Пролог
Глава 1. Фокс и Бланш
Глава 2. Джуд
Глава 3. Имон
Глава 4. Человеческая кровь
Глава 5. Послания неизвестного
Глава 6. Химеры
Глава 7. Притворство длиною в жизнь
Глава 8. Путь домой
Глава 9. Татуировки
Глава 10. Пепел и зола
Глава 11. Осколки в ранах
Глава 12. Сделка
Глава 13. Дилемма
Глава 14. Ри
Глава 15. Лжец
Глава 16. Разношёрстная компания
Глава 17. Интуиция
Глава 18. Всё под контролем
Глава 19. Дочь Золотого города
Глава 20. Наблюдения
Глава 9. Татуировки

Имон слабо вздрагивал каждый раз, когда картинка менялась. Вряд ли он когда-нибудь привыкнет к тому, что у него есть возможность просмотреть любое видео и загрузить абсолютно любую информацию из Потока так, что они всплывут прямо у него перед глазами буквально через секунду.

В самом углу был краткий отчёт, обновляющийся едва не каждую минуту: где находятся Хейн, Джуд и Анубис, кто чем занимается и каковы их жизненные показатели. Имон не знал, как отключить последнюю функцию, потому что ему определённо не было интересно, из-за чего так сильно повышен уровень адреналина у девушки. Его также не волновало её учащённое дыхание, становившееся таковым всякий раз, когда сенсоры фиксировали, что она смотрит на него. Имон привык, что на него смотрят. Он — киборг, имеющий некоторые ценные программы, которыми он не может управлять. Нездоровый интерес к его персоне вполне понятен.

Вместо того, чтобы разбираться с тем, почему девчонка так волнуется и постоянно переводит взгляд с одного присутствующего на другого, изредка задерживаясь на Анубисе, или почему Хейн то включает трехмёрную модель, то выключает, заменяя её заполненный строчками кода экраном, Имон копался в спрятанных внутри себя сообщениях. Добрая половина была отмечена как расшифрованные, но ещё не просмотренные — значит, Номер Семь добрался до них, но почему-то не сообщил об этом доктору. Или же сообщил в обход сенсоров Имона, а доктор решил, что киборгу необязательно знать о том, что в него запихнули. До ужаса заботливо и неразумно.

Он быстро пролистал сообщения, что они смотрели ещё в лаборатории, и остановился на тех, что не видел. Два послания мало чем отличались от всех остальных: тот же мужчина, обстановка за его спиной и тяжёлый взгляд, направленный в камеру, но информация — другая. Мужчина говорил о каком-то «общем сборе», который должен произойти очень скоро, об «Орте́горах, которые вновь подняли всех на уши» и «каком-то новичке, что совсем недавно вступил в их ряды, но уже успел отличиться». Что за новичок, Имон так и не понял, и последующие сообщения ему не помогли. Было много отчётов, ни о чём ему не говоривших, и вопросов, поставившие его в тупик. На секунду он осознал, почему доктор и Номер Семь не пустили эти видео на экраны лаборатории. А потом ему на глаза попалось сообщение, которое он получил за те два месяца, что пряталась от всех и вся.

Как оказалось, за набором цифр, складывающихся в координаты, было ещё что-то. Какой-то код, который Имон не разглядел сразу, хотя с его программами это должно было быть крайне просто. Номер Семь добрался до этого кода, вытащил его на поверхность и разобрал на составляющие, а после собрал в то, что оказалось ещё одним видеообщением. На этот раз перед камерой сидела девушка.

Имон с первого взгляда понял, что девушка не была настоящей. Её выдавали неестественно идеальные черты лица, сияющие платиновые волосы до плеч, слишком густые ресницы и блестящие розовым губы. Модель внешности, возможно, и была подогнана под реальную, но всё же выдавала виртуальность. Имон не впервые встречался с таким методом передачи информации, но его насторожило, что нечто подобное оказалось спрятано в его руке. Неужели это сообщение и впрямь как-то связано с тем, что так важно для Вальфбарда и Джориус?

Девушка с секунду смотрела в камеру, стуча длинным красным ногтем по подбородку, а потом, подобравшись, с улыбкой начала:

— Уж не знаю, кто получит это сообщение, но нужно быть достаточно умным, чтобы обойти все протоколы, что я активировала. А для этого нужно быть знакомым с алгоритмами «Семёрки», «Четвёрки» или хотя бы «Двойки». Это отличный способ отсеять тех, кому нельзя доверять, — улыбнувшись шире, добавила девушка после секундой паузы. — Итак, вернёмся к сути. Мне нужна информация о Мэттью Доноване.

Имон уже отправил запрос в Поток, но с запозданием понял, что им говорила Помощница: манта блокирует любые попытки установить связь с кем-либо или чем-либо. В системах корабля должна быть база данных, которая заменит Поток в том случае, если к нему нельзя будет подключиться, но Имон сомневался, что сейчас тот самый случай и что для него сделают исключение.

Он устало выдохнул и сосредоточился на видеосообщении.

— Я знаю, что он поддерживал связь с кем-то из вас, — голос девушки изменился, стал более жёстким; Имон ясно понимал, что и это было особенностью виртуальной модели, но всё равно почувствовал, как по спине пробежали мурашки. — И мне нужно, чтобы кто-то из вас помог мне найти его. Он не мог просто исчезнуть. Он должен где-то быть. Я готова заплатить любую сумму или сделать то, о чём меня попросят. У меня достаточно денег и связей, чтобы осуществить любое условие, которое мне поставят. Просто помогите мне его найти. Пожалуйста.

Всего на долю секунды, но Имон заметил, как изображение дрогнуло: за виртуальной моделью пряталась настоящая девушка. Но в следующее же мгновение всё вернулось обратно, платиновые волосы вновь были сияющими, глаза — большими и яркими, а кожа слишком ровной и идеальной. Розовые губы блеснули, словно поймали косой луч света, и девушка добавила:

— Пожалуйста, помогите мне найти Мэттью Донована.

Она отвела глаза в сторону, и видеосообщение закончилось.

Имон резко выдохнул. Это когда-нибудь закончится?..

— Ой, — послышалось совсем рядом очень тихо.

— Ой? — Имон открыл глаза и обнаружил неподалёку от себя Джуд, спиной упиравшейся в стену манты и поджавшую ноги к груди.

— Я думала, что ты спишь.

Иногда Имон терялся в собственных программах: некоторые работали так быстро, что он этого даже не замечал, а другие захватывали его с головой, и ему казалось, что прошло слишком много времени. Сейчас он не мог точно сказать, сколько он сидел вот так, изучая скрытые послания и пытаясь установить между ними связь, но не думал, что этого времени хватило бы на то, чтобы он уснул.

— Почему бы тебе не помочь Хейну? — скучающим тоном предложил Имон. Он затылком прислонился к стене и вытянул ноги. Точно такая же стена манты была перед ним, и там, терпеливо ожидая приказа, сидел Анубис.

— Он делает что-то, чего я не понимаю.

Она не лгала, но явно о чём-то умалчивала — сенсоры Имона уловили это сразу же.

— Ты ведь ему не доверяешь, — вслух заметил он, слегка понизив голос. Хейн и до этого не реагировал на их болтовню, но, может, у него какой-то внутренний радар на разговоры о нём? Имон не хотел это проверять. — Значит, ты должна следить за ним. Это манта твоего опекуна.

Джуд как-то странно посмотрела на него, словно он упускал из вида одну крайне важную деталь, расположенную на переднем плане.

— Я знаю, что делаю, — наконец ответила она, но Имон ей ничуть не поверил.

— Выходит, ты не доверяешь мне, — заключил он, качнув головой. — Разумно. Я бы сам себе не доверял.

— Что у тебя с рукой? — немного встряхнувшись, спросила Джуд. Переводила темы она плохо, но Имону не хотелось и дальше развивать едва начатую — он знал, что услышит, и не был к этому готов.

— Не знаю, — честно признался он, пожав плечами. — Реагирует с запозданием, и только. Может, повредил, когда те твари напали на нас.

— Нет, тут что-то другое.

— Что, прости?

Джуд округлила глаза и отвернулась. Сболтнула лишнего, догадался Имон, и ему следовало бы начать докапываться до сути, а не просто молчать и выжидающе смотреть на неё. Но Имон слишком устал, чтобы делать хоть что-то. Он не спал с того самого момента, как Номер Семь выкриком разбудил его и сообщил о том, что пора продолжить поиск и расшифровку сообщений. Он ни на минуту не останавливался, пока Джуд и Хейн, сражённые чем-то, чего Имон не понимал, валялись без сознания, и пытался проникнуть в системы манты. Тогда-то он и заметил, что рука отзывается с запозданием, хотя раньше с этим проблем не было — даже тогда, когда один не очень приятный тип почти выгнул её под неестественным углом.

— Ты уже сталкивалась с чем-то подобным? — попытался зайти с другой стороны Имон. Он догадывался, каков будет ответ, но Джуд сильно удивила его, отрицательно покачав головой:

— Ничего не понимаю в киборгах и их составляющих.

— Но ты же должна была видеть, как работает док.

— Но тогда мне всего помогал э… э-э, сам доктор, — закончила она с таким видом, словно это было очевидно. Она совсем не умела притворятся и сильно переигрывала. Даже Хейн куда лучше играл в заинтересованного в принятии лидерства человека.

— Значит, ходить мне с такой ужасной рукой, — фыркнул Имон, закатив глаза. — Или искать мастера, чтобы он поставил новую.

— Новую?

— Тот контейнер, про который говорил Номер Семь. Там протез, который твой док должен был установить мне взамен на помощь.

Джуд кивнула, будто всё поняла, и уставилась перед собой, нахмурившись. Имон успел отсчитать десять секунд, когда девушка задала новый вопрос:

— Что ты делал у нас дома?

— Страдал, — ни на секунду не задумавшись, ответил Имон. Но, заметив, в каком ужасе на него уставилась Джуд, хмыкнул: — Что? Будто ты понятия не имела, что я был в лаборатории дока.

Джуд медленно опустила голову и посмотрела на свои руки. Особого внимания удостоилось правое запястье, словно в нём было что-то особенное. Против воли Имон присмотрелся: самое обычное запястье, никаких тайных посланий, шрамов или чего-то подобного. На долю секунды картинка перед глазами изменилась, и мелькнуло что-то из тёмных фигур, но всё исчезло так же быстро, как и появилось. Имон списал это на помехи от манты — запястье Джуд оставалось чистым.

— Я не знала, что ты там, — ответила она, встретившись с ним взглядом. — Я даже не видела, когда ты пришёл.

— Я провёл там два дня, — запнувшись, уточнил Имон. — И ты ничего не заметила?

— Не-а, — она очень медленно покачала головой, смотря на него во все глаза. — Поэтому ты знаешь про стриольские колечки, которые мы заказали?

— Странно, что ты ничего не знаешь, — ушёл от ответа он. Джуд нахмурилась, оглядела его лицо, но с таким выражением, словно вовсе не хотела этого, и Имон опять не сдержался: — Ну что ещё?

— Что-то не так, — тихо заметила она, сведя брови. — В голове какие-то пропуски, а ещё мне кажется… Анубис, — неожиданно громко сказала она, — у тебя есть записи нашего, эм, отбытия?

Анубису потребовалась секунда, чтобы отыскать нужную ей информацию и клацнуть зубами в знак подтверждения.

— Покажи мне то, что ты успел записать. Мне нужны кадры, где видна моя правая рука. А ещё… Да, шея Имона, — на этих словах Имон удивлённо вскинул брови, но Джуд, словно не замечая его, прикрыла глаза и продолжила бормотать: — А ещё… Нет, не то… Вряд ли ты поймал удачный кадр. И мы не можем просто попросить Хейна раздеться, так что…

— Чего? — с неуместным смехом выдавил Имон.

— Думаю, нас обманули, — уклончиво пояснила она, продолжая смотреть на Анубиса, — и продолжают обманывать до сих пор.

— Кто?

— Доктор.

Для Имона это не было новостью, но он всё же насторожился.

— О чём ты?

— Анубис? — вместо ответа произнесла она, чуть подавшись вперёд и аметистовыми глазами вперившись в пса. — Ты нашёл то, что мне нужно?

Анубис громко тявкнул и послушно замер перед ней. Ещё несколько секунд Имон наблюдал за тем, как в глазах пса разворачивался тщательный поиск, завершившийся проекцией размером со стандартный планшет. Имон придвинулся ближе, — его сенсоры мгновенно уловили, как напряглась девушка, но он предпочёл сделать вид, будто ничего не произошло, — и вгляделся в изображение, которое показывал Анубис. Оно было сделано в крохотной лаборатории доктора, когда Имон был подключён к проводу, а Номер Семь считывал все его данные. В глазах Имона была усталость, которую он, казалось, пронёс через все свои года, которых даже не мог определить, а на шее с левой стороны — татуировка из разных символов, значение которых Имон так и не разгадал.

— Я не помню эту комнату, — рассеянно пробормотала Джуд, вглядываясь в изображение.

— Это лаборатория твоего дока, — подсказал Имон. — Совсем не узнаёшь?

Джуд как-то недобро покосилась на него, но Имон лишь пожал плечами. Он не горел желанием узнавать, что с ней не так и не нужна ли ей его помощь. У Имона и без того были проблемы, и он вовсе не хотел добавлять к ним новые.

— Мне нужно больше, — наконец произнесла Джуд, повернувшись обратно к Анубису. — Со второго этажа, когда там… Ну, ты понял, да? И после. Уже на лестнице и в ангаре.

Анубис выпрямился и начал поиск. Имон с невероятной точностью различал все действия и каждую мельчайшую строчку кода, что отражались в глазах андроида, и осторожно копировал их — так, на всякий случай. Ещё неизвестно, что может произойти, и он решил, что лишняя осторожность не помешает.

— Итак, — сказала Джуд, когда Анубис продемонстрировал им ещё одно изображение, — я этого не помню.

А вот Имон, наоборот, помнил слишком хорошо. За мгновение до того, как док атаковал его какой-то невидимой силой, он вырубил Джуд и заставил Хейна поднять её и аккуратно уложить в кресле манты. После док сосредоточился на Имоне и сделал с ним нечто, чего киборг до сих пор не мог понять.

Ему казалось, что какой-то его части нет. Будто у него что-то забрали, а место, где была пропажа, замаскировали не слишком хорошо. Имон до сих пор ощущал призрачный след какого-то давления, что проникало ему под кожу и растекалось по венам вместе с кровью. На долю секунды, когда глаза дока вспыхнули, Имон почувствовал, будто его кровь остановилась. Но затем всё вновь пришло в норму, только в голове был какой-то шум, мешавший ему сосредоточиться. Пожалуй, шум был последним, что Имон помнил достаточно хорошо. Дальше шли лишь обрывки воспоминаний и попытки проникнуть в системы манты, ни одна из которых не желала подчиняться программам Имона.

— Погодите-ка, — Джуд наклонилась вперёд и вгляделась в изображение: на нём, изредка рябившем помехами, застыли Имон и док, протянувший к киборгу руку. Джуд так старательно вглядывалась в изображение, что Имону, заметившему, как она критически оглядывает его, замершего перед доктором, вдруг стало крайне неловко. Но не раньше, чем он успел даже понять, из-за чего появилось это чувство, Джуд щёлкнула пальцами и выпалила: — Повернись.

Спустя две секунды она посмотрела на Имона, явно недовольная тем, что он сидел и не двигался, и повторила более спокойным голосом:

— Пожалуйста, повернись.

— Зачем?

— Что вы там делаете? — напомнил о себе Хейн. Он неотрывно следил за перемещением манты по карте и изредка косил глаза на другую карту, находившуюся совсем рядом, и даже не обернулся на них. — Вы смогли поймать какой-то сигнал?

— Нет, — ответила Джуд со вздохом, — но я, кажется, поняла, что произошло.

— В каком смысле? — уточнил Хейн.

— Нас обманули, — с поразительным терпением повторила она, — и обманывают до сих пор. На шее Имона нет татуировки.

Имон против воли положил пальцы на шею, но, разумеется, ничего не почувствовал. Зато он почувствовал внимательный взгляд Джуд, смотревшей на его шею так, будто она была загадкой, которую девушка никак не могла разрешить.

— Татуировки? — переспросил Хейн, всё же повернувшись к ним. Он заметил изображение, транслируемое Анубисом, и нахмурился. — Минуточку. Я не помню у него никакой татуировки.

— Потому что тебе внушили это, — пояснила Джуд, почему-то посмотрев на свою правую руку. — Так же, как мне внушили, что и у меня нет родимого пятна. Доктор его спрятал, причём так хорошо, что я даже не уверена, что смогу всё исправить…

— Исправить? — не понял Хейн, в то время как Имон резко наклонился вперёд и выпалил:

— Какое ещё родимое пятно?

Анубис спрятал изображение и глухо зарычал. Джуд посмотрела на него со смесью удивления и сочувствия, но потом всё же покачала головой, и пёс успокоился. Девушка поднялась на ноги и стала мерить небольшое пространство быстрыми короткими шагами, уставившись на свою руку и бормоча себе что-то под нос.

— Эм, Бланш? — предпринял ещё одну попытку Имон.

— Не уверен, что я должен об этом говорить, — замявшись, пробормотал Хейн, — но, кажется, Вальфбард каким-то образом спрятал родимое пятно, что было у Джуд.

— И в чём тут фишка?

— В том, что оно похоже на мою татуировку.

Джуд резко остановилась и поражённо уставилась на него.

— Что ты сейчас?..

Хейн выпрямился, стянул «керикионовскую» куртку, под которой обнаружилась плотная водолазка из поблескивающих в свете ламп нитей цвета металла, попытался оттянуть ворот, но, выругавшись, оставил эту идею. Затем, скользнув взглядом по Имону и Джуд и особым наградив киборга, словно и впрямь пытался вспомнить, видел ли он на его шее зафиксированную Анубисом татуировку, Хейн задрал водолазку. Джуд одновременно нахмурилась, округлила глаза и попыталась прикрыть их оттопыренными пальцами.

— Твою мать, — процедил сквозь зубы Хейн. — Здесь была татуировка!

Он ткнул себе в левое плечо, чуть выше сгиба локтя, но там была только идеально гладкая кожа.

— Или пятно… Чёрт пойми что, но было, — неуверенно добавил он, вновь надевая водолазку. — Именно поэтому я и спрашивал тебе о твоём пятне, Джуд.

— Меня? — сдавленно переспросила она. — Но я же… Ох, мамочки. Доктор…

— Секундочку, — вмешался Имон, подскакивая на ноги, — я правильно понимаю, что док спрятал, э-э, наши татуировки? Или родимые пятна? Какого вообще чёрта? Может, наоборот, он их поставил?

— Нет же, — возразила Джуд, покачав головой. — Я со своим пятном всю жизнь прожила. Доктор бы ни за что не мог оставить мне его без моего ведома.

— А разве тебе не кажется подозрительным, что она похожа на татуировку Бланша? Он же сам так сказал.

— Ну, он говорил, что они немного отличаются, — озадаченно пробормотала она, постучав пальцем по подбородку. — Хотя это действительно странно. Я совсем ничего не чувствую…

— Что?

— Ничего.

Имон нахмурился и поджал губы. Было ясно, даже слишком, что девчонка о чём-то умалчивала. Она всё ещё пялилась на Хейна, будто пыталась одним только взглядом прожечь его рукав и вернуть татуировку на место. Сам Хейн при этом отвечал ей не менее пристальным взглядом, направленным на её руку, и об Имоне они двое словно забыли.

— Анубис, — скомандовал Хейн, спустя примерно полминуты напряжённых переглядываний посмотрев на пса, — покажи то изображение, где видно татуировку Имона. И найди кадр, где видно пятно на руке Джуд.

На удивление Имона, Анубис мигом принялся выполнять поручение. Джуд неуверенно топталась у стены, с тревогой смотря на Анубиса, и выводила пальцами кривые линии на правом запястье. Прямо сейчас Имон не мог зафиксировать ни одно из изменений, которые отличали иноземцев с их странными силами и способностями, но ему показалось, будто шум в ушах вернулся. Имон проследил за действиями Джуд, одновременно борясь с шумом, и на секунду заметил, как на её запястье очертилась ломаная линия, окружённая какими-то символами, — точно там, где только что был её палец. Но раньше, чем Имон успел зафиксировать это, всё исчезло.

— Чёрт возьми, — вымученно выдохнул Хейн, и киборг вновь сосредоточился на реальности. Бланш уже был рядом с Анубисом и, присев на корточки, изучал два разных кадра. На первом были Имон и док, когда тот как-то надавил на киборга, на втором — уже падавшая на пол Джуд, к которой спешил Анубис. Несмотря на то, что кадр вышел немного смазанным, андроиду удалось достаточно хорошо подкорректировать его, и теперь рисунок на запястье Джуд предстал перед ними во всей красе.

— Блять, — пробормотал Имон спустя, должно быть, не меньше нескольких часов. Он заметил, что Джуд подкралась к Анубису, и в итоге они окружили пса, ничуть этим не смущённого. — Это уже не смешно.

— Я в судьбу, вообще-то, не верю, — как бы невзначай бросил Хейн, переводя взгляд с первого кадра на второй, — но другого объяснения у меня нет.

Джуд, кажется, что-то пискнула или выдохнула, но тут же отрицательно замотала головой и погрузилась в раздумья — слишком театральные и напускные, как показалось Имону, но он решил умолчать об этом. Ему самому не нравилось то, что он видел.

— Этому может быть логическое объяснение? — спросил он, положив руку на шею и почему-то посмотрев на Хейна, словно тот, будучи «керикионовцем», автоматически принял на себя управление и стал капитаном их крайне мелкого корабля.

— Мы все напились и сделали татуировки у одного мастера, — пожав плечами, ответил он.

— А чуть более логичное?..

— Я не знаю, — скрипнув зубами, произнёс Хейн. — Мы же впервые в жизни видимся, понимаешь? Может мы, конечно, реально напились, познакомились и сделали парные татуировки…

— Я никогда не напивалась, — серьёзно вставила Джуд. — Я вообще впервые в Эсто. Я впервые в столице.

Имон удивлённо округлил глаза и присвистнул:

— Ты серьёзно?

— Ладно, — быстро проговорил Хейн, словно вставая между ними, — мы не напивались и не делали парных татуировок. Однако на кадрах чётко видно, что у вас двоих похожие татуировки. Нет ни одного кадра, где было бы видно мою татуировку, но уверяю вас, что она почти такая же, как и ваши.

— Я никогда не делала татуировки, — упрямо повторила Джуд, собрав руки на груди. Зелёные волосы подпрыгнули, когда девушка качнула головой, и Имон заметил в них несколько засохших капель чего-то чёрного. — Я всю жизнь была с этим пятном.

— Всю жизнь? — недоверчиво переспросил Хейн, сощурившись.

— Ну, с восьми лет.

— Значит, не всю жизнь, — подытожил Имон.

— Нет, — продолжила спорить Джуд, — для меня — всю жизнь.

— Окей, — вновь встрял Хейн, на этот раз даже руки подняв, будто в знак примирения. — Потом выясним, что каждый понимает под «всей жизнью». Сейчас я хочу, что мы сосредоточились на том, откуда и почему, чёрт возьми, у нас троих такие похожие татуировки. Мы же впервые видим друг друга.

Никто не тянул Имона за язык, но он, вдруг ощутив потребность сделать уточнение, так и поступил:

— Вообще-то, я какое-то время был в розыске. Может, вы видели моё лицо на розыскных табло.

— Должно быть, тебя искала полиция, — бросил Хейн так, словно киборг говорил о чём-то незначительным. — Если бы тебя искал «Керикион», я бы точно запомнил твоё лицо. К тому же, мы бы тебя точно нашли.

— Ну спасибо, старик.

Джуд издала необычный звук, где-то между нарочито громким вздохом и недовольным фырканьем, и повнимательнее всмотрелась в кадры, которые Анубис до сих пор демонстрировал им.

У Имона едва голова не шла кругом. Ещё ночью он был в лаборатории дока и честно зарабатывал себе новый протез и шанс узнать, что с ним произошло. А затем явились химеры и незнакомец, гнавший их так, словно дрессированных собачек, и док будто с цепи сорвался. У него было куда больше секретов, чем Имон думал изначально, и что-то подсказывало киборгу, что его отсутствие на этой манте добавляло ему ещё парочку тайн. Те же тайны каким-то образом касались рядового из «Керикиона» и пларозианки, чей народ и днём с огнём не сыщешь, а если это и произойдет, то поговорить просто так не выйдет. А ещё у них были крайне похожие татуировки.

Они состояли из линий, странных фигур, которых Имон никогда не видел, и тех, что были хорошо распространены на Земле, а также неизвестных им символов. Татуировки были небольшими и тёмными, словно их специально выводили так, чтобы их можно было сразу же увидеть, но при этом, находясь на коже, казались вполне уместными и даже малость незаметными. Каким-то образом док умудрился скрыть их, сделать либо невидимыми, либо вовсе убрать, но это не отменяло того факта, что у Имона, Джуд и Хейна были похожие татуировки.

Словно они были как-то связаны между собой, и доктор прекрасно об этом знал.

© mikki host,
книга «Недобитые».
Глава 10. Пепел и зола
Комментарии