Утро
Встреча
Улыбка
Улыбка
Он услышал знакомый шорох. Свет ворвался в магазин и солнечные лучи озарили его счастливое лицо. Никогда ещё он не был так рад новому дню. С трепетом он представлял как увидит ее снова. «И мы улыбнемся...в душе...»

Зайдя в магазин, директор был сам не свой. Поставив стаканчик на стойку, он торопливо запер ключом двери изнутри и остался стоять рядом, прислушиваясь к каждому звуку.

Его поведение было крайне необычным, но не придав этому никакого значения, списав это на свою глупость и незнание человеческой природы, он ждал когда же откроется магазин напротив...

В это мгновение на улице начало происходить кое-что странное. К магазину ShopLand подъехал тонированный Porche Cayen, откуда вышла группа нескольких людей в черных масках и с битами. Директор, до этого момента не издав ни одного звука, тихо засмеялся:

– Ааа, вот они голубчики. Заждался я вас. Ну-ка, посмотрим ваше представление..., – с этими словами он встал на табуретку и на цыпочках стал смотреть через верхнее окошко.

От непонимания происходящего, манекен переводил взгляд то на директора, то на улицу, где внезапно послышались звуки разбитого стекла. Посмотрев внимательнее, он не поверил своим глазам: люди били палками витрину магазина ShopLand, стекло разлеталось в разные стороны. Они изуродовали деревянный заборчик, на котором держались шарики. Один за одним они устремились в небо. Взгляд манекена заторможенно переносился с одной части действа на другую. Тем временем один из членов бригады достал горящую бутылку и кинул в образовавшуюся дыру в витрине. Спустя секунду все объяло пламенем. Огонь перекинулся на шторы а за тем на внутреннюю обшивку. Послышался звук сигнализации. Банда сразу уселась в машину, и дав по газам, скрылась из виду, оставив на месте лишь облако темного дыма и запах гари.

– Вот черти, сигналку успели поставить. Но ничего на ремонт теперь пол жизни потратите! А, орлы. Мои! Шустро справились, ну-ка, скажи?, – радостный, директор, посмотрел на манекена, – чё молчишь-то? Ха-ха-ха, отлично сработано, как учили, – пританцовывая он пошел допивать свой капучино.

Манекен впервые за всю свою жизнь ничего не слышал. Еле-еле заметный звук сирены от пожарной машины едва донёсся к нему. Он ничего не чувствовал, ибо не умел. Однако все ясно понимал. Он знал, что должен испытывать ненависть, поэтому о ней и думал. Он представил сострадание, но не ощутил его. Чувства для него были химическими формулами, разгадать которые, ему не под силу.
© IOANN ,
книга «Манекен».
Комментарии