких, мешая ей сделать глубокий вдох. Ей ведь даже в ванной не спрятаться, чтобы спокойно поплакать — её везде найдут.

— Анубис, — тихо позвала Джуд, поднимая на него глаза, — что у нас есть?

Доктор работал на дому, но его протезы были хорошо известны в кругу определённых людей. Того, что доктор зарабатывал, им хватало на любые их капризы, кроме покупок частных корветов, но они им были и не нужны. Кроме дома, уже разрушенного, у доктора не было никакой недвижимости, но вдруг он скрыл от неё что-то? Тайн у него может быть даже больше, чем идеально изготовленных протезов.

Анубис спрыгнул с кресла и громко фыркнул. Джуд поднялась на ставшими ватными ноги и подошла ближе. Пёс крутился возле лежащего на полу контейнера с протезом и старательно скрёб лапой его чёрную крышку.

— Что? — не поняла Джуд, присаживаясь рядом. — Это протез для Имона. Мне его лучше не трогать.

Анубис повернул к ней голову, будто пытался смерить недовольным взглядом, потом постучал лапой по месту, отделённому слабо различимыми линиями. Обычно на подобных контейнерах были сканеры для считывания информации или сканирования отпечатков пальцев, ограждающие содержимое внутри от лишних глаз. Если доктор запрограммировал это контейнер для Имона, то сканер должен считать отпечаток пальца его левой руки, а Джуд ни за что не сможет его открыть. Эфиром — возможно, но применять эфир было элементарно неприлично.

— Я не буду его открывать, — упрямо повторила Джуд и нахмурилась. — Я думаю, Имон сам решит, когда открыть его. У нас тут нет тех, кто может установить ему новый протез, так что, видимо, придётся искать мастера.

Анубис тявкнул и дёрнул ушами. И снова положил лапу на квадрат сканера.

— Анубис, это неприлично. Это вещь принадлежит Имону.

Пёс проурчал что-то, будто обдумывая, а потом ещё раз тявкнул и носом уткнулся в плечо Джуд.

— А ты думаешь, мне это нравится? — мгновенно поняв, на что он намекает, вспыхнула Джуд. — Если бы я знала, что мы сбежим, я бы приготовила одежду. И вообще, почему доктор запасся всем, кроме одежды? Он знал мой размер и мои вкусы. Так в чём проблема?

Анубис прищурился, но больше никак не отреагировал. Одной из его отличительных черт была способность указать на то, что Джуд старательно игнорировала, и сейчас у пса это всё-таки получилось. К чему был лишний намёк на то, что прямо сейчас она была в футболке Имона, Джуд не поняла, но ей всё равно стало неловко. Ну и что, что он её даже ни разу не надевал и вообще впервые в руки взял? Всё равно она принадлежала ему. Тем более, ей фиолетовая футболка с рисунком какого-то корвета, проходящего метеоритный пояс, доходила до середины бёдер, а рукава с жёлтыми полосами — до сгиба локтей, и выглядело это просто нелепо.

— Хватит, — грозно прошептала Джуд, едва только Анубис начал театрально фыркать в её сторону. — Хватит, иначе я брызну тебе водой в глаза.

Угроза так себе, и Анубис это знал, но всё равно успокоился. К сожалению, не до конца: он опять положил лапу на квадрат сканера и повернул голову к Джуд.

— Звёзды ярчайшие, — закатила глаза Джуд, — ну что ты от меня хочешь? Чтобы я сделала вот так? — и она положила ладонь так, что большой палец оказался совсем рядом с обозначенной сеткой сканера. — Видишь? Ничего не…

Что-то щёлкнуло. Не сам контейнер, потому что он открывался иначе, да и характерного звукового подтверждения и зелёного огонька не было. Анубис перескочил через контейнер и начал когтями скрести его край. Джуд пришлось поднапрячься, чтобы перевернуть контейнер, — ей ещё не встречался такой тяжёлый, — и на боковом стыке она увидела слабо сверкающую белую кнопку. Анубис потёрся носом о ладонь девушки, призывая её нажать кнопку, и Джуд пришлось довериться ему.

Под кнопкой раскрылся небольшой отсек, и наружу выскочила плоская пластина. На ней лежал чёрный матовый браслет, при виде которого Анубис едва не заскулил от счастья. Джуд взяла браслет, повертела его и осмотрела со всех сторон, но обнаружила только крохотную, меньше ногтя её мизинца, кнопку такого же тёмного цвета. Девушка нажала на неё, и браслет разомкнулся, продемонстрировав мгновенно вспыхнувшую на внутренней стороне надпись: «Джуд Эзарон».

— Эй, — она в замешательстве посмотрела на Анубиса, — тут моё имя. Оно для меня? Почему браслет был спрятан в контейнере с протезом?

Анубис водил остекленевшими глазами из стороны в сторону около десяти секунд — искал подходящую информацию в своих программах, после чего спроецировал окно с результатами поиска.

— Для управления денежными средствами? — недоверчиво уточнила Джуд. — Но такие панели больше, а этот браслет… Погоди. Разве это не одна из последних разработок Медузы? Я же видела последние новости. Как доктору удалось достать этот браслет и прикрепить ко мне?

У неё ведь и денег-то почти не было, если быть совсем уж честной. Да и откуда? Она ни дня в своей жизни не проработала на настоящей работе. Была вероятность, что всё, что имел доктор, после его смерти официально перешло в её владение, но Джуд всегда казалось, что без каких-то там судебных процессов это невозможно.

— Скажи-ка мне вот что: сколько денег мне оставил доктор?

Пока Джуд защёлкивала браслет на левом запястье, Анубис выгружал данные. Доктор был достаточно умён, расчётлив и аккуратен, чтобы вести несколько счетов, один из которых мог быть записан на имя Джуд. И она, ещё не достигшая совершеннолетия, не имела бы к нему доступа. Но ей исполнилось восемнадцать в ночь их побега, и теперь, если она всё правильно поняла, ей должны были открыть доступ к этому счёту.

Деньги в той форме, в какой они есть сейчас, ей счастья не принесут. Помогут только найти транспорт и где переночевать. Но если с их помощью она сможет подобраться к разгадке того, кто убил доктора…

— Вау, — присвистнул Имон, остановившись у неё за спиной, — я и не думал, что ты настолько богата.

Эфир почти вырвался из-под контроля и атаковал киборга, но в самый последний момент Джуд удержала его. Имон со средних размеров полотенцем на голове присел на корточки и вгляделся в транслируемый Анубисом экран, потом присвистнул ещё раз и повернулся к Джуд:

— Поздравляю, теперь ты можешь купить себе любые шмотки, какие только захочешь. А эту футболку я тебе дарю.

У неё глаза на лоб лезли от суммы, обозначенной Анубисом. Вряд ли это программный сбой или очень глупая попытка поддержать её и поднять ей настроение. А эта приписка внизу…

— Стоп, — произнесла Джуд, повнимательнее вглядываясь в нижнюю строку. — Что это значит: «Я перевёл всё на твой счёт»? Анубис?

Может он, конечно, и вправду сделал то, о чём написал. Но как? Анубис — андроид, и он не может действовать самостоятельно и принимать решения, которые не основаны на его программах. Он подчинялся Джуд и доктору, но когда только доктор успел передать Анубису новый приказ?

— А это так важно? — громким шёпотом поинтересовался Имон.

— Не знаю. Может быть. Я уже ничего не понимаю, — раздражённо выдохнула Джуд, сверля Анубиса взглядом. — Он ведёт себя странно, и мне это не нравится.

— Просто великолепно, что ты заметила это уже после того, как он напал на меня.

— Он не нападал на тебя, — инстинктивно возразила Джуд. — Он просто…

«Нет, вообще-то, напал», — мысленно закончила она, закусив нижнюю губу. Пусть он и не причинил Имону вред, но риск всё же был — а для андроида, созданного, чтобы быть спутником человека и его помощником, это неприемлемо.

— Предлагаю не проводить эксперимент и не узнавать, действительно ли это было нападением, — сказал Имон, выпрямляясь и сдёргивая полотенце с головы.

— И что нам тогда делать?

— Ждать? — предположил Имон, вскинув брови. — Серьёзно, будто у нас есть другие варианты.

— Можно проверить информацию, которую нашла Иззи, — неуверенно предложила Джуд. — Должно же быть в Потоке хоть что-то.

— Это твоё «хоть что-то» скрыто за тонной защитных программ, добраться до которых можно только с высоким уровнем доступа. Понятия не имею, как Иззи смогла создать программу, имитирующую алгоритмы МКЦ, но даже если бы знал, всё равно не смог бы повторить их. Я в этом совсем не разбираюсь, а мой гражданский доступ слишком ограниченный.

— Я вообще удивлена, что у тебя остался гражданский доступ, — заметила девушка, садясь на пол и скрещивая ноги в лодыжках. — Ты ведь в розыске. Полиция должна была активировать алгоритм в Потоке, который засекает тебя, когда ты ищешь там информацию, и…

— Да, знаю, — Имон невозмутимо пожал плечами и посмотрел на неё сверху вниз, — но мои программы обошли этот алгоритм и сохранили мой гражданский доступ, а я даже не знал, что это возможно.

— Звёзды далёкие…

«Сколько ещё законов он успел нарушить

— Эй, так что там с осколком?

— Звёзды! — возмущённо повысила голос Джуд и вскинула руки. — Отстань ты от меня с этим осколком!

— А что не так? — озадаченно поинтересовался Имон. — Вокруг слишком много всякой хрени, и мне бы хотелось услышать объяснение хотя бы для одной.

И что он хочет от неё услышать? «Прости, но я сама не до конца понимаю, что такое этот эфир. Скорее всего, что-то из разряда космической энергии? Или той, что есть абсолютно во всём во вселенной. Подожди, мне нужно провести исследование!» Джуд в ответ только насупилась, старательно изображая своё недовольство.

— Хорошо, — спустя минуту молчания выдал Имон, передёрнув плечами. — Посмотрим на ситуацию с другой стороны. Твои секреты нас не касаются, но если из-за них у нас будут проблемы, тебе придётся всё рассказать.

— У меня нет секретов, — пробормотала Джуд исключительно потому, что хотела хоть как-то возразить.

— Ты помнишь, что сказал тот парень, который проник в ваш дом вместе с химерами? Он искал данные о проекте «Сосуд» и думал, что они у дока. А ещё он приказал одной из химер схватить тебя. Я абсолютно уверен в этом, потому что других, подходящих под характеристику «девчонка», там просто не было.

— Но я ничего не знаю, — возразила она. Может что-то такое, конечно, и происходило, но события той ночи всё ещё в большинстве своём представали как смазанные пятна. Эфир помогал вспоминать про ощущения, что Джуд тогда испытывала, и среди них яснее всего, заглушая все остальные, был именно страх. Он блокировал любые попытки Джуд вспомнить все детали, хотя она, стоит признаться, не сильно-то и старалась.

— Я и не говорю, что ты всё знаешь, — со вздохом произнёс Имон, проведя ладонью по лицу. — Но что-то ты определённо знаешь. Например, эфир. Ты несколько раз упоминала об этом. Так что это?

«Не знаю», — хотелось огрызнуться Джуд. Она никогда не была злой или остро реагирующей на любые вопросы, но сейчас желание отгородиться от всех и перестать думать о том, как она выглядит в глазах других людей, было чрезвычайно сильно. Разве она должна оправдываться за то, чем обладает с самого рождения? Это было бы так же глупо, если бы её просили объяснить, почему у неё длинные уши, и ответ был бы тот же самый: потому что она родилась такой. А тот факт, что, возможно, таких, как она, больше не осталось, ещё ничего не значит.

А ведь доктор мог ей всё объяснить. Если он тоже владел эфиром и знал, как правильно им управлять, он мог ей помочь. Он, разумеется, учил её, но методом проб и ошибок, с помощью построения различных симуляций, в которых можно было выяснить, насколько опасен эфир в том или ином количестве и наоборот. Но он никогда даже не давал ей повода думать, будто знает намного больше. И Джуд, в жизни никогда не злившаяся на доктора, начинала чувствовать, как в груди завязывается тугой узел из противоречивых чувств.

— Эй, Джуд, — позвал Имон.

— Я не хочу разговаривать, — буркнула Джуд, опустив глаза на красующийся на запястье браслет. Он — ещё одна загадка, которую Джуд должна была разгадать, и она этому не была рада.

— Да погоди ты, — раздражённо бросил Имон. Джуд всё-таки посмотрела на него и заметила, что глаза у него стеклянные, с белыми ободками: он либо что-то искал в Потоке, либо копался в своих программах. — Эй, — повторил Имон как-то слишком нервно. — Буди Бланша.

— Что? Зачем? Он же…

— Я только что уловил странные сигналы с улицы. Нашу манту оцепила полиция.

© mikki host,
книга «Недобитые».
Комментарии