Пролог
Глава 1. Фокс и Бланш
Глава 2. Джуд
Глава 3. Имон
Глава 4. Человеческая кровь
Глава 5. Послания неизвестного
Глава 6. Химеры
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Глава 8. Путь домой
Глава 9. Татуировки
Глава 10. Пепел и зола
Глава 11. Осколки в ранах
Глава 12. Сделка
Глава 13. Дилемма
Глава 14. Ри
Глава 15. Лжец
Глава 16. Разношёрстная компания
Глава 17. Интуиция
Глава 18. Всё под контролем
Глава 19. Дочь Золотого города
Глава 20. Наблюдения
Глава 17. Интуиция

Ри сидел на капоте и водил когтем по металлу так, словно ситуация была вполне нормальной. Словно всё было просто отлично, они все — лучшие друзья, а купленные Хейном на заправке сэндвичи — лучшие во всей Вселенной. Джуд так же сидела на капоте, болтая не достающими до земли ногами, и воспроизводила голодного хомячка, но даже это не могло заставить Имона отделаться от дурного предчувствия.

Вокруг — ни души, но вряд ли дело было в том, что они свернули с трассы и заехали вглубь пустоши на несколько километров. Можно было, конечно, остаться на заправке, но только не утром. По крайней мере, так считал Хейн, а у Ри либо духу не хватило поспорить с ним, либо ему было всё равно. Отклонения от курса были незначительными, но даже при них Хейн был настороже и всё ходил вокруг машины, будто надеялся разглядеть опасность, с какой бы стороны она их не ждала.

Анубис скакал возле Джуд и выпрашивал хотя бы кусочек её сэндвича, на что она, сводя брови, достаточно строго говорила: «Тебе нельзя бекон», а потом менялась в лице и в течение нескольких секунд смотрела перед собой так, словно там были ответы на все её вопросы. В такие моменты Ри косился на неё, потом переводил взгляд на Имона, но тот лишь пожимал плечами. Он понятия не имел, в чём заключается эта странная фишка с беконом. Его она, вообще-то, и не волновала.

Имон сидел на водительском месте и смотрел на возвышающиеся вдалеке горы, силуэты которых были скрыты за сотнями вырванных из Потока фрагментов. В груди что-то едва ощутимо, но болезненно ныло, однако Имон продолжал обрабатывать новую информацию и проверять каждый источник. Хотелось найти что-то, что опровергнет всё остальное и при этом будет на сто процентов правильным. Но ничего подобного не находилось — Имон так и сидел со стеклянными глазами, направленными на горы, не замечая ничего вокруг.

Ида Джориус мертва.

Её команду возглавляет доктор Скотт, о котором отзываются весьма лестно.

В Эсто нашли новое тело.

Иззи может пробраться на сервера секретной лаборатории и найти новую информацию о проекте «Защитник».

Голова Имона нестерпимо болела.

Почему всё это свалилось именно на него? И почему сейчас? Почему ему не дадут отдохнуть хотя бы несколько дней? С момента побега прошло всего два дня, а такое чувство, будто целая вечность. Первую ночь и большую часть дня они провели в запертой манте, потом несколько часов — в мотеле, откуда им пришлось бежать вместе с Ри. Иззи связалась с ними ранним утром, а после того, как неожиданно прервала связь, стала отсылать Имону сообщения о готовности начать сотрудничество. Он получал их весь день и всю ночь, пока сегодня Хейн, наконец, не решил поднять эту тему по-нормальному. Но сначала, как он объявил, завтрак, хотя сэндвичи точно нельзя было назвать завтраком.

Почему вся эта неразбериха свалилась именно на него? Он ни на секунду не забывал, что втянуты оказались и Хейн с Джуд, а Ри пусть и не был с ними с самого начала, теперь, кажется, хотя бы временно в эпицентре неприятностей вместе с ними. Но всё равно было чувство, что всё нацелено на Имона. А ведь в доме дока тот незнакомец говорил, что ему нужна девчонка. Нужна Джуд, а сейчас о ней почему-то все забыли.

Что-то определённо было не так.

Пластиковый контейнер с его порцией ждал на втором сидении, но дотянуться до него Имон элементарно не смог. Правая рука не отозвалась.

Имон попробовал пошевелить пальцами, но ничего не почувствовал. Поднял правую руку левой и опустил, и та безвольно упала ему на колени. Перед глазами всплыло сообщение о рухнувшем контакте, но никаких деталей не было.

— Эй, народ, — позвал Имон, вылезая из машины, — моя рука, кажется, только что померла.

Хейн остановился и непонимающе нахмурился.

— В смысле, она не реагирует, — пояснил Имон, попытавшись ещё раз потрясти рукой. — Никакого контакта.

— Я думал, Джуд уже разобралась, в чём дело, — пробормотал Хейн, переводя на неё взгляд.

— Я не эксперт по протезам, — пробубнила Джуд с набитым ртом. Она сглотнула, отряхнула крошки с лица отрытой где-то салфеткой и спрыгнула с капота. — Ладно, я посмотрю, но ничего обещать не могу. Я не знаю, как правильно обращаться с протезами.

— А этого говорила, что знаешь, что делать.

— Интуиция, — на одном выдохе произнесла Джуд в ответ на спокойное замечание Хейна. — У меня очень хорошая интуиция.

Она ведь им лгала. Сканеры не могли прочитать её так хорошо, как других, но они выдавали Имону статистику о вероятности лжи. До того точную и успевшую начать рябить перед глазами слишком часто, чтобы киборг и вовсе не обращал на неё внимание.

— Иными словами, полагаемся на удачу? — поинтересовался он, переведя взгляд на Джуд.

— Сядь куда-нибудь и дай мне посмотреть твою руку.

Он качнул головой и послушно занял место на капоте. Ри упёр локти в колени и со слабо горящим интересом в глазах следил за происходящим, дёргая ушами. В последние часы он вёл себя крайне тихо, почти не участвовал в разговорах, а если и делал это, то не преподносил никакой новой информации. Тихий, подозрительный, странный, но при всём при этом делающий то, что ему говорят, и не показывающий своих истинных намерений — ещё один лжец, которого сканеры читали со сбоем.

Джуд резко схватила Имона за левую ладонь и больно её сжала.

— Ай! Да что такое?..

— Ты совсем дурак? — пробормотала Джуд, отпуская его левую ладонь и переключаясь на правую. — Что ты хотел сделать?

— В каком смысле? Я хотел снять толстовку. Тебе ведь нужно осмотреть мой протез.

Ри протянул какое-то странное и совершенно безэмоциональное «у-у» и невозмутимо уставился на них. Если бы Имон мог, он бы дотянулся до него и врезал ему где-нибудь в районе затылка, потому что его вмешательство было не обязательным.

— Разве место стыка не нужно осматривать? — озадаченно спросил Имон, сосредоточив своё внимание на Джуд. — Все мастера, с которыми я сталкивался, всегда осматривали место стыка.

Джуд посмотрела на него полным недовольства взглядом, поджала губы и пробубнила себе под нос:

— Просто закатай рукав до локтя.

Идиотское сообщение о повышении уровня адреналина собеседницы едва не поставило Имона в тупик.

— Я тоже слышал, — вмешался Хейн, неожиданно показавшись слева от Джуд, — что места стыка всегда осматривают.

— Не поверю, пока не услышу от эксперта, — яростно прошептала Джуд.

«Но ведь док, воспитавший её, — эксперт». Имон окончательно запутался.

Пластины протеза скрипнули, когда Джуд сильно сжала запястье Имона. Он совсем ничего не почувствовал, но шестое чувство вкупе со сосредоточенным взглядом Ри говорили о том, что не всё так просто.

— Ты ведь просто щупаешь мои пальцы, — громким шёпотом сообщил Имон спустя минуту напряжённой тишины.

— Тихо, — буркнула Джуд, даже не поднимая головы, — ты мне мешаешь.

И в чём он, интересно, может ей помешать? В сосредоточивании взгляда в одной чёртовой точке? В старательном ощупывании пальцев, которые совсем ничего не чувствовали? Такая серьёзность вместе с оглушительным молчанием заставляла Имона чувствовать себя так, будто его вновь положили на операционный стол. Яркое солнце, медленно ползущее всё выше, — флуоресцентные лампы, резавшие глаза ещё до того, как их заменили. Ри справа, Хейн слева и Джуд прямо перед ним — словно тени врачей с размытыми лицами, из-за которых Имон чувствовал иррациональный страх, ползущий по коже. Успевший нагреться металл капота до ужаса напоминал нечто призрачное, что Имон будто бы до сих пор ощущал спиной. Холодный стол становился горячее, когда туда попадали пот и кровь.

Имон вздрогнул и попытался выдернул руку, но успеха не добился. Он видел, что Джуд растопырила его пальцы и осматривала указательный, но он определённо что-то почувствовал. Жгучее, быстрое, заставившее сердце биться чаще. Перед глазами ничего не поплыло, но мышцы задрожали от напряжения.

Имон будто что-то вспоминал.

— Погоди, — пробормотал Имон, когда Джуд потянулась к его локтю. — Стой!

Её пальцы легли на переплетение чёрных проводов, видневшихся из-под стыка двух пластин. Имону стало страшно до дрожи в коленках, но ничего не изменилось. Ни мурашек, ни гнетущего чувства от присутствия ещё двоих людей.

— У тебя проблемы, — выждав ещё пару секунд, объявила Джуд. Ри навострил уши и наклонился чуть ближе, но без всякого внешнего беспокойства или интереса.

— У меня всегда проблемы, — отозвался Имон. Смотрели на него так, будто он корчился в припадке не меньше получаса, попутно выкрикивая, как сильно он ненавидит всех и каждого. — Дай угадаю: мне нужен настоящий мастер, чтобы восстановить чувствительность протеза?

— Нет, — покачала головой Джуд. — Тебе нужен мастер, который сможет безопасно снять этот протез и установить новый.

— В каком смысле? — вмешался Хейн, в замешательстве переведя взгляд на руку киборга.

— Тело Имона отторгает нынешний протез.

Ри похлопал глазами, сощурился и стал проводить невидимую линию от рук Джуд к руке Имона, будто видел между ними какую-то связь. Хотелось шикнуть, чтобы он сейчас же прекратил это, потому что это выглядело слишком жутко, но всё внимание было обращено к словам Джуд.

— Как это? — не понял Имон. — Я два месяца ходил с этим протезом. Если бы моё тело отторгало его, я бы понял это в первый же день.

— У твоего протеза была определённая установка, — принялась объяснять Джуд, собрав руки на груди. Она отступила на шаг и вперилась взглядом в следы от шин, оказавшиеся совсем рядом.

— Типа программы?

— Нет. Все программы внутри твоего тела, а не протеза. Но у протеза была своя установка, которая не позволяла тебе замечать тот факт, что он постепенно отторгается твоим телом.

— Да погоди ты, — поднял руки Хейн, нахмурившись. — Это же противоестественно. Люди не могут жить с протезами, которые их тела отторгают. Это ненормально.

— Да и что это за установка? — поинтересовался Ри, подтягивая колени к груди и располагая на них подбородок. — Если эта установка не через программу, то что?

Как это вообще возможно?.. Имон знал о протезах достаточно, и Хейн был прав: люди не могут жить с теми, что отторгаются их организмами. Аномалии могут быть выявлены максимум спустя месяц после начала использования, минимум — в ближайшие часы. Имон ходил с этой рукой два месяца, и она ещё ни разу не подводила его.

Но начала подводить после того, как он оказался у дока.

— Док мог что-то сделать? — тут же спросил он, отчаянно цепляясь за довольно хрупкие мысленные конструкции. — Когда мы были в ангаре и он нагнал нас… Он вырубил тебя, — он указал на Джуд, — и как-то заставил тебя следовать его приказам, — добавил Имон, повернув голову к Хейну, из-за чего тот недовольно скривил губы. — Помните? Он что-то сделал с вами. А потом он что-то сделал со мной. Он мог как-то повлиять на мой протез?

— Док ведь не…

— Я видел жёлтую вспышку.

Джуд так и не закончила предложение. Играть в метание молний они не стали, но стоило признать, что киборг проиграл бы. Одно неверное слово о доке — и Джуд вся взъёживалась, сжимала кулаки и хмурилась так, словно намеревалась броситься на Имона и выцарапать ему глаза.

— Он человек, — наконец произнесла Джуд, на секунду запнувшись на последнем слове. — И всегда им был. Тебе, должно быть, показалось.

Ри неопределённо качнул головой и спрыгнул на землю.

— Тогда нам, наверное, нужно найти мастера? — предложил он, лениво потягиваясь.

— Ну, если мы поймём, что эта за установка позволяла моему протезу работать, мы справимся своими силами.

Джуд на многозначительный взгляд киборга не ответила. Только пробормотала что-то себе под нос и стала переглядываться с Анубисом. Тот тявкнул, Джуд в ответ шикнула, но всё же сдалась и со вздохом проговорила:

— Я не знаю, сколько будет длиться процесс отторжения. Думаю, если я пойму, как правильно работала эта установка, я смогу сымитировать её с помощью… В общем, смогу. Я попробую. Постараюсь.

Ри озадаченно похлопал глазами и перевёл взгляд с неё на Имона, а после — на Хейна, но в ответ мужчина только хмыкнул и закатил глаза. Хвост Ри дёрнулся, подняв небольшое облако пыли.

— Доктор Вальфбард учил тебя обращаться с протезами? — осторожно поинтересовался он, постукивая костяшками чешуйчатых пальцев друг об друга.

Джуд подняла голову и посмотрела на него до ужаса затравлено, словно Ри пытался выбить у неё ответ под дулом пистолета, а она даже не понимала, о чём речь. Имон сам чертовски хотел узнать, действительно ли док учил девушку обращаться с протезами, — и если да, то почему она сказала, что поверит только словам эксперта, — но откуда-то, из совершенно не изведанной области собственного сознания, поднялась мысль: «Ри слишком давит».

Он, вообще-то, даже не давил. Спрашивал аккуратно, с явным намёком на то, что ответ можно и не давать. Но мысль была слишком навязчивой и не отступала вплоть до тех пор, пока перед глазами не всплыло новое сообщение, на этот раз о восстановленном контакте.

— Выходит, — начал Имон, одновременно следуя и за навязчивой мыслью, и за желанием увести разговор в другое русло, — контакт будет пропадать время от времени, пока вовсе не исчезнет?

— Только если не заменишь протез в ближайшее время, — с готовностью ответила Джуд, повернувшись к нему.

— А как насчёт установки, о которой ты говорила?

— Что это вообще такое? — растерянно вклинился Хейн.

— А это может быть как-то связанно с моей татуировкой? — выпалил Имон первую теорию, что пришла ему на ум. — Я же, типа, сбежал из исследовательского центра. Вдруг на мне там опыты какие-нибудь ставили, и установка на протез оттуда, как и татуировка?

— Я начинаю терять нить рассуждения, — серьёзно заявил Ри.

— Татуировка у тебя была и раньше, — решительно произнесла Джуд, — установка, судя по моим ощущениям, позже.

— Что это за ощущения у тебя такие?

В неё вперилось три пары глаз, и Анубис наконец проявил себя. Прыгнул в сторону Хейна и клацнул зубами в воздухе, потом подбежал к Имону и почти вцепился ему в штанину, но тот вовремя задрал ноги. Анубис почти переключился на Ри, но тот вскинул руки, будто сдаваясь — что самое удивительное, пёс от него отстал. Только лёг напротив Джуд, гордо подняв голову со вспыхнувшими глазами.

И о какой командной работе может идти речь, когда у них тут творится такое? Словно до ужаса похожих татуировок, имеющихся у них и до сих пор спрятанных невидимой силой, было недостаточно. Будто нападение химер и то, что Имон видел и чувствовал, волновало его одного.

— Джу-уд, — протянул Имон, параллельно слезая с капота, — как ты вытащила осколок пули из плеча Хейна?

— Ты был ранен? — поинтересовался Ри и перевёл взгляд на Хейна. — Я не чувствовал запаха крови, когда нашёл вас.

— К утру даже шрама не осталось, а кровь уже давно высохла.

— Сколько регенео тебе вкололи?..

— Одну дозу.

— От одной дозы шрамы не исчезают.

Краем глаза Имон следил за Джуд, но не выдал, что заметил её изменившееся лицо. Она знала ответ, но умалчивала его, оставляя Ри в растерянности. Вряд ли он действительно интересовался, почему всего за одну ночь и с одной дозой регенео Хейн успел забыть про ранение, но неожиданно заданный вопрос был чрезвычайно метким.

Имон ненавидел лезть в чужие тайны. Они его никак не касались, а уж тайны девчонки, которую он встретил пару дней назад — тем более. Но если есть хотя бы шанс, что они могут навредить им, Имон должен попытаться выведать эти тайны. Даже вопреки противно скребущей изнутри совести.

— Джуд, как ты думаешь, у татуировки и установки протеза может быть какая-то связь? Может быть, доктор тебе что-то говорил?

— Я всё ещё не понимаю, о какой именно установке идёт речь, — напомнил Ри.

— Да что тут непонятного-то?! — вдруг вспылила Джуд, резко мотнув головой. — Всё очень просто! У военных есть установка: защищать гражданских и само общество. К протезу применили ту же установку: работать, несмотря ни на что. Это просто!

— Я не понимаю, — озадаченно повторил Ри, чуть опустив уши. — То есть, эта установка — что-то, что может сделать человек? Но это не программа, которую можно написать, да? Тогда что это? Какая-то мистическая сила, посланная самим космосом?

Говорил он вроде бы без издёвки, в спокойно-нейтральной манере, которую Имон успел окрестить привычной для Ри, но Джуд не выглядела такой уж собранной или не удивлённой. Джуд выглядела загнанной в тупик и неожиданной вспомнившей о своём лучшем оружии — молчании.

Она их точно в могилу сведёт.

— Никакой мистической силы, посланной самим космосом, — недовольно смотря на Ри, отрезал Хейн. — И это не ламмертцы, которых ты так боишься. Они не могут наводить морок на неживых.

— Я не боюсь ламмертцев, — Ри пожал плечами и медленно взмахнул хвостом так, что кончик почти оказался на одном уровне с его слишком яркими глазами. — Просто хочу быть уверен, что нет чего-то такого, о чём мы должны узнать прямо сейчас. Ну, понимаете, вдруг это сыграет с нами злую шутку?

— Ты прикалываешься?

— Я просто следую своей интуиции. Моя интуиции много чего шепчет мне, но прямо сейчас она говорит о том, что нам пора выдвигаться, если мы действительно хотим встретиться с Иззи и попасть в ту лабораторию.

— Охренеть! Давайте просто забудем о том, что мы не узнали ничего нового, но зато получили больше вопросов, — добавил Имон с нарочито не свойственным ему энтузиазмом. Одного движения бровью со стороны Хейна хватило, чтобы киборг чётко понял: у них и так слишком много проблем, чтобы решать их всех разом и прямо сейчас.

Почему все ведут себя так, будто их нисколько не волнуют все эти тайны? Может они, конечно, сталкивались с чем-нибудь похуже, но могли хотя бы предупредить, чтобы Имон не чувствовал себя не в своей тарелке. Он и так носил звание отщепенца, совсем ничего не помнил и даже не представлял, как ему быть. Ему было тяжело, но суровыми взглядами за расспросы награждали его, а не кого-либо другого.

Хотя, может, Хейн уже давно разработал подходящую стратегию. Не заметить странностей в поведении Джуд мог разве что слепой и глухой. Самым логичным поступком, который Имон смог придумать, заключался в том, что Хейн давал Джуд время свыкнуться с мыслью о смерти дока и осознать, что возвращаться ей элементарно некуда.

Имону свыкнуться с мыслью, что Ида Джориус мертва, почему-то не дали.

— Я, пожалуй, свяжусь с Иззи, — пробормотал Имон, нарушая повисшую тишину. Хейн согласно кивнул, явно удовлетворённый тем, что с разговорами на странные темы, накладывающиеся друг на друга, они закончили.

— Значит, отправляемся дальше, — подытожил Ри, направляясь к машине.

«Вау, мы собираемся проникнуть в секретную лабораторию, — подумал Имон, наблюдая за тем, как прямо перед его глазами согласно командам формировалось сообщение. — У нас ни черта нет, но мы всё равно собираемся сделать это».

Хотя у них, наверное, сейчас было всё, что только могло понадобиться. Машина, деньги, еда и одежда, оружие Ри. У них не было только доверия друг к другу, хотя они проявляли его жалкое подобие слишком часто. Сначала Имон, Хейн и Джуд с чего-то доверились друг другу, потом неожиданно появившемуся Ри. Теперь ещё и Иззи, которая вообще неизвестно где находится, но почему-то может примчаться в нужное место из-за одного только призрачного шанса на нахождение информации о Доноване.

Почему с ним такого не было? Почему никто не примчался в первые дни после пожара в «Аммон Ра» и не спас Имона? Будто бы он вовсе и не нужен был Джориус, но ради приличия она и её команда спустя два месяца послали Ри.

Может, он никому и не нужен. Он ведь не идиот, чтобы доверять Ри за одну только его честность, которую как-то определила Джуд. Не может быть, чтобы у киборга была какая-то тайная задача, которую он был обязан выполнить. Если она была так важна, то почему к ней не оставили инструкций или подсказок? Даже зашифрованное сообщение сгодилось бы. Номер Семь же разгадал послание Иззи, спрятанное за координатами, — мог бы и ещё что-нибудь разгадать.

Голова болела, а навязчивые мысли вроде иногда всплывающих воспоминаний и вопросов о том, сколько ещё странностей произойдёт, ничуть не помогали. Всё было мутно, неправильно, максимально неестественно. Хотелось найти блок, отвечающий за хранение памяти, и хорошенько встряхнуть его.

«Твой не-капитан всё ещё злится

Имон почти выругался. Джуд запрыгнула на заднее сиденье раньше, чем Хейн успел оспорить предложение Ри или хотя бы согласиться с ним, тем самым вынуждая всё же начать двигаться дальше. Имон потоптался на месте ещё немного, отвечая Иззи, после чего всё же вернулся в машину. Джуд очень хорошо притворялась, будто бы его нет, зато Анубис так и сверлил его взглядом.

«Я пришлю координаты, где вас будет ждать манта».

И спустя секунду ещё одно: «Стой, а как же машина? Не-капитан вряд ли согласится оставить её».

«Это машина Ри», — едва только Имон успел отправить ответ, как Иззи тут же продолжила:

«Я нашла подходящее местечко, недалеко от того, где встретимся мы. Можно спрятать машину там. Ри запрограммирует её

— Эй, Ри, — громко позвал Имон, стоило только Ри расположиться на переднем сиденье, — ты может задать машине маршрут?

— Да, я как раз обдумывал этот вариант, — согласился Ри, повернувшись назад. — Уверен, что смогу запрограммировать её на определённый маршрут. Не хотелось бы бросать её прямо здесь.

«Сказал, что сможет».

«Супер! Первые координаты — наше место встречи. Вторые — куда стоит отправить машину. Даю руку на отсечение, что там её не найдут. А если хорошо заложите маршрут, даже не стырят, пока она будет ехать».

«А можно как-то без отсечения

***

— А ты не намудрил с расшифровкой? — тянуче спросил Ри, оглядывая местность.

— У меня одна рука ломается, но я всё равно могу тебе хорошенько врезать. Нет, я не намудрил с расшифровкой.

По крайней мере, Имон на это рассчитывал. Иззи наставила столько защиты на сообщения с координатами, словно они вели не к месту встречи, а к тайному штабу МКЦ.

Единственное, в чём Имон не был уверен, так это в собственной руке. За время их пути она отключалась ещё три раза, и каждый раз Джуд осматривала её, каким-то образом восстанавливая контакт. Она не подключалась к его панели, используя завалявшиеся в бардачке провода, не просила Анубиса провести диагностику. Просто держала его руку, ощупывала пальцы и водила своими по стыку пластин с таким задумчивым видом, словно с молитвами обращалась к космосу и просила его помочь ей. Она ничего не объясняла, на все вопросы дулась, точно ребёнок, и один раз даже показала Имону язык. Потом Ри назвал это странным, потому что «от Джуд пахло так, будто она в любой момент может сорваться».

Имон так и не понял, что удивило его больше: то, что сказал Ри, его интонация и обращение, будто они были давно знакомы, или слова про запах. Хейн назвал его чёрт знает кем, и Имон мысленно согласился с этой характеристикой.

Прямо сейчас они стояли возле приземлившейся в оговоренном месте манты. На северо-западе, за милями пустошей, начинался Китару, на юге — Медуза, а с юго-востока до северо-востока умудрился протянуться самый крупный и главный город Земли — Оро. Имон рассматривал карты достаточно долго, чтобы запомнить местность, но всё равно удивился, когда наконец смог осознать масштаб этих пустошей. Он знал, что чем больше и влиятельнее город, тем меньше у него соседей и тем больше подконтрольная территория. Содом — исключение, хотя одиннадцатая столица, Аке, находилась достаточно близко к нему.

Разумеется, воздух тут просто не мог быть другим, но всё воспринималось как-то иначе. Жёсткая сухая земля под ногами, раскалённый асфальт трассы вдалеке, редкие кусты непривередливых растений и нечто, напоминающее развалины старого города. В основном это, если верить сканерам Имона, были металл и камень, но конструкции были до того искорёжены и побиты временем, что восстановить их точный вид так просто не представлялось возможным. Всё, что оставалось киборгу и его сканером — это любоваться жёлтой от песка землёй, плывущим по ясному небу солнцем и выбивающейся из общей картины чёрной мантой.

Они прибыли полчаса назад, а Иззи всё ещё не было. Она писала едва не каждую секунду, напоминая, что уже в пути, осталось всего каких-то сорок, двадцать или десять километров, но из-за становящейся всё сильнее жары ожидание начинало напоминать пытку.

Перед тем, как добраться до места, где их ждала манта, Ри настоял на ещё одном штурме какого-нибудь неприметного магазина. Погода в районе трёх столиц, — так негласно называли территории Оро, Медузы и Китару, — не должна была сильно отличаться от той, к которой они привыкли в Эсто, но в пустошах в это время года всегда жарче, чем в городах, и потому лучше перестраховаться.

Перестраховались они не так хорошо. Имон умирал в своей тонкой толстовке и уже был готов стянуть хотя бы капюшон, но Ри при каждой его попытке шипел и показывал клыки. Если верить его словам, получить солнечный удар куда проще, чем они все думают. Хейн открыто его не поддерживал, но награждал Имона каким-то особенно-осуждающим взглядом, и киборгу приходилось подчиняться. Но на Джуд, которая стянула куртку и выбежала из манты сразу же, как они приземлились, никто не шипел. Имон пришёл к выводу, что его просто недолюбливают.

«Вы там ещё не смотались?» — всплыло прямо перед глазами, когда Имон от скуки закрыл глаза всего на несколько секунд.

«Я сейчас умру от жары».

«Если ты умрёшь, я воскрешу тебя. Ждите, сладкие, я уже близко».

Если бы только это ожидание можно было заполнить чем-то полезным. Хейн и Ри сверялись с картой, которую чудом удалось загрузить в потрёпанный планшет последнего, найденный ещё в машине. Анубис едва не взрывал землю носом, пытаясь найти что-то, а Джуд бродила рядом, сосредоточенно смотря себе под ноги. Иногда она резко наклонялась и будто пыталась что-то схватить, но потом неудовлетворённо хмыкала и шла дальше. Имон всё надеялся подобрать подходящий момент и поговорить, но останавливал себя — вспоминал, как хорошо его игнорировали всё это время.

Джуд победно вскрикнула и гордо подняла руки вверх. Ри оторвался от карты и нахмурился, но потом резко перевёл взгляд на развалины вдалеке и прищурился.

— Там что-то есть, да? — с какой-то неестественной безэмоциональностью спросил Хейн.

— Кто-то или что-то поднял пыль. Если это не Иззи, у нас проблемы.

— Может, это твоя машина нас догнала? — предположила Джуд, подходя ближе. Выпавшие из высокого хвоста пряди наверняка мешали, но Джуд их будто не замечала, старательно удерживая ладони вместе.

— Мне не говорили, что она такая быстрая, — озадачено ответил Ри, — да и если верить заложенному в панель маршруту, одна должна приехать с другой стороны.

— Тебе не… Погоди, что? — Хейн похлопал глазами и многозначительно посмотрел на Ри. — То есть та машина даже не твоя?

— Разумеется, нет. Я не так хорошо вожу, так что даже не думал о том, чтобы покупать машину.

— То есть всё это время, пока я вёл, мы могли ехать на автопилоте?

— Ты сам сказал, что сядешь за руль. Я решил не спорить.

У Хейна глаз задёргался.

— Если это не Иззи, то кто? — спросила Джуд, прижимая руки к груди. — Нам нужно спрятаться?..

«Эй, — вновь всплыло перед глазами Имона, — надеюсь, вы готовы к незаконному проникновению на опасную территорию

— Это Иззи, — со вздохом заверил её Имон. — И она настроена решительно.

— Для начала нужно…

— Я поймала ящеричку.

Глаз Хейна дёрнулся ещё раз. Казалось, будто его задел не факт того, что его так бессовестно перебили, а именно присутствие маленькой зелёной ящерицы, расположившийся на ладонях Джуд. Сама девушка, демонстрирующая им крохотную рептилию, улыбалась во весь рот и выглядела чрезвычайно гордо. Анубис будто поддерживал её, прыгая на месте и громко лая. Ни следа закрытости, наблюдавшейся с того самого разговора об установке для протеза Имона.

— Ты поймала ящерицу, — повторил Хейн, выделяя каждое слово.

— Она очень милая, — добавила Джуд, кивнув на рептилию в руках. — Я таких ещё не видела.

— А ты не подумала, что она может быть ядовитой? — в той же манере продолжил Хейн. — Джуд, это пустоши. Разумеется, вся флора и фауна здесь давно изучены, но представь хотя бы на секунду, что…

— Эй, народ!

Джуд подпрыгнула на месте вместе с ящерицей и быстро шмыгнула за спину Хейну. Анубис повернулся и навострил уши, хотя как таковой опасности не было — был лишь чёрный джип, остановившийся в десяти метрах от них, и девушка, держащаяся за край крыши и балансирующая на одной ноге.

Имон отчётливо уловил звук щелчка. Скосил глаза в сторону и увидел, что за спиной Ри держит пистолет. Элементарные правила приличия требовали сообщить ему, что так с потенциальными союзниками не встречаются, однако почти тут же сканеры уловили, что и у девушки был пистолет. Если они начнут встречу с перестрелки, Имон подставит висок первым, потому что ему всё это изрядно надоело.

— Если что, это я, Иззи! — крикнула девушка, прыгая на землю. Она вытащила из машины рюкзак и хлопнула дверью, после чего вновь посмотрела на них. — А вы всегда встречаете людей с пистолетами?

Ри и бровью не повёл, зато Хейн слишком громко сглотнул. Иззи не могла увидеть пистолет в руке первого, но могла успеть просканировать их. Планшета в её руке не наблюдалось, очков не было, но исключать возможность использования линз было нельзя, хотя сканеры Имона не обнаружили их.

Хейн многозначительно посмотрел на Ри, но тот даже не шелохнулся. Он повёл носом, будто действительно мог разобрать что-то в этой до жути однотипной пустоши без цвета и запаха.

— Я чую кантрокс и итро, — спустя долю секунды объявил Ри, нахмурившись.

— Она прячет лицо за маской, — очень тихо произнесла Джуд из-за спины Хейна.

— И как ты это поняла? — согласно кивнув, поинтересовался Ри.

— Интуиция.

— Почему я не удивлён?.. — сокрушённо прошептал Имон. Он действительно был готов к любому ответу, даже к тому, что Джуд случайно сболтнёт что-нибудь об «эфире», но вариант с интуицией успел ей полюбится — она использовала его в те редкие моменты, когда не игнорировала Имона и расплывчато отвечала на его вопросы.

— Иззи, — повысил голос Хейн, — не могла бы ты снять маску?

Уже начавшая идти к ним Иззи остановилась буквально в четырёх метрах. На ненастоящем лице с идеальными чертами застыло недоумение. Сканеры Имона не уловили ни каких-либо помех, ни хотя бы искажений, которые могли появиться в тот момент, когда Иззи поворачивала голову. Сканеры уловили только элементы кантрокса и итро, и то только потому, что Ри указал на них, а Имон дал команду на поиск.

— Я просто хочу обезопасить себя, — немного подумав, сказала Иззи.

— Наши лица настоящие, — спокойно заметил Хейн. — Разве ты не хочешь, чтобы обмен прошёл удачно и был равным?

Хотела, конечно, и это читалось даже на её ненастоящем лице. Эмоции были невероятно реалистичными, как и складка между бровей, длинные ресницы и сжатые в одну линию тонкие губы. Имон никогда прежде не сталкивался с настолько совершенно работающей маской.

— Идите вы к чёрту, — выдохнула Иззи, коснувшись пальцами левого виска.

Маска стала исчезать, распадаясь на крохотные частички, уползая за закреплённые на висках небольшие чёрные точки. Спустя несколько секунд Иззи, показав своё настоящее лицо, сняла терявшийся на фоне таких же чёрных волос ободок и, крутанув его в руке, недовольно поджала губы и посмотрела прямо на них.

— Пожалуйста, — сказала она, качнув головой, — вот вам моё настоящее лицо.

Имон не помнил, чтобы кто-то настолько быстро соглашался расстаться с маской. Даже барахлящие и работающие малое количество времени, их использовали достаточно часто. По крайней мере, в том Эсто, который знал Имон. Мало кто желал открывать своё настоящее лицо, которое легко найти в Потоке. Иззи — исключение. У Имона в таком случае было только одно объяснение: она слишком сильно хотела подобраться к панели на его руке и проверить подлинность видео. И Имон понимал, почему.

Сканеры работали исправно, очерчивая каждую деталь лица Иззи: её тёмные густые брови, очень длинные пушистые ресницы, карие глаза, смотрящие с явным намерением проклясть кого-нибудь, чересчур яркие тени на веках, алые губы, высокие скулы, ни единого намёка хотя бы на складочку — лицо Иззи было до того совершенно, что Имон даже не знал, применила ли она одну только косметику или дело не обошлось без модулей. Но даже если были использованы модули, Иззи не раскрыла их истинный потенциал. Её лицо было найдено в Потоке, фотография всплыла перед глазами Имона вместе с краткой информацией, менявшей буквально всё.

— Ого, — не удержался Имон, сравнивая окно из Потока с тем, что видел прямо сейчас, — сама Изабелла Донован.

© mikki host,
книга «Недобитые».
Глава 18. Всё под контролем
Комментарии