Пролог
Глава Первая
Глава Вторая
Глава Третья
Глава Четвёртая
Эпилог
Пролог
Слава, успех, счастье — вот, что я чувствовал, стоя на сцене и наблюдая за тем, как сотни тысяч людей аплодируют и восхваляют моё гениальное изобретение. Слух приятно ласкала мелодия оваций, и я понимал, что смог сделать нечто полезное для всего человечества. В тот момент я ощущал, что прожил жизнь не зря. И мысль о том, что люди меня не позабудут, радовала меня больше всего.

— Господин, — чей-то басистый голос вырвал меня из собственных грёз, заставив обратить на него внимание, — ваш выход через минуту. Будьте готовы.

Поблагодарив мужчину, я взглянул на своё детище. Блаженный блеск металла вызывал во мне бурю эмоций, плавные изгибы (точь-в-точь как у богини Венеры) машины приманивали очи лучше магнита, а когда я вспоминал о главной функции моего изобретения, на душе растекалась приятная теплота.

— Ваш выход, господин, — требовательно, но достаточно тихо произнёс молодой человек.

Кивнув, я в секунду оказался на долгожданной сцене. Казалось бы, вот он, красивый финал нелёгкого пути.

— Добрый день, дамы и господа, — прохрипел я предательски осипшим голосом. Прокашлявшись, я продолжил, — сегодня я хотел бы показать вам нечто удивительное, нечто прекрасное. Уверен, подобного ваши глаза никогда не видели. Готовы? Тогда, любуйтесь!

В момент свет в зале потух и зрители окунулись в мир будущего: над их головами пролетали, словно птицы, крылатые машины; по периметру возвышались огромные стеклянные башни; вместо брусчатки было множество подсолнухов, длиною в несколько метров, а дополняли картину железные люди, бродящие по композиции в произвольном порядке.

— Это голограмма. Я создал то, что через несколько веков мы будем наблюдать в наших окнах! — восторженно разъяснил я, наблюдая за реакцией людей.

Сердце забилось в сто крат чаще, глаза застыли, позабыв о глаголе «моргать»; ладони покрылись влагой, будто только что из душа; дыхательная система, казалось, ушла в отставку, — каждый атом моего тела затаился в ожидании...

Только зрители подняли ладони, чтобы похвалить талантливого изобретателя, как кто-то душераздирающе выкрикнул:

— Бесы! Упаси Господь, это бесы! Чертовщина! Бог не допустит такого убожества! А значит, это чёрт играет с нами!

В миг лица людей кардинально изменились, взгляд наполнился злостью, а всё то благое царство Эйфории исчезло по щелчку. На её место пришёл могущественный и ужасный император по имени Хаос.

«Дьявол», «Бесы», «Чертовщина», «Абсурд» — в тот день эти слова стали моими прозвищами. До того момента я ни разу не видел в человеке столько злости, жестокости. Их огонь в глазах желал лишь одного — чтобы я сгорел заживо. Страшное зрелище, хочу я сказать. Безумно страшное.

Конечно же, я бежал от туда изо всех сил, иначе... иначе, боюсь, они бы убили меня. В тот день я, от греха подальше, разрубил на мелкие кусочки своё изобретение — не дай Бог, кого-нибудь постигнет та же участь.

— Знаешь, друг, я шёл к славе пол века. На протяжении всего времени я желал человеку только одного — добра. Я хотел, чтобы моя жизнь была с толком... а вышло... вышло совсем не то, чего я ожидал.

Я посмотрел в чёрные, как смоль, глаза и прочёл сочувствие пернатого друга. Он сидел на жердочке, которая располагалась рядом с моим рабочим столом, и (как мне показалось) внимательно меня слушая.

— Только ты понимаешь какого мне, Черноглаз. Только ты наблюдал за мной все эти годы. И только ты имеешь право по достоинству меня судить.

В ответ на мой монолог ворон лишь разинул клюв и издал громкое: «Кар». В переводе на простой язык это означало что-то вроде «всё будет хорошо, не переживай».

Вдруг я почувствовал, как всё моё тело обмякло, голос сердца утих, а голова с силой «поцеловалась» с полом. Последнее, что я услышал был возглас Черноглаза...

© Бес Автора,
книга «Две жизни».
Глава Первая
Комментарии