глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 2
Мы с Полиной сели на заднюю парту, чтобы больше филонить и ничего не делать. Может быть, я и была скромной тихоней, но учиться ленилась, как и многие студенты, что учатся в этом колледже.

Вай зарабатывала хорошие оценки благодаря тому, что была любимицей всех учителей. Полина часто улыбалась преподам, делала им комплименты и тому подобное, так что они считали, что моя безбашенная подруга, которая знала столько матерных выражений, сколько не знали сапожники, самое милейшее создание во всем колледже.

Кабинет наполнялся нашими одногруппниками. Многих из них Вай не особо жаловала, так как хорошо разбиралась в людях. Но они, напротив, тянулись к моей подруге. Она вообще к себе близко никого не подпускала, для кого нужно, она была пай-девочкой, а для остальных - была самой настоящей ведьмой на метле, особенно для тех, кто ей не нравился.

Прозвенел звонок и началась пара. Я со вздохом опустила голову на парту.

— Не спи, — прошипела Полина у меня над ухом.

— Я хочу спать.

— Не смей спать, — проворчала Вай, постучав кулачком по моей голове. — С кем я буду разговаривать по-твоему? С деревяшкой?

Я усмехнулась, представив эту картину.

— Поговори. Главное, чтобы она тебе не ответила.

За свои слова я получила подзатыльник и тут же подняла голову с парты, поморщившись и хмуро уставившись на ухмыляющуюся подругу.

— Эй, что творишь? Ты жестокая.

— Спасибо, — самодовольно отозвалась Вайман.

— Это как бы не комплимент, — пробормотала я, но подруга ничего не услышала, здороваясь с одногруппницами.

Дверь в кабинет открылась и зашел преподаватель. Ну все, началось. Мужчина, одетый в серый костюм, кивнул нам, кинув черный портфель на стул. Его звали Анатолий Викторович.

— О, Толик приперся, — прошипела мне на ухо Вай, хихикая. — Сейчас опять будет втирать, что в колледже нужно вести себя прилично и все такое. Эх, увалень в очках.

— Вайман, — строго взглянул в нашу сторону препод.

На лице моей подруги тут же нарисовалась милейшая улыбка.

— Да, Анатолий Викторович, — сладким голоском отозвалась она.

Мужчина тут же смягчился - Полина была полна обаяния.

— Полиночка, веди себя потише, — поправив очки, попросил Анатолий Викторович, садясь за свой стол.

Вай тут же с самым понимающим видом покивала.

— Конечно.

Я, подперев руками кудрявую голову, вымученным взглядом смотрела на темно-зеленую доску, чувствуя, как моя голова постепенно съезжает все ниже и тянется к парте.

— Николай, ты вчера во сколько легла? — подпиливая пилочкой ногти, между делом, поинтересовалась Полина. То, что началась пара ее совершенно не волновало.

— Не помню, — сонно отозвалась я. — Кажется в три… или в четыре.

— Не припомню, чтобы «Лунтика» показывали до такого позднего времени, — ехидно проговорила подруга, взглянув на меня своими холодными, серыми глазами, в которых так и плескались хитрость и озорство.

Я лишь состроила кривую рожицу, передразнив Полину.

— Очень смешно.

— Бэээзумно, — весело отозвалась Вайман, которая, в отличие от меня выспалась. — И что же ты делала?

— Читала, — вздохнула я, чувствуя, как глаза мои закрываются.

— Читать — это круто, — задумчиво проговорила Поля, перестав на миг подпиливать ногти. — Ой, блин, все уже пишут.

Мы решили последовать примеру одногруппников и тоже склонились над тетрадями, которые, пока что, были исписаны совсем немного.

В кабинете повисла тишина, прерываемая лишь чьими-то шагами за дверью и голосом препода.

Вдруг, двери распахнулись, и в кабинет, чуть ли не падая, ввалился Рома Синицын. За ним, хохоча, зашел Дима Русланов. Вся группа тут же оживилась, а Анатолий Викторович от неожиданности подскочил со стула, строго и недоуменно смотря на парней.

— Синицын, Русланов, — начал грозно он.

Синицын, обладатель темных, густых волос и озорных, карих глаз на оживленном лице, важно поднял указательный палец вверх.

— Вы правы, это мы!

Русланов — русоволосый, коротко стриженный парень с глазами изумрудного оттенка, пока что, посмеиваясь, молчал, ожидая слов преподавателя.

Эти двое были самыми шебутными из нашей группы и частенько срывали пары, за что Полина их ну, просто обожала. Парни отвечали взаимностью и каждый раз, в шутку, боролись за ее внимание.

— Я не понял, это что за поведение? — голос Анатолия Викторовича был наполнен праведным гневом.

Кабинет снова погрузился в тишину.

— Просто Роман был очень неаккуратен и прямо возле вашего кабинета, совершенно случайно, споткнулся, — С милейшим выражением лица поведал Дима, поправляя черный рюкзак, что висел у него на плече.

— Ага, споткнулся, — Смотря вниз, хмыкнул Рома. — Об ногу Русланова.

Мужчина, сев на стул, сверлил наших местных раздолбаев суровым взглядом.

— Вы вообще зачем сюда пришли?

— Сами задаемся этим вопросом каждый день, — доверительно поведал Рома, и по кабинету пронеслись тихие смешки.

— Он хотел сказать, что мы пришли, конечно же, получать знания, — умело изобразив ангельский взгляд, невинно сообщил Дима, который был троечником по всем предметам.

— Ага, я заметил, — хмуро сказал Анатолий Викторович. — Быстро за парты, в следующий раз пойдете к директору.

Дима округлил зеленые глаза, притворно ужаснувшись.

— О, нет, только не это, — взмолился он. — Мы, честное слово, больше так не будем.

— Ага, директор скоро нас к себе на порог не пустит, — проходя вслед за своим другом, обернулся Рома.

Парни плюхнулись сзади нас, весело болтая и посмеиваясь.

— Продолжим, — прокашлявшись, сказал учитель, внимательно смотря в свои записи.

Рома и Дима его слушать не собирались, а писать — подавно. Вместо этого они принялись накручивать мои волосы на шариковую ручку и говорить, что это «Ролтон».

Вайман хохотала, ее очень веселило, что парни, которые были еще в глубоком детстве, пытались сделать мои волосы похожими на вермишель быстрого приготовления. Конечно, к ее волосам они бы не притронулись, зная, что Полина просто их поубивает за это. Вай ненавидела, когда до ее волос кто-то дотрагивался.

— Оставьте мои волосы в покое, — велела я, убирая свои кудри вперед, подальше от рук одногруппников.

— Николь, ты жадина, — заметил Рома. — Эй, Полин, давай с тобой сходим куда-нибудь?

Я, пытаясь записывать, не видела, как отреагировала моя подруга, но была уверена, что на ее лице расцвела веселая, но самодовольная улыбочка.

— Не ходи с ним никуда, — послышался голос Димы, который развалился на парте, положив голову на свою руку. — Я же круче. Я — вообще крутой пацан.

— Чего ты врешь, — возмутился Рома, который тоже лежал головой на парте, как я успела заметить. — Я круче. Когда я родился — все акушерки прифигели от моей крутизны.

Вайман, не мешая парням препираться, весело хихикала, прикрыв ладошкой рот. Эта мадам была очень хитра и умна, ей ничего не стоило - влюбить в себя парня. Вот только Миша пока что не клевал, что было странно. Может, он из этих? Из голубчиков?

— Полин, в общем, не слушай его, пошли на свиданку? — Дима умел уговаривать, мило улыбаясь.

— С тобой, Димочка, хоть на край света, — щебетала моя подруга.

Дима хмыкнул.

— Роман, ты это слышал? — Он имел привычку называть друга полным именем.

Рома взглянул в серые глаза Поли, в которых прыгали бесенята.

— Ты как так могла со мной поступить? — Жалобно спросил он.

Но ответа на этот вопрос так и не последовало, потому что бедный Анатолий Викторович строго велел помолчать и начать записывать.

Полина, опомнившись, схватила ручку и, сцепив зубы, принялась писать. Готова поспорить, она сейчас проклинает преподавателя как только может.

Так и прошла первая пара, что периодически прерывалась из-за шуточек и смеха Димы и Ромы. Эти двое вообще долго молчать не могли, зарабатывая кучу замечаний, на которые им было плевать.

Ровно также пролетели и другие две пары, на одной из которых мне даже удалось немного поспать, но вредная Вайман меня вечно толкала, не давая видеть сны. Когда-нибудь убью ее.

Мы вышли на улицу и я, почувствовав, что спать уже не особо хочу, с удовольствием вдохнула осенний воздух. На улице уже светило солнце, благодаря лучам которого листва становилась еще более золотой. Мимо колледжа то и дело проносились машины, шурша шинами, ходили люди, спеша по своим делам.

— Николь, — позвала меня подруга, по своей привычке толкнув меня плечом. — Никоооль. Ты меня слышишь? Ау! — Эта ненормальная постучала по моему лбу кулачком, довольно улыбаясь. — Эй, тут есть кто-нибудь?

Я не слишком добро взглянула в ее глаза, которые имели голубоватые вкрапления и черный ободок вокруг серой радужки.

— Что тебе нужно, неугомонная? — Проворчала, смотря на то, как Вай самодовольно усмехается.

— Я приглашаю тебя в кафе, — поведала она. — Так что прыгай в машину и поехали.

— Но я хочу домой, — жалобно отозвалась я, опустив руки. В моей голове картинка с мягкой кроваткой перечеркнулась красным крестиком. А потом появилась другая, где довольная Полина закрывает красный маркер колпачком.

— Потом отвезу, быстро в машину, — скомандовала Вай, чуть нахмурив свои темные брови.

О да, эта мадам просто обожала командовать и очень злилась, когда ее указания не выполнялись. Спорить с этой сумасшедшей было бесполезно, поэтому я, грустно вздохнув, пошла вместе с ней к ее «малышке», наступая на золотисто-оранжевую листву, что хрустела у меня под ногами.

Как только мы сели в BMW, она рывком сдвинулась с места. Я, ойкнув, поспешно пристегнулась. Пока что мы молчали. У Полины в машине вкусно пахло ее дорогими духами и играла популярная музыка.

Через несколько минут Вайман сделала музыку еще громче и принялась качать головой в такт, весело улыбаясь и периодически показывая средний палец в окно тем, кто, по ее мнению, нарушал правила.

Потом эта ненормальная принялась громко подпевать, иногда путая слова и жалуясь, что певцы не так поют свои песни. Я лишь усмехалась, забавляясь и следя за подругой, что устроила дискотеку в своей машине.

— Эй, ты, лысый, — остановившись на светофоре, выкрикнула Полина в окно какому-то дяде, что сидел в черном джипе.

Я поджала губы, когда-нибудь она точно нарвется. Хотя, о чем эта я? Вайман никогда никого не боялась.

Мужчина, тем временем, недоуменно и возмущенно смотрел на Полину, которая, качая головой в такт музыке, показала ему язык, а потом весело расхохоталась, поехав дальше и оставив растерянного мужчину позади.

У моей подруги немного играло детство в одном месте, но с ней точно не соскучишься. В прочем, такой, какой я вижу ее сейчас она могла быть только при близких ей людях, или при тех, кто ей не важен, или кто ее бесит.

Через несколько минут мы, наконец, остановились возле небольшого здания с яркой вывеской «Шоколад».

Выйдя из машины, мы прямиком направились по мощеной серой плиткой дороге к прозрачной двери кафе. Зайдя внутрь, увидели несколько свободных, круглых столиков со скатертями кремового цвета и белыми стульями с мягкой спинкой такого же цвета, как и скатерти. За остальными столиками уже сидели люди, разговаривая и обедая. Тут негромко играла приятная музыка и было не особо яркое освещение, что придавало какого-то уюта. На светлых стенах висели яркие картины.

В общем, мне тут нравилось. Полина решительно и уверенно шагала вперед, громко цокая каблуками черных шпилек. Я, с интересом осматриваясь, не спеша шла за ней к столику, что стоял возле окна. Мы сели за стол, и к нам подошла официантка.

— Заказывай, что хочешь, я угощаю, — облокотившись на спинку стула, велела Вай. — И без возражений, — предупредила она, увидев, как я собираюсь что-то сказать.

В итоге Полина заказала себе кофе и мороженое, которое очень любила, а я заказала только чай, за что подруга на меня ворчала. Заказ нам принесли быстро, поэтому теперь я, попивая горячий чай, наблюдала за тем, как Вайман увлеченно расправляется с мороженным.

Полина любила хорошо поесть. Я даже удивилась, что в этот раз она заказала так мало.

— Коля, — облизнув ложку, позвала меня Вай. — Ты должна мне помочь кое в чем. Не пугайся, это не так сложно.

Надеясь, что это не одна из очередных авантюр, которые затеяла Полина, заинтересованно взглянула на подругу.

— В чем? — спросила я, чуть не подавившись горячим чаем.

Вайман, приподняв брови, покачала головой.

— Николь, ты такая неуклюжая, — протягивая мне белую салфетку, заметила со смешком в голосе она. — Вытри. У тебя пятно на толстовке.

Взяв салфетку, принялась оттирать ей пятно, скривив недовольно губы. Со мной часто случалось всякое, а все потому что я была неуклюжей и невнимательной, от чего злилась на саму себя.

— Так что у тебя там за дело? — пробормотала я, продолжая усердно избавляться от пятна. — Учти, если ты опять решила что-нибуль натворить, то я в этом больше не учавствую. Мне прошлого раза хватило!

Полина лишь расхохоталась, явно вспомнив то, о чем я говорила.

Как-то в начале лета, поздним вечером, мне позвонила злая Полина, которая явно не выспалась.

— Да? — Взяла я трубку, ожидая чего угодно.

— Как же ты долго берешь трубку, Николь, — рявкнула Полина. — Это невозможно!

Я поморщилась. Когда Вайман была злой, нужно срочно убегать.  Желательно, куда-нибудь подальше.

— Что невозможно? — осторожно поинтересовалась.

— Невозможно спать, когда долбанные соседи слушают свою убогую музыку так громко! Я убью их. Я точно их убью! — Разоралась Полина так, что мне пришлось немного отодвинуть телефон от уха. — Эти твари, эти пришибленные гоблины…не давали мне спать до пяти утра! Срочно едь ко мне.

Я ужаснулась, не понимая, что она задумала, и зачем мне к ней ехать. Зная Полину, можно было ожидать чего угодно и это не всегда оказывалось чем-то хорошим. Чаще всего это были гадости, которые Вайман очень любила делать людям, особенно за что-то мстя им.

— Зачем ехать к тебе? — не поняла я, вставая с кровати.

— Зачем, зачем, — раздраженно пробормотала Полина. — Меньше вопросов, больше дела. Срочно едь ко мне!

Я, решив не злить подругу еще больше, оделась и пошла на улицу, к остановке. Поймав нужную маршрутку, доехала на ней до нужной улицы. Потом зашла в один из элитных домов, в квартире которого жила весьма обеспеченная семья Вайман.

— Ну что так долго? — открыв дверь, проворчала Полина, одетая в черную майку и черные, спортивные штаны. На голове ее красовался пучок, сделанный на скорую руку. Даже в таком виде Вай оставалась красавицей. — Давай быстрее проходи, пока предки не проснулись. Они уже спать легли.

Я, кивнув, зашла.

— Полина, что ты задумала? — прошептала, ничего не понимая.

Мы стояли в темной прихожей. Ничего мне не ответив, подруга чиркнула зажигалкой и яркий огонек осветил довольное лицо подруги, на котором красовалась коварная ухмылка.

В серых глазах, в которых отражался огонек зажигалки, плескалась хитрость. О, нет, я знаю это выражение лица. Полина снова что-то придумала. Что-то не очень хорошее, в чем мне придется участвовать, хочу этого, или нет.

— И что это значит? — шепотом поинтересовалась я, недовольно взглянув на подругу. — Ты решила поджечь соседей?

Вайман с самым радостным выражением лица закивала. Я ужаснулась, решив, что она совсем уже свихнулась.

— Ты что, с ума сошла?! — тихо возмутилась.

— Не совсем, — хмыкнула Полина, открывая дверь и выходя в подъезд. — Чего встала? Давай за мной.

Чувствуя, что сейчас снова во что-то влипну, поплелась за ней. Ну почему я дружу с ней? Я не знаю, честно. Наверное, потому, что ближе ее у меня никого из друзей нет.

Мы остановились на лестничной клетке, где слабо горела лампочка, освещая стены, выкрашенные в белый цвет и картины, что висели на них. Это был красивый подъезд, тут даже растения стояли возле окон, что были во всю стену.

— Слушай мой план, — тихо начала подруга с важным выражением лица. — Ты стоишь на шухере, а я подпалю этим недоумкам дверь. Клево я придумала?

Я жалобно посмотрела на Полину, которая, видимо, ждала от меня дикого восторга. На ее лице блуждала предвкушенная улыбочка. Обычно так улыбаются перед тем, как получить много денег, или, допустим, съесть вкусный торт.

— Может, не надо? — Как можно жалобнее попросила я.

— Надо, Коля, надо, — серьезно сказала Вайман. — Скажи спасибо, что я еще чего хуже не придумала. Это все потому, что они иногда включали песни, которые мне нравятся.

— А если нас заметят? Что тогда? — Я правда боялась.

Полина лишь отмахнулась.

— Никто нас не заметит, — беззаботно сказала она. — Сейчас им подпортим дверь и смоемся. Все, вали на лестницу и смотри, что да как.

Я, сглотнув, не хотя, пошла к лестнице,
внимательно смотря по сторонам и успокаивая себя. В огромных окнах виднелись другие дома, в которых желтоватыми квадратами светились окна.

Также тут был виден двор с хорошей детской площадкой и стоянкой, на которой стояли дорогие машины. Я почувствовала запах паленого и обернулась.

Полина, разве что не визжа от радости, с довольной, широкой улыбкой, наблюдала, как горит дверь соседей. Обычно так улыбаются девушки, которым дарят огромный букет цветов, но безумная Вайман, чуть ли не хлопала в ладоши от своей очередной пакости.

Тут, дверь начала открываться и мы тут же рванули вниз. При этом Полина ехидно хохотала на весь подъезд, перепрыгивая через ступеньки. Я же, чувствуя огромный страх, пыталась скорее выбежать на улицу.

— Это что такое?! А ну вернитесь, я полицию вызову!!! Валера, у нас дверь горит! — Разносился женский голос на весь подъезд, но мы уже успели выбежать. Причем Вай была в тапках, что ее совершенно не смущало.

Радостная подруга весело хохотала, привлекая внимание проходящих мимо людей. Я же, облегченно выдохнув, тоже радовалась. Но радовалась тому, что нас не поймали и, скорее всего, не успели увидеть.

— Не волнуйся, трусиха, это всего лишь семейный вечер, — доев мороженное, сообщила моя подруга. — К нам в гости придет другая семья — папины и мамины друзья. Мне будет скучно, а ты посидишь со мной на этом вечере. Идет?

Я растерялась.

—  Неудобно как-то, я же посторонняя.

Полина была непреклонна.

— Для меня ты — не посторонняя, — серьезно заявила она, глотнув кофе. — С папой я уже договорилась.

— Но что я там буду делать? — удивленно спросила.

Вай раздраженно взглянула на меня, поджав губы.

— Есть, Николь, есть, и сидеть со мной, чтобы я там не повесилась от скуки, понимаешь? — со вздохом спросила она.

Я пожала плечами, решив, что в этом нет ничего проблемного.

— Ну, хорошо, приду.

Полина довольно улыбнулась уголками губ.

— Вот и отлично, дорогуша, — сказала она, допив кофе. — Я позже тебе скажу, когда и во сколько ужин этот будет. А потом мы с тобой свалим в клуб. Круто?

— Не очень, — мрачно ответила я.
Не люблю клубы, они слишком шумные и в них часто ошиваются невменяемые люди. Я лучше посижу дома и начну читать очередную книгу. Это я и сообщила своей подруге, которая тут же волком уставилась на меня.

— Никаких книг, мы идем в клуб, — тоном, не терпящим возражений, произнесла Полина. — В старости будешь дома сидеть, а пока молодая, нужно гулять.

— Но я не хочу в клуб, — уперлась я. — Чего ты вообще туда решила пойти? Давай лучше по улице погуляем?

— Ну, Николь, ну, пожалуйста. Прошу, прошу, прошу, — Вай состроила самую милую мордашку, на которую только была способна. — Идем в клуб? Мы ненадолго, честное слово.

На любого другого человека это бы, несомненно, подействовало, но не на меня.

— Зачем? Что за срочность? — не понимала я.

Полина потупила глазки, накручивая темную прядь на палец, который мог похвастаться красивым маникюром.

— Там часто бывает Миша. Пойдем?

Я, вздохнув, все-таки согласилась. Подруге очень редко кто-то так сильно нравился. Обычно Вайман быстро отшивала многочисленных кавалеров из-за малейших недостатков, даже из-за голоса, который мог ей не понравиться.

Полина радостно заулыбалась, и, расплатившись, решила отвезти меня домой, чему я очень обрадовалась. В моей голове снова возникла картинка мягкой кроватки, которая грела душу. Еще немного, и я попаду домой.

Мы, снова сев в машину, поехали к моему дому. Полина снова включила музыку, но уже не так громко, за что я была благодарна.

— Чем тебе так нравится этот Миша? — решила я спросить.

При одном упоминании, Вайман мило заулыбалась.

— Всем, — отозвалась она, внимательно смотря на дорогу. — Он красивый, воспитанный, одевается со вкусом и приятно пахнет. В общем, нравится и все.

Я усмехнулась. Думаю, скоро это у нее пройдет. Мы доехали до моего дома достаточно быстро. Это была обычная серая девятиэтажка, в которой семья Полины тоже когда-то жила, пока не разбогатела. Но это не помешало нашей дружбе.

Попрощавшись с подругой, вышла из машины, аккуратно захлопнув дверь и, перешагивая лужи, пошла к своему подъезду, мечтая оказаться в своей кровати и уснуть.
© Александра Назарова,
книга «Безумная осень».
Комментарии
Упорядочить
  • По популярности
  • Сначала новые
  • По порядку
Показать все комментарии (2)
Anna Heavy-Metal
Глава 2
Эх... Читала и вспоминала наши деньки учёбы в колледже. Весело было, но я ещё не определилась, скучаю по ним или нет. :D Но зато глава навевает только приятные воспоминания и заставляет всё это пережить заново. Но... Вот всё-таки двоякое чувство вызывает у меня Полина 😂 Вроде и прикольная, а вроде и слишком избалованная, что заставляет людей под свою дудку плясать. Николь её полная противоположность, конечно. С точки зрения построения главы, глаз резанул большой кусок воспоминания про дверь. Получается, два раза как бы повторяешься, в первый - когда Николь упоминает этот случай, по сути, полностью его пересказав, а второй - уже подробное описание поджога. Получается, для такого флэшбека не осталось интриги. Если бы Николь намекнула на этот поджог фразой, типа "Только не говори, что мы опять нарушим закон" или что-то в этом духе, то тогда флэшбек имел бы большее значение и читать этот момент было бы интереснее. 😉 Я надеюсь, я тебя ничем не обидела. Мне по-прежнему нравится!))
Ответить
2018-03-28 11:41:50
12
Анна Атунина
Глава 2
Я же не одна смеялась с "Роллтона"?
Ответить
2019-08-27 12:13:30
1