Всё сошлось в одной точке
Стычка
Наше тайное место
Точка кипения
Пашка
Be yourself
One-night-stand
Coming out
В унисон
My best buddy, прощай
Be yourself

Всё, что случилось дальше - это была моя паника, удушающий стыд, недопонимание, адреналин, эндорфин, боль, еще боль, бесконечная боль, короче, просто какая-то трясина, которая засосала меня вместе со всей моей старой жизнью, а выплюнула в какое-то другое измерение, где я уже был не совсем я и назад было уже не вернуть ничего...

После встречи с D на крыше я пришел в себя, наверное, только в новеньком lexus rx цвета вишневого вина. За окном лил ещё теплый августовский дождь, струйки стекали по лобовому стеклу, размывая реальность по другую сторону. Я поворачиваю голову и вижу Костю на водительском сидении рядом со мной. Он улыбается краем губ и медленно поворачивается, чтобы взглянуть на меня, заканчивая деловой звонок по телефону. На мой взгляд ему не больше тридцати, наверное, двадцать с небольшим. Волосы, как пшеничные колосья в поле, - такого цвета, а ресницы чёрные почему-то и длинные, и из-за этого голубые глаза смотрят пронзительно и маняще. Его губы слегка влажные и алые, а кончики верхней губы чувственно изогнуты вверх. В голове тогда пронеслось: "Сладкий, как конфета". На нём были синие брюки, пиджак и серая шёлковая рубашка с перламутровым отливом. Заметив, как я его бесцеремонно разглядываю, он вдруг вскинул брови:

- Что? Удивлён? Представлял меня по-другому?- говорит без ужимок просто, приятный мягкий голос. - Не нравлюсь?

Я что-то смущаюсь, вдыхаю поглубже воздух вместе с ароматом его духов. Пахнет цветами, и это почему-то кружит голову. Волна удушья накатывает, чувствую, что покраснел до ушей. Бессонная ночь, наверное... Но в общем он прав: если бы я шёл по улице с заложенным носом и увидел его, мне бы даже в голову не пришло, что он гей.

- Я тоже тебя представлял не так, - улыбается. - Так о чём ты там писал? У меня не много времени, обед заканчивается.

О чём я писал? Я в тот день, как ошпаренный, примчался домой, в ванной кто-то был, поэтому, чертыхнувшись не по-нашему, я рванул к себе в комнату, рухнул на пол, забился за кровать и дрочил до посинения, чтобы облегчить ломоту в штанах. С трудом сдерживая стоны, и вообще не в силах сдержать мысли о D, я водил рукой по стволу, сжимая и поглаживая. Господи, как он заводит, мать его, best buddy! Кончил, а из глаз брызнули слёзы. Посмотрел на себя, и начал смеяться до истерики. Не, ну сижу, весь залитый спермой и слезами. Потом тупил в одну точку часок, пока в голове начался мысленный пинг-понг. Прокрался в душ, стараясь никого не разбудить, ворочался в кровати ещё какое-то время. Часов в пять утра бросил попытки уснуть, взял телефон, нашёл чат, где поднималась гей-тема, ковырялся минут сорок в поисках нужного контакта, и ближе к 7 утра у меня состоялся примерно такой диалог.

J: Привет! Без обид, ты гей? или знаешь геев? очень надо

Kostas: Воу. Жесткий недотрах? *lol*

J: Возможно

Kostas: А ты гей?

J: Проверим? *wink*

Kostas: Мм, любишь пошалить?

Kostas: Что хотел? тороплюсь

J: Сегодня ночью чуть не изнасиловал лучшего друга на крыше своего дома. Мне нужно с кем-то поговорить об этом.

Kostas: Извини, я не школьный психолог.

J: Отлично, ты подходишь. Наш школьный психолог - лучшая подруга моей мамы.

Kostas: lol удача просто преследует тебя!

Kostas: Сегодня в час. Вот локация...

И вот я неловко ёрзаю на сидении, вздыхаю, не знаю, с чего начать и что сказать. Костя чуть наклоняется ко мне и протягивает сигарету. Я не курю, но молча её беру и думаю, что D просто бы сказал, что не курит. Сигареты у него тоже сладкие, как шоколад. Когда я осторожно затягиваюсь, дым, как яд, проливается внутрь, и по телу проходятся мурашки-не мурашки, какое-то покалывание.

- Я уже писал, что случилось с моим другом, - голос у меня хриплый почему-то. - Видимо, я уже не по девочкам...

- Не обязательно, - Костя смотрит на меня, прищурив один глаз и затягивается. - Может, просто гормоны-феромоны. - Вместе со словами от его губ расплываются дорожки дыма. Он снова затягивается и спрашивает меня. - У тебя уже был секс с мужчиной? - говорит, а сам чуть запрокидывает голову, прищуривая на меня глаза, и с полуулыбкой выдыхает дым мне в лицо. Это выглядит так эротично, что я снова неосознанно залипаю на него. "Это что, предложение, что ли??" Мотаю головой так, что уши сейчас отлетят.

- Сколько тебе лет? - продолжает допрос Костя.

- П-почти 18, - запинаюсь я, глядя на свои скрюченные пальцы. - Я... в панике, честно. Это мой лучший друг и... И вообще, если я гей... Думаю, мне надо представлять, как это... Как образ жизни типа...

Думаю, всё мое смятение на лице. Костя задумчиво смотрит на меня, поджимая нижнюю губу. Его глаза перестали улыбаться, и в них вдруг какое-то сочувствие промелькнуло, или вроде того.

- Ну, раз нам "п-почти 18", - он меня передразнивает. - то я могу предложить тебе только сходить и посмотреть на этот образ жизни...Может, разберешься в себе. Проведу тебя в гей-бар, давай, ближе к выходным, подойдет?

-Кость, а... если я... ну, хочу попробовать... как это вообще с парнем делается?

Тишина между нами загустела так, что ее можно ножом резать. Мы поворачиваемся друг к другу и одновременно говорим: "Загуглю/ишь"

- Ты как, не думаешь, что всё слишком быстро происходит? - Костя смотрит с беспокойством. - Ты дай себе отдышаться, не спеши.

Киваю, собираюсь открывать дверцу машины и уходить, но после разговора с ним мне так полегчало, что я вдруг оборачиваюсь:

- Ты красавчик, - не ожидал от себя.

- Есть такое, - в его глазах удивление мешается с удовольствием от комплимента.

- Так же можно говорить?

- Если хочешь, чтоб тебя трахнули, определённо.

© Саша Перкис,
книга «My best buddy».
Комментарии