Пролог
Глава Первая
Глава Вторая
Глава Третья
Глава Четвёртая
Эпилог
Глава Третья
Годы летели одним за другим так, что я даже не заметил, как Еве исполнилось шестнадцать лет. За это время я успел окончить детский сад, поступить в школу, раз десять поссориться с родителями и сделать достаточно много к достижению своей цели.

В прочем, больше всего меня радовал последний пункт. Ибо на данный момент — это смысл моего существования.

— Хэй, у меня две новости! — воскликнула та самая Соня из детского сада, подсаживаясь ко мне.

Это была одна из тех особ, которая в детстве выглядела намного милее. Вместо пухлого детского личика были устрашающие впалые скулы, которые совершенно не красили девушку, напротив, они служили неким пугало и абсолютно ей не шли. Макияж, на который Соня ежедневно тратила пару часов, старил её лет на десять (а то и больше). В глазах, которые раньше излучали невинность с детской наивностью, читались лишь азарт и похоть. Тело её было истощено, измучено диетами, погонями за идеалом и бесчисленными растяжками, подтверждающие её борьбу с собственной фигурой.

— Начни с плохой, — перебил я её, не отвлекаясь от чертежей.

— Ты снова поругаешься с родителями.

— Интригующе. А хорошая?

— Лёха устраивает дискач сегодня в девять! — завизжала подруга.

«Опять она с танцами! Только отвлекает от работы!» — проворчал я про себя.

«Это свойственно подросткам! — встал на защиту подруги Гип. — К тому же, не сидеть же тебе всё время за этой работой!»

«Ты не понимаешь, Гип! — отчаянно воскликнул я. — Я дорожу каждой секундой! Неизвестно ещё, дадут ли мне третью жизнь для того, чтобы завершить начатое»

«Ты мыслишь, как старик, — пробубнил Гип»

«Мне семьдесят шесть. Мне положено!» — возразил я и ужаснулся, что со дня моей первой смерти прошло уже шестнадцать лет.

«Ты не забывай, что твоему телу всего шестнадцать и оно женского пола. Так что будь добр, не выделяйся из толпы»

На этом Гипокриз затих. А я взглянул голубыми глазами на девушку и тихо произнёс:

— Хорошо, но недолго.

— Подруга, ты лучшая! Надень только что-нибудь по приличнее! — повелела Соня, неодобрительно оглядев мою любимую клетчатую рубашку, свободно сидящую и не сковывающую движения, чёрные кюлоты, грязно-оранжевые (к слову, в тон подходящие к моей рубашке) носки и тёмные классические ботильоны.

Множество подростков двигались в такт бестолковой музыке. Все диваны были усыпаны парочками, которые так и норовили съесть друг друга страстными поцелуями. На кухне тусили сборища наркоманов. А в спальнях явно происходило что-то интересное.

«Здесь нет ни единого свободного уголка, где я бы смог поработать!» — возмутился я.

«Потому что надо веселиться, а не пахать!» — откликнулся Гип.

«Помолчи лучше», — шикнул я, обратив внимание на сидящего в конце коридора юношу.

Он не был пьяным извращенцем или наркоманом. Наоборот, он сидел достаточно в закрытой позе, а лицо его выглядело хмурым. Явно, что ему так же, как и мне не нравилось это место.

С каждым шагом волнение приобретало силу. Это естественно, ведь я впервые подхожу вот так просто, без причины к парню.

— Я присяду? — робко произнёс я и лучше осмотрел юношу.

У него была «романтическая» стрижка, каштановые волосы, ни разу не бритые усы, которые только и смешили его образ, придавая парню нелепости. Ко всему прочему, он был астеником с ужасно брезгливым видом: вся его тёмная футболка была в маслянистых пятнах, а джинсы имели потёртости и даже рванности.

Молодой человек вздрогнул и посмотрел на меня. Его холодный и безразличный взгляд пронзил до самых кончиков.

— Присядь, — прохрипел он.

Молча я плюхнулся рядом и, достав драгоценные записи, принялся за работу.

Наконец-то я могу окунуться в свой мир точных наук и фантазии. Я радовался тому, что спокойно могу чертить ровные линии, высчитывать расстояние от одного объекта до другого и что Соня ещё в самом начале закрылась в комнате с каким-то подростком.

Тем временем неразговорчивый юноша с интересом следил за каждым моим движением, теребив в руках корректирующие очки (я видел это краем глаза). Ему, видимо, было любопытно, что же такая умная девочка делает на такой убогой вечеринке?

— Я и не знал, что бабы способны на такое, — заключил он, спустя пятнадцатиминутное наблюдение.

— Анатомические особенности ничего не значат, гораздо важнее, что у тебя в голове, — сказал я и задумался.

Я часто произносил эту фразу в прошлой жизни, но никогда не обращал внимания на то, до чего она правдива. Ведь не будь я в голове Евы, не была бы сейчас эта девочка такой умной и целеустремлённой.

— В наше время достаточно редко встречаются такие, как ты, — задумчиво, но уже более бойким голосом, подметил он.

— И всё же не стоит судить о человеке только по его полу. Это не тактично, — ласково сказал я, чуть отвлёкшись от записей.

— Что хоть чертишь? — с любопытством спросил юноша, усердно разглядывая мои наброски. По всей видимости, он желал понять мои каракули.

— Прибор, который в будущем принесёт лишь пользу человечеству, — гордо разъяснил я.

— Ты хочешь истребить людей? — с неподдельной надеждой в голосе поинтересовался молодой человек.

— Я этого не говорила.

— Просто люди так устроены, что даже в самой полезной вещи умудрятся найти вред, — пожал плечами мой собеседник.

— Моя вещь точно будет полезна! — воскликнул я и сразу почувствовал, как на меня нахлынула волна неуверенности.

— Удачи, — бросил парень и скрылся в толпе подростков.

«А может, он прав? Может, я зря стараюсь?» — задал я вопросы другу. В голове всё так же кружились слова незнакомца «люди даже в самой полезной вещи умудрятся найти вред». А ведь правда, в прошлой жизни я создал, казалось бы, весьма сто́ящую вещь, однако даже в ней люди нашли недостатки.

«Чудный ты, малый! — воскликнул Гип. — Ты столько лет двигался к своей мечте. И ради чего? Ради того, чтобы всё бросить?»

«А если это бессмысленно? Что если он прав, Гип?» — та мысль всё ещё не давала мне покоя.

«Я — лишь голос. Кто я такой, чтобы тебе перечить? Это твоя жизнь, так живи, как знаешь», — не стал настаивать Гип.

После его слов я навсегда (так мне казалось на тот момент) закинул листки в портфель и присоединился к толпе. С того дня я начал новую жизнь, позабыв о двух старых.


© Бес Автора,
книга «Две жизни».
Глава Четвёртая
Комментарии