Пролог
Глава 1. Фокс и Бланш
Глава 2. Джуд
Глава 3. Имон
Глава 4. Человеческая кровь
Глава 5. Послания неизвестного
Глава 6. Химеры
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Глава 8. Путь домой
Глава 9. Татуировки
Глава 10. Пепел и зола
Глава 11. Осколки в ранах
Глава 12. Сделка
Глава 13. Дилемма
Глава 14. Ри
Глава 15. Лжец
Глава 16. Разношёрстная компания
Глава 17. Интуиция
Глава 18. Всё под контролем
Глава 19. Дочь Золотого города
Глава 20. Наблюдения
Глава 6. Химеры

Хейн терпеливо ждал. Левое предплечье до сих пор кололо, словно в него всадили лабораторные иглы. Ощущение не из приятных — особенно в момент ожидания, затянувшегося, должно быть, на целую вечность. Механический голос, сообщивший о том, что ворота открываются, был подобен спасительному сигналу. Хейн едва не влетел на территорию, боясь, что открытие ворот могут посчитать ошибкой, и быстрым шагом направился к дому.

Странный нечитаемый взгляд майора всё никак не хотел исчезать из памяти Хейна. Прокручивая в голове вчерашний и сегодняшний день и пытаясь отыскать в них хоть какие-нибудь подсказки, Хейн думал о том, где он мог напортачить. Он сильно сомневался, что его отстранят от дела насовсем, но подозрения всё же были. Предположения, высказанные им исключительно из желания выразить свои мысли и отбросить самые глупые теории, почему-то встречались непонятным взглядом Фокса, его оскаленными клыками и дёргающимся от напряжения хвостом. Словно всё, что говорил его подчинённый, — бред, который, однако, имел полное право на существование.

И всё же, каким образом на тех полицейских напали? Действительно ли с этим связано то изображение, на котором был улыбающийся томакхэнец? Он был просто подставной фигурой или же имел какое-то отношение к надписи на стене, сделанной красной краской? И мог ли этот томакхэнец быть тем самым Ящером из «Гоморры»? У «Керикиона» была своя база данных, почти не связанная с базой данных полиции, но они имели одну общую деталь — портреты некоторых преступников. Ящер относился к категории тех, чей потрет был не самым чётким, но при этом достаточно узнаваемым. Однако он, как и любой другой член «Гоморры», хорошо маскировался, да и изображение, втиснутое в систему видеонаблюдения, было не слишком ясным — определить, действительно это был Ящер, не представлялось возможным.

Но даже если это Ящер, то почему он был там? Какое ему дело до того, что творится в Эсто? Насколько Хейн знал, несмотря на то, что двенадцатая столица, Содом, находилась под руководством семьи Рептилий, добрая половина её членов никогда не сидела на месте. Ходили слухи о корветах, бороздящих космос и нападающих на различные станции. Среди них был один наиболее известный — «Сигор», считающийся главным кораблём этого небольшого флота. Но ни у «Керикиона», ни у полиции Эсто не было точной информации, которая могла бы подтвердить, что некоторые члены семьи Рептилий и впрямь были на том корабле.

Несмотря на грызущее Хейна желание разобраться с этим, он понял, что это невозможно. Космическое пространство находилось под надзором четвёртой столицы, постоянно рассылающей дополнительные инструкции и ориентировки в другие базы Оплота. Возможно, если майор Фокс посчитает это важным, он отправит запрос на базу Каролины с целью установить местоположение Ящера и, если всё сложится достаточно удачно, отследить его. Серия убийств в Эсто не может остаться без внимания, и виновник должен быть наказан — полковник, изредка выступающий по видеосвязи, постоянно твердил об этом.

Однако сейчас у Хейна была другая задача. Он ещё успеет вернуться на базу и прошерстить все необходимые майору архивы и отыскать в них что-нибудь, что может помочь им в расследовании. Но в эту самую минуту он должен был встретиться с доктором и забрать то, что так нужно Фоксу. Что именно это было, Хейн не знал, но надеялся, что майор успел предупредить своего давнего друга о том, кто именно его навестит. Будет не слишком приятно, если его посчитают нарушителем. Хотя какой он нарушитель, если его уже пустили за ворота?..

В окнах второго этажа горел свет, но Хейну всё равно казалось, будто дом пустой. Он не видел мелькающих в окнах фигур, не слышал каких-либо звуков, так что смело предположил, что дело в специальных системах, скрывающих дом от обзора с улицы. Окна вполне могли быть настроены на отображение света, в то время как в комнате была темнота, а все звуки могли подавляться одной из систем. Ничего удивительного в этом не было, но почему-то вчера дом казался куда более живым.

Хейн приблизился к дверям, и панель возле них вспыхнула голубоватым светом. Несколько мгновений ничего не происходило, но после механический голос попросил приложить ладонь к панели для подтверждения личности. Хейну пришлось стянуть перчатку и ощутить холод панели. Система выискивала его среди огромной базы данных, и спустя секунду нашла. Сказанное ею «Добро пожаловать, Хейн Бланш» было чрезвычайно холодным и неприветливым, но Хейн не был удивлён. Двери начали разъезжаться в стороны, открывая за собой белоснежный коридор с постепенно включающимся светом, но вдруг резко остановились, заскрежетав. Подобное было редкостью, иногда вызывавшей удивление, но Хейн всё же решил подождать. Происходящие порой сбои быстро устранялись.

Но когда в коридоре резко погас свет, Хейн понял, что сбой куда масштабнее. Панель возле двери потухла и отказывалась включаться, так что Бланшу пришлось протиснуть плечо и руку в образовавшуюся щель и с силой навалиться на одну часть двери. Та поддавалась, но слишком медленно, и Хейну даже показалась, что дверь пытается ему помешать и захлопнутся, вытолкнув его обратно на улицу. Спустя мучительные секунды напряжения, Хейн смог раздвинуть двери достаточно, чтобы протиснуться внутрь. Передышка длинною в мгновение закончилась, едва начавшись — раздался громкий крик, заставивший Хейна резко вскинуть голову.

— Твою мать, — прошипел он, проскальзывая внутрь дома и вынимая пистолет из кобуры. Какова бы ни была причина этого крика, пусть даже неожиданно появившийся на экране телевизора монстр из кино, Хейн был обязан действовать осторожно и внимательно.

Ни одна из комнат, мимо которой Хейн прошёл быстрыми ровными шагами, не была освещена. Лампы то вспыхивали, то гасли, делая это то слишком быстро, то слишком медленно. Распахнутые двери, ведущие на кухню, пришли в движение сразу же, как только Хейн прошёл рядом. Он обернулся, подняв пистолет, но ничего не обнаружил: только дверцу холодильника, врезавшуюся в стену рядом, и мигающую над столом лампу. Экран, встроенный в стену, пестрил помехами.

Жутковато? Возможно, но Хейн и не такого успел повидать. Во время обучения в академии в Менесе их слишком часто отправляли на различные космические станции для прохождения практики, и далеко не на всех царил идеальный порядок. К тому же, документальные фильмы никто не отменял.

Хейн даже не успел рассчитать, разумно ли будет подавать голос и звать кого-то (хотя его попытки раздвинуть двери, должно быть, уже давно услышали), когда двери в конце коридора громыхнули и вновь раскрылись. В коридор выскочил высокий парень в медицинской одежде и выкрикнул:

— Эй, док!

Хейн замер и прицелился. Парень заметил его и в нерешительности застыл, отчаянно пытаясь определить, на чём ему остановить взгляд.

— Кто кричал? — мгновенно спросил Хейн.

— Не знаю, — огрызнулся парень. — Девчонка какая-то. Док уже…

— Вальфбард? — уточнил Хейн.

— Что? Я, блин, понятия не имею! Убери пистолет!

— Кто ты такой?

— Какая разница? Там кого-то убивают, а ты…

Словно в подтверждение его слов крик повторился, но на этот раз он прозвучал намного ближе. Послышался громкий грохот, заставивший незнакомого парня подскочить на месте. Хейн уловил блеск на его правой руке — периодически вспыхивающий в коридоре свет выхватил гладкие белые детали. «Киборг, значит».

— Вызови полицию и покинь территорию, — скомандовал Хейн, двигаясь к лестнице, расположенной точно посередине коридора.

— Я не могу! — возмущённо выдал киборг.

— Делай, что тебе говорят! — рявкнул Хейн. В экстренной ситуации и в отсутствии старшего по званию он имел право принять на себя командование, и это, пожалуй, было тем правилом, которое знал каждый житель Эсто. Такое случалось нечасто, но если всё же случалось, то почти никто не возражал.

— Не могу! — продолжил возмущаться киборг.

— Это приказ!

Вновь что-то громыхнуло, и Хейн, плюнув на всё, бросился вперёд. На первой ступеньке лестницы успел активировать панель в перчатке, на второй — подать сигнал. Кто-нибудь из его отряда заметит, что тому нужна помощь, и сообщит Фоксу. Возможно, у Хейна и появится мгновение, чтобы сообщить о происходящем полиции, но он не хотел лишний раз рисковать.

На последней ступеньке он едва не врезался во что-то, преградившее ему путь. Хейн сумел удачно восстановить равновесие, но прицелится не успел — резкий удар в грудь отбросил его назад.

Чудо, что он не переломал себе все конечности, пока катился вниз. Или же его подхватил киборг? Хейн ничего не понимал: лампы продолжали вспыхивать и гаснуть, и его глаза не успевали следить за перемещением, происходящим в коридоре. Он только почувствовал, что кто-то выхватил из его рук пистолет. Прогремел выстрел, а за ним ещё один. Стены сотряс дикий вой, прозвучавший совсем близко. Завершился он утробным рычанием и глухим ударом чего-то огромного об пол. Хейн поднялся на ноги, хватаясь за грудь и втягивая как можно больше воздуха, и перевёл взгляд на киборга — тот и впрямь выхватил его пистолет и, кажется, только что прикончил напавшую на Хейна тварь.

Назвать лежащее перед ними существо иначе было нельзя — оно не походило ни на одно известное Хейну животное. Тварь было крупной, едва не под два метра ростом, с огромными, покрытыми чем-то омерзительным и склизким мускулами, под которыми ещё медленно пульсировали вены. Длинный хвост напоминал томакхэнский, но был слишком мощным, жёстким и невероятно гладким, — киборг для чего-то даже ткнул его ногой, но кожа не прогнулась. Роговые наросты на голове начинались между надбровными дугами и соединялись на макушке, образуя своеобразную фигуру, пространство внутри которой было также заполнено мелкими наростами. Огромная вытянутая морда твари была обращена в сторону, рот с кривыми чёрными губами — раскрыт, и из-за кривых острых клыков проглядывал раздвоенный язык. Чёрная кровь, больше похожая на смолу, струилась из двух дыр на голове, одна из которых была точно по центру лба, а другая — у правого виска.

Тяжело дыша, киборг протянул Хейну пистолет. На его тенниске расплывались тёмные пятна крови твари.

— Пиздец, — с неестественным смешком, сорвавшимся с губ, пробормотал киборг. — Какого…

— За мной, — перебил его Хейн.

Может, киборг был не так уж и бесполезен, как Хейн подумал изначально. И хотя втягивать гражданских было строго-настрого запрещено, киборг, кажется, совсем не возражал: он послушно поплёлся за Хейном, когда тот, обогнув мёртвое существо, двинулся к лестнице.

— Делай то, что я тебе говорю, — шёпотом начал объяснять Хейн, поднимаясь по лестнице. — И не спорь.

— Ты же всего лишь рядовой. Ты не можешь…

— Могу, — проскрежетал Хейн, продолжая: — Не лезь раньше меня и убегай, если я так скажу.

— Ага, я понял, — фыркнул в ответ киборг. — Мы просто сдохнем. Ты это хотел сказать?

— Я приказал тебе покинуть территорию, но ты отказался. Я не могу одновременно вытаскивать тебя и выяснить, что здесь произошло. Но ты можешь быть полезен. Видишь что-нибудь?

— Что я могу… А, да, точно, — согласился он, перебив самого себя. — Нет. Не могу ничего просканировать.

— Тогда будь начеку.

Хейн давно не чувствовал такого отрешения. Он действовал машинально, крадясь по пустому коридору второго этажа, прислушиваясь к раздающимся где-то совсем рядом странным звукам и думая о том, как ему выкручиваться. Часть него всё ещё была на первом этаже, напротив твари, напавшей на него, и пыталась понять, что она такое, откуда пришла и кто её создал.

Все попадающиеся им двери были заперты, из-за них не доносилось ни звука, и Хейн решил проверить их позже. В то же время странный шум стал намного чётче: какое-то шипение, чередующееся с чавкающими звуками. Коридор поворачивал налево, и Хейн, осторожно выглянув из угла, быстро нырнул обратно.

Коридор заканчивался через три метра и имел раздвижные двери по правую сторону, на данный момент запертые. Напротив них была ещё одна тварь, своей мощной когтистой лапой вжимающая брыкающегося доктора Вальфбарда в стену. Тварь медленно наклоняла голову вбок, высунув длинный язык и осторожно водя им по лицу доктора, — словно она изучала доктора, решая, стоит ли им перекусить. На правом предплечье доктора виднелось алое пятно, наверняка оставленное когтями твари.

Хейн понял, что двух выстрелов вполне хватает, чтобы убить тварь, и решил действовать. Тварь не заметила, как Хейн выскользнул из-за угла, и пришла в движение только тогда, когда он спустил курок. Первая пуля прошила твари шею, вторая — голову. Тварь ещё несколько мгновений стояла, покачиваясь из стороны в сторону, а после рухнула, утянув за собой доктора. Хейн кивнул киборгу и направил его к доктору, в то время как сам принялся внимательно изучать коридор.

— Охренеть просто! — раздражённо начал киборг, грозно возвышаясь над доктором. — Что, чёрт возьми, это значит, док?!

— Дверь заблокирована, — ошарашено прошептал он, хватаясь за правую руку. Закатив глаза, киборг всё же помог ему подняться, но доктор отмахнулся от него и сделал неуверенный шаг к двери напротив. — Я не…

— Я справлюсь и один, — не дав ему договорить, вмешался Хейн. — Уходите.

— Нет! — горячо возразил доктор, посмотрев на него, как на умалишённого. — Ты с таким ещё не сталкивался. Ты понятия не имеешь, что надо делать.

— Я убил эту тварь — этого что, недостаточно?

Доктор проигнорировал его и метнулся к панели возле двери. Она вспыхнула, но не привычным голубым, а жёлтым. Двери не поддавались, и от злости доктор даже ударил по панели — что удивительно, это сработало, и двери тут же разъехались. В коридор с криком выпала девчонка, и следом за ней метнулась ещё одна тварь. Она бросилась на оказавшегося рядом доктора, отшвырнула его в сторону и уже намеревалась подобраться к киборгу, но тот отскочил в сторону. Хейн прицелился, когда раздался звонкий голос:

— Стоять, квин!

Тварь застыла на месте. Она возвышалась над девчонкой, дрожащей и прижимающей руки к груди, и изучала её своими тёмными маленькими глазами — двумя космическими безднами с вращающимися спиралями из звёзд. Позади твари, в комнате, ещё горел свет, из-за чего кожа ещё двух тварей казалось невероятной гладкой. Перед ними стоял высокий тощий человек в серой одежде, лицо которого было скрыто за гладкой овальной маской, изображающей помехи, а голова укрыта широким капюшоном.

— Займись стариком, — из-за маски голос казался механическим и слегка искажённым, но тварь всё равно откликнулась на приказ: она прыгнула к доктору, схватила его за плечи и вжала в пол, раскрыв пасть и нависнув над ним. Хейн быстро подхватил девчонку, коей оказалась подопечная доктора, с которой он вчера разговаривал, и толкнул её себе за спину.

Незнакомец, казалось, только заметил их. Он скрестил руки на груди и громко цокнул языком, выражая своё недовольство.

— Вот оно значит как, — прокомментировал он, окинув их взглядом. — Неудачное мы выбрали время… Ну и ладно. Мы всё равно справимся.

— «Керикион» будет здесь через полминуты, — ложь сорвалась с языка Хейна слишком быстро. Впрочем, отступать было нельзя, и потому он был готов продолжить, но оказался беззастенчиво перебит:

— Глушители заблокировали все входящие и исходящие сигналы, — незнакомец коротко рассмеялся. — Вы заперты здесь, и если уж этот навороченный андроид не справился, вы уж тем более не сможете. Кстати, квин, — он щёлкнул пальцами, — заберите свою собаку.

Одна из тварей швырнула в коридор чёрно-коричневую массу. Та с визгом врезалась в стену, упала на пол и тут же подскочила на лапы, громко зарычав. Хейн узнал вчерашнего пса, который был готов напасть на него, но он и не предполагал, что тот на самом деле андроид.

— Итак, продолжим, — незнакомец сплёл пальцы и ещё раз окинул их взглядом. — Мне нужен был только доктор, но у него оказалось куда больше интересных вещиц, чем мы предполагали. И раз уж так вышло, я заберу их. А вы, — он махнул рукой в их сторону, и Хейн не совсем понял, кого именно незнакомец имел в виду: его, стоящего чуть впереди, или киборга и девчонку, замерших за его спиной, — не мешайтесь, ладно? Мы быстро закончим.

Незнакомец медленно двинулся вперёд. Первый выстрел прогремел совсем рядом с его лицом и почти оцарапал маску — незнакомец остановился и повернулся к Хейну.

— Очень грубо, — цокнул языком он. — Тебя не учили, что стрелять в людей некрасиво?

— Ещё шаг — и я выстрелю в голову.

— Не понимаю я вас, пустышек, — сокрушённо покачав головой, выдал незнакомец. — У вас ни капли силы, но выведёте себя так, словно вы — единственные, кто ею обладает.

Он не двигался и молчал, и у Хейна не было причин стрелять вновь, но слова незнакомца задели его — так сильно, словно в них и впрямь был тайный смысл, разгадать который мог только Хейн. Но проблема в том, что он ничего не понимал: ни о силе, ни о каких-то там «пустышках» о не знал, но шестое чувство подсказывало, что незнакомец не просто играет словами.

— Вернёмся к делам, — незнакомец перевёл взгляд на доктора, всё ещё прижатого к полу тварью. — Итак, доктор, где я могу ознакомиться с данными о проекте «Сосуд»?

Позади Хейна кто-то со свистом выдохнул. Оставалось надеяться, что это не девчонка попыталась броситься на помощь доктору, потому что шансов у неё было катастрофически мало.

— Я не знаю, — злобно ответил доктор. Из-за твари Хейн его почти не видел, но по интонации понимал, что тот готовится выступить против твари, хотя у него, стоит признать, и вовсе не было шансов.

— Знаешь, — возразил незнакомец. — Нам известно, что ты — последний, с кем общалась Морган. Она обязана была передать тебе все данные о «Сосуде».

— Я не связывался с ней уже много месяцев, — продолжил стоять на своём доктор. Хейн отчаянно копался в памяти, пытаясь вспомнить, о чём они говорили, — вдруг что-то такое было упомянуто в архивах базы? — но быстро сдался. Лишние мысли не помогут ему сократить число жертв до нуля.

— Врёшь. Остался только ты и Донован, но он уже давно не давал о себе знать, и мы… — незнакомец остановился, томно вздохнул и пробормотал себе под нос ругательство. — Звёзды, я только время зря трачу. Квин, забери девчонку. Нам пора уходить.

Одна из тварей выскочила в коридор и бросилась в их сторону.

— Бегите! — заорал доктор. Киборг на каком-то убийственно не подходящем уровне выпалил что-то вроде «а мы не знаем!», но всё же бросился обратно, утянув за собой девчонку. Та шмыгала носом и протестовала, но киборг оказался сильнее. Пёс-андроид прыгнул на тварь, когда она уже замахнулась для удара, и вцепился ему в шею. Тварь пронзительно заверещала и начала биться, пытаясь сбросить пса, в то время как ещё одна тварь последовала новому приказу: схватить их.

Хейн выстрелил, — пуля врезалась в мышцу твари и застряла там, — и со всех ног бросился вслед за киборгом и девчонкой. Он понимал, что бросать доктора ни в коем случае нельзя, но тот, судя по всему, был нужен незнакомцу живым. Это может выиграть доктору ещё несколько минут, пока Хейн разбирается с преследовавшими их чудовищами.

Мимо него проскочил пёс-андроид, его морда была испачкана чёрной кровью. Он остановился возле девчонки, в панике оглядывающейся по сторонам, и подтолкнул её в сторону двери в самом конце коридора. Хейн не верил, что такой небольшой андроид мог справится с тварью самостоятельно, но убедился в этом, когда на лестнице появилась только одна из них. Девчонка взвизгнула и вжалась в стену, для чего-то подняла руки, но Хейн остановил её, крикнув:

— Ждите!

Пёс рычал, а киборг без конца ругался, не находя себе места, но Хейн повторил свою команду ещё два раза. Тварь торопливо спускалась по лестнице, не сводя с них взгляда, и оттолкнулась на последних ступеньках — тогда-то Хейн и выпалил:

— В сторону!

Хейн мигом пригнулся, киборг отскочил в одну сторону, девчонка с псом — в другую, и тварь врезалось в стену между ними. Хейн подскочил на ноги, развернулся и сделал три быстрых выстрела — исключительно для верности. Фонтан брызг окрасил стену чёрным, и тварь начала медленно сползать на пол.

Отлично, теперь у них в коридоре две мёртвых твари, ещё одна — на втором этаже, а последняя наверняка до сих пор держит доктора.

Не успел Хейн даже рта открыть, как пёс начал прыгать на месте и рычать. Девчонка испуганно посмотрела на него, и тогда же пёс перепрыгнул через одно тело, потом через другое, и оказалась напротив дверей комнаты, расположенной в конце коридора. Что странно, двери были закрыты, а панель возле них горела ровным голубым.

Пёс подпрыгнул и мордой ткнулся в панель, после чего раздался знакомый звуковой сигнал. Двери плавно разъехались, и киборг присвистнул, явно удивлённый этим.

— Там есть выход? — быстро спросил Хейн, косясь на лестницу.

— Нет, но…

Пёс решил не давать ему даже шанса на то, чтобы окончить предложение. Он стал прыгать вокруг него и гнать к дверям, затем в два прыжка подскочил к девчонке, вцепился в её штанину и потащил к комнате.

— Да погоди ты! — девчонка замахала руками, пытаясь отогнать пса, но тот была непреклонен.

— К чёрту, — бросил Хейн, хватая девчонку за руку и таща её за собой. — Спрячетесь там, а я их отвлеку, ясно?

— Но мы должны…

— Делай то, что я говорю! — прорычал Хейн, вталкивая девчонку в комнату. Он совсем не боялся пса, который, как и вчера, мог попытаться запрыгнуть на него, — он, кажется, вполне понимал всю опасность ситуации и, будучи андроидом, успел просчитать, что приказам Хейна лучше следовать.

Однако Хейн понятия не имел, что сейчас кто-то помимо него может отдавать приказы.

— И его тоже! — прогремел звонкий голос с потолка. Киборг вновь выругался, а пёс-андроид прыгнула на Хейна и вцепилась ему в рукав. — Да, затаскивай его!

— Какого чёрта?! — визжала девчонка. Она едва успела отскочить в сторону, когда Хейн, потеряв равновесие из-за борьбы с псом, буквально ввалился в комнату.

— Отлично! — продолжил всё тот же голос. — Быстрее, у нас мало времени! Имон, хватай тот рюкзак! И не забудь про контейнер в верхнем ящике!

С удивлённо округлёнными глазами киборг бросился выполнять порученное ему дело. У Хейна перед глазами всё прыгало, но он всё же смог подняться на ноги и быстро оглядеться. Лаборатория была совсем маленькой, едва вмещала в себя всех троих и агрессивно скребущего пустую стену пса. Двери уже захлопнулись, но Хейн различил тихий скрежет за ними.

— Химеры уже ломятся, — сообщил голос. — Вам нужно…

— Кто ты, чёрт возьми, такой? — перебил Хейн.

— Номер Семь, — вдруг сказал Имон, распахивая один из верхних ящиков и доставая оттуда длинный чёрный контейнер. — Ты ведь Номер Семь?..

— Он самый, — подтвердил голос. Его обладатель появился на одном из экранов, кажущимся белой вороной среди неработающих: Хейн увидел чёрные кудри, смуглую кожу и худосочную фигуру, то появляющуюся, то пропадающую. — Мне удалось на несколько минут ослабить их защиту, так что надолго я не задержусь. Босс передал мне инструкции, и я должен…

— Нужно вернуться за ним, — вмешалась девчонка. Она выглядела испуганной, очень испуганной, и не знала, куда деть дрожащие руки, но всё равно смотрела на работающий экран, словно точно знала, что застывшее изображение является таковым не из-за подошедшего к концу времени, а из-за сбоя, и что Номер Семь всё прекрасно слышит. — Ты ведь его помощник, да? Я не знала, что он взял какую-то программу с собой, но ты должен подчиняться мне. Все программы доктора должны подчиняться и мне.

— Прости, Джуд, я не просто программа, — скороговоркой проговорил Номер Семь. — К тому же, босс приказал вам не возвращаться. Вы должны немедленно улетать отсюда.

— Что, прости, ты сказал? — фыркнув, уточнил Имон.

— «Керикион» с таким ещё не сталкивался, — Хейн был готов поклясться, что на этих словах Номер Семь посмотрел в его сторону, хотя изображение пропало на доли секунд. — Они ничем не смогут помочь боссу и будут лишь мешаться. Он сам справится.

— Он не справится! — горячо возразила Джуд, топнув ногой. Её зелёные волосы подпрыгнули в такт её действиям, но Хейну показалось, что это выглядела как-то слишком неестественно, словно какая-то сила задержала их в воздухе ещё на мгновение. — Я могу ему помочь.

Имон едва не выронил контейнер и ошарашено повернулся к ней.

— Ты? Ты едва не разрыдалась из-за стриольских колечек.

— Что ты… Ты вообще кто такой?! Мистер Бланш, кто это?

Когда он успел стать «мистером Бланшем», непонятно, но у Хейна не было времени на поиск ответов.

— А док тебе не рассказывал? — продолжил наступление Имон. Он с трудом запихнул контейнер в чёрный рюкзак, до этого лежавший на столе, и критически оглядел его. — Эй, Номер Семь, там всего лишь одежда и…

— Не спорь! — перебил Номер Семь. — Просто делайте, что я говорю, и всё будет в порядке!

Хейн очень сильно в этом сомневался. Скрежет за дверями стал громче, словно твари уже прорвали первый слой металла и их когти оказались слишком близко. Размеры лаборатории не позволяли развернуться, и Хейн не знал, что ему делать. Он не смог бы ни спрятать двух гражданских, ни отодвинуть их как можно дальше, чтобы взять тварей на себя.

Хейн вообще ничего не мог сделать.

— Нужно вывести их отсюда, — сказал Хейн, обращаясь к Номеру Семь. — Отсюда есть безопасный выход?

— Да, нужно спуститься вниз — там будет ждать готовая манта.

— Манта? — непонимающе повторил Имон. — На манте далеко не улетишь.

— Вам и не нужно. Я установил маршрут, который приведёт вас в безопасное место.

— Стойте, — Джуд вскинула руки, привлекая к себе внимание. — Что ещё за манта такая?

— Корабль, — коротко ответил Хейн. — Похож на шаттл, но предназначен для быстрых перелётов на короткие расстояния. Вмещает до четырёх пассажиров.

— Идеальный вариант, — подключился Номер Семь. Его лицо вновь пропало с экрана, но появилось с задержкой в целых три секунды — Хейн успел высчитать, что они никогда не превышали половины секунды, и его это взволновало.

— Но доктор…

— Это его приказ, — проскрежетал Номер Семь. — Он сам разберётся, Джуд. Не нужно лезть.

— Ты не понимаешь, — выделяя каждое слово, она продолжала спорить. Имон закатил глаза и переглянулся с Хейном, словно намекая, что они могут оставить её здесь, но «керикионовец» не был с не согласен.

— Они не должны поймать тебя.

— Но я справлюсь. Ты сказал, что те существа — химеры, да? Они не нападали на меня. Тот человек отдавал команды, но они не вредили мне. Я не знаю, правда ли это, но я думаю, им нравится мой…

— Нет! — прогремел Номер Семь, чьё лицо на экране исказилось до гневного. — Они ни за что не должны заполучить тебя! Если доктор говорит улетать, ты должна улетать.

— А каким боком здесь мы? — влез Имон, не дав Джуд даже рта открыть.

— Объясню чуть позже. Я… чёрт, нет, не я. Анубис вам покажет, куда идти.

— Он всего лишь пёс, — попыталась возразить Джуд, но в этот самый момент Анубис вновь пришёл в движение и разразился диким лаем.

Пёс царапал когтями пустую стену, словно там было что-то большее, чем видели человеческие глаза Хейна, и никак не хотел успокаиваться. Дверь неприятно заскрежетала, и в проёме показалась лапа химеры. Джуд взвизгнула, подскочила к Анубису и выпалила:

— Что нам делать?

Анубис постучал лапой по стене и в ожидании уставился на Джуд.

— Кажется, он хочет, чтобы ты сделала так же, — заметил Имон, медленно отступая к ним. Хейн поднял пистолет и прицелился, спиной закрывая гражданских, но не был уверен, что сможет слишком долго удерживать позицию.

Джуд сомневалась буквально мгновение — Хейн понял это лишь по вспышке голубого и зелёного, попавшей в поле его зрения. Имон ещё раз присвистнул, затем схватил Хейна за плечо и потащил за собой.

— Прикинь, а тут тайный ход есть!

Что ж, уж лучше подозрительный тайный ход, чем совсем ничего. Хейну не нравилось, что он не может остаться и как-то помочь доктору — слова Номера Семь о том, что его босс сможет и сам справится с врагами, не убедили его. Хейн видел доктора и был абсолютно уверен, что он не сможет даже на ноги подняться без помощи построенного.

Анубис вцепился в его штанину. Хейн бросил быстрый взгляд через плечо: в отъехавшей двери виднелась лестница, ведущая вниз. На первых ступеньках в нерешительности застыла Джуд, рядом с ней — Имон, одним только взглядом проклинающий всех и вся.

— Я ведь изучала дом, — пробормотала Джуд. В скрежете рвущегося под когтями химер металла её тихий голос прозвучал удивительно громко. — Тут не было никакого тайного хода.

— Очень мило, — нетерпеливо прокомментировал Имон, — но у нас есть проблемы посерьёзнее!

— Номер Семь? — позвал Хейн. Ему всё ещё не нравилось, что он вынужден следовать плану, изменённому буквально минуту назад, но не воспользоваться знаниями Номера Семь было бы настоящим преступлением.

Когда Номер Семь не ответил, Хейн позвал его ещё раз. Анубис потянул его сильнее, и у Хейна не осталось выбора. Ему пришлось отступать назад, на лестницу, при этом ни на мгновение не сводя пистолета с лап твари. Когда та просунулась почти до локтя, Хейн выстрелил. Химера яростно заскулила, заглушив очередной приказ незнакомца.

Анубис утянул Хейна на первую ступеньку, когда голос Номера Семь вновь прозвучал со всех сторон:

— Встретимся внизу.

Хейн едва успел отступить назад — дверь захлопнулась, оставив их во тьме.

© mikki host,
книга «Недобитые».
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Комментарии